Архитектура советского села. 1933—1941

Глава «Архитектура села. 1933—1941». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга первая. Архитектура СССР» под редакцией Н.В. Баранова. Автор: В.Н. Калмыкова (Москва, Стройиздат, 1975)


Социалистическая реконструкция сельского хозяйства в годы второй и третьей пятилеток развернулась быстрыми темпами на основе успешной коллективизации и первых достижений в области индустриализации. В это время организуется большое количество МТС, начинается массовый выпуск тракторов и других сельскохозяйственных машин, поставлена задача создания в стране крупного товарного животноводства.

В 30-х гг. строительная деятельность в селах сводилась к строительству индивидуальных жилых домов, новых типов общественных зданий — сельсоветов, клубов, школ, к постройке хозяйственных дворов и животноводческих ферм. Эти сооружения по-новому начинали формировать облик села, способствовали выявлению его производственных и общественных функций, повышению благоустройства и уровня жизни людей.

В то время вновь строящиеся поселения были редкостью. Основную часть их составляли села, перенесенные из зон затопления при возведении крупных гидроузлов и построенные на новых землях.

Однако при формировании новых и реконструкции старых сел и их застройке система функционального зонирования, которая была слабо выражена в дореволюционных селах, стала основой того архитектурного порядка, который закладывался в проектах и начал осуществляться в натуре.

Архитекторами и инженерами велась большая поисковая работа по созданию различных типов сельскохозяйственных зданий и сооружений. Имелись теоретические исследования, определяющие специфику новой сельской архитектуры.

С 1934 г. в Академии архитектуры начались научные исследования в области сельскохозяйственной архитектуры. С этого времени значительно расширились проектные работы по созданию новых типов сельских сооружений и комплексов. Они велись как в стенах академии, так и в ряде проектных организаций (Сельхозпроект НКЗ, Тракторцентр и др.). Большое внимание было уделено машинно-тракторным станциям; были разработаны типовые схемы функционального решения станций, состоящие из производственной части, где располагался машинно-тракторный парк с необходимыми подсобными и складскими постройками, и поселками с общественным центром.

При разработке планировки машинно-тракторных станций учитывались природные условия, рельеф местности, водные ресурсы и т. п., создавался единый целостный поселок с более или менее четкой объемно-пространственной организацией. Типичными в этом отношении являются решения Солнечногорской, Чучковской МТС Московской области и многие другие.

РСФСР. Московская область. Реконструкция поселения колхоза «Новое Алешино». 1935. План
Бурятская АССР. Колхоз имени Э. Тельмана, клуб. 1932—1935 гг. Архит. Н. Колли
104. РСФСР. Московская область. Реконструкция поселения колхоза «Новое Алешино». 1935. План. Бурятская АССР. Колхоз имени Э. Тельмана, клуб. 1932—1935 гг. Архит. Н. Колли
УССР. Село Голубовка. Планировка поселка. 1934—1935 гг.
105. УССР. Село Голубовка. Планировка поселка. 1934—1935 гг. План жилого дома с хозяйственными пристройками. Перспектива
УССР. Село Голубовка. 1934—1935 гг. План жилого дома с хозяйственными пристройками
УССР. Село Голубовка. 1934—1935 гг. Перспектива

Характерным примером новой архитектурно-планировочной организации колхозного села, в основном осуществленным в рассматриваемый период, является перепланировка центрального поселения колхоза «Новое Алешино» Московской области, расположенного на значительном рельефе (рис. 104). Авторы сумели хорошо использовать благоприятные природные условия. Общественный центр расположен на берегу пруда в зеленом массиве, удачно размещен хозяйственный центр. Озеленение центра позволило внести в застройку живописность, избежать сухости и шаблонности решения.

Реконструкция сел происходила во многих областях страны. На Кубани в станице Красноармейской был построен общественный центр и упорядочена сетка основных улиц и проездов станицы (архитекторы В. Богданов, В. Федосеев).

Одним из выразительных для этого периода планировки являлось село Голубовка, центр колхоза имени В.В. Куйбышева Середино-Будского района Черниговской области. Проект перестройки села, разработанный архит. К. Лопяло (1934—1935 гг.), почти полностью был выполнен в натуре (рис. 105).

Село располагалось по обе стороны р. Знобовки на участках, постепенно понижающихся к берегам реки. После постройки плотины, предусмотренной планом реконструкции, в центре села образовался пруд площадью 36 га на месте непригодного для пахоты и сенокоса болотистого луга. На южном берегу водоема расположился колхозный парк культуры и отдыха, для устройства которого использовали старый помещичий сад. Вдоль колхозного парка на обеих сторонах пруда разместились жилые кварталы. Обе части поселка связывались между собой главной улицей, соединенной мостом. На границе парка размещалась центральная площадь. Благоустроенные бригадные дворы располагались на производственных участках в полукилометре от села. Транзитная дорога была вынесена за околицу и огибала поселок с севера.

На центральной площади были выстроены здание сельсовета и магазины. В парке сооружены Дом культуры, летняя эстрада, стадион, водная станция и летняя база пионерского лагеря; был реставрирован памятник архитектуры — церковь в стиле классицизма первой трети XIX в.

Школы и детские сады располагались в жилых кварталах. Каждый колхозный двор имел свой участок, на котором размещались дом, надворные постройки, сад и огород.

Был осуществлен ряд проектов одноэтажных жилых домов колхозников с хозяйственными постройками. Успех у колхозников имел рубленый деревянный пятикомнатный дом, в котором был использован прием традиционной народной архитектуры севера Черниговской области. Дом имел высокий подклет и угловое парадное крыльцо (архит. К. Лопяло). Четырехкомнатный дом каркасно-панельной конструкции (деревянный каркас с заполнением фибролитовыми плитами) был украшен большой остекленной террасой — новшеством для крестьянского жилища того времени.

В селе Голубовка было возведено много общественных и культурно-бытовых зданий: сельсовет, правление колхоза, Дворец культуры, школа, больница, родильный дом, спортивный комплекс, пионерский лагерь, сельмаг и др.

Из возведенных производственных объектов наиболее выразительными были мельница-электростанция (архит. К. Лопяло) и ферма крупного рогатого скота (архит. Л. Кашарова). К середине 1941 г. строительство села Голубовка было в основном закончено.

Значительный интерес в этот период представляли работы Харьковского областного земельного управления по планировке сел Сось-Петрополье, Хрестица, Параскеевка, Червона Знаменка и др., где были хорошо учтены природные условия, характер хозяйственной деятельности колхозов, трассировки существующих дорог, а также удачно размещены производственные центры и полевые станы.

При формировании жилой зоны села основное внимание уделялось индивидуальной усадьбе как первичной единице. Разрабатывалась планировка участка в средней части которого обычно располагался фруктовый сад, далее огород и хозяйственный двор с постройками, к которым примыкала скотопрогонная дорога. Жилая зона сельского поселка слагалась из отдельных участков. Они образовывали прямоугольные кварталы, если это позволял рельеф, или располагались в один ряд вдоль дороги.

Естественно, что перестройка сел не проходила без трудностей. Их планировка нередко была схематичной, не всегда рационально использовались местные природные условия и предугадывались перспективы производственно-экономического развития хозяйства. Реконструкцию сел усложняло отсутствие необходимых строительных материалов и изделий.

В большинстве случаев реконструктивные мероприятия носили ограниченный характер и сводились к приспособлению для новых нужд существующих зданий и сложившейся планировки. И все же именно в эти годы были заложены основы функционального зонирования села, выработаны архитектурно-планировочные принципы, многие из которых не утратили значения до наших дней.

Ряд преобразований произошел в этот период и в архитектуре сельских жилых зданий. Длительное время после коллективизации в селах строились традиционные типы крестьянских жилищ. Так, в 1934 г. колхоз имени Фрунзе Ивановской области в короткий срок выстроил для колхозников 20 жилых домов. Все эти здания представляли собой обычные рубленые избы с канонической планировкой, сложными прорезными наличниками, подзорами, слуховыми окнами и т. д. Такие же дома строились в колхозе имени Э. Тельмана на Нижней Волге, в колхозе имени Шабадаева и во многих других хозяйствах.

В 1935 г. на Украине, в Грузии, в Крыму во вновь созданных проектных организациях были проведены конкурсы, посвященные разработке жилых и общественных зданий для села.

В 1935 г. Наркомзем СССР и Сельхозпроект выпустил «Альбом колхозных жилищ», обобщающий проектный опыт того времени.

Наряду с отдельными удачными решениями в разнообразной проектной практике того времени имелись существенные недостатки. В одних случаях архитекторы пытались отождествить сельский жилой дом с городским или пригородным (дачным) жилищем, в других предлагали универсальные решения без учета местных климатических, национальных и других особенностей, что также не могло привести к положительным результатам. В ряде случаев механически переносились традиционные приемы народной архитектуры (например, узкие, тесно посаженные окна, проходные комнаты и т. п.).

С 1937 г. Академией архитектуры было предпринято изучение нового самодеятельного колхозного строительства и особенностей сельской архитектуры, был выявлен ряд ошибок в практике проектирования того времени, разработаны новые нормативы, определены состав помещений, их основные габариты и т. д. Работа стала вестись по районам с учетом климатических, национальных и хозяйственных особенностей.

Все эти мероприятия и ряд проведенных Союзом архитекторов республиканских открытых конкурсов привели к тому, что уже перед войной были созданы для ряда районов полноценные по своим архитектурно-планировочным качествам одноквартирные, как правило, одноэтажные проекты жилых домов для села. Таковы проекты колхозного жилого дома для Северного Кавказа (архит. Г. Мартынов), дома для средней полосы СССР (архит. С. Кибирев), для южных районов Крыма (архит. А. Буров) и ряд других. Проекты двухэтажных жилых домов были созданы для районов Восточной Грузии (архитекторы Л. Сумбадзе и Т. Бейер), где они имели широкое распространение. Попытка проектирования в этот период спаренных четырехквартирных и секционных жилых домов не вышла из границ эксперимента. В селах повсеместно был распространен одноквартирный одноэтажный тип жилого дома.

Однако изменения, происшедшие в сознании колхозников, новые социально-экономические условия постепенно начали оказывать свое влияние на характер сельского жилищного строительства. Общей тенденцией, наметившейся в проектировании и строительстве сельских жилых домов в довоенный период, можно считать увеличение количества жилых комнат, расширение бытовых помещений; в связи с обобществлением скота и орудий сельскохозяйственного производства — сокращение размеров вновь строящихся индивидуальных хозяйственных дворов, уменьшение числа хозяйственных построек и т. д.

В то же время мало уделялось внимания конструктивным решениям зданий и почти совсем не разрабатывались вопросы индустриализации.

Следует отметить, что в это время рассматривали сельское жилище не только как жилой дом, но как единый комплекс сооружений жилищно-бытового и производственного характера, включающий жилые помещения, хозяйственные постройки и всю усадьбу в целом с ее озеленением и благоустройством.

С развитием коллективизации сельского хозяйства большое значение приобрело сооружение школ, детских садов, больниц, сельских Советов, домов правлений колхозов, клубов. Широкое проектирование этих типов общественных зданий и прежде всего клубов развернулось в середине 30-х гг. Со строительством клубных зданий связывались подъем общественной жизни советского села, создание новых очагов социалистической культуры.

Перед архитекторами, принимавшими участие в проектировании и строительстве сельских клубов, стояли трудные задачи. Им предстояло создать новый тип сооружения в полном соответствии с его назначением, позаботиться о его архитектурно-пространственной выразительности. Последнее было особенно важным, так как в большинстве случаев клубу как наиболее крупному зданию отводилась ведущая роль в общей композиции колхозного села.

Наиболее реальным и выразительным для своего времени был проект красного клуба для севера СССР (архит. Н. Колли). Деревянное здание имело крестообразный план и хорошо вписывалось в природную среду благодаря открытым террасам и галереям, обрамляющим постройку. Несмотря на применение деревянных деталей, характерных для русской жилой народной архитектуры, весь облик постройки был иной, имел ярко выраженный общественный характер, открытый и жизнерадостный.

Этот проект с небольшими изменениями был осуществлен в ряде хозяйств наших северных районов, в том числе в колхозе имени Э. Тельмана Бурятской АССР.

Был создан ряд проектов клубов для южных и северных районов страны, отвечающих поставленным задачам (проект клуба на 170 мест, архит. Н. Ким; проект клуба на 200—400 чел. для южной полосы — архит. И. Гайнутдино,в; клуб на 300 мест — архит. В. Ашастин; клуб на 400 мест, выстроенный в с. Лески УССР, — архитекторы А. Добровольский, Г. Благодатный, Г. Копоровский и др.). Эти проекты имели ряд общих черт и стилевых особенностей. Планировочные решения были ясны, лаконичны и просты, отвечали требованиям сельского населения. Достаточно выразительный силуэт давал возможность зданию клуба стать архитектурной доминантой села.

Большим событием для того времени было строительство по типовым проектам за счет государства. Так, в больших украинских селах было возведено около 100 клубов, кинотеатров. Ряд этих зданий строился по проекту архитекторов Ю. Афанасьева и А. Межеровского.

Краснодарский край. Клуб совхоза «Кубань»
106. Краснодарский край. Клуб совхоза «Кубань»

В первой половине 30-х гг. в архитектуре клубов, школ, сельсоветов переплетались различные направления. Наряду с классицизмом, который все более активно укреплял свои позиции, строились здания в стиле конструктивизма, а также в традициях народной сельской архитектуры. Многие клубы, сельсоветы, правления колхозов сооружались без проектов местными мастерами. Все это обусловило различный облик сельских общественных зданий (рис. 106).

В годы второй и третьей пятилеток основной задачей сельского производства было укрепление существующих и создание в каждом хозяйстве новых товарных ферм. Тогда же была организована система племенных хозяйств (племзаводов, племсовхозов, госплемрассадников и т. п.). Все это требовало большого строительства различных производственных зданий.

В начале 30-х гг. основная масса животноводческих построек возводились кустарным методом, строились небольшие помещения на 30—50 голов. Они, как правило, были единичными, не имели обособленных участков и не представляли собой ферм с законченным технологическим циклом.

В то же время вокруг больших городов, таких, как Москва, Ленинград, Свердловск и др., начали строиться животноводческие хозяйства, вместимость которых по тому времени была велика (1000—2000 животных). Они были предназначены для снабжения городского населения продуктами животноводства. Это — фермы крупного рогатого скота в совхозах «Первый молочный гигант» (Московская обл.), «Южный массив» (Ленинградская обл.), большое свиноводческое хозяйство в совхозе «Бугры» (Ленинградская обл.) и др. Это были постройки сложной конфигурации с глубоко западающими внутренними дворами и рядами силосных башен. Подобного типа сооружений, конечно, не знало старое село.

Однако эксплуатация этих хозяйств не могла дать в те годы желаемых результатов, поэтому фермы-гиганты просуществовали недолго и в дальнейшем были разукрупнены.

Основная масса существующих в то время колхозов и совхозов могла иметь животноводческие фермы средних вместимостей. Поэтому в помощь руководителям хозяйств с целью ознакомления с особенностями различных сельскохозяйственных зданий и сооружений в 1937 г. Наркоматом земледелия был выпущен альбом рекомендуемых проектов. В нем были представлены чертежи коровников на 50, 100, 200 голов, свинарников на 25, 50, 75 стойл, птичников, различных мастерских, складских помещений, кирпичного завода и т. д.

В дальнейшем эти типы построек постепенно дорабатывались; в 1939 г. на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке были представлены уже более совершенные здания, оборудованные водопроводом, местной системой канализации, автопоением и пневматической дойкой.

Строительство в селах большого количества производственных сооружений малой вместимости поставило к концу 30-х гг. перед архитекторами задачу планировочной организации хозяйственных комплексов. Были внедрены в жизнь рациональные приемы ориентации зданий. Окончательно утвердился характер их взаимного компактного расположения (так называемая батарейная система). Широкое распространение получила павильонная застройка ферм (например, в свиносовхозе имени Буденного Челябинской обл., архит. Б. Никандров). Стало повсеместно применяться деление производственного сектора на три зоны: животноводческую, транспортную, складскую, что позволило более четко организовать технологический процесс.

Производственные здания, разработанные в середине 30-х гг., хотя и имели небольшую вместимость и несовершенную механизацию, все же коренным образом отличались от сельских построек дореволюционной России и от многих зарубежных образцов. Их особенностями были специализация, соблюдение зоогигиенических и технологических требований, применение секционной планировки. Последнее позволило легко менять вместимость строящихся зданий, что было существенно важно в условиях большого разнообразия и разнородности хозяйств.

Новые производственные комплексы, состоящие обычно из параллельно поставленных рядов одноэтажных протяженных животноводческих зданий и других хозяйственных построек, выделялись характерными силуэтами силосных и водонапорных башен и массивными постройками МТС. Все это, безусловно, сказалось и на облике села, в котором отчетливо стали проступать черты рациональной организации, присущей коллективному хозяйству.

И хотя процесс становления и развития общественных и производственных центров колхозных сел, строительства новых типов сельских зданий был приостановлен начавшейся войной, именно в эти предвоенные годы был сделан важный шаг по пути создания материальной базы новой колхозной деревни.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации