Архитектура СССР. 1917—1970 | Всеобщая история архитектуры

Глава «Введение». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга первая. Архитектура СССР» под редакцией Н.В. Баранова. Автор: Н.П. Былинкин (Москва, Стройиздат, 1975)


Великая Октябрьская социалистическая революция в России имела колоссальное значение для судеб нашей страны. Она покончила с основным социальным противоречием между общественным характером производства и частным способом присвоения, уничтожила деление общества на эксплуататоров и эксплуатируемых, угнетателей и угнетаемых и положила начало коренным социалистическим преобразованиям в экономике, политике и культуре общества.

Вплоть до 1921 г. молодое Советское государство вело непрерывные войны против контрреволюции и интервенции. Разгромив армии Юденича, Корнилова, Деникина, Колчака, Врангеля, белополяков и интервентов, сорвав все попытки реставрации капитализма, первое в мире Советское социалистическое государство в тягчайших условиях разрухи и голода приступило к восстановлению народного хозяйства.

Советский народ, руководимый Коммунистической партией и Советским правительством, во главе с великим Лениным преодолел все трудности, вынес все испытания, нашел в себе силы восстановить народное хозяйство и начать строительство социализма. То, что представлялось буржуазным писателям чудом, фантазией, было результатом последовательной политики Коммунистической партии, претворения в жизнь учения В. И. Ленина о построении социализма в отдельно взятой стране, результатом творчества разбуженных революцией широких трудящихся масс. «Социализм таит в себе гигантские силы, — говорил В. И. Ленин, —... человечество перешло теперь к новой, несущей необыкновенно блестящие возможности стадии развития» (Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 402.). Эти слова нашли убедительное воплощение в интенсивном развитии и многообразии форм советской социалистической культуры — в науке, литературе, театре, изобразительном искусстве и архитектуре.

Процесс восстановления народного хозяйства, естественно, был связан с необходимостью строительства самых разнообразных зданий и сооружений. В связи с этим устанавливаются первые основы и формы государственного регулирования и руководства делом строительства и архитектуры, для чего создаются соответствующие государственные учреждения, а также возникают и различные общественные творческие организации архитекторов.

В 1920 г. партия и Советское правительство приступили к составлению первого в истории общегосударственного плана развития народного хозяйства, предусматривавшего прежде всего подъем тяжелой промышленности, транспорта и энергетики. В основе этого плана лежал Ленинский план электрификации всей промышленности и сельского хозяйства России — ГОЭЛРО, принятый в 1920 г. на VIII Всероссийском съезде Советов. В. И. Ленин придавал этому плану чрезвычайно важное значение, называя его «второй программой партии». 

Планом ГОЭЛРО предусматривалось строительство 30 электростанций. Рост промышленного производства в течение 10—15 лет должен был на 180—200% превысить довоенный уровень 1913 г.

План ГОЭЛРО был первым научно обоснованным прогнозом реконструкции и дальнейшего развития социалистического народного хозяйства, сочетавшим первоочередные практические задачи восстановления с перспективой построения материальной базы социализма.

Еще в 1919 г. началось строительство первенца гидроэнергетики — Волховской ГЭС. К 1922 г. по плану ГОЭЛРО были построены Каширская электростанция под Москвой, электростанция «Красный Октябрь» под Петроградом, шло строительство Балахнинской, Кизиловской, Шатурской и других электростанций. К 1921—1922 гг. значительно возросла добыча каменного угля, нефти и торфа. Вблизи электростанций, новых промышленных предприятий и шахт возникали и новые рабочие поселки.

Несмотря на то, что в первые послереволюционные годы объемы реального строительства были невелики, проектная деятельность охватывала вновь возникающие разнообразные потребности общества. Это было время, когда в среде технической и художественной советской интеллигенции только еще складывались представления о путях становления и развития социалистической культуры вообще и архитектуры в частности. Представления эти поначалу были весьма различны и противоречивы. Они часто были далеки от реального понимания трудностей в создании материальной базы социализма в стране, истощенной войнами и разрухой, от понимания необходимости коренного преобразования всех производственных отношений, моральных и этических норм поведения человека.

Многие архитекторы, творческое лицо которых сложилось в предреволюционную эпоху, были увлечены открывшейся возможностью работать не на «прихоть заказчика», а творить для народа, осуществить свои мечты о возрождении художественных традиций мировой и русской классики в архитектуре.

Среднее по возрасту и молодое поколения архитекторов, особенно студенты архитектурных и строительных вузов, увлеченные романтикой первых лет революции, были охвачены поисками принципиально новых типов зданий и сооружений для процессов труда, быта и культуры. Им казалось, что победа мировой революции близка, и это вселяло в них убеждение, что только принципиально новая идейно-художественная архитектурная форма способна отразить революционные преобразования.

В многочисленных конкурсных проектах грандиозных Дворцов рабочих, Дворцов труда, театральных зданий, рассчитанных на обслуживание больших коллективов людей, можно было увидеть, наряду с модернизированными архитектурными мотивами римских терм, романских и готических соборов и феодальных замков, попытки найти для выражения пафоса Великой Октябрьской социалистической революции принципиально новые пространственные композиции, опирающиеся на возможности новой техники.

Архитектура начала 20-х гг. была тесно связана с изобразительным искусством. Зодчие искали средства, которые бы позволили более конкретно выразить новое социальное содержание архитектуры, а изобразительное искусство тяготело к архитектуре в поисках монументальных и экспрессивных форм.

Большое значение в становлении советского монументального искусства имели принятые Совнаркомом в апреле 1918 г. декрет «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и не представляющих интереса ни с исторической, ни с художественной стороны, и постановление об организации конкурса по выработке проектов памятников», а также декрет правительства о сооружении монументов в честь основателей научного коммунизма, революционеров, писателей и ученых. Эти декреты, принятые по инициативе В.И. Ленина, и последующие постановления правительства вошли в историю советской культуры под названием Ленинского плана монументальной пропаганды. Владимир Ильич придавал реализации этого плана большое значение и лично следил за его выполнением.

Проблема создания новой архитектуры волновала зодчих. Решение этой проблемы сопровождалось борьбой мнений, бурной взаимной критикой, словом и творческими работами. С начала 20-х гг. складываются и организационно оформляются различные творческие группировки архитекторов.

Московское архитектурное общество (МАО, председатель А. Щусев) и Ленинградское общество архитекторов-художников (председатель Л. Бенуа) объединяли в основном архитекторов старшего поколения. На их стороне был архитектурно-строительный опыт. Их творческий метод покоился на использовании традиционных принципов композиции и архитектурных форм прошлого.

Ассоциация новых архитекторов (АСНОВА) во главе с Н. Ладовским, созданная в 1923 г., ставила задачу коренного изменения образных средств архитектуры путем «разработки формальной стороны архитектуры» конструированием новой пластической формы. Признавая формообразующее значение новых конструкций и материалов, определяющим моментом в становлении архитектурной формы деятели АСНОВА считали условия психофизиологического восприятия объема, плоскости, ритма и других элементов архитектурной композиции.

В 1925 г. было создано «Объединение современных архитекторов» (ОСА), во главе которого стояли А. и В. Веснины, М. Гинзбург. Усилия ОСА были сосредоточены на поисках типов зданий, отвечающих новым социальным процессам. В построении объемно-пространственной структуры здания решающее значение придавалось функциональной организации пространства в соответствии с потребностями производства, быта или процессов культуры, а также конструкциям и строительным материалам. Проблема художественного образа сводилась при этом к приведению в гармоническое единство функциональных и технических элементов архитектуры посредством метра, ритма, пропорций. Причем этот этап творческой работы архитектора идеологи ОСА считали «функцией сконструированной материальной оболочки и скрытого за ней пространства» (Гинзбург М. Новые методы архитектурного мышления. М., 1926.) . Направление это получило наименование конструктивизма.

Однако уяснить себе принципиальные различия в чисто профессиональном плане, сопоставляя творческие работы участников АСНОВА, ОСА, АРУ (Ассоциация революционных урбанистов — организация, выделившаяся в 1928 г. во главе с Н. Ладовским из АСНОВА), достаточно сложно. Все эти творческие объединения архитекторов, по сути дела, представляли фронт «новой архитектуры», противостоявшей стилизаторским и эклектическим тенденциям МАО и Ленинградского общества архитекторов- художников.

Различия в понимании архитектуры можно было определить главным образом по декларациям творческих группировок, многочисленным статьям в печати, по дискуссионной полемике между творческими группировками, по таким проблемам, как социалистическое расселение, социалистический город, архитектура нового быта и т. д.

Разнообразие архитектурных концепций, порой противоречивых, с наибольшей полнотой проявилось в области градостроительства. Да это и понятно, так как впервые архитекторам предоставлялись в принципе широкие возможности по преобразованию сложившихся городов и строительству новых, основанных на применении научных и технических достижений, гигиены, санитарии, городского транспорта и благоустройства. В эти годы были заложены основы теории районной планировки, которые позднее, в 1924 г., получили свою первую реализацию в проекте районной планировки Апшеронского полуострова.

В области планировочной структуры новых городов были разработаны различные системы их пространственного построения, но в конечном счете эти предложения сводились к двум прямо противоположным концепциям. С одной стороны — концепция дезурбанизации в виде различных форм города-сада с ограниченной численностью населения, с индивидуальными или сблокированными типами домов, с другой — концепция урбанизации, основанная на идее постоянного роста больших городов, обеспеченных самым совершенным инженерным оборудованием. В соответствии с этими основными градостроительными концепциями разрабатывались и принципы социальной организации и пространственного построения жилых групп или большого социалистического квартала как основных социальных и планировочных ячеек города.

При всем многообразии предложений все они исходили из того прогрессивного положения, что функциональная организация жилых групп в городе-саде или большого квартала в урбанизированном городе определяется интересами удобства и рациональной организации общежития больших коллективов людей. Здесь в зародыше уже формировалась идея жилого микрорайона. Работы эти, несомненно, оказали большое влияние на последующее развитие теории микрорайона.

Принцип обобществления различных сторон быта и культурного обслуживания населения принимал в работах архитекторов самые разнообразные формы, в частности появились предложения о строительстве домов-коммун, причем в некоторых из них решение проблемы было доведено до крайности, вплоть до отделения детей от родителей и полного перехода их на общественное воспитание.

В 1921 г., в год начала восстановления народного хозяйства, партия перешла от политики военного коммунизма к новой экономической политике.

Новая экономическая политика неизбежно вела к оживлению капиталистических элементов в городе и деревне и к обострению классовой борьбы. «Кто победит — капиталист или советская власть? Вот к чему сводится вся теперешняя война: кто победит, кто скорее воспользуется — капиталист, которого мы же пускаем в дверь или даже в несколько дверей (и во много таких дверей, которых мы сами не знаем и которые открываются помимо нас и против нас), или пролетарская государственная власть... Весь вопрос, кто кого опередит?» — говорил В. И. Ленин в 1921 г. (Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 160—161.). Следовательно, вопрос «кто кого» зависел во многом от темпов восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства как базы наступления на капиталистические элементы города и деревни.

Восстановление народного хозяйства и его дальнейшее развитие влекли за собой увеличение объемов строительства и требовало скорейшего ввода в эксплуатацию промышленных предприятий в условиях крайне ограниченных материальных и технических возможностей.

Осуществление новой экономической политики в стране давало ощутимые результаты. Уже в 1925 г. производство промышленной продукции составляло 80% к уровню 1913 г. Успешно выполнялся план электрификации страны. После XIV съезда ВКП(б) (декабрь 1925 г.) проведение социалистической индустриализации народного хозяйства стало генеральной линией партии.

Во второй половине 20-х гг. начался процесс коллективизации сельского хозяйства. Открывалась возможность перехода на путь постепенной индустриализации сельскохозяйственного производства, создавались условия для проведения культурной революции в деревне.

В широких масштабах осуществлялась ликвидация неграмотности — первый и важнейший шаг культурной революции, без которого нельзя было успешно решить задачу индустриализации страны.

Переход к реальному строительству показал, что многие предложения, выдвинутые представителями АСНОВА, ОСА, АРУ и другими группировками, оказались преждевременными, оторванными от возможностей и потребностей текущего строительства. Их теоретическая содержательность была слишком абстрактной, поскольку проблема города, жилого дома, культурно-бытового здания рассматривалась чаще всего созерцательно, вне связи с конкретной экономикой, техническими возможностями страны и эстетическими идеалами трудящихся масс.

Поэтому попытки внедрить в практику такие градостроительные идеи, как динамически развивающийся город-линию, как это предлагалось для Магнитогорска, или город, построенный на идее полного обобществления всех сторон быта, как это предлагалось для Новокузнецка, ни к каким положительным результатам не привели и не могли привести, особенно в условиях строительства тех лет.

К концу 20-х гг. разногласия между группировками и внутри них усилились. В 1929 г. возникло Всероссийское общество (впоследствии Всесоюзное объединение) пролетарских архитекторов (ВОПРА). Появление такого творческого объединения не было случайным. Его основатели считали, что архитектура создает не только материальные блага, но будучи искусством обслуживает и художественные потребности общества, в связи с чем идеологическая роль архитектуры велика. Деятели ВОПРА справедливо критиковали теоретические позиции ОСА за их фетишизацию техники, за механистическое понимание связи функции и формы, за умаление роли идеологического воздействия архитектуры на человека. Они выступали против деятелей АСНОВА, отделяющих форму от социального и идейного содержания и создающих новые формы советской архитектуры лабораторным путем. Одновременно, признавая необходимость критического освоения наследия, ВОПРА отвергала метод эклектиков, «механически копирующих старую архитектуру, слепо подчиняющихся классическим канонам и схемам» (Декларация ВОПРА. 1929 г. — В сб.: Из истории советской архитектуры. 1926—1932 гг. М., 1970., с. 139.). При этом ВОПРА не избегла крайностей начетничества и групповой нетерпимости.

Хотя ВОПРА провозгласила своим творческим методом «диалектический реализм», в творческой работе, в проектах и постройках участники ВОПРА ничем, по сути дела, не отличались от архитекторов ОСА или АСНОВА.

Надо заметить, что критика новой архитектуры со стороны ВОПРА не была откровением. Недовольство «формалистическими установками», как тогда это квалифицировалось, АСНОВА или механистической сущностью конструктивизма-функционализма содержится в многочисленных статьях в специальной архитектурной и общей прессе того времени.

Борьба между различными творческими группировками в архитектуре не была исключением. Еще более острая борьба шла в области изобразительных искусств и литературы. Одни стояли почти на полном отрицании традиций реалистического искусства, провозглашая, прикрываясь ультрареволюционными фразами, анархистские лозунги «взорвать, разрушить, стереть с лица земли старые художественные формы». Другие, и особенно Пролеткульт, идеологом которого был А. Богданов, насаждали идеи создания искусственным путем особой пролетарской культуры, отрицая по сути ленинское учение о пролетарской культуре как о закономерном развитии «тех запасов знания, которые человечество выработало под гнетом капиталистического общества, помещичьего общества, чиновничьего общества» (Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 304-305). Но подлинный художник не исчерпывается декларациями и различными программами. Он как творческая личность шире рамок своей группы, поэтому в литературе, живописи и скульптуре появлялись произведения подлинно реалистического искусства, отражающие в художественных образах сложные процессы формирования новых общественных отношений и социалистического мировоззрения человека — строителя социализма.

Нечто подобное происходило и в архитектуре. Наряду с ожесточенными теоретическими спорами о творческом методе, возникновением крайних, оторванных от жизненных интересов строительства теорий, в реальном строительстве был создан ряд прогрессивных архитектурных произведений. Такие работы, как Волховская гидростанция, текстильные фабрики «Красная Талка» в Иванове и фабрика в Ивантеевке, комплекс Электротехнического института в Москве, жилые массивы Усачевки, Дангауэровки и Красной Пресни в Москве, застройка Тракторной улицы в Ленинграде, жилые поселки Арменикенд и имени Степана Разина в Баку и многие другие, убедительно показывают, какие существенные поправки вносила практика строительства в теоретические концепции.

К 1926—1927 гг. восстановление народного хозяйства было практически закончено. Под руководством партии страна приступила к реконструкции народного хозяйства, к построению фундамента социализма. В 1927 г. XV съезд партии принял Директивы по составлению первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР, утвержденного затем V съездом Советов СССР в 1929 г. Освоение грандиозных объемов капиталовложений было сопряжено с преодолением тяжелых условий строительства.

Материально-техническая база строительства была не развита, и организация строительного производства носила кустарный характер. Успех выполнения плана строительства промышленных, жилых и общественных зданий требовал внедрения индустриальных методов строительства. В этих условиях всякий отрыв от реальной экономики и техники в проектировании становился тормозом развития народного хозяйства.

Труд архитектора приобретал важное государственное значение, настоятельно требовалось сосредоточение творческих сил зодчих на решении задач массового строительства.

В июне 1931 г. Пленум ЦК ВКП(б) специально рассмотрел вопрос «О московском городском хозяйстве и о развитии городского хозяйства в СССР». Пленум подверг всестороннему анализу имеющийся опыт строительства, наметил ряд практических мер по ускорению темпов развития городского хозяйства в СССР и в особенности жилищного хозяйства в соответствии с темпами промышленного строительства и осудил увлечение идеями ускоренного преобразования быта, нашедшими выражение «в искусственном насаждении бытовых коммун».

На Пленуме была намечена программа реконструкции Москвы, принято решение о строительстве метрополитена и канала Москва—Волга для обеспечения столицы водой и создания водного пути, соединяющего Москву с морями. Перед архитекторами возникали новые по своей тематике сложные задачи, которые были под силу только крупным коллективам проектировщиков, объединенных единым творческим методом.

Кастовая замкнутость творческих группировок, отсутствие в связи с этим единой идейно-творческой платформы, неизбежная в этих условиях односторонность понимания задач пролетарской культуры препятствовали развитию реалистических принципов советского изобразительного искусства и литературы, имеющих большое значение в формировании социалистического мировоззрения трудящихся. Нетерпимы были эти явления и в архитектуре, создающей материальную и одновременно художественную среду для человека и общества.

В 1932 г. ЦК ВКП(б) принял решение о роспуске литературно-художественных группировок и о создании единых творческих союзов, в том числе и Союза советских архитекторов, призванного сплотить силы архитекторов для решения крупных государственных задач, которые возникали в процессе строительства социалистического общества.

Организационная и творческая перестройка рядов советских архитекторов, начавшаяся в 1932 г., является, таким образом, и началом нового — второго — этапа в развитии советской архитектуры.

Второй период развития советской архитектуры протекал в условиях успехов индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства и культурной революции. Для этого этапа характерен широкий размах строительства промышленных зданий и сооружений.

Успех осуществления первой пятилетки воочию показал, какие огромные объективные преимущества заключает в себе социалистическое планирование народного хозяйства, позволяющее практически поставить проблему целесообразного географического размещения производительных сил страны в интересах гармонического развития народного хозяйства.

Принципы районной планировки, начавшиеся складываться еще в 20-е гг., получают свор дальнейшее развитие в процессе разработки проектов районной планировки для таких обширных и сложных районов промышленного развития, как Кемеровский, Орско-Халиловский и Кузбасский.

Разработка перспективы экономического развития того или иного промышленного района позволяла наметить целесообразное размещение промышленных предприятий, энергетических узлов, железнодорожных, автомобильных и воздушных транспортных линий, подойти практически к проектированию системы расселения и определению типов населенных пунктов; решать проблему инженерных коммуникаций и сооружений как комплексную проблему района; намечать создание заповедных лесопарков и водоемов.

Строительство промышленных гигантов Запорожья, Донбасса, Урала, Сибири вызвало необходимость строительства новых городов: Магнитогорска, Новокузнецка, Березняков и др. Одновременно решались сложнейшие задачи реконструкции старых городов (Ярославль, Баку, Харьков, Свердловск, Нижний Тагил, Челябинск, Новосибирск, Орск и др.), поэтому большое развитие в 30-е гг. получает теория и практика градостроительства.

Генеральный план развития города приобретал особое значение как документ, позволяющий решать текущие задачи строительства без ущерба для перспективы развития города. В сущности впервые в истории архитектуры проблема градостроительства приобрела большое государственное значение как важнейший элемент развития народного хозяйства. Возникла необходимость научного обоснования принципов социалистического градостроительства в реальных условиях конкретной экономики.

Развивающаяся теория советского градостроительства в этот период проверялась практикой. И это делало теорию жизненной, способной решать сложные практические задачи. Теория градостроительства вобрала в себя те объективно прогрессивные положения, которые были разработаны в 20-х гг., только они были скорректированы на реальную экономику.

В постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР по генеральному плану реконструкции Москвы в 1935 г., а также и по генеральному плану Ленинграда в 1936 г. основные принципы градостроительной концепции выражены ясно и убедительно. Впервые утверждается идея сохранения исторически сложившейся планировочной структуры города с одновременной решительной реконструкцией, находит отражение принцип функционального зонирования территории города, построения большого социалистического квартала, обеспеченного сетями культурно-бытового обслуживания населения, подробно рассматривается необходимость создания лесопаркового пояса вокруг города как оздоровительного мероприятия, устанавливается уровень технического и санитарно-гигиенического благоустройства всей территории города, намечается ограничение роста промышленных предприятий и город рассматривается как система ансамблей площадей и улиц, призванных отразить величие и красоту социалистической эпохи.

Одновременно материальное обеспечение реконструкции по средствам и срокам согласуется с планом развития народного хозяйства СССР. В результате генеральный план города действительно становится основой практического строительства. Такой всесторонний учет всех факторов, определяющих многообразные взаимосвязанные работы по реконструкции большого города в определенный исторический момент, их формообразующей роли, был важной вехой становления общей теории советского градостроительства.

Внедрение в проектирование и строительство городов всестороннего учета многообразных факторов, формирующих город, на практике протекало далеко не просто. Потребности оперативного размещения строительства обгоняли темпы разработки генеральных планов, и это приводило иногда к непродуманным решениям. Вместе с тем постоянная связь проектировщиков с практикой строительства, необходимость принимать частные решения по возможности не в ущерб городу в целом были хорошей школой воспитания кадров градостроителей в процессе этой новой работы, не имеющей исторических аналогий как по своему объему, так и по содержанию.

Именно в этот период были созданы крупные проектные организации по проектированию и реконструкции городов — Гипрогор, Гипроград, Горстройпроект и т.д., в которых выросли ведущие кадры советских градостроителей и где, по сути дела, формировались основы советской градостроительной науки.

В сущности именно в 30-е гг. практически складывается, развивая прогрессивные достижения предыдущего периода, архитектура промышленных зданий и сооружений. Выдвинутые членами ОСА идеи строгой функциональной логики построения пространств в интересах наиболее рациональной технологии промышленного производства, формообразующего значения конструкций и научных достижений строительной физики в архитектуре промышленных зданий получают практическое применение.

В 1932 г. было закончено строительство выдающегося произведения советской архитектуры — Днепрогэса имени В. И. Ленина. Это была самая большая в то время гидроэлектростанция в Европе. На ее базе возникли развитый промышленный комплекс энергоемких предприятий и город Запорожье.

Строились автомобильные заводы в г. Горьком, Москве (ныне завод имени Лихачева), завод сельскохозяйственных машин в Ростове-на-Дону (Ростсельмаш), Уралмаш в Свердловске, станкостроительный завод имени Серго Орджоникидзе в Челябинске, завод тяжелого машиностроения в Краматорске, тракторные заводы в Сталинграде и Харькове, Челябинске и многие другие. Архитектура этих зданий — светлых, удобных для работы — ничего общего не имела с мрачными корпусами дореволюционных заводских построек.

Наряду с этим в 30-е гг. решались задачи по созданию новых архитектурных типов инженерных сооружений, таких, как станции Московского метрополитена (первая очередь которого была сдана в эксплуатацию в 1935 г.) и гидротехнические сооружения канала Москва — Волга (1932— 1937 гг.). В этих утилитарных по своему функциональному назначению сооружениях были поставлены и в ряде случаев успешно решены задачи создания выразительного, идейно насыщенного архитектурного образа (станции Кропоткинская, площадь Маяковского, площадь Свердлова, Карамышевская плотина, шлюз № 3 на канале Москва — Волга и др.).

Большое прогрессивное значение этого нового отношения к художественной стороне архитектуры утилитарных промышленных и инженерных сооружений нельзя упускать из виду, оценивая упомянутые выше произведения с позиций сегодняшних критериев архитектуры.

В 30-е гг. важнейшее значение приобрела проблема массового жилищного и культурно-бытового строительства, поскольку острый недостаток в жилище осложнял процесс развития производительных сил страны.

В связи с этим обстоятельством получает развитие типизация жилища и культурно-бытовых зданий. Научные основы типизации были заложены еще в 20-х гг. в работе группы, руководимой М. Гинзбургом, в Стройкоме РСФСР над проблемами массового жилища (жилая ячейка как первичный элемент расселения в соответствии с демографической характеристикой семейств, нормирование как функция быта и экономики, унификация конструктивных параметров и т. д.). Принципы эти получили развитие с учетом реальных экономических и технических ресурсов строительства.

Государственная организация дела типового проектирования преследовала цели обеспечения массового строительства проектами и создания предпосылок для внедрения индустриальных методов. Большую роль в организации типизации и стандартизации, в создании научно обоснованных норм проектирования населенных мест, промышленных, жилых и общественных зданий, в разработке стандартов и каталогов санитарно-технического оборудования, окон, дверей, скобяных изделий и других деталей и элементов строительного производства сыграл Государственный комитет по делам строительства при СНК СССР.

Партия и правительство, ставя проблему перехода на индустриальные методы строительства, уделяли большое внимание развитию научных исследований. Так, еще в 20-х гг. был создан Государственный институт сооружений, который сыграл большую положительную роль, объединив ученых в области строительства и развернув комплексные исследования. На базе этого института в 30-х гг. был создан ряд институтов по различным проблемам промышленного строительства. В 1931 г. была создана Академия коммунального хозяйства РСФСР, а в 1933 г. — Академия архитектуры СССР.

Большие объемы и ускоренные темпы промышленного строительства, необходимость экономии таких материалов, как металл, цемент, повлекли за собой развитие научных изысканий в области теории инженерных сооружений и создания новых конструктивных композиций. В частности, были созданы новые типы деревянных конструкций (дощатые решетчатые и стержневые фермы на кольцевых и гвоздевых соединениях, деревянные рамные, арочные и сводчатые сетчатые и сплошные конструкции). Большие работы были проведены в области создания научных методов проектирования и применения бетона, железобетонных и каркасных конструкций и покрытий промышленных зданий. Все это вошло в практику возведения промышленных зданий и сооружений. Получили развитие такие важные области инженерной науки, как механика грунтов, строительная физика, позволившие создать ряд новых конструкций фундаментов для различных районов страны и новые облегченные типы ограждающих конструкций. Были поставлены и практически решались в архитектуре промышленных зданий задачи улучшения условий труда рабочих (создание благоприятного микроклимата, хорошей освещенности цехов и рабочих мест, устройство бытовых помещений в соответствии с требованиями гигиены, столовых для рабочих и т. д.).

В 1937 г. состоялся I съезд архитекторов СССР. Большая предсъездовская работа оргкомитета Союза архитекторов, свободные и широкие обсуждения и дискуссии по важнейшим творческим проблемам советской архитектуры привели к тому, что на свой съезд архитекторы пришли сплоченным коллективом. Съезд рассмотрел и принял решения по вопросам направленности архитектурного творчества во всех важнейших отраслях архитектуры и сформулировал весьма важное положение о творческом методе социалистического реализма. Положение это вошло в первый устав Союза архитекторов, принятый съездом.

«Социалистический реализм, — говорилось в уставе,— является методом советской архитектуры. В области архитектуры социалистический реализм означает сочетание идейности и правдивости художественного образа с наиболее полным соответствием народного сооружения техническим, культурным и бытовым требованиям, предъявляемым к нему, с наиболее высокой экономичностью и техническим совершенством строительства. Советская архитектура должна стремиться к созданию сооружений технически совершенных, удобных и красивых, отражающих радость социалистической жизни и устремлений нашей эпохи».

Различные творческие интерпретации сформулированного на съезде положения о методе социалистического реализма происходили в условиях борьбы мнений, но уже в рамках единого творческого союза. Однако постепенно с начала 30-х гг. в практике, а затем и в теории происходит переоценка направленности в архитектуре. Примечательны в этом отношении результаты международного конкурса на проект Дворца Советов, который предполагалось построить в Москве недалеко от Кремля. Совет строительства Дворца Советов присудил три высшие премии Б. Иофану, И. Жолтовскому и американскому архит. Гамильтону, проекты которых, хотя и были различны по стилевой характеристике, объединялись тем, что они, по сути, резко порывали с принципами архитектуры 20-х гг. Если Жолтовский предложил своеобразную композицию, построенную на классических принципах трактовки ансамбля, Иофан при функционально продуманном пространственном решении дал экспрессивно напряженную монументальную форму, то проект Гамильтона был разработан в формах классицизированного модерна.

На следующий тур конкурса был представлен целый ряд проектов, заимствующих художественные формы из различных известных образцов произведений прошлой архитектуры, таких, как мавзолей Адриана, Дворец дожей и др.

Приведенный пример не является эпизодом, он отражает существенное изменение взглядов на природу архитектуры, переоценку художественных ценностей в архитектуре. Поиск средств архитектурной выразительности, обусловленной той или иной традицией, становился всеобщим, его не избежали и лидеры новой архитектуры. Причины этого сложного явления еще должным образом не исследованы. Объяснить его только неудовлетворенностью широких масс трудящихся «новой архитектурой» нельзя, хотя в массовом строительстве она действительно была далека от совершенства.

Во-первых, в ней еще в 20-е гг. появились своеобразный стереотип и даже стилизация, что уже тогда тревожило идеологов- конструктивизма. Такие элементы, как горизонтальное ленточное окно, плоская кровля, глубокие лоджии или сплошные плоскости балконов, винтовая лестница, становились обязательными признаками «стиля». При этом, когда технические возможности не позволяли их осуществить, элементы эти имитировались: плоские крыши — путем устройства кирпичных парапетов, которые окружали двускатную кровлю, ленточное окно — закраской простенков черной краской и т. д.

Во-вторых, для «новой архитектуры» с ее простыми геометрическими объемами, гладкими плоскостями стен требовались высококачественные строительные материалы, разнообразные по цвету и фактуре, — зеркальное стекло, металлические переплеты, а также высокое качество строительных работ, что практически отсутствовало в строительстве.

Вероятно, все-таки основной причиной было то, что в модернизированных исторических стилях пластическая архитектурная форма полнее отвечала эстетическим идеалам человека в силу того, что она была связана с целым рядом аналогий и исторических ассоциаций, что вызывало эмоциональную реакцию на форму, тогда как «новая архитектура» слишком решительно порывала с традицией, с национальными представлениями о красоте и потому страдала «излишком информации», затрудняющим непосредственное эмоциональное восприятие.

Современные исследователи архитектуры Мавзолея В.И. Ленина — выдающегося произведения советской архитектуры, возведенного по проекту А. Щусева, подчеркивают связь архитектуры Мавзолея с новаторской сущностью советской архитектуры 20-х годов. И в этом есть большая доля правды. Однако причина сильного эмоционального воздействия архитектуры Мавзолея на человека заключается, безусловно, и в том, что новаторство идейно-художественного замысла соединено в этом произведении с преемственностью, с творческим усвоением классической традиции, если понимать под классикой не формальные признаки того или иного классического стиля, а слитность глубокого идейного содержания и пластической формы, гармоническое совершенство связей со всем окружением.

Архитектура Мавзолея В.И. Ленина является ярким примером проникновения в суть ленинского учения о социалистической культуре.

В области теории и истории архитектуры в 1935—1939 гг. получают развитие работы по художественной композиции на материалах памятников классики и классицизма, издаются обмеры и увражи по отдельным выдающимся произведениям архитектуры прошлого, изучаются законы образования известных архитектурных ансамблей. Пересмотр эстетических ценностей, привлечение старых пластических средств художественной выразительности неизбежно влекли за собой и пересмотр пространственных архитектурных концепций. Конечно, ряд градостроительных положений, выработанных предыдущим периодом развития архитектуры, таких, как метод районной планировки, построение города как социального организма, обеспечивающего равный уровень культуры и благоустройства для всего населения, понимание квартала как пространства функционально организованной жизни большого коллектива, продолжал действовать, однако композиционная концепция города и его элементов менялась. Возрождались периметральная застройка, классицистические принципы построения городских ансамблей, симметрия расположения масс, господство симметричных осей часто вопреки интересам удобства городского транспорта и научным принципам улучшения микроклимата.

Функциональные завоевания 20-х гг. в области проектирования промышленных зданий, научные основы типизации, формирование жилища с учетом климатических особенностей удерживались в практике архитектуры, но художественный облик зданий менялся, их пластические формы основывались на использовании художественных элементов прошлого.

Одновременно с этим с начала 30-х гг. происходили качественные изменения в материальной базе строительства. XVI съезд ВКП(б) в своих решениях потребовал ускорения темпов капитального строительства и перехода к индустриальным методам с наибольшим использованием механизмов. В результате получила развитие промышленность строительных материалов: увеличились выпуск местных материалов (камня, кирпича, дерева, шлакоблоков и др.), производство цемента, стекла, строительного металлопроката; стройки стали оснащаться механизмами. Появились первые комбинаты по изготовлению товарного бетона, различных строительных элементов и деталей.

Первая пятилетка была выполнена за четыре года. Во второй и третьей пятилетках нарастали из года в год объемы капитального строительства. В 1936 г. было опубликовано постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «Об улучшении строительного дела и об удешевлении строительства». Оно заложило основы создания строительной индустрии как самостоятельной отрасли народного хозяйства. В этих условиях особо большое значение приобретало соответствие архитектурных решений принципам индустриального строительства. К 1940—1941 гг. начали обнаруживаться известные противоречия между архитектурной направленностью в ее наиболее стилизаторских проявлениях и теми изменениями, которые происходили в технологии строительства.

# # #

Война прервала мирный труд советского народа. Все силы страны, все материальные и духовные ресурсы Советского государства были мобилизованы на защиту социалистического отечества, на разгром врага.

Война была всесторонним испытанием советского социалистического строя. Мужество советского народа, его патриотизм, единство народов СССР, сплотившихся вокруг Коммунистической партии и Советского правительства, объективные преимущества социалистического планового хозяйства, гигантская организаторская работа партии оказались той главной и единственной силой, которая смогла возглавить освободительную войну народов против фашизма и, приняв на свои плечи все основные тяготы войны, спасти мир от фашистского порабощения.

Угроза оккупации гитлеровцами обширных промышленных районов центра и юга России и Украины вынудила предпринять эвакуацию промышленных предприятий на восток и юго-восток страны. Это обстоятельство требовало быстрого сооружения новых промышленных зданий и реконструкции существующих для обеспечения скорейшей установки оборудования и организации производства на нужды обороны.

Серьезные трудности возникли с размещением эвакуированного населения. Необходимо было мобилизовать все экономические резервы, чтобы решить эту задачу. Советские архитекторы и инженеры создали разнообразные экономичные типы жилищ, новые конструкции из местных строительных материалов.

В Академии архитектуры СССР и в других научных учреждениях были предприняты исследования, в результате которых удалось возродить на новой технической основе ряд забытых купольных, арочных и сводчатых конструкций из кирпича. Именно в это время получило значительное развитие деревянное заводское домостроение, которое, превратившись в развитую отрасль советской строительной индустрии, в период восстановления народного хозяйства после войны сыграло большую роль в обеспечении временным жилищем населения.

Еще в ходе войны начались работы по восстановлению городов и сел и промышленных предприятий на освобождаемых от врага территориях. Перед лицом сложных и ответственных задач по восстановлению городов, поселков и сел еще в 1943 г. при Совнаркоме СССР был создан Государственный комитет по делам архитектуры, на который и было возложено обеспечение предстоящих грандиозных работ по восстановлению народного хозяйства проектами, проведение градостроительной и архитектурной политики в стране.

Государственный комитет по делам архитектуры создал сеть проектных организаций, которые приступили к составлению генеральных планов восстановления Сталинграда, Севастополя, Новороссийска, Смоленска, Ростова-на Дону, Новгорода, Пскова, Великих Лук и многих других.

В 1945 г. война закончилась полным разгромом фашистской Германии и империалистической Японии. Война причинила огромный ущерб народному хозяйству СССР. Было превращено в развалины более 32 тыс. промышленных предприятий, разрушены или преднамеренно сожжены 1710 городов и более 70 тыс. сел, 25 млн. человек лишились крова, было уничтожено около 65 тыс. км железных дорог и 4 тыс. железнодорожных станций. Такие города, как Сталинград, Севастополь, представляли собой груду развалин, Минск, Витебск, Великие Луки, Новороссийск были разрушены на 70—80%, огромный урон был нанесен Ленинграду, Сталино (ныне Донецк), Ростову-на-Дону и многим другим городам Советского Союза.

Гитлеровцы стремились уничтожить архитектурные реликвии советского народа — дворцовые ансамбли ленинградских пригородов были разрушены, уничтожен храм Спаса Нередицы с его изумительными фресками XII—XIII вв., взорван немцами при отступлении Воскресенский собор Ново-Иерусалимского монастыря под Москвой; превращены в руины выдающиеся творения зодчих Пскова, Новгорода, Чернигова, Риги, Вильнюса, Киева и других городов.

Процесс восстановления народного хозяйства, связанный прежде всего с капитальным строительством, требовал огромного напряжения сил народа.

Объективные преимущества социалистического строя, энтузиазм советского на- рода-победителя, организаторская работа партии обеспечили быстрое восстановление хозяйства страны.

Перед строителями и архитекторами возникли сложные творческие задачи. В 1946 г. был принят четвертый пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства СССР. Он требовал не только быстрого восстановления энергетических узлов, железнодорожного транспорта, промышленных предприятий, но и модернизации последних для более совершенной технологии производства. Надо было восстановить города и села, в короткое время ликвидировать землянки и бараки, в которых жили люди в районах бывшей оккупации. Надо было строить новые школы, детские учреждения, больницы, санатории, курорты и одновременно предвидеть возможность дальнейшего развития производительных сил страны, а следовательно, городов и сельских населенных мест.

Восстановление городов и сел нашей Родины в столь короткие сроки (к 1950 г. восстановление в основном было закончено), несомненно, явление эпохальное, не имеющее аналогов в истории человечества. Сложность задач, которые приходилось решать архитекторам, инженерам, строителям, заключалась в том, что речь вовсе не шла о простом воспроизведении того, что было разрушено. Восстановление населенных мест одновременно преследовало их решительную реконструкцию с ликвидацией тех недостатков, которые возникли в старых городах еще в период их капиталистического развития. Разработка генеральных планов восстановления и реконструкции разрушенных городов стала центральной творческой задачей советских архитекторов.

Ярким примером послевоенного этапа советского градостроительства является восстановление таких городов, как Сталинград (ныне Волгоград), Минск, Киев, Севастополь, Новгород, Псков, Ростов-на-Дону, Донецк, Орел и др.

Решительно исправлялись многие недостатки пространственной функциональной организации городов. Последовательно проводилась идея разделения транзитного и внутригородского транспорта. Расчищались набережные рек и других водоемов от хаотической застройки, чтобы ввести их в структуру городского плана и ландшафта. Проводилось решительное укрупнение жилых образований. Именно в это время складывается идея жилого микрорайона как основной структурной единицы города, позволяющей решить проблему рационального и экономного размещения всех видов культурно-бытового обслуживания. Большое внимание уделялось проблеме оздоровления города путем проведения специальных работ по обводнению и озеленению.

Принципиально новой стала в это время трактовка центра современного советского города. Это уже не единичная площадь, а целая система развитых пространственных композиций, которые как бы объединяют планировочную структуру города. Планировка центра Волгограда, Ростова-на-Дону, Минска, а особенно Киева, где Крещатик действительно стал пространственной архитектурной доминантой города, является примером осуществления на практике крупных градостроительных ансамблей.

Даже в таком городе сложившихся классических ансамблей, как Ленинград, восстановление пострадавших от вражеского обстрела районов проходило с одновременной корректировкой генерального плана города. Проектировщики выдвинули идею выхода города к морю путем последовательного развития градостроительных пространств в направлении приморского района, где впоследствии проектировался большой ансамбль, силуэт которого формировал «морской фасад» города.

В 1947 г. было принято имевшее большое градостроительное значение решение о строительстве в Москве высотных зданий, формирующих новый силуэт многоэтажной столицы.

В разработке генеральных планов городов и проектов их застройки в этот период впервые остро встал вопрос об органическом включении памятников архитектуры в структуру современного города. Работы по генеральным планам Новгорода, Пскова и Киева заложили основы активного введения в архитектуру города ценных памятников архитектуры прошлого.

Было начато возрождение шедевров русского зодчества — пригородных дворцов и парков Петродворца, Павловска, Пушкина. История не знает подобного примера, когда в результате огромных усилий ученых, архитекторов, мастеров-строителей, художников, скульпторов из обгоревших развалин вновь возникли замечательные архитектурные ансамбли.

Четвертая пятилетка была успешно выполнена. К 1950 г. «было построено новых и восстановлено разрушенных во время войны 6200 крупных государственных промышленных предприятий» (Страна Советов за 50 лет. Сб. статистических материалов. М., 1967.). Было восстановлено и вновь построено 117 млн.м  жилой площади, в том числе 47,6 млн.м2 в колхозах, но потребность в жилище была еще чрезвычайно велика.

На XIX съезде КПСС в 1952 г. были утверждены Директивы по пятому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР на 1951—1955 гг., который предусматривал резкое увеличение объемов промышленного и гражданского строительства.

Осуществление пятого пятилетнего плана было связано с созданием разнообразных промышленных комплексов и инженерных сооружений. Завершалось строительство Закавказского металлургического завода и нового города Рустави, полным ходом развернулось строительство Череповецкого и Орско-Халиловского металлургических заводов и в связи с этим реконструкция Череповца и Орска. Быстрыми темпами развивалось строительство энергетической базы страны. Шли грандиозные стройки Волжского и Днепропетровского каскадов электростанций (Куйбышевской, Волгоградской, Каховской). Осуществлялось строительство Цимлянского гидроузла, Волго-Донского судоходного канала. Начиналось освоение гидроресурсов Ангары.

Партия и правительство предприняли решительные меры по дальнейшему развитию материально-технической базы строительства, по переводу всего строительства на путь индустриализации. Интенсивные поиски ученых и проектировщиков, в частности работы Академии архитектуры СССР, в области индустриализации строительства выдвинули принципиально новые конструктивные решения как в промышленном, так и в жилищно-гражданском строительстве, позволившие перейти на компоновку зданий из крупноразмерных элементов промышленного производства. Это был подлинный технический переворот в строительстве. Затраты труда при строительстве полносборных зданий, в частности крупнопанельных, включая изготовление деталей на заводах, сокращались более чем вдвое. Резко сокращались сроки строительства, более чем вдвое уменьшался собственный вес здания, что соответственно сокращало транспортные расходы.

В 1950 г. появились первые домостроительные комбинаты, конечным продуктом которых были законченные многоэтажные жилые дома.

Внедрение новых индустриальных методов жилищного строительства из укрупненных элементов промышленного производства потребовало перестройки и методики типового проектирования. Была разработана система модульной координации объемно-планировочных параметров, позволившая провести последовательную унификацию объемно-планировочных и конструктивных параметров зданий как важного условия сокращения номенклатуры строительных элементов и конструкций, заводского изготовления.

Наметившиеся перед войной противоречия между архитектурной формой и материально-технической стороной архитектуры в условиях подлинно технического переворота в строительстве (типизация и унификация всех элементов здания, превращение строительной площадки в монтажную, а процесса строительства в монтаж готовых заводских элементов) резко обострились. Пластические формы архитектуры (выносные карнизы, имитирующие старые каменные прототипы, наличники и фронтоны дверей и окон сложных классических профилей, имитация каменной кладки на оштукатуренных кирпичных стенах) противоречили логике заводской технологии, тормозили и усложняли заводские технологические процессы производства.

В 1954 г. было созвано Всесоюзное совещание архитекторов, инженеров и строителей. Совещание признало необходимым быстрейший переход всего строительства на индустриальные заводские методы строительства, прогрессивные возможности которых были уже доказаны на практике. При этом было установлено, что художественная направленность архитектуры, наличие в ней декоративных архаических излишеств тормозят развитие прогрессивных методов строительства.

В 1955 г. на основе анализа состояния советской архитектуры, обобщения материалов Всесоюзного совещания строителей и проектировщиков ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли специальное постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», имевшее большое значение для творческой перестройки направленности советской архитектуры. Определяя характер творческих задач, стоявших перед архитекторами, постановление указало на то, что советской архитектуре должны быть свойственны простота, строгость форм и экономичность решений. В постановлении отмечалось: «Привлекательный вид зданий и сооружений должен создаваться не путем применения надуманных дорогостоящих декоративных украшений, а за счет органической связи архитектурных форм с назначением зданий и сооружений, хороших пропорций, а также правильного использования материалов, конструкций, деталей и высокого качества работ».

В 1955 г. состоялся II Всесоюзный съезд советских архитекторов, на котором всесторонний, профессиональный, самокритичный анализ творческой практики советской архитектуры дал возможность наметить конкретные пути творческой перестройки работы советских архитекторов в направлении практического решения важнейших социальных, технических и идеологических задач архитектуры на основе всестороннего развития индустриальных методов массового строительства.

Важно отметить, что в решениях съезда было уделено внимание вопросам теории советской архитектуры. Участники съезда отмечали отставание теоретической науки, ее одностороннее развитие, неправильное истолкование теоретической наукой архитектурной формы как изобразительной категории в отрыве от функционального и конструктивного существа зданий, что, несомненно, было одной из причин укрепления стилизаторства в архитектуре.

Таким образом, 1954—1955 гг. можно считать началом современного этапа развития советской архитектуры.

Период 1955—1970 гг. связан с мощным развитием производительных сил страны в условиях научно-технической революции.

Успехи социалистической экономики СССР и всего содружества социалистических наций, историческая миссия социалистического общества в борьбе за мир, свободу, равенство и счастье всех народов получили отражение в новой Программе Коммунистической партии Советского Союза, принятой на XXII съезде КПСС и сформулировавшей задачи построения материально-технической базы коммунизма и быстрого подъема благосостояния всего населения.

В условиях научно-технической революции, обостряющей соревнование социалистической и капиталистической систем, максимальное ускорение научно-технического прогресса стало важнейшей общенародной задачей. Возникновение новых отраслей промышленности, открытие месторождений нефти, газа, редких металлов, промышленное освоение новых районов требовали рационального размещения промышленности и связанных с нею населенных мест.

Это обстоятельство послужило основой дальнейшего развития районной планировки, охватывающей теперь обширные промышленные районы, причем особенное развитие получила проблема рационального расселения. Была разработана теория группового расселения в виде создания взаимосвязанных в производственном отношении населенных мест, группирующихся вокруг крупнейших и крупных городов.

В области градостроительства после 1954 г. также происходили существенные изменения. Плановая природа советского социалистического общества дает возможность достаточно точно определять перспективы развития градообразующих факторов, а, следовательно, и самого города. Однако в практике наблюдались случаи, когда численность населения в городе на расчетный период в процессе реального строительства менялась со всеми вытекающими отсюда последствиями. Происходило это, как правило, в тех случаях, когда не разрабатывалась в надлежащем объеме районная планировка как научная основа расселения, строящаяся на глубоком анализе промышленного и сельскохозяйственного развития достаточно большого экономического района.

Поэтому районная планировка, особенно после XXIII съезда КПСС, начинает развиваться прежде всего на территориях нового промышленного освоения — северо-восток, восток и среднеазиатские республики. Увеличиваются расчетные сроки для разработки генерального плана города, и кроме того, Государственный комитет по гражданскому строительству и архитектуре при Госстрое СССР организует разработку прогнозов развития городов и всех видов городского строительства.

Изменялась и сама концепция города. Идея динамически развивающегося города, выдвинутая еще в 20-е гг., получает свою конкретную разработку в ряде городов. Создаются планировочные структуры, которые для каждого этапа строительства города предусматривают ту меру законченности композиции, которая позволяет городу жить нормальной, полноценной жизнью в условиях массового строительства. Примером такой структуры является, в частности, генеральный план г. Тольятти на Волге.

Рост автомобильного транспорта (личного и общественного) с большой остротой выдвинул проблемы организации городского движения, создания развитой системы магистралей непрерывного движения, скоростных дороги внеуличного использования подземного пространства городов, необходимости устройства в будущем различных систем развязок движения.

Были достигнуты серьезные успехи в решении проблемы оздоровления города.

Город имеет свой климат, причем его отрицательные характеристики, накладываясь на неблагоприятные факторы макроклимата, создают особенно тяжелые для человека условия. В этом отношении работа по развитию Баку, Ташкента (после землетрясения), Тбилиси, Еревана, Киева, по созданию таких новых городов, как Тольятти в РСФСР, Навои в Узбекистане и Шевченко в Казахстане, являются убедительными примерами формирования средствами градостроительства более благоприятной микроклиматической среды в условиях дискомфортных факторов климата данного района.

Большим событием в области градостроительства в послевоенный период является утверждение нового генерального плана Москвы, разработанного крупными коллективами проектировщиков, социологов, экономистов, инженеров, рядом специальных научных учреждений.

В новом генеральном плане помимо решения чисто функциональных, инженерных задач с использованием наиболее прогрессивных технических достижений огромное внимание уделено архитектурному облику города и прежде всего его центру, который представляет собой полигональную систему городских пространств. Концепция центра как системы, объединяющей в единое целое все обширные районы города, является новаторским градостроительным решением, позволяющим добиться единства и разнообразия в структуре городского плана.

В первые годы после войны новое строительство в больших городах развивалось главным образом за счет освоения обширных новых территорий в наиболее благоприятных в климатическом и строительном отношении районах. С 1960 г. в Москве, Киеве, Баку, Перми, Казани и в ряде других городов проводятся работы и по реконструкции старых центральных районов с ветхим жилым фондом. Особенно серьезное внимание стало уделяться планировке пригородной зоны, выделению в ней зеленых массивов, водоемов, размещению мест туризма и отдыха.

Разработанные научными и проектными организациями новые принципы формирования крупных предприятий в виде промышленных узлов начали внедряться в практику проектирования и строительства, обеспечивая сокращение необходимых территорий и коммуникаций, укрупнение инженерных и энергетических сооружений, кооперацию складского и транспортного хозяйства. Все это позволило снизить стоимость строительства и эксплуатации промышленных предприятий.

Укрупнение агрегатов, появление непрерывных автоматизированных линий различного рода машин и станков, подвижность, самих технологических процессов во времени настоятельно требовали свободных производственных площадей. Это нашла выражение в укрупнении сеток несущих опор, в появлении в архитектуре промышленных зданий разнообразных пространственных покрытий больших пролетов.

Наметились поиски таких архитектурно-планировочных композиций, которые позволяют объединить в едином крупном объеме близкие по характеру производства. Общее развитие архитектуры промышленных зданий характеризуется тенденцией создания свободных трансформирующихся пространств, повышением внимания к архитектуре интерьеров производственных цехов, в создании удобств для труда и отдыха человека. Новые промышленные здания Юго-Западного района Москвы, Волжская имени XXII съезда КПСС гидростанция, Саратовская и Братская ГЭС, Ладыженская и Рязанская ГРЭС, часовой завод в Минске, ковровый комбинат в Бресте, завод «Хромотрон» в Москве и др., в которых при строгом соблюдении функциональных требований достигнута большая выразительность архитектурной формы, говорят о плодотворных результатах нового направления в архитектуре промышленных зданий.

Программа КПСС поставила грандиозную задачу обеспечения каждой семьи отдельной благоустроенной квартирой и необходимыми видами культурно-бытового обслуживания. Совершенно естественно, что на первых порах создание новых технологических методов производства укрупненных сборных элементов было сопряжено с большими трудностями и требовало наиболее простых решений, поэтому несмотря на наличие унифицированных серий типовых проектов, заводы практически производили 1—2 типа домов. При большом объеме строительства, осуществляемом по всей стране, это обстоятельство привело к появлению однообразных, безликих в художественном отношении жилых районов.

Новая техника, новые материальные возможности архитектуры, возведение жилых и общественных зданий в виде больших законченных жилых образований требовали и новых архитектурно-художественных средств. Жилой дом терял свое значение как обособленный, уникальный элемент города. Результат машинного производства, он, естественно, становился только частицей более крупной композиции. Центр тяжести в решении архитектурно-художественных задач перемещался теперь в область пространственных градостроительных композиций. В связи с этим сильно повышалась роль благоустройства, озеленения, малых форм, водоемов.

В 1969 г. ЦК КПСС и СМ СССР приняли решение «О мерах по улучшению качества жилищно-гражданского строительства», в котором отметил существенные недостатки архитектуры массового строительства, унылость и стандартность архитектурного облика новых жилых районов. В этом решении было намечено развитие и создание новых видов строительных и отделочных материалов, расширяющих художественные возможности архитектуры индустриального строительства.

Повышение градостроительного и композиционного мастерства архитекторов нашло свое воплощение в больших развитых пространственных композициях, в контрастном противопоставлении многоплановых внутренних пространств микрорайонов внешнему пространству общегородских магистралей и площадей.

Использование метрических и ритмических приемов размещения повторяющихся объемов, направляющих движение человека к завершающим акцентам пространственной композиции, активное включение в художественную композицию живописных элементов природы позволили наметить пути преодоления того схематизма и стереотипности архитектурных решений, которые были характерны для 50—60-х гг.

Одновременно происходили изменения и в технологии строительства. Была разработана технология изготовления сборных элементов, допускающих расширение их номенклатуры. Домостроительные комбинаты начали постепенно осваивать производство различных по этажности, протяженности и конфигурации типов жилых домов. Стал внедряться в типовое проектирование метод унифицированных блок-секций. Рост мастерства архитекторов, овладение ими техникой индустриального домостроения дали интересные творческие результаты. Районы Давыдково, Беляево-Богородское, Зеленоград в Москве, «Лесные поляны» и имени М. Тореза в Ленинграде, Чиланзар в Ташкенте (после землетрясения), Русановкаи Березняки в Киеве, новые жилые районы Владивостока и Свердловска, микрорайон Жирмунай и особенно Лаздинай в Вильнюсе, отмеченный Ленинской премией, и др. дают пример гармонии техники, экономики и художественно выразительного архитектурного решения.

Неуклонное повышение культурных запросов населения, особенно в связи с увеличением свободного времени трудящихся, потребовало разработки различных развитых и экономичных систем культурно-бытового обслуживания в микрорайоне (трехступенчатая, двухступенчатая), а также создания новых типов зданий.

Появились укрупненные типы школ, объединенные детские сады-ясли, блоки первичного бытового обслуживания, торгово-общественные центры, новые типы здравниц, пионерских лагерей, Дворцов спорта, аэровокзалов и других зданий.

В строительстве первичной сети культурно-бытового обслуживания были выдвинуты идеи кооперированных зданий, совмещающих различные, но близкие по характеру функции и потому позволяющие повысить эффективность использования капиталовложений и сократить расходы по эксплуатации.

Становление архитектуры этих зданий на первых порах было сопряжено с отдельными творческими неудачами. Наблюдались механическое применение некоторых приемов как своеобразных штампов новой архитектуры, увлечение «стекломанией» независимо от действительной потребности функционального процесса здания и его климатического окружения, потеря типологической характеристики в художественном образе здания; использования органических элементов, таких, например, как солнцезащитные средства в чисто декоративных целях и т. д.

Однако в таких произведениях советской архитектуры, как Кремлевский Дворец съездов, комплекс зданий СЭВ, Дворец пионеров в Москве, Ленинский мемориал в Ульяновске, Дворец спорта «Юбилейный» и гостиница «Ленинград» в Ленинграде, музей В.И. Ленина в Ташкенте, группа пионерских лагерей в Крыму, здание выставок в Вильнюсе, библиотека в Ашхабаде, Дворец культуры имени Ленина в Алма-Ате и многих других, можно наблюдать слитность всех сторон архитектуры: функциональных, технических и художественных, создающих разнообразные, эмоционально насыщенные и социально содержательные образы.

ЦК КПСС и Советское правительство на всех этапах строительства постоянно уделяли особое внимание укреплению и развитию сельскохозяйственного социалистического производства, а следовательно, и строительству на селе.

Несмотря на то что в практике строительства на селе в довоенный период достигнуты определенные успехи в планировке поселков, в создании новых типов колхозного жилища и в особенности в строительстве культурных учреждений (школ, клубов, детских учреждений), все же в большинстве случаев строительство велось самодеятельно, без участия архитекторов.

Между тем нарастание темпов развития сельскохозяйственного производства после войны выдвигало задачу закрепления постоянных кадров в деревне, решение которой неизбежно требовало подъема качества архитектуры села.

В целях расширения посевных площадей для зерновых и технических культур ЦК КПСС и Советское правительство приняли в 1954 г. постановление об освоении целинных и залежных земель юго-востока РСФСР, Казахстана, Узбекской ССР.

Подъем целины, естественно, сопровождался массовым строительством в новых совхозах и колхозах. Однако на первых порах должной заботы об архитектуре нового строительства не проявлялось.

Программа Коммунистической партии Советского Союза поставила одну из величайших задач коммунистического строительства — ликвидацию социально-экономических и культурно-бытовых различий между городом и деревней.

Практическое решение этой исторической задачи требует достаточно длительного времени и сопряжено с преодолением больших трудностей. С одной стороны, обилие сельских пунктов (около 475 тыс.), в том числе крайне мелких с населением не более 80—100 человек, с другой — сложившаяся экстенсивная застройка в крупных селах и станицах делают практически невозможным повышение уровня благоустройства таких населенных мест без решительной реконструкции и, в частности, укрупнения поселков (повышения погектарной и линейной плотности застройки).

Важным этапом была разработка схем районной планировки, позволяющих внести коррективы в размещение населенных пунктов и производственных комплексов, наметить реконструкцию транспортных связей, увязать реконструкцию сельского хозяйства с перспективами развития промышленных районов. Кроме того, разработка районных схем давала более объективное основание для составления генеральных планов реконструкции сельских населенных мест. Организация этого важного дела потребовала создания соответствующих государственных органов, расширения проектных организаций, развития научно-исследовательской работы и др.

Сложность решения архитектурных задач на селе связана с большим разнообразием как типов производственных зданий и комплексов, содержание которых определяется профилем сельскохозяйственного производства (современные механизированные животноводческие фермы и птицефабрики, зернохранилища и склады минеральных и органических удобрений, фабрики по первичной переработке сельскохозяйственных продуктов и т. д.), так и .жилищно-гражданских зданий, разнообразие типов которых связано с демографией населения и с различными климатическими условиями.

Все это потребовало развития типового проектирования для сельского строительства. Создание в 1963 г. специального Министерства сельского строительства СССР и республиканских министерств обеспечило становление единой технической политики на селе и постепенную индустриализацию строительства в сельских условиях.

В целях решительного подъема качества строительства и архитектуры на селе, выбора наиболее экономичных, удобных и архитектурно-выразительных решений жилых и общественных зданий было предпринято экспериментальное строительство.

Большое значение для дальнейшего развития сельского строительства и реконструкции существующих колхозных сел имело вышедшее в 1968 г. постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об упорядочении строительства на селе». В этом постановлении было подчеркнуто, что одной из важнейших задач сельского строительства является постепенное преобразование населенных пунктов в благоустроенные поселки, удовлетворяющие возросшие запросы населения, с соответствующими производствами, где должны быть созданы все условия для высокопроизводительного труда сельского населения и обеспечена его занятость в свободное от сельскохозяйственных работ время.

Переход к новым, более прогрессивным формам организации сельскохозяйственного производства, повышение материальной заинтересованности колхозников создали предпосылки экономического укрепления хозяйства колхозов, появилась возможность выделения, помимо государственных, колхозных средств на строительство, что способствовало увеличению его объемов. Там, где этот процесс был хорошо организован, где строительство осуществлялось по планам и проектам с привлечением архитекторов, строителей и экономистов, там достигнуты и положительные результаты.

Проведенные в 1967—1970 гг. смотры- конкурсы на выявление наиболее совершенных в планировочном и архитектурном отношении колхозных и совхозных поселков показали, что в деревне идет процесс преобразования сел и совхозов в современные, снабженные всеми удобствами поселки и что архитектурный облик многих поселков резко изменился к лучшему. Во многих поселках ликвидирована старая, стихийно сложившаяся планировка, проведено четкое зонирование территории на производственные и жилые зоны, объемно-пространственное решение общественных центров в планировочной структуре поселков выступает как функционально и художественно организующее ядро всей архитектурной композиции, различные типы домов построены с учетом быта колхозников, поселки благоустроены.

Существенной чертой послевоенного этапа развития советской архитектуры является обращение архитекторов к синтезу пластических искусств в архитектуре города и отдельных его ансамблей, поскольку подъем патриотических чувств народа, разгромившего немецкий фашизм, глубокая скорбь о погибших и гордость их бессмертным подвигом с наибольшей полнотой и впечатляющей силой могли получить отражение в синтетических образах монументального искусства.

История советской архитектуры знает крупные достижения в этой области. Достаточно назвать павильон СССР на Международной выставке 1937 г. в Париже. Однако в практике были и творческие неудачи.

Причины отдельных неудач различны, но главная, как показывает опыт, заключается в недостаточном внимании к градостроительным требованиям.

Отличительной чертой нового этапа развития монументального искусства является возникновение пространственных архитектурно-скульптурных композиций, позволяющих более органично ввести монументальный образ в конкретную среду города. Таков мемориальный ансамбль в Трептов-парке в Берлине, где дан пример повествовательного и вместе символического образа большой впечатляющей силы.

Ленинградские архитекторы и скульпторы разнообразно и выразительно разместили и скомпоновали мемориальные памятники зеленого пояса Славы вокруг города. Большим эмоциональным воздействием обладают памятник жертвам геноцида и мемориальный комплекс в честь Сардарабадской битвы в Ереване. Выдающимися достижениями в области монументального искусства являются мемориальные комплексы Хатыни в Белоруссии и Саласпилса в Латвии. Для всех этих работ характерна выразительная развернутая композиция архитектурного пространства, организующего движение зрителя и способствующего нарастанию эмоционального переживания.

Большое значение приобретает также монументально-декоративная скульптура в решении проблемы национального своеобразия советской архитектуры.

Советская архитектура создавалась в условиях борьбы за утверждение социалистического общества, она развивается в условиях строительства коммунизма. На пути ее развития, естественно, имеются и достижения, и отдельные неудачи, неизбежные в ходе решения принципиально новых социальных и художественных задач. Именно это обстоятельство делает крайне важным и необходимым историческое освещение процесса развития советской архитектуры, анализ ее тенденций, выявление наиболее принципиальных достижений, определение причин отдельных неудач.

Одной из важнейших черт советской архитектуры, в которой с наибольшей полнотой отразилось ее существенное отличие от архитектуры капиталистического общества, является ее социалистическое содержание, основа которого состоит в создании наиболее благоприятной материальной и духовной среды для труда, отдыха, культуры и быта всего населения.

С развитием страны, с успехами ее социалистической экономики росли масштабы строительства, расширялось его содержание, постепенно складывалась теория градостроительства, которая на всех этапах истории советской архитектуры оказывала и оказывает помощь архитекторам в решении ими практических градостроительных задач.

Теоретические основы советского градостроительства, практическая проверка их в ходе грандиозных градостроительных работ имеют международное значение. Постановка и решение ряда практических задач в области районной планировки, создание научных основ расселения, построение экономической гипотезы развития города, разработка идеи большого жилого микрорайона и городского района, ступенчатое построение сетей его культурно-бытового обслуживания, структура пригородной зоны города, ее оздоровительное значение — все это и в настоящее время оказывает мощное влияние на состояние мировой теории и практики градостроительства. Советская современная градостроительная мысль критически использует все лучшее и прогрессивное, что возникает в передовых и зарубежных странах. Огромное значение имеет при этом совместная разработка градостроительных проблем и творческое общение архитекторов социалистических стран.

Важной особенностью советской архитектуры является ее многонациональный характер.

В противовес буржуазной исторической науке советская история архитектуры исходит из марксистского положения, утверждающего, что каждый народ, как бы мал он ни был, вносит в сокровищницу мировой культуры свой особый индивидуальный вклад, обогащающий мировую культуру.

Великая Октябрьская социалистическая революция и построение социализма в СССР открыли величайшие возможности для развития творчества наций во всех областях, в том числе и в архитектуре. Творческие достижения русских, украинцев, белорусов, грузин, армян, азербайджанцев, латышей, литовцев, эстонцев, узбеков, туркменов, таджиков, казахов, киргизов, молдаван и других народов нашей страны в области преобразования городов, массового жилищного и культурно-бытового строительства и архитектуры — неопровержимое тому доказательство. Во всех советских социалистических республиках сформировались свои талантливые кадры мастеров архитектуры и ученых, работа которых обогащает творческим опытом всю советскую архитектуру.

Формирование архитектуры, национальной по форме и социалистической по содержанию,— процесс длительный и весьма сложный. Он протекал и протекает в условиях борьбы против националистических рудиментов культуры, против поверхностного стилизаторства и канонизации старых, отживших форм, связанных с феодальным прошлым народов, путем отбора прогрессивных демократических черт искусства каждой нации, на основе проникновения в развитие социалистического содержания жизни народа, его живых развивающих эстетических идеалов, на основе взаимовлияния прогрессивных достижений других народов.

В своем докладе «О пятидесятилетии Союза Советских Социалистических республик» Генеральный секретарь ЦК КПСС тов. Л.И. Брежнев говорил: «В разнообразии национальных форм советской социалистической культуры все заметнее становятся общие интернационалистские черты. Национальное все больше оплодотворяется достижениями других братских народов. Это прогрессивный процесс, он отвечает духу социализма, интересам народов нашей страны».

Новые жилые районы, ансамбли центров и архитектура отдельных общественных зданий таких городов, как Москва, Ленинград, Киев, Минск, Ташкент, Алма-Ата, Фрунзе, Баку, Ереван, Тбилиси, Ашхабад, Душанбе, Рига, Вильнюс, Таллин, Кишинев, убедительно свидетельствуют о больших успехах многонациональной архитектуры СССР.

Своеобразной чертой советской архитектуры является также то обстоятельство, что необходимость решения новых сложных социальных задач на всех этапах истории требовала разработки научных методов решения архитектурных задач.

Сегодня в архитектурной науке сложились такие развитые дисциплины, как теория градостроительства, архитектурная типология промышленных, жилых и общественных зданий, архитектурная климатология, экономика, теория архитектурной композиции, история архитектуры, которые в единстве с инженерно-техническими дисциплинами, технологией строительного производства обеспечивают комплексное решение сложных архитектурных проблем.

В Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Риге, Вильнюсе, Таллине, Тбилиси, Ереване, Баку, Ташкенте, Алма-Ате, Горьком, Новосибирске, Свердловске, Владивостоке, Норильске, Ростове-на-Дону, Кишиневе, Донецке и других городах работает развитая сеть государственных научно-исследовательских и проектных институтов, способных решать сложные государственные задачи.

Принятое в настоящем труде разделение истории советской архитектуры на четыре этапа — 1917—1932 гг., 1932—1940 гг., 1941—1954 гг. и с 1954 г. по 1970 г.— в известной степени условно. Эти этапы связаны с определенными моментами качественных изменений в творческой направленности советской архитектуры, но было бы неправильно понимать эти моменты изменения направленности как разрывы в истории архитектуры. В действительности все происходило сложнее. Несомненно одно — изменение направленности не было чистым отрицанием предшествующего периода. Все наиболее прогрессивное удерживалось. Это обстоятельство и обеспечило общий поступательный ход развития советской архитектуры.

Все отмеченные нами особенности советской архитектуры делают историю ее развития, анализ ее достижений и тенденций особенно ценными для науки и практики, если рассматривать историю предмета не как хронологическую последовательность событий, но как истолкование этих фактов в их диалектическом развитии, в борьбе нового со старым, отживающим.

Без такой истории нельзя сколько-нибудь обоснованно наметить перспективы дальнейшего развития архитектуры, ибо определение этих перспектив требует научной теории, т. е. истории архитектуры в ее наиболее общем виде.

Руководимый Коммунистической партией Советского Союза, ее Ленинским Центральным Комитетом, Советским правительством, советский народ создал мощную социалистическую экономику, добился решающих успехов в создании материально- технической базы коммунизма.

Все это привело к крупным успехам в повышении материального и культурного уровня народа. Особенное значение имело успешное выполнение девятого пятилетнего плана развития народного хозяйства (1971—1975 гг.),принятого XXIV съездом КПСС, главная направленность которого определялась задачей «значительного подъема материального и культурного уровня жизни народа, на основе высоких темпов развития социалистического производства, повышения его эффективности, научно-технического прогресса и ускорения роста производительности труда».

Все это выдвигало перед советскими архитекторами разнообразные сложные, ответственные, но и увлекательные задачи.

История советской архитектуры будет иметь большое значение для успешного решения новых задач, выдвигаемых потребностями строительства коммунизма в нашей стране.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации