Архитектура жилых и массовых общественных зданий СССР. 1955—1970

Глава «Архитектура жилых и массовых общественных зданий. 1955—1970». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга первая. Архитектура СССР» под редакцией Н.В. Баранова. Авторы: А.М. Журавлев, Н.А. Наумова (Москва, Стройиздат, 1975)


Перемены в направленности советской архитектуры с середины 50-х гг. прежде всего сказывались в массовом жилищном строительстве.

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О развитии производства сборных железобетонных конструкций и деталей для строительства», принятое в 1954 г., предусматривало создание в стране 400 заводов и полигонов сборного железобетона. К этому времени было достигнуто значительное расширение производства цемента и теплоизоляционных материалов. На стройплощадках стали применяться мощные машины и механизмы. Появилась возможность широкого использования в массовом строительстве сборных крупноблочных и крупнопанельных конструкций.

Первые послевоенные серии типовых проектов жилых домов предусматривали незначительную степень индустриализации производства работ, что, безусловно, не могло обеспечить возрастающие объемы и темпы строительства.

Индустриальные методы означали перенос основных работ со строительной площадки на заводы, обеспечивали условия для снижения стоимости и повышения качества строительства, имели следствием большую экономию трудовых затрат и значительный рост темпов возведения зданий. Необходимо было перейти к разработке новых типовых проектов жилых зданий, отвечающих индустриальному строительному производству.

Создание таких проектов было связано с поисками новых типов квартир, наиболее отвечающих задаче посемейного заселения квартир в новых домах.

Госстрой СССР и Союз архитекторов в 1956 г. провели всесоюзный конкурс на проекты серий жилых домов с экономичными квартирами по программе, разработанной Академией строительства и архитектуры СССР. Конкурс дал возможность отобрать лучшие проектные решения, которые послужили основой для разработки типовых проектов.

В 1956—1957 гг. были созданы первые экспериментальные и типовые проекты и построены жилые дома с квартирами, рассчитанными на небольшие семьи. Следует упомянуть об опыте проектирования и строительства 9-го квартала Новых Черемушек в Москве (архитекторы Н. Остерман, С. Лященко, Г. Павлов). Здесь было построено 14 типов домов (преимущественно четырехэтажных) с различной планировкой квартир и секций, с различным конструктивным решением. Несколько типов планировки квартир после этого эксперимента было рекомендовано к дальнейшему применению.

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 31 июля 1957 г. «О развитии жилищного строительства в СССР» поставило задачу покончить с недостатком жилищ в стране и закрепило курс на строительство экономичных квартир для заселения одной семьей.

Критика существовавшего тогда направления в архитектуре и переход на индустриальные методы строительства способствовали становлению новых представлений об архитектуре жилища. Авторы новых проектов считали, что в объемно-пространственном построении здания не должно быть ничего, что не отвечало бы его внутренней планировочной структуре и технологии изготовления конструктивных элементов. На первом этапе индустриального домостроения техника, машинная технология изготовления строительных деталей и конструкций подчинила себе архитектурно-художественные и градостроительные требования. Поэтому схематизм в решении внешнего облика зданий, механическое повторение стандартных элементов и деталей, присущих индустриальному домостроению, не получили эстетического осмысления, что приводило к монотонности и безликости архитектуры не только отдельных зданий, но и целых жилых образований.

Переход на сборку зданий на строительной площадке из элементов, изготовленных на заводах, сопровождался упрощением их объемно-пространственного построения. Для производства на домостроительных предприятиях были созданы проекты домов с прямоугольной конфигурацией плана, зачастую без балконов и лоджий, с упрощенной конструкцией сопряжений стеновых панелей. Это надолго предопределило примитивный характер архитектуры зданий и монотонность районов массовой застройки.

Почти полностью было прекращено индивидуальное проектирование жилых зданий. Обычная для предшествовавшего периода практика периметральной застройки кварталов с замкнутыми пространствами дворов также была прекращена.

В конце 50-х — начале 60-х гг. получил распространение принцип ступенчатой системы организации общественного обслуживания населения в жилых районах и микрорайонах с выделением в системе застройки жилых групп и применением различных способов сочетания жилых домов и различного рода зданий общественного назначения. При этом на первый план выступили простейшие композиционные приемы расположения и сочетания зданий.

Таким образом, в теории и практике подверглись существенному пересмотру конструктивно-технические, функциональные, экономические и художественные основы проектирования и строительства массового жилища.

Разработка нового типа дома с небольшими квартирами для посемейного заселения требовала пересмотра не только установившихся приемов планировки квартиры, но и действовавших нормативов проектирования, а также введения некоторых экономических ограничений. Ведь с уменьшением средней площади квартир значительно увеличилось их количество, возрастало также число кухонь и санузлов, что требовало дополнительных расходов. Контрольные цифры семилетнего плана развития народного хозяйства на 1959—1965 гг. предусматривали снижение стоимости жилищного строительства на 14%, в то же время увеличение капитальных вложений обеспечивало увеличение объема жилищного строительства более чем в 2 раза.

В начале 1958 г. были введены в действие новые нормативные требования СНиП. По сравнению с ранее действовавшими нормами были проведены следующие изменения: во-первых, снижена минимальная жилая площадь квартиры с соответственным уменьшением площадей комнат; во-вторых, уменьшена минимальная площадь кухонь (с 7 до 4,5 м2) и других подсобных помещений; в-третьих, допущены устройство объединенных санитарных узлов в квартирах с жилой площадью до 45 м2, возможность прохода из общей комнаты в кухню, из спальни — в ванную или душевую и т.д. Была также снижена высота жилых помещений до 2,5 м от пола до потолка. Пересмотренные нормативы позволили создать экономичные квартиры для заселения отдельными семьями.

Унификация конструктивных элементов жилого дома и строгая регламентация номенклатуры изделий стала неотъемлемым требованием проектирования типового жилого дома. А эго в свою очередь оказывало влияние на определение параметров квартиры (установление ширины и глубины жилых и подсобных помещений). Новые габариты квартиры потребовали разработки и широкого внедрения стандартного кухонного оборудования, организации производства мебели нового типа, пригодной для жилых помещений с небольшой площадью и высотой, устройства встроенных шкафов.

Серия типовых проектов жилых домов 1-464. Руководитель Н. Розанов. Секция 1-2-3-3
88. Серия типовых проектов жилых домов 1-464. Руководитель Н. Розанов. Секция 1-2-3-3
Серия типовых проектов жилых домов K-7-II. Руководитель В. Лагутенко. Серия 1-2-3
89. Серия типовых проектов жилых домов K-7-II. Руководитель В. Лагутенко. Серия 1-2-3
Серия типовых проектов жилых домов 1-335. Руководитель Л. Юзбашев. Секция 1-2-3-3
90. Серия типовых проектов жилых домов 1-335. Руководитель Л. Юзбашев. Секция 1-2-3-3
Серия типовых проектов жилых домов 1-467. Руководитель А. Якушев. Секция 1-1-2-3
91. Серия типовых проектов жилых домов 1-467. Руководитель А. Якушев. Секция 1-1-2-3

В 1957—1963 гг. наиболее распространенными были четыре конструктивные схемы крупнопанельных и крупноблочных жилых домов: с поперечными и продольными несущими стенами при малых пролетах (серии 1-464, K-7-II, МГ-300 и др.); с наружными несущими стенами и внутренним каркасом (серия 1-335); с тремя продольными несущими стенами (серии 1-439, 1-447, 1-480); с поперечными несущими стенами при больших пролетах (серии 1-467,1-468) (рис. 88—91).

Наибольшее распространение получила серия 1-464 с часто расположенными поперечными и продольными несущими стенами (Гипростройиндустрия, руководитель — архит. H. Розанов). Эта конструктивная схема обладает рядом достоинств. Принятые в ней панели стен и перекрытий размером «на комнату» исключают образование швов внутри помещения, отрицательно влияющих на эксплуатационные качества дома. Такие панели могут быть изготовлены с высокой степенью заводской готовности. Равновесомость элементов способствует эффективному использованию кранов при монтаже здания.

В серии применены наиболее экономичные четырхквартирные секции, предусмотрены одно-, двух- и трехкомнатные квартиры. Унификации конструктивных элементов серии способствовало применение только двух различных пролетов 2,6 и 3,2 м в продольном и двух одинаковых 5,6 м в поперечном направлении здания. В состав серии входят пятиэтажные секционные дома различной протяженности и ориентации по странам света. На фоне крупной сетки межпанельных швов расположены вертикальные ряды балконов, образующие композицию с метрическим ритмом.

Вместе с тем следует заметить, что принцип унификации в серии был применен несколько механистично. Были предусмотрены только совмещенный тип санитарного узла и один тип кухни площадью 5,9 м2, удобные для малых и неудобные для больших квартир; некоторые комнаты имели неудачные пропорции; функциональная организация трехкомнатных квартир страдала рядом недостатков.

Примерно в это же время в Ленинграде была разработана серия 1-335 (Ленинградский Горстройпроект, руководитель — инж. Л. Юзбашев). Несмотря на другую конструктивную основу (в серии нашла применение каркасно-панельная схема с внутренним каркасом, поперечными ригелями и несущими наружными стенами при однорядной разрезке на панели размером на комнату), архитектурная композиция жилых домов серии 1-335 почти не отличалась от принятой в серии 1-464, обладая теми же недочетами. Разновесомость элементов (колонны каркаса и панели стен и перекрытий) и малая степень заводской готовности усложняли монтаж зданий, не позволяя эффективно использовать подъемные механизмы, и удорожали строительство. Но серия все же приобрела широкое распространение (Череповец, Ленинград, Новосибирск и др.).

Иное конструктивное направление нашло применение в серии 1-467, разработанной конструкторским бюро по железобетону Госстроя РСФСР (руководитель А. Якушев). В ней применены четырехквартирные секции с поперечными несущими стенами при широком основном шаге 6,4 м и дополнительном — 3,2 м. Такая конструктивная схема дала возможность применить двухрядную разрезку наружных стен и увеличить окна в горизонтальном направлении, что зрительно облегчило стену, освобожденную от статической нагрузки.

Широкий шаг несущих поперечных стен в принципе освобождает большинство квартир от конструктивных опор и создает возможность разработки нескольких вариантов планировки квартиры (к сожалению, на первой стадии разработки серии это преимущество не было реализовано). Наряду с этим возникла возможность использования для наружных навесных стен панелей не только из легких бетонов, но и слоистых, из современных эффективных строительных материалов, отличных от широко применяющегося бетона. Это могло способствовать уменьшению веса зданий и созданию новых эстетических качеств жилища.

В зависимости от климатических и геологических условий, а также существующей в том или ином районе материально-технической базы жилищного строительства новые серии жилых домов с квартирами односемейного заселения получили различные планировочные и конструктивные решения. Для строительства в средней полосе применялись в основном четырехквартирные секции, а для южных республик были разработаны двух- и трехквартирные секции, например, в сериях 1-295 для Туркменской ССР и 1-310 для Узбекской ССР. Каждая квартира в такой серии имеет глубокую лоджию, которая сообщается с общей комнатой и кухней. Семья может использовать лоджию в дневное время для приготовления и приема пищи, для отдыха, а в ночное время — для сна. Двух- и трехкомнатные квартиры имеют сквозное проветривание, и только однокомнатные проветриваются через лестничную клетку. Однако и эти серии недостаточно учитывали особенности южного климата и бытовых привычек населения.

Поскольку на первом этапе развития предприятия крупнопанельного домостроения еще не могли полностью освоить огромную программу жилищного строительства, наряду с крупнопанельными были разработаны также серии жилых домов со стенами из крупных блоков (серия 1-439) и из кирпича (серия 1-447).

Для проверки нового типа квартиры и дома как в строительстве, так и в эксплуатации НИИ жилища АСиА СССР в 1959—1960 гг. предпринял массовое обследование жилых зданий, возведенных по первым проектам серий типовых крупноэлементных жилых домов. Обследование более 100 тыс. квартир и домов в новых жилых районах 42 городов Советского Союза позволило сделать ряд выводов и наметить пути совершенствования индустриального домостроения и повышения архитектурно-художественного уровня застройки жилых районов.

Уже на первой стадии освоения методов индустриального домостроения удалось достигнуть заданного государственным планом снижения стоимости жилищного строительства. Строгая унификация изделий помогла ускорить организацию производства на вновь созданных домостроительных предприятиях, которые могли обеспечить всевозрастающие темпы жилищного строительства.

Архитектурное построение жилого дома было упрощено; из состава новых серий жилых зданий были исключены угловые секции, увеличивающие количество типов элементов и усложняющие монтаж зданий. Учреждения обслуживания (магазины, детские сады-ясли и др.) стали размещать в отдельных зданиях.

Вместе с тем было очевидным, что на этом этапе целый ряд важных проблем еще не удалось решить.

В начальный период индустриального домостроения усилия проектировщиков были почти целиком направлены на поиски оптимальных технологических решений, которым были подчинены функциональная и композиционная основа архитектуры жилых зданий. Были приняты только три типа квартир (одно-, двух- и трехкомнатные) с градацией жилой площади в 12—14 м2. Они не могли обеспечить расселение семей с различным численным составом при существовавшей тогда норме заселения. Унификация санитарно-кухонных узлов, совмещение уборной и ванной для квартир малых и больших, проходные комнаты и малые площади подсобных помещений не обеспечили должных бытовых удобств в квартирах. Принятая величина пролетов в некоторых сериях (например, в серии 1-464) обусловила неудачные пропорции жилых помещений. Эти недостатки подвергались серьезной общественной критике.

В первых сериях полносборных жилых домов не было уделено достаточно внимания применению модульной системы. Определение основных параметров здания не было согласовано с размерами листовых отделочных и строительных материалов, выпускаемых отечественной промышленностью, что осложняло организацию централизованного изготовления оборудования для домостроительных предприятий.

Применение в жилищном строительстве плоских тонких панелей наружных стен размером на комнату, на две комнаты изменило тектонику и архитектурный масштаб жилого дома. Но в тектонике несущих стен и ненесущих теплозащитных ограждений не было принципиального различия. Почти всюду применялась однорядная разрезка наружных стен на панели независимо от конструктивной схемы здания.

Жесткие требования унификации элементов зданий и неизученность возможностей технологии производства привели к чрезмерному упрощению объемно-пространственных решений и ограничению номенклатуры жилых домов в сериях. На многих заводах был освоен выпуск лишь одного- двух типов домов. Естественно, это не могло обеспечить полноценной комплексной застройки жилого квартала, микрорайона, ее выразительной композиции.

В первых сериях крупнопанельных домов часто применялись одинаковые окна для больших и малых комнат, совсем не использовались такие важные элементы жилища, как лоджии и эркеры, повышающие комфорт квартиры и обогащающие пластику жилого дома. Мало внимания уделялось прорисовке деталей балконов и входов, придающих жилому дому характер интимности и уюта. Из-за слабой изученности индустриального производства мало использовались возможности создания различной фактуры стеновых панелей и применения расширенной цветовой палитры.

Жилые дома были основным элементом застройки новых микрорайонов, возникающих на свободных городских землях. Однако простая конфигурация, аскетичный облик, плоскостное решение фасадов и одинаковая пятиэтажная высота жилых домов не благоприятствовали созданию разнообразных, выразительных композиций. Была утеряна композиционная роль отдельно взятого здания, отдельный дом перестал быть основой пространственной композиции.

В этих условиях выработались приемы сочетания и группировки жилых домов и общественных зданий (преимущественно строчное размещение жилых домов), которые порой отличались примитивностью объемно-пространственного построения; эти приемы в определенной мере способствовали решению функциональных задач, но не могли решить задач эстетических. Группы зданий рассматривались как важнейший элемент объемно-пространственной и функциональной структуры застройки, но и эти группы необоснованно типизировались и вследствие многократного повторения еще больше подчеркивали однообразие застройки.

Практически в каждом микрорайоне возникала задача сочетания жилых домов и зданий школ, детских садов, учреждений обслуживания. Школы обычно размещались в центральном озелененном ядре микрорайона, окруженном жилой застройкой. Нередко детские учреждения, магазины, ателье образовывали с жилыми домами первичные жилые комплексы.

Петрозаводск. Микрорайон. Архитекторы Н. Дубяго, М. Штример. Застройка 1965—1966 гг.
92. Петрозаводск. Микрорайон. Архитекторы Н. Дубяго, М. Штример. Застройка 1965—1966 гг.
Ленинград. Щемиловка. Квартал 127. Архитекторы В. Гольдгор, А. Шприц, И. Райлян
93. Ленинград. Щемиловка. Квартал 127. Архитекторы В. Гольдгор, А. Шприц, И. Райлян
Ленинград. Автово. Детский сад
94. Ленинград. Автово. Детский сад
Ленинград. Автово. Квартал 7—8. Архитекторы В. Каменский, А. Жук, Н. Матусевич. 1961 г.
95. Ленинград. Автово. Квартал 7—8. Архитекторы В. Каменский, А. Жук, Н. Матусевич. 1961 г.
Рига. Жилой комплекс «Агенскалнские сосны». Проект планировки. Архитекторы Н. Рендель, Е. Якобсон
96. Рига. Жилой комплекс «Агенскалнские сосны». Проект планировки. Архитекторы Н. Рендель, Е. Якобсон

Простота объемно-пространственного решения типовых проектов жилых домов, при котором отсутствуют ярко выраженные «главные», «боковые», «дворовые» фасады и обеспечиваются благоприятные условия инсоляции помещений, способствовала появлению так называемой «свободной» их расстановки на участках. Это привело к потере пространственной композиции улиц, площадей, внутриквартальных проездов и дворов. Стала исчезать периметральная застройка квартала, внутриквартальные пространства перестали быть замкнутыми. Вновь стал очень часто употребляться характерный для 30-х гг. прием строчной застройки кварталов с торцами домов, обращенными на улицу при широтной ее трассировке (рис. 92).

Однообразный и ограниченный ассортимент продукции домостроительных предприятий не способствовал созданию выразительных архитектурных образов массовой жилой застройки. На архитектурном облике новой застройки значительно сказывались и невысокое качество строительно-отделочных работ, и незавершенность благоустройства. Условия привязки типовых проектов и использования башенных кранов нередко приводили к необходимости выравнивания естественного рельефа и к нивелировке застройки. Преимущественное применение пятиэтажных домов практически исключало из композиции жилых массивов такое важное средство композиции, как силуэт. Постепенно работа архитекторов над массовой застройкой свелась преимущественно к механической «привязке» типовых проектов.

Одним из первых жилых районов, застраивавшихся целиком по типовым проектам, с применением преимущественно строчной застройки, был район Новые Кузьминки в Москве (руководитель В. Бутузов). В этом районе были применены и крупноблочные, и крупнопанельные (в том числе из ребристых вибропрокатных панелей) дома, и новые дома из объемных блоков.

В застройке первых кварталов-микрорайонов использованы различные элементы «строчной» застройки (в том числе «пилообразный», уступчатой строчки, когда оси домов не перпендикулярны оси улицы). Небольшие типовые кирпичные здания магазинов и культурно-бытовых служб размещены на периферии кварталов. Детские учреждения, школы расположены в глубине застройки. Сравнение проекта и построенного в натуре показывает, что замысел авторов реализован не полностью, в застройке не удалось преодолеть монотонность механического членения пространства и многократного повторения одинаковых объемов.

Близок по размерам и общему объемно-планировочному приему к кварталам Новых Кузьминок квартал № 124 в Невском районе Ленинграда (руководитель Е. Левинсон).

Несколько лучшим решением отличается квартал № 127 того же района (рис. 93).

В жилом районе Автово (Ленинград) удачно сочетание пятиэтажных и шестиэтажных зданий (рис. 94—95).

Построенный в эти же годы квартал в рижском районе «Агенскалнские сосны» основан на принципах «свободной» планировки и блокировки секций жилых домов (рис. 96). Четыре двухсекционных пятиэтажных кирпичных дома в центре квартала соединены между собой, образуя дугу, слегка охватывающую внутриквартальное пространство. Была использована и пилообразная блокировка зданий. Различная блокировка зданий несколько увеличила общую выразительность объемно-планировочного приема, хотя фасады домов из силикатного и красного кирпича маловыразительны.

Большое значение для совершенствования застройки жилых массивов имел международный конкурс на проектирование экспериментального жилого района в юго-западной части Москвы (Тропарево), проведенный в 1958—1959 гг. В нем участвовало более 25 крупных проектных коллективов, среди которых были архитекторы из восьми социалистических стран. Конкурс продемонстрировал некоторое разнообразие приемов комплексной застройки микрорайонов и жилых групп, перспективных типов жилых и общественных зданий.

К сожалению, проект, разработанный на основе конкурса, не был осуществлен, но широко освещенные в архитектурной печати конкурсные проекты оказали влияние на дальнейшую практику проектирования и массового строительства.

В целом первый этап работы домостроительных предприятий показал, что курс на индустриализацию строительства позволил значительно увеличить количество ежегодно вводимых в строй жилых домов. Так, в 1955 г. в стране было построено около 36 млн. м2 жилой площади, а в 1959 г.— уже более 80 млн. м2.

Постановлением от 4 ноября 1955 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР поставили в числе других важную задачу: в целях улучшения бытовых условий населения и удешевления строительства разработать новые типовые проекты школ, детских учреждений и других массовых общественных зданий.

В соответствии с этим в 1956—1957 гг. были проведены широкие конкурсы на разработку новых типовых проектов массовых общественных зданий. Отрабатывался состав общественных зданий, применяемых в комплексной застройке.

Решение XX съезда КПСС об осуществлении десятилетнего обязательного образования и введении политехнического образования в общеобразовательных школах обусловило пересмотр действующих типовых проектов школьных зданий, как с точки зрения рационального построения сети школ, так и с точки зрения организационной структуры зданий, состава их помещений.

В число обязательных помещений были введены производственные мастерские и актовый зал. Встал вопрос о необходимости приспособления зданий для групп продленного дня и интернатов. Количество ученических мест в общеобразовательных школах увеличилось с 280 до 320, с 400 до 520, с 880 до 920; в новых проектах была применена блочная система композиции. Классы и залы размещались в отдельных корпусах, соединенных переходом; при этом объем здания на одно место увеличился всего на 3%.

Кроме традиционного «продольного» класса с освещением по длинной стене в типовых проектах использовали «квадратные» и «поперечные» классы с освещением торца и подсветкой из рекреационного помещения, а также с двусторонним освещением. Для одноэтажных школ разрабатывались типы классов с верхним освещением. Широко применялся принцип универсального использования различных помещений.

Но, хотя в 1956 г. общеобразовательные школы строились в стране по 50 типовым проектам, это не привело к большому разнообразию архитектуры школьных зданий.

В 1956 г. впервые были разработаны типовые проекты школ для различных климатических зон. В этих проектах учитывалась необходимость обеспечить сквозное проветривание и сейсмостойкость для южных районов, повышенную инсоляцию для северных районов.

В 1960 г. Моссовет утвердил первую серию проектов школ, школ-интернатов, дошкольных учреждений и других зданий культурно-бытового назначения с унифицированными каркасно-панельными конструкциями. Аналогичная серия проектов была разработана в Ленинграде и утверждена для массового строительства.

Укрупнение жилых микрорайонов требовало пересмотра вместимости общеобразовательных школ. Однако до конца 50-х гг. в больших городах по-прежнему строились типовые школы на 920 учащихся. Например, в Москве (в Юго-Западном районе, в Новых Черемушках, в районе Песчаных улиц) часто строились рядом по две средние школы с отдельными небольшими участками.

В составе микрорайонов в едином комплексе с жилыми домами строились необходимые для повседневного обслуживания здания культурно-бытового назначения. Специальная серия (IX-01) магазинов, предприятий питания, мастерских, административно-хозяйственных зданий и т. п. была создана для строительства в Москве и широко применялась в конце 50 — начале 60-х гг. Однако небольшие, в основном двух­этажные, здания этой серии были недостаточно удобны и экономичны; их использование приводило к рассредоточенности учреждений обслуживания по периферии микрорайонов. В результате возникла тенденция укрупнять учреждения обслуживания.

***

При внедрении первых индустриальных серий типовых проектов жилых домов предполагалось, что средний срок их действия составит пять лет. Однако переход на новые серии значительно затянулся.

Высокие темпы жилищного строительства осложняли переоснастку домостроительных заводов и переход на выпуск улучшенных типовых проектов. Разработка проектов улучшенных серий была завершена лишь в 1963—1964 гг. Количество разнотипных квартир в улучшенных сериях было увеличено. В состав серий вошли однокомнатные квартиры для 1 и 2 человек, двухкомнатные — для трех и четырех человек, трехкомнатные — для 4—5 человек, четырех- и пятикомнатные для семей в 5—6 человек. Это позволило улучшить расселение семей различного состава не только по количеству членов семьи, но и по возрасту, полу и другим признакам. Уменьшение среднего размера комнаты с 14—15 м2 в первых сериях до 12—13 м2 в новых сериях уменьшило количество человек, приходящееся на одну комнату.

Улучшилась и планировка самих квартир. В них значительно сокращено число проходных комнат, увеличена площадь подсобных помещений, применены санитарные узлы раздельного типа во всех квартирах, кроме однокомнатных, предусмотрено устройство встроенных шкафов. В некоторых сериях появились такие элементы, как лоджии, повышающие бытовые качества квартир и обогащающие пластику жилых помещений.

Введение в новых сериях трехквартирных широтных секций взамен четырехквартирных способствовало улучшению условий проветривания и инсоляции квартир, т. е. повышению их гигиенических качеств, и увеличило градостроительную маневренность жилых домов, так как значительно расширилась возможность свободной ориентации их на участке.

Условия для создания гибкой планировки квартир, которые в процессе эксплуатации могли бы трансформироваться в соответствии с изменениями в структуре и бытовом укладе семьи, появились в сериях с поперечными стенами при крупном шаге (6—6,4 м). Большинство квартир этих серий (I-467A и I-468A) освобождено от опорных элементов. Это позволяет менять их планировку путем перестановки передвижных перегородок, сохраняя при этом стабильными только кухню (или кухонное оборудование) и санитарный узел.

Существенная трудность в период становления крупноэлементного строительства возникла при расселении одиночек и семей в 2—3 человека. Ведение полного цикла домашнего хозяйства для таких семей обременительно, и они испытывают наибольшую потребность в различных видах общественного обслуживания. Вот почему именно для этой категории населения в составе улучшенных серий 60-х гг. появились так называемые дома гостиничного типа. Особый характер этого жилища продиктовал и отличную от обычных домов планировочную структуру. Они чаще всего проектировались в виде жилых корпусов коридорного типа, по первому этажу соединенных с блоком общественного обслуживания.

Поиски новых конструктивных решений жилых домов индустриального типа в начале 60-х гг. характеризовались стремлением к укрупнению элементов здания, а отсюда — к применению большепролетных конструкций, готовых сантехнических кабин, переносу несущих функций с наружных стен на внутренние (или на каркас), применению эффективных теплозащитных материалов для наружных стен, облегчению веса зданий и к увеличению степени заводской готовности.

В качестве одного из самых характерных примеров можно привести серию K-7-II, разработанную по предложению инж. В. Лагутенко на основе экспериментального дома, построенного в 9-м квартале Новых Черемушек. В жилых домах этой серии применены внутренние несущие тонкостенные панели двутаврового сечения, работающие на изгиб как балки-стенки. Наружные стены выполнены из навесных двухслойных панелей размером на комнату, а перекрытия раздельного типа представляют собой тонкостенные ребристые плиты и легкие потолочные звукоизоляционные щиты. Принятые конструкции позволили уменьшить вес здания, сократить расход бетона. Но наряду с этим увеличился расход металла, понизились огнестойкость, теплоустойчивость и звукоизоляция, усложнился монтаж здания, ухудшились эксплуатационные качества при увеличении стоимости 1 м2 жилой площади по сравнению с действующими сериями.

Эти дома в свое время получили довольно большое распространение в жилищном строительстве Москвы. Однако, учитывая указанные выше недостатки, а также неудачное архитектурное решение, жилые дома серии K-7-II вскоре были сняты с производства.

Экспериментальное проектирование велось также и по пути применения синтетических материалов в строительстве жилых домов. Проектирование и строительство пятиэтажного дома, построенного в 4-м Вятском переулке Москвы по проекту архит. А. Криппы и др. ставили перед собой две цели: проверить возможность конструктивного использования синтетических материалов (которые нашли применение в навесных многослойных панелях наружных стен, некоторых санитарных приборах, внутренней разводке водопроводных труб и деталях отделки) и выяснить целесообразность применения трансформирующейся планировки квартир в эксплуатации.

Следует упомянуть об опыте сооружения жилых домов методом подъема этажей. Первый эксперимент был предпринят в конце 50-х гг. в Ленинграде для завода железобетонных изделий «Баррикады» (инженеры А. Зуссер, М. Иоффе, А. Карагин, В. Кузнецов, И. Мамонтов, А. Сизов, архит. Л. Гальперин).

На домкратах по стойкам каркаса были подняты последовательно на проектные отметки изготовленные на уровне земли крыша, затем 4-й, 3-й, 2-й этажи с законченными квартирами. Этот метод позволяет уменьшить расход материалов и вес сооружения, свободно планировать помещение квартиры, вести работы на небольшом участке, так как не требует использования башенных кранов.

Большой интерес вызвали первые шаги по созданию жилых домов из объемно-пространственных блоков, предпринятые в начале 60-х гг. Основной идеей этого вида строительства является дальнейшее укрупнение конструктивных элементов дома и перенесение максимально возможного количества строительных и отделочных работ со стройплощадки в заводские условия.

Поиски шли в различных направлениях. Некоторые проектные организации предлагали не полностью закрытые объемные блоки (без одной или нескольких стен). Разрабатывались проекты домов смешанной конструкции из объемных блоков и панелей, а также дома «сотовой» конструкции из расставленных в шахматном порядке объемных элементов, между которыми устанавливались панели. Но такие решения, будучи компромиссными, немногим отличались от крупнопанельных и не обеспечивали заметного повышения степени заводской готовности.

Наибольшие преимущества показали замкнутые шестиплоскостные несущие блоки с полной внутренней и наружной отделкой. Блоки этого типа проектировались размером на комнату, на две комнаты и на квартиру. Экспериментальное строительство велось во многих городах страны. Так, в частности, в Минске на ул. Якуба Коласа был сооружен жилой дом из самонесущих объемных блок-комнат, установленных на рамном каркасе (архитекторы А. Воинов, С. Атаев, А. Зысман). Тектоника этого сооружения четко выражена в пластичном решении фасадов с выступающими элементами каркаса. Каждая квартира была снабжена балконом. На ул. Васнецова возведен жилой дом из блок-комнат по проекту архит. Ю. Шпита и др.

В 10-м квартале Новых Черемушек в Москве построена группа жилых домов из блоков на «две комнаты» по проекту архит. Н. Остермана и др. Пятиэтажный дом монтировался за пять дней. Жилой дом из объемных элементов на комнату, построенный в этом же квартале по проекту архит. П. Бронникова и др., имел в отличие от других домов балконы.

Однако в начале 60-х гг. объемно-блочное строительство не получило распространения.

Важным моментом развития массового жилищного строительства явилось повышение этажности. Известно, что в 50-х гг. в стране еще не было достаточно развито производство лифтов и кранов большой грузоподъемности, рассчитанных на многоэтажное строительство. Это было одной из причин того, что в массовом жилищном строительстве применялся в основном многосекционный пятиэтажный тип дома. Застройка крупных жилых массивов на основе многократного повтора одного-двух типов пятиэтажных крупнопанельных жилых зданий с однообразными объемно-пространственными решениями показала, что ограниченная номенклатура серий не в состоянии обеспечить выразительной жилой застройки и не оправдана экономически.

Для выявления новых идей в решении сложной проблемы многоэтажного строительства ГАПУ Москвы вместе с Московским отделением Союза архитекторов в 1962 г. провели конкурс на разработку типовых проектов жилых домов повышенной этажности для строительства в Москве в 1964—1970 гг. Наряду со сторонниками применения каркасных и панельных конструкций на конкурсе выступили также и сторонники использования в многоэтажном строительстве конструкций из монолитного железобетона, возводимых в скользящей опалубке.

Большой интерес вызвала представленная на конкурс серия, основанная на применении восьмиквартирных секций (архитекторы А. Белоконь, Б. Бранденбург, Г. Баданов, Л. Дюбек и др.). В планировке квартир использован принцип зонирования. Помещения делятся на две группы: комната дневного пребывания и кухня; спальни, удобно связанные с гардеробной и санитарным узлом. Такой принцип повышает комфортабельность квартиры. Конкурс оказал положительное влияние на дальнейшую разработку проектов многоэтажных жилых домов, которая началась во многих крупных городах и сопровождалась поисками новых архитектурных и конструктивных решений.

Существенным отличием улучшенных серий по сравнению с разработанными в 1957—1958 гг. явилось включение в их состав более комфортабельных жилых домов повышенной этажности.

Потребность в увеличении этажности жилых домов возникла прежде всего в крупных городах, где важно было увеличить плотность жилого фонда и сократить рост селитебных территорий. В состав серий сначала были включены типовые проекты девятиэтажных, а позже — более высоких жилых домов с повышенным уровнем инженерного благоустройства, лифтами и мусоропроводами. В процессе проектирования выяснилось, что в односекционных, так называемых точечных домах планировка квартир с малыми жилыми площадями приобретает преимущества (угловое проветривание, экономичность). Эти дома к тому же имели повышенную градостроительную маневренность. Именно поэтому серии пополнились 9- и 12-этажными односекционными жилыми домами. Так, в частности, в состав серии I-464A, разработанной в 1961—1962 гг., был включен девятиэтажный точечный жилой дом, который широко применялся в различных городах страны. Авторы предусмотрели размещение на одном этаже пяти квартир с общей жилой площадью 186 м2.

Рига. Жилой район Большая Югла. Архитекторы Р. Пайкуне, Д. Сила, Г. Мелберг, А. Плесум Москва. Дегунино—Бескудниково. Группа 9-этажных жилых домов. Архитекторы Д. Бурдин, Б. Шишкин
97. Рига. Жилой район Большая Югла. Архитекторы Р. Пайкуне, Д. Сила, Г. Мелберг, А. Плесум 98. Москва. Дегунино—Бескудниково. Группа 9-этажных жилых домов. Архитекторы Д. Бурдин, Б. Шишкин
Владивосток. Район Второй речки. Архитектор Т. Дружинина и др.
99. Владивосток. Район Второй речки. Архитектор Т. Дружинина и др.
Свердловск. Жилые дома на Привокзальной площади. Архитекторы В. Кусенко, В. Пермяков и др.
100. Свердловск. Жилые дома на Привокзальной площади. Архитекторы В. Кусенко, В. Пермяков и др.
Вильнюс. Жирмунай. Микрорайон Д-18. Архитекторы Б. Касперавичене, Б. Круминис. 1967 г. Вид застройки
Вильнюс. Жирмунай. Микрорайон Д-18. Архитекторы Б. Касперавичене, Б. Круминис. 1967 г. Проект планировки: 1 — 1—5-этажные дома; 2 — школа; 3 — детские сады
101. Вильнюс. Жирмунай. Микрорайон Д-18. Архитекторы Б. Касперавичене, Б. Круминис. 1967 г. Вид застройки. Проект планировки: 1 — 1—5-этажные дома; 2 — школа; 3 — детские сады
Вильнюс. Лаздинай
Вильнюс. Лаздинай
Киев. Панорама правобережья
Киев. Панорама правобережья
Киев. Панорама правобережья
Минск. Жилой комплекс на бульваре Толбухина. Архит. Ю. Шпит и др. 1965 г. Общий вид комплекса
Минск. Жилой комплекс на бульваре Толбухина. Архит. Ю. Шпит и др. 1965 г. Фрагмент застройки
Минск. Жилой комплекс на бульваре Толбухина. Архит. Ю. Шпит и др. 1965 г. План комплекса по первому этажу
Минск. Жилой комплекс на бульваре Толбухина. Архит. Ю. Шпит и др. 1965 г. План жилого дома Москва. Зеленоград. Односекционные 14-этажные жилые дома
102. Минск. Жилой комплекс на бульваре Толбухина. Архит. Ю. Шпит и др. 1965 г. Общий вид комплекса. План комплекса по первому этажу. План жилого дома. Фрагмент застройки 104. Москва. Зеленоград. Односекционные 14-этажные жилые дома
Москва. 12-этажные жилые дома в застройке района Щукино. Архитекторы М. Круглов, Б. Тамбиев и др.
103. Москва. 12-этажные жилые дома в застройке района Щукино. Архитекторы М. Круглов, Б. Тамбиев и др.
Москва. Жилые дома на ул. Вавилова. Архит. Е. Вулых. 1964 г. Ленинград. Новоизмайловский проспект. Башенный жилой дом. Архитекторы С. Сперанский, Л. Косвен и др. 1964 г.
105. Москва. Жилые дома на ул. Вавилова. Архит. Е. Вулых. 1964 г. 106.  Ленинград. Новоизмайловский проспект. Башенный жилой дом. Архитекторы С. Сперанский, Л. Косвен и др. 1964 г.

В практике застройки жилых районов встречается блокирование башенных зданий (например, в московском районе Дегунино—Бескудниково) (рис. 98).

В районе «Вторая речка» Владивостока девятиэтажные дома поставлены на сильно пересеченной местности. Лаконичный объем этих домов в сочетании с одноэтажными горизонтальными объемами магазинов в условиях ярко выраженного рельефа оживили облик застройки, придали ей более выразительный характер (рис. 99). В условиях ровной местности Свердловска живописность силуэта застройки Привокзальной площади создается постановкой жилых домов под углом к единому фронту магазинов и обслуживающих учреждений (рис. 100).

Использование различных вариантов жилых домов, выпущенных Вильнюсским домостроительным комбинатом на основе модификации серии 1-464, позволило авторам проекта района Жирмунай создать на высоком обрывистом берегу р. Нерис хороший жилой массив (рис. 101). Жилые дома при всей их простоте обладают выразительной пластикой, которую создают системы приставных лоджий, блокировка секций с уступами и т.д. Девятиэтажный крупнопанельный жилой дом в одном из микрорайонов отличается удачным сочетанием гладкой стены с декоративными решетками, прикрывающими вертикали лестничных клеток. Жилые комплексы в рижском районе Югла также хорошо сочетаются с природной средой (рис. 97).

Архитектура девятиэтажного дома в Минске на бульваре имени Толбухина обладает динамичностью, которая подчеркивается очертанием завершения выступа лестничной клетки. Несколько домов, поставленных на рельефе, объединены сплошной лентой одноэтажных зданий магазинов, кафе. В комплекс включен также кинотеатр (рис. 102). Главный фасад всего комплекса обращен к бульвару, который служит местом отдыха для жителей прилегающих кварталов. В Москве широкое применение получил 12-этажный крупноблочный дом, где на каждом этаже размещены четыре однокомнатные, две двухкомнатные и одна трехкомнатная квартиры, рассчитанные в основном на небольшие семьи. Однако впоследствии из-за недостаточной экономичности он был заменен другими, более совершенными типами домов (рис. 103—104).

Определенное значение для развития типов многоэтажного жилого дома имело кооперативное строительство. Кооперативы предъявили к проектам особые требования, выражавшиеся в улучшении планировки жилых и подсобных помещений квартиры, в повышении качества оборудования (рис. 105).

В середине 60-х гг. 9—12-этажные односекционные дома, в плане имеющие простейшую форму (квадрата или прямоугольника), нашли широкое распространение в строительстве Москвы и других крупных городов. Но многократное повторение одних и тех же типов многоэтажных домов-коробок не решало эстетических задач градостроения, приводило к штампу, обезличиванию отдельных городских районов. Поэтому проектные организации уделяли особое внимание повышению выразительности каждого жилого дома.

В процессе проектирования новых многоэтажных зданий наметились различные пути повышения их пластической выразительности при помощи средств, органично связанных с их функцией и конструкцией. Стремление разместить на каждом этаже односекционного дома возможно большее количество квартир и обеспечить их хорошим освещением привело к созданию пластичных объемов, обладающих большой выразительностью. Таковы, например, башенные жилые дома, построенные на Новоизмайловском проспекте в Ленинграде (архитекторы С. Сперанский, Л. Косвен и др.) (рис. 106). Помимо усложненного объемного решения пластику здания обогащают лоджии, расположенные сверху донизу по одной из граней объема.

В домах коридорного типа объемно-пространственное решение может быть обогащено благодаря сдвигу одной части здания по отношению к другой. Этот прием органично связан с планировочной структурой зданий. На основе такого приема построен, например, 14-этажный жилой дом на ул. Чайковского в Москве (архитекторы Н. Афанасьева, Л. Андреев).

Иную архитектурно-художественную интерпретацию получили многоэтажные каркасно-панельные жилые дома. Каркасный остов зданий с несущими легкими наружными стенами позволил применить двухрядную разрезку, не ограничивающую ширину оконных проемов. Фактура цвета межоконных простенков, иная по сравнению с глухими панелями, подчеркивает горизонтальные членения каркасно-панельных домов. Такое решение принято в 16- этажном доме серии 1МГ-601, типа Д, построенном в 10-м квартале Новых Черемушек в Москве (архитекторы Г. Бочаров, Я. Дихтер, А. Монахова, Н. Остерман, О. Субботин).

Москва. Ленинский проспект. Квартал 32-33. 19-этажный жилой дом. Архит. Е. Стамо и др. Горький. Жилой дом серии 1-464Д в микрорайоне Щербинки. Архитекторы Н. Розанов, В. Блюменталь, З. Нестерова, М. Уралова
107. Москва. Ленинский проспект. Квартал 32-33. 19-этажный жилой дом. Архит. Е. Стамо и др. 109. Горький. Жилой дом серии 1-464Д в микрорайоне Щербинки. Архитекторы Н. Розанов, В. Блюменталь, З. Нестерова, М. Уралова
Улучшенная серия типовых проектов I-468А. Архитектор Н. Фукин и др. Секция 1-2-4
108. Улучшенная серия типовых проектов I-468А. Архитектор Н. Фукин и др. Секция 1-2-4

В 42-м квартале Юго-Западного района Москвы под углом к красной линии Ленинского проспекта на фоне пятиэтажной застройки высятся несколько 19-этажных каркасно-панельных жилых домов, построенных по проекту Е. Стамо и др. Объемно­пространственное решение зданий характеризуется сдвигом одной части корпуса по отношению к другой (рис. 107).

В период разработки улучшенных серий с особой остротой встал вопрос об унификации заводских элементов жилых и общественных зданий повседневного обслуживания и создании единой комплексной серии жилых и массовых общественных зданий. Эта необходимость возникла потому, что в жилых комплексах общественные здания строились чаще из кирпича, в результате чего их архитектурное решение выпадало из общей художественной концепции и характера крупносборной жилой застройки, а их возведение зачастую отставало от строительства жилищ, лишая новоселов самых необходимых бытовых удобств.

Одной из первых комплексных серий была серия I-468A, разработанная в 1962—1963 гг. архит. Н. Фукиным и др. (рис. 108). Наряду с жилыми домами в состав серии включено семь типов общественных зданий: блок, первичный блок обслуживания, детские сады-ясли на 140 и 280 мест, школа и два варианта общественного центра микрорайона — на 4000 и 6000 человек.

В серии I-468A значительно расширилась и номенклатура жилых зданий. Вместе с многосекционными пятиэтажными домами с квартирами для больших и средних семей в серию включены: девятиэтажный односекционный дом с квартирами для небольших семей, а также 5- и 8-этажные дома гостиничного типа и общежития для малых семей и одиночек с элемента­ми общественного обслуживания.

Включение в состав серии не только жилых домов, но и группы зданий общественного назначения, элементы которых могут изготовляться на одних и тех же предприятиях, в известной мере создало новые возможности для строительства общественных зданий одновременно с жилыми. Специфика композиции общественных зданий, которые имеют свою этажность, высоту помещений, особые размеры и пропорции оконных проемов, а также иное объемно-пространственное построение несколько улучшала в сочетании с различными типами жилых домов общий облик застройки.

Наряду с разработкой серий I-464A и I-468A была усовершенствована серия I-335A, в домах которой стал применяться полный каркас. Предусмотрены квартиры с различными вариантами планировки в одну, две, три и четыре комнаты. Расширена номенклатура домов, в серию включены девятиэтажные здания, что повысило ее градостроительную маневренность. Для южных районов были созданы варианты зданий с лоджиями.

Особое внимание было обращено на расширение комплексного характера серии, на создание проектов домов более высокой этажности, а также зданий школ, детских садов, торговых предприятий из серийных конструктивных элементов.

Комплексный характер использования однотипных изделий для жилых домов и общественных зданий массового назначения был предусмотрен также в серии 1-467. В процессе ее совершенствования расширялись возможности строительства детских садов, школ и других зданий из конструктивных элементов этой серии.

Несмотря на ограниченные возможности, архитекторы пытались повысить выразительность застройки, укрупняя ее объемы и членения, вводя декоративные и пластические элементы в композицию зданий. Так, элементарная блокировка нескольких жилых пятиэтажных домов в один длинный, предпринятая арх. Н. Селивановым в первых кварталах московского района Химки — Ховрино, позволила укрупнить планировочные членения застройки и сделать внутриквартальные пространства более свободными, разместив там зелень и площадки для отдыха.

Москва. Вешняки — Владычино. Архит. В. Лебедев и др.
110. Москва. Вешняки — Владычино. Архит. В. Лебедев и др.
Москва. Давыдково. 19-этажный жилой дом. Архит. Г. Чалтыкьян, инж. Е. Суслов. 13-этажный жилой дом. Архитекторы А. Самсонов, А. Бергельсон, инж. И. Гриншпун
111. Москва. Давыдково. 19-этажный жилой дом. Архит. Г. Чалтыкьян, инж. Е. Суслов. 13-этажный жилой дом. Архитекторы А. Самсонов, А. Бергельсон, инж. И. Гриншпун
Москва. Зеленоград. Жилой дом «Флейта». Архитекторы И. Покровский, Ф. Новиков, Г. Саевич Ленинград. Жилые дома на ул. Орбели. Архитекторы Л. Шретер, Н. Никольская и др. 1964 г.
112. Москва. Зеленоград. Жилой дом «Флейта». Архитекторы И. Покровский, Ф. Новиков, Г. Саевич 113. Ленинград. Жилые дома на ул. Орбели. Архитекторы Л. Шретер, Н. Никольская и др. 1964 г.
Вильнюс. Лаздинай. Вид внутри квартала. Архитекторы В. Чеканаускас, В. Бальчунас, В. Бредикис, Г. Валюшкис
Таллин. Мустамяэ. Проект застройки
114. Вильнюс. Лаздинай. Вид внутри квартала. Архитекторы В. Чеканаускас, В. Бальчунас, В. Бредикис, Г. Валюшкис. Таллин. Мустамяэ. Проект застройки

Строительство многоэтажных жилых домов значительно изменило облик жилой застройки многих новых районов крупных городов. В Москве — это Вешняки — Владычино, Ивановское, Давыдково и другие районы; в Ленинграде — район проспекта Мориса Тореза, Ново-Измайловского проспекта; в Таллине — Мустамяэ; в Вильнюсе — Жирмунай и Лаздинай. Новые районы характеризуются более высоким архитектурно-композиционным мастерством, уровнем городского благоустройства, органической связью с природой (рис. 110—114).

Жилой район Киева Русановка расположен на небольшом острове на рефулированной территории. Три микрорайона разделены широкими бульварами, раскрывающимися в днепровские плавни, в окружающее пространство.

Рядом с Русановкой возник большой район Березняки, территория которого также поднята путем намыва грунта. Большая высота жилых домов позволила создать обширные внутриквартальные пространства.

Застройка новых районов Киева имеет хорошую связь с природой.

Однако общее укрупнение членений застройки и появление высоких домов не привели к необходимым сдвигам в повышении художественной ценности новых районов. Более важными казались архитекторам поиски выразительных решений самих домов.

60-е гг. ознаменовались известным усилением пластической выразительности жилого дома.

По-разному решались такие функциональные элементы жилища, как балконы и входы в дом. Шире стали применяться лоджии, которые делались приставными или заглублялись в жилой корпус. Сложность изготовления и монтажа утепленных перекрытий, а также отвода воды в том случае, когда лоджия расположена над жилым помещением, привела к необходимости устройства системы лоджий на всю высоту полносборного жилого дома.

В каркасно-панельном девятиэтажном доме серии II-49 (архит. К. Метельский и др.) тектоническому выявлению вертикальных ребер способствовало устройство вертикальной системы парных лоджий. Примером применения приставных лоджий может служить девятиэтажный точечный дом серии I-468A. Здесь хорошо выявлен крупный шаг несущих поперечных стен; раздельные диафрагмы между лоджиями трактуются как ребра жесткости. Насыщенная пластика этого здания выразительно контрастирует с простыми объемами пятиэтажных жилых домов.

Применение лоджий, системы приставных балконов, опирающихся на выступы фундаментов поперечных стен, обогатило пластику жилых домов.

В полносборных жилых зданиях 60-х гг. не нашел применения эркер, имеющий большое значение в интерьере квартиры и внешнем облике жилого дома.

Введение в композицию жилых домов цветовых элементов должно было усилить выразительность здания, что было важно при плоскостном характере фасадов.

Ашхабад. Крупнопанельный жилой дом на проспекте Свободы. Архит. Б. Шпак. 1965 г.
115. Ашхабад. Крупнопанельный жилой дом на проспекте Свободы. Архит. Б. Шпак. 1965 г.
Душанбе. Жилые дома Ташкент. Жилые дома на Первомайской улице. Архитекторы А. Рочегов, В. Гинзбург, инж. В. Ханджи. 1969 г. Общий вид
116. Душанбе. Жилые дома 118. Ташкент. Жилые дома на Первомайской улице. Архитекторы А. Рочегов, В. Гинзбург, инж. В. Ханджи. 1969 г. Общий вид. План дома
Ташкент. Жилые дома на Первомайской улице. Архитекторы А. Рочегов, В. Гинзбург, инж. В. Ханджи. 1969 г. План дома
Алма-Ата. Жилые дома на проспекте В. И. Ленина. Архитекторы Н. Рипинский, Т. Басенов, А. Петров и др.
117. Алма-Ата. Жилые дома на проспекте В. И. Ленина. Архитекторы Н. Рипинский, Т. Басенов, А. Петров и др.

Значительные сдвиги произошли в области проектирования крупнопанельных жилых домов, предназначенных для строительства в республиках IV климатического района. Архитектура этих серий в большей мере, чем в прежних сериях, отвечает особенностям жаркого климата и национальных бытовых традиций. Прежде всего это проявилось в планировочном решении кватир и секций. Так, в серии I-464AC, разработанной Туркменпроектом, Таджгипромстроем и ЦНИИЭП жилища, применены только двухквартирные секции со сквозным проветриванием. В каждой квартире предусмотрено устройство просторной лоджии, которая позволяет использовать ее для приготовления пищи, отдыха и сна. Использование лоджий в многоэтажных домах для хозяйственных процессов в какой-то мере учитывает бытовые традиции и улучшает микроклимат квартиры в жарком климатическом районе, пластически обогащая композицию жилых домов.

В домах для юга применялись различной формы балконы. Наиболее удобными были балконы с большим выносом (рис. 115—117).

Проектирование и строительство коллективами республик и городов страны жилых домов для Ташкента, весной 1966 г. частично разрушенного землетрясением, было хорошей школой, где в результате дружеского соревнования были построены новые, удобные кварталы жилых домов, в которых лучше, чем прежде, учитывались климатические, сейсмические, национально­бытовые и художественные особенности строительства в столице Узбекистана. Наряду с многоэтажными домами было построено также некоторое количество двухэтажных блокированных домов с внутренними двориками (рис. 118).

Применение в застройке южных городов лоджий по всему фронту жилого дома (чаще всего в виде приставных элементов, не связанных с основной конструкцией здания) получило широкое распространение. Возникли метрические композиции с выступающими лоджиями, перфорированные стенки которых зрительно воспринимаются как легкие, ажурные диафрагмы. Появились и композиции, где лоджии занимают всю поверхность фасада. Таковы жилые дома, построенные на ул. Ленина в Алма-Ате (архитекторы Н. Рипинский, Т. Басенов, А. Петров и др.).

При разработке улучшенных серий была предпринята попытка решения сложного комплекса художественных проблем в сфере полносборного жилищного строительства. Опыт строительства полносборных жилых домов показал, что необходимо изучение особенностей технологии индустриального производства для более полного раскрытия специфики тектоники и общей композиции полносборных домов. Архитектор в своей работе должен учитывать точность и цикличность механизированного производства, повторяемость крупных элементов, различие архитектонической трактовки несущих и ненесущих стен, разнообразную фактуру наружных поверхностей и т. п.

В жилищном строительстве 60-х гг. применялось несколько систем разрезки наружной стены на панели или крупные блоки с разным количеством рядов по вертикали (в пределах одного этажа).

Однорядная разрезка с панелями размером на комнату получила широкое применение в домах с различной конструктивной основой. Она наиболее органична для домов с тремя продольными несущими стенами. Горизонтальные швы перекрываются перекрытиями, а вертикальные — внутренними стенами или перегородками, при этом улучшаются эксплуатационные качества здания; применение такой системы упрощает и ускоряет монтаж дома. Но при поперечных несущих стенах панели однорядной разрезки маскируют конструктивный остов здания и зрительно не выявляют тектонической сущности ненесущей наружной легкой стены. Форма панели с проемом сложна в изготовлении, требует усиленного армирования.

В некоторых сериях с поперечными несущими стенами при широком шаге (например, 1-467А) нашла применение двухрядная разрезка, которая позволила увеличить горизонтальные размеры оконных проемов. Однако и в этом случае характер несущей конструкции домов остался невыраженным.

Для повышения эстетических качеств жилой застройки большое значение имело совершенствование технологии изготовления крупных панелей. С этой точки зрения в середине 60-х гг. большой интерес вызвало строительство на проезде Ольминского в Москве экспериментального девятиэтажного жилого дома из вибропрокатных железобетонных панелей. На новых станах, разработанных инж. Н. Козловым, вместо изготовлявшихся ранее ребристых панелей стали выпускать плоские панели. Новая технология обеспечила высокую точность изготовления изделий, чистоту их граней и тонкую, геометрически четкую сетку швов, что значительно улучшило качество крупнопанельных домов. Панели стен перегородок и перекрытий соединяются болтами с последующим замоноличиванием стыков. Эта конструктивная идея улучшила решение наиболее уязвимого места крупнопанельного дома.

Москва. Жилой дом на проезде Ольминского. Архит. З. Розенфельд, инж. Н. Козлов. 1965 г.
119. Москва. Жилой дом на проезде Ольминского. Архит. З. Розенфельд, инж. Н. Козлов. 1965 г.
Москва. Проспект Мира. 25-этажный жилой дом из вибропрокатных панелей. Архитекторы Т. Заикин, В. Андреев, инженеры И. Беллавин, В. Меламед, А. Биргер. 1966—1969 гг.
Москва. Проспект Мира. 25-этажный жилой дом из вибропрокатных панелей. Архитекторы Т. Заикин, В. Андреев, инженеры И. Беллавин, В. Меламед, А. Биргер. 1966—1969 гг. План типового этажа
120. Москва. Проспект Мира. 25-этажный жилой дом из вибропрокатных панелей. Архитекторы Т. Заикин, В. Андреев, инженеры И. Беллавин, В. Меламед, А. Биргер. 1966—1969 гг. План типового этажа
Сочи. Жилой дом на Навагинской улице. Архитекторы Е. Анцута, В. Кузнецов, инж. Е. Мендель. 1969 г.
121. Сочи. Жилой дом на Навагинской улице. Архитекторы Е. Анцута, В. Кузнецов, инж. Е. Мендель. 1969 г.

Единый шаг 3,2 м в продольном направлении и два пролета по 5,6 м в поперечном позволили свести к минимуму число разнотипных панелей. Все квартиры запроектированы с изолированными комнатами. Часть квартир имеет лоджии. Объем дома обогащен вертикалями лоджий, которые расположены на основном фасаде и в торце здания. Хорошая поверхность наружных панелей, тонкие швы, пластика лоджий и введение в них цвета, контрастирующего со светлой стеной, придают зданию привлекательный облик (рис. 119).

На основе эксперимента в дальнейшем были построены дома высотой в 14, 17 и 25 этажей.

В 17-этажном доме из вибропрокатных панелей, построенном по проекту архитекторов В. Андреева и Т. Заикина на проспекте Мира в Москве, применены поперечные несущие железобетонные панели и навесные наружные керамзитобетонные панели размером на две комнаты. В заглублениях фасадной стены в определенном ритме установлены балконы, создавая игру светотени, обогащая пластику дома. Дом состоит из восьмиквартирных секций с двумя лифтами и двумя «палладианскими» лестницами в каждой. Первый и второй (технический) этажи запроектированы в каркасных конструкциях. Этот прием позволяет оставлять широкие проходы и площадки под домом. 25-этажный жилой дом явился развитием конструктивно-художественных идей, заложенных в 17-этажном доме. Он построен в 1968 г. на проспекте Мира (рис. 120).

Поиски иных методов индустриального строительства были связаны с расширением возможностей создания различных объемно-пространственных построений жилых зданий.

В конце 60-х гг. в Ереване получил значительное развитие метод подъема перекрытий этажей, позволяющий сооружать экономичные дома со сложным рисунком плана. Так, в 12-этажном здании (архитекторы С. Шахназарян, Р. Саакян, А. Саакян, Ю. Сафарян и др.) план представляет спаренный трилистник; на одном узле коммуникаций сгруппировано шесть квартир. Подъем перекрытий осуществлялся после устройства двух массивных цилиндрической формы лестничных шахт, которые облегчали процесс монтажа перекрытий. В Туле, Фрязине, Сочи и других городах было проведено экспериментальное строительство жилых домов из монолитного железобетона. Совершенствование методов возведения зданий из монолитного бетона с применением скользящей или передвижной опалубки позволяет сочетать высокую степень индустриализации строительного производства с гибкостью архитектурных решений. Поскольку опалубка выдерживает лишь ограниченное число циклов использования, количество однотипных домов, созданных с помощью комплекта опалубки, насчитывается единицами. При одной и той же внутренней планировке этот метод допускает создание различных объемно-пространственных вариантов зданий.

Опыт показал, что методы подъема перекрытий и возведения зданий из монолитного железобетона с помощью скользящей или передвижной опалубки являются индустриальными. Они позволяют придавать зданиям криволинейные в плане очертания и богатую пластику и имеют определенные преимущества для строительства на затесненных участках, окруженных застройкой и зеленью, а также в сейсмических районах (рис. 121).

В ходе разработки проекта застройки нового приморского района на Васильевском острове в Ленинграде началось проектирование около десяти вариантов типовых блок-секций, которые позволяли сооружать различные по конфигурации, этажности и протяженности жилые дома. Результаты этой экспериментальной работы оказались успешными, но до 1967 г. они по ряду причин не могли получить широкой реализации и необходимого распространения.

Опыт первого этапа проектирования и строительства жилых домов индустриального типа, более глубокое постижение особенностей технологии домостроительного производства, а также неудовлетворенность достигнутым создали предпосылки для постепенного перехода к новому методу типового проектирования. Если на первом этапе типового проектирования номенклатура изделий серии являлась следствием разработки типовых проектов, то новый этап наметил переход к проектированию типовых блок-секций и целых зданий по заданному каталогу заводских изделий. Почти одновременно в ряде республик начали разрабатываться и осуществляться в натуре экспериментальные проекты на основе номенклатуры серийных изделий. Первые попытки применения такого метода дали хорошие результаты.

К концу 60-х гг. строительство домов из объемных блоков вышло из стадии эксперимента. В Краснодаре и Краснодарском крае развернулось строительство жилых и курортных зданий на основе технического направления, разработанного ЦНИИЭП лечебно-курортных зданий. При этом формирование пятиплоскостных блоков (стаканов) производится в специальных машинах с поддоном и тремя открывающимися бортами (один из авторов предложения — архит. П. Бронников).

В Минске был создан специальный комбинат для строительства жилых домов из объемных блоков мощностью 100 тыс. кв.м жилой площади в год. Объемно-блочное домостроение постепенно развивалось и в других городах.

Развитие строительства из объемных блоков позволяет надеяться, что будет выявлена специфика зданий этого типа, которая заключается в известной свободе взаимного расположения блоков: их можно будет сдвигать относительно друг друга, создавая новые пластически богатые композиции, чередовать крупные объемные элементы с системой лоджий и т. д.

Москва. Новые Черемушки. Детский сад-ясли на 310 мест. Архитекторы В. Беккер, О. Сперантова, инженеры Н. Вильшанский, А. Дубинина и др.
Москва. Новые Черемушки. Детский сад-ясли на 280 мест. Архитекторы В. Беккер, О. Сперантова, инженеры Н. Вильшанский, А. Дубинина и др.
122. Москва. Новые Черемушки. Детский сад-ясли на 310 мест. Детский сад-ясли на 280 мест. Архитекторы В. Беккер, О. Сперантова, инженеры Н. Вильшанский, А. Дубинина и др.
Минск. Детский сад-ясли на 280 мест. Архит. В. Темнов. Общий вид
Минск. Детский сад-ясли на 280 мест. Архит. В. Темнов. Планы
123. Минск. Детский сад-ясли на 280 мест. Архит. В. Темнов. Общий вид. Планы
Ленинград. Школа в Невском районе. Архитекторы С. Евдокимов, Г. Вланин, Н. Устинович, Л. Панкратова, Е. Пекарская, инженеры Л. Чаун, Л. Онежский
Москва, школа в Химках—Ховрино. Архит. А. Аврус, инж. М. Калмыков Московская область. Протвино. Школа. Архитекторы К. Френкель, Л. Газеров, инж. Е. Столярова. 1962 г.
124. Ленинград. Школа в Невском районе. Архитекторы С. Евдокимов, Г. Вланин, Н. Устинович, Л. Панкратова, Е. Пекарская, инженеры Л. Чаун, Л. Онежский. Москва, школа в Химках—Ховрино. Архит. А. Аврус, инж. М. Калмыков. Московская область. Протвино. Школа. Архитекторы К. Френкель, Л. Газеров, инж. Е. Столярова. 1962 г.

Важной тенденцией в проектировании и строительстве детских учреждений, школ, магазинов, общественно-торговых центров и других зданий массового назначения, проявившейся в 60-е гг., было стремление к их укрупнению и кооперации (рис. 122, 123).

Тенденция укрупнения общественных зданий была вызвана не только экономическими соображениями. Экономия в строительстве и эксплуатации сочеталась с улучшением обслуживания населения, с расширением возможности создавать более выразительные архитектурные решения и отдельных зданий, и застройки в целом. В крупном учреждении общественно-бытового назначения сокращается административный персонал, легче внедрить современную технику и более прогрессивные формы обслуживания. Укрупнение общественных зданий в условиях увеличения этажности и общих габаритов жилых домов определенным образом сказывалось и в композиционном построении микрорайонов.

Детские сады и ясли на первых порах механически объединялись в группы с общим блоком питания. Практика строительства показала, что санитарно-гигиенические требования позволяют создать унифицированный тип зданий детских учреждений. Практически унификация яслей и детского сада сводилась к созданию схемы плана, который без каких-либо капитальных перестроек мог быть пригоден как для детского сада, так и для яслей. Два типа дошкольных детских учреждений были объединены в одно. Стали создаваться укрупненные учреждения на 140 или 280 детей возраста с одного года до семи лет. При этом в микрорайоне требовались более крупные и обособленные участки.

Благодаря сокращению площади административно-хозяйственных и обслуживающих помещений, приходящихся на одно место в укрупненном здании, объём и стоимость его снизились на 10—12%. Значительно уменьшилась и стоимость эксплуатации.

Для сокращения сроков строительства и повышения степени индустриализации МИТЭП и НИИ общественных зданий и сооружений разработали унифицированную серию дошкольных детских учреждений с панельными стенами заводского изготовления (архитекторы И. Кастель, С. Змеул и др.). Применение панельных конструкций предопределило в значительной степени и структуру здания. Принятая для всех серий конструктивная структура — поперечные несущие конструкции, поставленные через 6 м, дала возможность создать вдоль фасада укрупненный ритм несущих элементов. Благодаря верандам, расположенным на торцах здания, объемы основных корпусов казались более «легкими».

По новым типовым проектам детские учреждения размещались в одном здании в нескольких блоках, связанных между собой отапливаемым переходом, или в отдельных павильонах.

В начале 60-х гг. архитекторами Армении, Грузии, республик Средней Азии впервые были разработаны типовые проекты объединенных детских учреждений для различных климатических зон. В проектах была принята система павильонной планировки с неотапливаемыми переходами. Кухня и прачечная в большинстве проектов размещались отдельно от детских групп.

В целях скорейшей индустриализации строительства началась разработка типовых проектов детских учреждений в каркасно-панельных конструкциях (например, работа МИТЭПа — И. Кастель, Н. Уманский и др.).

В проектировании школ тенденция к общему их укрупнению сочеталась с понижением этажности. Однако продиктованная архитектурными и экономическими интересами тенденция укрупнять здания при емкости школы свыше 1600 учащихся встречала решительное возражение со стороны некоторых видных педагогов, которые считали, что при чрезмерно больших коллективах затрудняется работа с учащимися.

Высота новых школ в основном была ограничена тремя этажами. В них предусматриваются спортивные залы, предметные кабинеты, просторные светлые рекреации (рис. 124).

Летом 1965 г. в строй вступила школа в Новых Кузьминках. Ее вместимость 2032 учащихся. Три трехэтажных корпуса с классами и кабинетами, предназначенные для различных возрастных групп, объединены между собой четвертым корпусом для старшеклассников. Школа имеет кроме классных комнат специальные лабораторные помещения и кабинеты, актовый зал и два гимнастических зала. Здание размещено возле лесопарка. Рядом, на особом участке, устроен большой спортивный городок.

Экспериментальная одноэтажная школа такой же вместимости построена для детей шахтерской столицы Донецка. Четыре отдельных павильона с классами объединены легкими крытыми галереями. Торцы павильонов украшены яркими мозаиками.

В г. Тольятти два школьных здания объединены общим блоком столовой. При этом была получена большая экономия в строительстве и достигнута выразительная композиция.

В Люберцах Московской области построена школа на 1568 человек (КБ по железобетону, руководитель А. Якушев) на основе конструктивного решения серии жилых домов 1-467. В том же микрорайоне сооружено из аналогичных конструкций здание детского сада.

Московская область. Ногинский район. Поселок Черноголовка. Школа. Архитекторы К. Френкель, В. Степанов и др.
125. Московская область. Ногинский район. Поселок Черноголовка. Школа. Архитекторы К. Френкель, В. Степанов и др.
Сочи. Школа на набережной улице. Архит. Н. Милова
126. Сочи. Школа на набережной улице. Архит. Н. Милова
Сочи. Универсам. Архитекторы О. Великорецкий, Г. Назарьян
127. Сочи. Универсам. Архитекторы О. Великорецкий, Г. Назарьян
Таллин. Мустамяэ. Общественно-торговый центр ABC
Таллин. Мустамяэ. Общественно-торговый центр ABC
128. Таллин. Мустамяэ. Общественно-торговые центры ABC

Одни из лучших школ этого периода выстроены в Ленинграде на Васильевском острове (архит. С. Евдокимов и др.) и в поселке Черноголовка Ногинского научного центра Академии наук СССР (архитекторы К. Френкель, В. Степанов и др.). При школе устроен интернат. Выразительные объемы и главный фасад, увенчанный башенкой обсерватории, делают здание школы архитектурным центром микрорайона. Выразительна и удобна также школа в Сочи (рис. 125—126).

В некоторых зданиях школ использованы произведения монументальной живописи и скульптуры на фасадах школ в Ленинграде, Протвине, в Донецке, в Люберцах, в интерьере школы в Чернологовке, где созданы панно, символизирующие природу и науки.

Однако в композиции большинства жилых комплексов школьные здания не играли значительной роли: объемно-пространственная взаимосвязь их с жилой застройкой не всегда была выраженной. Одним из лучших примеров такой связи может служить школа микрорайона Жирмунай, где в ее композиции хорошо использованы перепады рельефа и от школьного здания открывается вид на левобережную застройку города и окрестные дали.

В 60-е гг. небольшие здания отдельно стоящих магазинов и хозяйственных блоков сменились компактными зданиями типовых общественно-торговых центров, где под одной крышей объединялись домовые клубы, столовые и магазины, ателье и парикмахерские, приемные пункты прачечных и мастерских металлоремонта. Жителям уже не приходилось обходить весь квартал, чтобы посетить несколько торгово-бытовых учреждений. Универсальные кооперированные здания способствовали улучшению обслуживания населения (рис. 127, 128).

Большое значение для повышения выразительности жилых массивов в эти годы приобрело благоустройство и озеленение внутриквартальных пространств.

В процессе планировки и застройки новых жилых массивов при постановке только жилых домов без магазинов уменьшилась градообразующая роль улиц. Поэтому снова стали появляться магазины, встроенные в первые этажи многоэтажных жилых домов. Каркасные конструкции первых этажей этих зданий позволяли более свободно располагать в них торговые залы и подсобные помещения.

Еще в конце 50-х гг. на площади в месте пересечения Ленинградского и Волоколамского шоссе в Москве появился градостроительный прием объединения по фронту площади торцов жилых домов протяженным двухэтажным корпусом магазинов и ресторанов. Позже такой прием был повторен у границы Москвы в I квартале Химок — Ховрино.

Для выявления принципов социально-бытовой организации и планировочной структуры жилища нового типа, а также привлечения широких кругов архитекторов к решению этой важнейшей задачи Госстрой СССР совместно с Союзом архитекторов СССР в 1964 г. провели открытый конкурс, участники которого разрабатывали жилой комплекс на 2000 человек с первичным и повседневным обслуживанием. Творческое соревнование было успешным. Аналогичный конкурс для районов Крайнего Севера, проведенный в 1968 г., также дал много интересных решений, специфичных для суровых климатических условий. Положительная роль таких конкурсов заключается в том, что они разбудили мысль и наметили возможные пути решения жилища будущего.

Идеи, заложенные в конкурсных проектах (для средней полосы), были развиты в экспериментальных проектах, разработанных в Москве, Ленинграде, Киеве.

***

Постановление Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР от 28 мая 1969 г. «О мерах по улучшению качества жилищно-гражданского строительства», отметив достижения в области жилищного строительства за десятилетие — увеличение объемов строительства жилищ и культурно-бытовых зданий, переход на односемейное заселение квартир, развитие индустриальной базы домостроения — указало вместе с тем и на серьезные недостатки массового жилищного строительства — недоучет местных природно-климатических условий, занижение площадей подсобных помещений в квартирах, шаблонность и однообразие жилых зданий и застройки, низкое качество строительно­монтажных работ, излишнюю централизацию разработки типовых проектов и др. Постановлением были предусмотрены кон­кретные мероприятия по улучшению качества жилищно-гражданского строительства: переход с 1971 г. на новые типовые проекты, новая технология работы домостроительных предприятий, увеличение выпуска разнообразных строительных, отделочных материалов, применение которых позволило бы улучшить строительно-технические и эстетические качества жилых зданий. В постановлении были предъявлены и повышенные требования к проектам в отношении улучшения планировки жилых домов и квартир, их внутренней отделки и оборудования, увеличения подсобных помещений и возможности установки в квартирах встроенных шкафов и комплектов кухонной мебели, устройства кладовых, в южных районах — устройства веранд и лоджий, регулируемой солнцезащиты, в северных — обеспечения приточно-вытяжной вентиляции, устройства шкафов для сушки одежды и хранения вещей и т. д.

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР ознаменовало важный этап в совершенствовании проектирования и строительства жилищ, наметило пути повышения качества архитектуры жилой застройки.

Массовое и экспериментальное строительство конца 60-х гг. сопровождалось разработкой проектов для перспективного строительства. Уже в 1968 г. были разработаны проектные задания новых типовых жилых домов, предназначенных для строительства во всех республиках Советского Союза на девятую пятилетку (1971—1975 гг.). Серии разрабатывались московскими, ленинградскими и зональными институтами типового проектирования с учетом выросших экономических возможностей страны и дальнейшего развития и совершенствования методов индустриального домостроения. К этому времени были введены в эксплуатацию многие миллионы новых квартир и заметно улучшилась обеспеченность жилищем населения страны. Это создало предпосылки для следующего этапа жилищного строительства, означающего новое улучшение бытовых условий населения. Была поставлена задача решительно улучшить архитектурно-художественную выразительность жилых домов индустриального типа, обеспечить многообразие и гармоничность застройки новых жилых районов.

В сериях, предназначенных для строительства в 1971 — 1975 гг., прежде всего улучшены планировочные решения квартир. Увеличены площади жилых и подсобных помещений, что позволило удобнее разместить в них мебель и оборудование. В планировке квартир появилась анфиладность. Раскрытие смежных пространств обогащает интерьер квартиры, делает ее более уютной и удобной.

В новых предложениях более четко проведен принцип зонирования квартиры, связь общей комнаты с кухней и спален с санитарным узлом, что способствует улучшению бытовых условий семьи.

Степень комфорта в новых типах квартир повышена благодаря развитию лоджий и введению эркеров, которые не только создают дополнительные бытовые удобства, но обогащают интерьер квартиры и увеличивают пластическую выразительность общей композиции жилого дома.

Особое внимание уделено лоджиям в жилых домах IV климатической зоны. С этой точки зрения интересна планировка квартир серии, разработанной Армгоспроектом для Армянской ССР. Здесь все квартиры со сквозным или угловым проветриванием имеют большие лоджии, которые можно использовать для отдыха, сна, домашних занятий, приема и приготовления пищи. Устройство многостворчатых дверей позволяет в летнее время объединять пространство главной комнаты с лоджией, обогащая интерьер и улучшая микроклимат квартиры. Удобство планировки, компактность, экономичность решения особенно ярко выражены в трехкомнатной квартире. Для улучшения бытовых условий больших семей в пятикомнатных квартирах предусмотрено устройство двух санитарных узлов: одного — возле кухни и другого — около спальных комнат.

В конце 60-х гг. были проведены исследования по прогнозированию перспектив развития жилищ на 1990 и 2000 гг. и более отдаленное время. Усилия многих архитекторов второй половины 60-х гг. были направлены на поиски новых форм расселения, на разработку систем широкого общественного обслуживания культурных и бытовых потребностей трудящихся, которые соответствовали бы требованиям будущего.

С момента строительства первых домов-коммун прошло более 40 лет. За это время в нашей стране произошли большие сдвиги в области экономики, благосостояния трудящихся, в сфере культурного и бытового общественного обслуживания населения, активного вовлечения женщин в общественную деятельность. Поэтому проблема создания жилища нового социального типа становилась все более актуальной.

Москва. Ул. Шверника. Жилой дом с развитым общественным обслуживанием. Архитекторы Н. Остерман, А. Петрушкова, И. Канаева, Г. Константиновский. 1969 г. Общий вид
Москва. Ул. Шверника. Жилой дом с развитым общественным обслуживанием. Архитекторы Н. Остерман, А. Петрушкова, И. Канаева, Г. Константиновский. 1969 г. План
129. Москва. ул. Шверника. Жилой дом с развитым общественным обслуживанием. Архитекторы Н. Остерман, А. Петрушкова, И. Канаева, Г. Константиновский. 1969 г. Общий вид. План
Ленинград. Жилые дома на Васильевском острове
130. Ленинград. Жилые дома на Васильевском острове
Москва. Тропарево. Жилые дома. Архит. А. Самсонов и др.
131. Москва. Тропарево. Жилые дома. Архит. А. Самсонов и др.

Заслуживает внимания первая попытка экспериментального строительства в 10-м квартале Новых Черемушек в Москве жилого комплекса с развитым общественным сектором (архитекторы Н. Остерман, А. Петрушкова, И. Канаева, Г. Константиновский, инж. С. Керштейн) (рис. 129). В основу проекта заложен принцип органического сочетания высокого стандарта индивидуальной квартиры с высоким уровнем общественного обслуживания.

Большее развитие, чем прежде, получили общественные помещения в таких типах жилищ, как общежития для молодежи (например, общежитие в г. Тольятти).

Произошел значительный сдвиг и в решении архитектурно-художественных проблем полносборных жилых домов.

В приморской части Васильевского острова в 1962—1970 гг. были построены дома на основе специально разработанных Ленпроектом типовых блок-секций, из которых скомпонованы разнообразные по набору квартир, конфигурации, этажности и внешнему архитектурному облику здания (архитекторы С. Евдокимов, Н. Баранов, Н. Башнин, С. Борисов, В. Рузанов, В. Соколов, В. Сохин, инж. А. Гущев и др.) (рис. 130). Универсальные блок-секции длиной 30 и 60 м и высотой 9, 12 и 16 этажей, а также 9- и 12-этажные угловые блоки представляли собой законченную единицу продукции домостроительного предприятия с относительно небольшой номенклатурой изделий. Осуществлена многоступенчатая система культурно-бытового обслуживания. Минимальной структурной единицей здесь принят жилой комплекс на 4 тыс. жителей. Блочно-секционный метод проектирования, принятый для Васильевского острова, оказал большое влияние на последующую разработку проектов для массового жилищного строительства в Ленинграде и многих других городах страны.

Основываясь на опыте строительства домов из блок-секций, Госкомитет по гражданскому строительству и архитектуре включил в состав типовых серий наряду с типовыми домами различные блок-секции, которые так же, как и дома, полностью комплектуются на заводе. Это расширяет градостроительные возможности серий, в чем можно наглядно убедиться на примере решения номенклатуры, разработанной в ЦНИИЭП жилища.

В новых сериях выразительный объемно­пространственный архитектурный облик приобрели многосекционные и односекционные жилые дома. Так, например, односекционный дом для строительства в Армянской ССР расчленен на два объема, соединенных лестнично-лифтовым узлом. Вертикаль лестничной клетки сочетается с горизонтальными рядами ограждений лоджий, занимающих всю фасадную поверхность двух жилых корпусов. Впечатление легкости усиливается обнаженным каркасом первого этажа, несущим девять верхних жилых этажей.

Пластическая выразительность жилых домов индустриального типа обогатилась, применявшиеся ранее приемы художественных композиций жилых домов пополнились новыми. Применение эркеров совместно с балконами позволило перейти от традиционных простых метрических композиций к более сложным и выразительным ритмическим. Переходу к усложненным композициям способствовало также применение ризалитов, членящих протяженные фасады на крупные повторяющиеся элементы.

Новый метод проектирования, основанный на применении единого каталога индустриальных изделий, был принят на вооружение для жилищного строительства Москвы и внедрения в массовое строительство. Единый каталог унифицированных сборных изделий включает изделия для двух конструктивных схем: панельной и каркасной. Внедрение унифицированного каталога изделий ознаменует новый этап развития индустриального домостроения, который позволит внести большее разнообразие в структуру и композицию индустриальных жилых домов. 

***

Обзор массового жилищного строительства в СССР с 1955 по 1970 г. показывает, что этот период прежде всего характеризуется непрерывным увеличением его темпов. Событием огромного социального значения явился переход на строительство экономичных квартир, предназначенных для заселения одной семьей. Этот переход оказался возможным в результате того, что индустриальное домостроение стало генеральной линией жилищного строительства.

Заводское домостроение перешло к производству комплектов жилых домов с различными конструктивными схемами, в результате чего во многих крупных городах индустриальное строительство к 1970 г. достигло 70—85% общего объема жилищного строительства, а в среднем по стране составляло около 40%.

К концу рассматриваемого периода произошли значительные качественные изменения. Были разработаны и начали внедряться новые улучшенные типы квартир и жилых домов. Квартиры стали просторнее и удобнее, обогатились лоджиями и эркерами. Увеличение количества разнотипных квартир улучшило возможности расселения семей в соответствии с демографией населения. В сериях появились жилые дома с элементами общественного бытового обслуживания. В состав серий были включены также более комфортабельные жилые дома повышенной этажности, оборудованные лифтами и мусоропроводами.

В конце 60-х и начале 70-х гг. начался процесс существенного улучшения архитектурно-художественной композиции жилых домов.

Постоянный контакт проектировщиков с домостроительными заводами помог шире раскрыть возможности индустриального домостроения. От предельно аскетичных «домов-коробок» первого периода полносборного строительства, обусловивших монотонность и однообразие застройки жилых районов, был совершен переход к многообразным объемно-пространственным построениям жилых домов и повышению их пластической выразительности. В этом процессе основную роль сыграли внедрение новых серий, в состав которых были включены жилые дома различной этажности, и блок-секций, расширяющих градостроительные возможности застройки, а также больший учет местных природно-климатических условий, использование в композиции таких разнообразных по форме функциональных элементов жилища, как лоджии, балконы и эркеры.

За 1955—1970 гг. непрерывно совершенствовались и конструктивные решения сборных жилых домов, и системы унификации элементов, что позволило последовательно прийти к применению в полносборном строительстве пролетов увеличенного размера в отдельных сериях, позволяющих осуществлять вариабельную планировку квартир. Были достигнуты некоторые успехи в области строительства домов из объемных элементов.

Пятнадцатилетний опыт проектирования и строительства типовых крупноэлементных жилых зданий индустриального типа подготовил в Москве разработку проектов по единому каталогу унифицированных изделий, что станет новым этапом типового проектирования и обеспечит удовлетворение градостроительных и архитектурных требований в области массового жилищного строительства.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации