Архитектура промышленных сооружений СССР. 1941—1954

Глава «Архитектура промышленных сооружений. 1941—1954». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга первая. Архитектура СССР» под редакцией Н.В. Баранова. Автор: А.Я. Ковалев (Москва, Стройиздат, 1975)


Невиданная гигантская работа по строительству промышленных предприятий была осуществлена советской страной во время Великой Отечественной войны. Из прифронтовых и временно оккупированных врагом территорий в восточные районы страны были перемещены тысячи крупных заводов и фабрик. В невиданно короткие сроки в отдаленных, необжитых районах Урала, Сибири, Узбекской, Киргизской, Таджикской, Казахской республик были построены новые предприятия, транспортные коммуникации, поселки, жилые дома. Строительство и монтаж оборудования шли одновременно. Бывало так, что станки работали и выдавали продукцию, а здание только возводилось.

Чтобы понять грандиозность совершенного, достаточно вспомнить, что к ноябрю 1941 г. враг оккупировал территорию, на которой до войны выплавлялось 68% всего производившегося в нашей стране чугуна и 58% стали. Однако уже в 1942 г. наша промышленность не только восстановила потерянные мощности, но и значительно превзошла их. В восточных районах страны только за три года (1942—1944) было построено 2250 новых крупных промышленных предприятий.

В Березовой роще на окраине Челябинска в короткие сроки возник новый металлургический завод качественных сталей. На базе оборудования Мариупольского и Ижорского заводов создан трубопрокатный Челябинский завод, в настоящее время крупнейший в Европе. Были построены Миасский автомобильный, Алтайский тракторный, Богословский алюминиевый, Узбекский металлургический заводы и многие другие. В Заполярье вошел в строй Норильский никелевый завод. Пущены новые доменные печи на Магнитогорском металлургическом комбинате, Нижне-Тагильском, Чусовском заводах; увеличены мощности прокатных цехов на многих уральских заводах. В суровых условиях зимы быстрыми темпами построен Чебаркульский завод качественной металлургии, Балхашский завод по обработке цветных металлов и др.

Выбор территорий для размещения предприятий производился с учетом особенностей каждой отрасли и возможностей быстрейшей организации производства как на базе уже сложившихся на Востоке индустриальных комплексов, так и в пунктах со слаборазвитой промышленностью, но обладающих резервами трудоспособного населения. В зависимости от характера производства и местных условий эвакуированные фабрики и заводы размещались в уплотняемых действующих предприятиях, во временно приспосабливаемых помещениях, в дополнительных и во вновь построенных корпусах.

Эвакуированный в октябре 1941 г. Московский автомобильный завод был размещен в Челябинске, Миассе, Шадринске и Ульяновске. В Ульяновске завод разместили на окраине города в холодных складах. Прибывшие рабочие были расселены в бараках при железнодорожной станции и в окрестных деревнях. Тяжелое оборудование сгружали с железнодорожных платформ и сразу ставили на подготовленные фундаменты; одновременно шло строительство новых цеховых корпусов. Благодаря энтузиазму рабочих с 1 мая стали действовать 19 цехов, а сборка автомобилей началась еще в апреле 1942 г.

В 1944 г. началось строительство ТЭЦ, затем сооружение цехов на новой площадке, которое было закончено в послевоенные годы, после чего завод перебазировался на новую территорию.

Бурными темпами шло энергетическое строительство. К концу 1944 г. мощности электростанций Уральской, Кузбасской и Ташкентской систем удвоились, Омской — возросли в 3 раза, Красноярской — в 5 раз. В Узбекской ССР за короткий срок были построены 10 гидроэлектростанций. Наиболее крупным сооружением военных лет была Фархадская ГЭС на р. Сырдарье.

В годы войны большие усилия были направлены на восстановление разрушенных предприятий. Еще в августе 1943 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР принял специальное постановление о неотложных мерах по восстановлению хозяйства в освобожденных районах страны.

За 1941—1944 гг. было повреждено и разрушено 31 850 промышленных предприятий, в том числе 61 электростанция. По мощности и выработке электроэнергии страна была отброшена на много лет назад, но к началу четвертой пятилетки (1946 г.) уже был достигнут довоенный уровень.

Сразу же после освобождения оккупированных районов в непосредственной близости от фронта проводились восстановительные работы.

Восстанавливались металлургические заводы и шахты Донбасса и юга Советского Союза; машиностроительные предприятия в центральной России; электростанции, элеваторы, вокзалы и т. д. До окончания войны в освобожденных районах было восстановлено 6 тыс. промышленных предприятий, в том числе 24 доменные и 128 мартеновских печей; 56 прокатных станов; Днепровская, Волховская и Нижне-Свирская ГЭС; тепловые станции Волгограда, Донбасса, Ленинградской области и др.

Как объяснить огромные успехи промышленного строительства в тяжелых условиях войны, когда все силы отдавались фронту, не хватало строительных кадров, резко сократилось производство строительных материалов и механизмов?

Гигантская организаторская работа Коммунистической партии и Советского правительства, творческий энтузиазм народа, широкое развитие строительной науки и инженерной мысли, направленные на улучшение и ускорение строительства, — вот основа, позволившая осуществить в столь короткий срок перебазирование промышленных предприятий, строительство новых и восстановление разрушенных.

Для укрепления существующих и создания новых строительных организаций на Востоке страны — на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию — были переведены хорошо оснащенные техникой общестроительные и специализированные организации: Азовстальстрой, Запорожстрой, Донбасстяжстрой, Южтяжстрой, Стальконструкция, Союзтеплострой и др., вокруг которых формировались крупные строительные коллективы.

Большое значение имела перестройка проектного дела. Крупные стройки стали проектироваться на месте, одновременно с выполнением строительных работ. Были пересмотрены и введены новые упрощенные нормы военного времени, предусматривавшие строжайшую экономию дефицитных строительных материалов (цемент, металл), сокращение подсобных помещений и разрывов между зданиями, коэффициентов освещенности, запаса прочности и др. Максимально использовались местные строительные материалы, создавалась малая подсобная механизация.

Архитекторы и инженеры создали много примеров экономной планировки промышленных предприятий и зданий, оригинальных конструктивных систем из дерева, кирпича и других местных строительных материалов. В безлесной Средней Азии, например, для перекрытия пролетов до 22 м стали применяться конструкции тонкостенных (1/4 кирпича) сводов двоякой кривизны, разработанных инж. А. Рабиновичем. Для покрытия больших пролетов широко использовались простые деревянные конструкции: брусчатые балки, ригельно-подкосные системы, деревоплиты. При этом учитывалась возможность замены в дальнейшем временных конструкций долговечными. В целях необходимого естественного бокового освещения ширина цехов не превышала 48—60 м, а где по условиям производства требовалась большая ширина, узкие цехи строились П- и Ш-образными в плане, причем величина разрывов между корпусами делалась кратной ширине построенного пролета, чтобы в дальнейшем их можно было застроить, превратив в единый многопролетный цех. Однако не все промышленные сооружения строились упрощенно. Основные цехи некоторых заводов, например Челябинского металлургического и трубного, Миасского автомобильного, Богословского алюминиевого, Норильского никелевого и др., сооружены из капитальных конструкций.

В это время возникли такие новые методы строительства, как совмещенный график строительных работ и монтажа оборудования; крупноблочный монтаж конструкций и оборудования, предварительно собираемых вне места установки, получившие широкое распространение в послевоенные годы. Использование этих методов резко усилило темпы строительно-монтажных работ и способствовало созданию значительных промышленных комплексов.

Варварские разрушения были причинены Сталинграду, где было уничтожено 56 крупных предприятий. Тракторный завод, в цехах которого шли ожесточенные бои с немецкими захватчиками, был разрушен до основания. Сразу же после разгрома сталинградской группировки фашистских войск в 1943 г. началось восстановление первенца советского тракторостроения, и уже с июля 1944 г. возобновился выпуск тракторов. Все производство было реконструировано, корпуса приобрели иной архитектурный облик. В дальнейшем была перестроена, благоустроена и озеленена предзаводская площадь, где поставлен монумент Ф.Э. Дзержинскому, замыкающий перспективу основной магистрали района. Построены вход на завод, административные и научные учреждения (архит. И.С. Николаев), перед которыми на площади установлен легендарный танк Т-34, обозначивший линию фронта, проходившую в заводском районе.

В 1944 г. после освобождения Запорожья началось восстановление разрушенного Днепрогэса. В 1947 г. были пущены гидроагрегаты и шлюзы, а в 1950 г. гидро-электростанция была восстановлена, довоенный облик ее был сохранен, а мощность увеличена до 653 тыс. кВт. В эти же годы завершилось формирование примыкающих к ГЭС площадей. На левобережной площади был установлен монумент В.И. Ленину. Одновременно со строительством ГЭС в Запорожье шло восстановление других промышленных предприятий. В 1949 г. начали работать заводы Запорожсталь, Днепроспецсталь, коксохимический, цветной металлургии, комбайностроения, завод ферросплавов и др. Реконструкция разрушенных цехов на базе современной техники и строительство новых значительно увеличили мощность предприятий. Создание предзаводских площадей усилило объемно-пространственную связь с городом.

В это время же были построены новые заводы: трансформаторный, стекольный, строительной индустрии; предприятия легкой и пищевой промышленности. Поднятый из руин запорожский энергопромышленный район превратился в крупнейший промышленный центр Украины.

Во время Великой Отечественной войны была разрушена Нижне-Свирская ГЭС, но сдвинутое с места взрывной волной перекрытие над машинным залом сохранилось. Это покрытие было целиком поднято и установлено на место; смелая творческая инженерная операция ускорила ввод станции в строй.

Во время восстановительных работ широко использовался метод подъема крупных конструкций и целых зданий (доменная печь № 4 на заводе Азовсталь, элеватор в Тарту и др.).

Поражает оригинальностью подъем элеватора в Тарту. Под силосным корпусом было подорвано три ряда колонн, и он, упав с высоты 7,6 м на фундаментную плиту, стал в наклонное положение под углом 26° и сместился в сторону на 5 м. По проекту, разработанному институтом Промзернопроект (инженеры А. Покровский, Б. Энштейн, Л. Желоховцев), работники треста по передвижке зданий выровнили крен силосного корпуса, подняли его на нужную высоту и надвинули на новые колонны. Такое решение позволило на год раньше срока ввести элеватор в строй и получить значительную экономию средств. Подобные работы не имели прецедентов в истории. К 1948 г. сотни разрушенных элеваторов были восстановлены, причем сгоревшие деревянные заменены железобетонными.

Поднятые из руин металлургические, машиностроительные, химические и другие заводы и фабрики стали более совершенными в производственно-технологическом, планировочном и архитектурном отношении.

Угличская ГЭС. Архитекторы В. Петров, С. Бирюков, Д. Зезин, В. Щипакин. Вид в панораме города
53. Угличская ГЭС. Архитекторы В. Петров, С. Бирюков, Д. Зезин, В. Щипакин. Вид в панораме города
Угличская ГЭС. Вид с верхнего бьефа
54. Угличская ГЭС. Вид с верхнего бьефа
Рыбинский гидроузел. Архитекторы Д. Савицкий, М. Шпекторов, М. Богданов. Общий вид
55. Рыбинский гидроузел. Архитекторы Д. Савицкий, М. Шпекторов, М. Богданов. Общий вид

Во время войны продолжалось строительство гидроузлов Волжского каскадаУгличской и Рыбинской гидроэлектростанций (рис. 53—55), сыгравших большую роль в снабжении электроэнергией Москвы, особенно в зиму 1941 —1942 гг., когда столица была отрезана от угольных баз. На Верхневолжских гидроузлах были внедрены новые приемы индустриального строительства, в дальнейшем широко распространившиеся в гидротехнике: зимний намыв земляных плотин, установка сварных ферм и пакетов вместо штучной арматуры и др. Широкое использование больших облицовочных бетонных плит-оболочек 5x2,5 м взамен деревянной опалубки обеспечило большую индустриальность строительства при его высоком качестве и одновременно внесло совершенно новые черты в облик сооружения.

Интересным примером строительства крупного гидротехнического сооружения в существующем городе служит Угличская гидроэлектростанция мощностью 110 тыс. кВт. Для сохранения древнерусского города Углича с его неповторимыми памятниками зодчества комплекс гидроузла был построен выше по течению реки в полутора километрах от центра города. Вследствие подпора нижележащего Рыбинского гидроузла вода у Углича поднялась на 9 м. Образовавшийся обширный плес (650 м ширины) подошел к кремлю и зданиям Воскресенского монастыря, придав природному ландшафту своеобразное очарование. Выше гидроузла возникло обширное водохранилище, используемое для массового отдыха и спорта. Сооружения гидроэлектростанции довольно удачно вошли в панораму города и волжской акватории (архитекторы В. Петров, С. Бирюков, Д. Зезин, В. Щипакин).

От кремля к гидростанции построена озелененная набережная с пологими бетонными откосами.

Архитектура гидроузла образована на основе художественного контрастного взаимодействия с архитектурой древнего русского города. При этом использован такой общий композиционный прием, как облегчение сооружения вверх, единство масштаба, ритма и т. п.

Сооружения ГЭС и водосливная плотина составляют единый протяженный комплекс. Композиция фасада нижнего бьефа организуется ритмичным строем высоких пилонов и трех огромных стеклянных витражей высотой от цоколя до подкрановой балки. Мощный объем машинного зала покоится на высоком рустованном стилобате, который в свою очередь лежит на бетонных устоях щитового отделения.

На широких просторах междуречья Шексны и Волги разместились сооружения Рыбинского гидроузла. Водосливная бетонная и земляная плотины и судоходный шлюз построены на Волге у деревни Переволоки. В нескольких километрах от них гидроэлектростанция, перегородив Шексну, образовала вместе с волжским гидроузлом обширное Рыбинское водохранилище.

Своеобразен пространственный ансамбль Волжского гидроузла (архитекторы Д. Савицкий, М. Шпекторов, М. Богданов), архитектурная композиция которого формируется сооружениями судоходного шлюза, бетонной водосливной и земляной плотинами.

Издалека с подходящих судов видно здание управления шлюзами, перед которым на оголовке далеко выдвинутой в водохранилище разделительной дамбы возвышается аллегорическая скульптура «Волга» (скульптор С. Шапошников). Здание управления шлюзами состоит из четырех башен высотой 30 м. Две средние башни объединены в один объем вставкой, в которой размещены подстанции и пулы управления шлюзами. Две крайние находятся на боковых стенках шлюзов и связаны со средними легкими металлическими мостиками, перекинутыми над камерой шлюза. Выразительная пространственная композиция доминирует на широких волжских просторах.

Зубчатый силуэт монументального здания Щербаковской гидроэлектростанции (мощность 330 тыс. кВт, архитекторы В. Мовчан, Д. Морозов) хорошо воспринимается с отдаленного противоположного берега Волги, с набережной и улиц г. Щербакова (бывш. Рыбинск). Фасад машинного зала, покоящегося на мощном бетонном основании, расчленен семью прямоугольными витражами и высокими бетонными пилястрами, создающими мощный ритмический ряд.

Хорошие пропорциональные отношения между массивным бетонным основанием и легким зданием машинного зала, глухими пилонами и прозрачными витражами, выразительное зубчатое завершение объема придали сооружению Щербаковской ГЭС строгость и монументальность. Так же строг и лаконичен огромный интерьер машинного зала. Вместе с тем балконы, фронтоны и сандрики над ложными окнами в напорной стене, введенные в простенках между колоннами, здесь явно излишни.

Постройкой Иваньковского, Угличского, Рыбинского гидроузлов началось успешное формирование Волжского каскада гидроэлектростанций.

Особенно большое промышленное строительство развернулось после войны, которое шло на новой технической основе и на многих предприятиях сопровождалось повышением общего технического уровня производства, улучшением архитектурного облика, благоустройства и озеленения. За время четвертой пятилетки (1946—1950 гг.) в стране восстановлено и построено 6200 крупных промышленных предприятий. Большие работы велись на Украине, в Белоруссии, в РСФСР, промышленность которых особенно пострадала за годы войны. Восстановленные предприятия — Азовсталь, Днепродзержинский, Макеевский, Харьковский тракторный завод, завод сельских машин в Ростове-на-Дону и др. — стали более совершенными как в технологическом, так и в архитектурном отношении. Продолжалось наращивание промышленных мощностей на Урале, в Сибири, Средней Азии, Грузии, Армении, Азербайджане.

В пятой пятилетке (1951—1955 гг.) капиталовложения в промышленность возросли в два раза в сравнении с четвертой пятилеткой. За эти годы было построено 3200 новых крупных предприятий.

Еще во время войны в 1942—1943 гг. начато проектирование Владимирского и Липецкого тракторных заводов. Велись проектные и подготовительные работы по строительству Кутаисского автомобильного завода, металлургического в Рустави, химических комбинатов в Лисичанске, Кировакане и др.

Как и в предыдущие годы, восстановление и строительство фабрик и заводов осуществлялось в условиях строгого режима экономии строительных материалов, потребность в которых превосходила мощности предприятий строительной промышленности. Этим в известной степени объяснялось массовое применение кирпича, шлакоблоков, ограниченное использование сборных железобетонных конструкций.

В послевоенном десятилетий продолжалось дальнейшее усовершенствование генеральных планов промышленных предприятий. Для большинства крупных машиностроительных заводов применялась квартальная планировка территории, в которой концентрировались родственные цехи, удобно связанные транспортными технологическими коммуникациями, организовывалась главная пешеходная магистраль, освобожденная от заводского транспорта, для которого проектировались специальные проезды.

Еще более повысилась роль предзаводских площадей в системе городской застройки, проектированию которых архитекторы уделяли большое внимание. В эти годы завершилось формирование Новокраматорского завода тяжелого машиностроения, Волгоградского тракторного завода и др. В отличие от прошлых лет строительство их велось укрупненными производственными (объединенными в одном корпусе) зданиями, помещениями административного и общественного назначения, научно-исследовательскими лабораториями и заводскими учебными институтами. В ходе этого строительства были созданы предзаводские площади, соответствующие их функциональному назначению и месторасположению в городе.

Для крупных предприятий с большим числом административных и подсобных зданий характерны три приема композиционной организации предзаводской площади, позволившие решить задачи санитарной изоляции предприятия и объемно-пространственной и планировочной связи промышленных комплексов и прилегающих районов города. 

Первый прием характеризуется выделением всех административных и подсобных зданий в особую зону, расположенную перед цехами предприятия. Корпуса подсобных зданий располагались или вдоль главной магистрали, ведущей из города на завод, и создавали предзаводскую площадь; или вдоль протяженных цехов завода перпендикулярно главной магистрали; или, если она шла параллельно заводу, по ее одной или двум сторонам. Строившиеся отдельно стоящие здания заводоуправления, проходные, лаборатории, поликлиника, столовая, учебный комбинат, здание пожарной охраны, гараж и др. масштабно соответствовали постройкам селитебной территории. Так образовывалась взаимосвязь жилого и производственного районов. Несмотря на положительные стороны, в этом приеме были и существенные недостатки: формирование заводских площадей осуществлялось не главными корпусами предприятия, а вспомогательными. Крупные индустриальные здания оказывались закрытыми небольшими гражданского типа помещениями, в результате чего между ними нарушалось масштабное соответствие и искажался идейно-художественный замысел всего комплекса.

При следующем приеме вдоль городской магистрали, идущей параллельно заводу, размещались не только административно-подсобные здания, сблокированные в крупные корпуса, но и основные цехи завода.

При перпендикулярном или угловом расположении городские магистрали направлялись на основные заводские корпуса, а укрупненные административные здания размещались на предзаводской площади, не закрывая вид на завод. Таким образом, предзаводская площадь и магистраль города формировались корпусами цехов и сблокированными зданиями административно-подсобного назначения, а в городскую композицию вводились основные заводские корпуса.

Последний прием применялся для формирования крупных металлургических комплексов тяжелой машиностроительной и химической промышленности, занимающих обширные территории. По фронту предприятия группировалось несколько входных узлов, между которыми размещались зеленые насаждения. Идущие из города перпендикулярно заводу магистрали направлялись на крупные объекты заводов (домны, крупные цехи, колонны химических комбинатов и т. д.). Несмотря на значительные расстояния между производством и жилой территорией, занятые зеленой санитарно-защитной зоной, этот прием зрительно связывает крупные объекты завода с глубинной застройкой города.

В последующие годы архитекторами был внесен большой вклад в решение проблемы архитектурной взаимосвязи предприятия и города, в том числе в разработку проектов предзаводских площадей, основные положения которых действенны и поныне.

Еще в годы войны (1943—1944 гг.) получил широкое распространение принцип так называемых «гибких цехов», который заключается в увеличении расстояний между колоннами и получении больших площадей для размещения технологического оборудования и свободной замене его без реконструкции каркасов здания. Осуществляется массовое применение укрупненной сетки колонны, кратной 3 м (12X15, 12X18 вместо ранее принятой 6X12 м). На основе этих размеров в 1947 г. были утверждены типовые секции одноэтажных промышленных зданий. Возникшее при этом повышение стоимости конструкций полностью окупается увеличением производственной площади цеха, удобствами размещения оборудования, лучшими условиями работы. Интерьер цеха стал просторнее, светлее.

Большое внимание обращалось на создание более выразительных, чем это было раньше, объемно-пространственных композиций заводских ансамблей, велись поиски художественного облика промышленных комплексов.

В цехах широко применялась комбинированная кладка больших плоскостей из силикатного и красного кирпича, шлакоблоков, что снимает монотонность протяженной плоскости и способствует повышению ее архитектурной выразительности. Стены ритмично членятся пилястрами, лопатками, применяется группировка оконных проемов, создаются большие стеклянные витражи. Например, фасад цеха трубного завода, построенного в 1947—1948 гг. (Гипромез, архит. С. Кобецкий), формируется четким ритмом высоких строенных окон и пилястр. Плоскость цеха машиностроительного завода (Промстройпроект, архитекторы И. Лазарев, А. Гершмак) создана на повторяющемся ряде двух основных элементов — больших стеклянных витражей и широких кирпичных лопаток, идущих во всю высоту здания от основания до крыши. 

Своеобразен облик крупного цеха металлургического завода (Гипромез, архит. С. Кобецкий; инженеры А. Ушаков, А. Лубнин). Сооружение имеет два ярко выраженных членения. Нижняя часть выполнена из кирпича, над ней поднимается основная высотная часть фахверковой стены с навешенными асбоцементными волнистыми плитами. Светлое асбоцементное поле стены прорезано парными высокими окнами с кирпичным обрамлением, выполненным по национальным мотивам кладкой из двухсортового кирпича. Широкий ритм оконных порталов, контрастное сочетание материала, рифленая асбофанера и кирпичная кладка, цветные вставки на светлом поле стены — все это определило выразительный фасад промышленного сооружения.

Иное решение принято в восстановленном прокатном цехе металлургического комбината Азовсталь. Он привлекает строгостью фасада и четкостью линий ленточных окон. Асбоцементные рифленые плоскости делают стену пластичной, насыщенной светотенью. Использование асбоцементных листов по металлическому фахверку нашло широкое применение для ограждения неотапливаемых зданий горячих цехов. Создаваемая с их помощью характерная рифленая поверхность в сочетании с протяженными ленточными окнами или с четким ритмом высоких оконных порталов удачно формировала фасады огромных цехов.

Успеху развития промышленной архитектуры, несмотря на ограниченный ассортимент строительных средств, способствовало умелое использование цвета и фактурных свойств каждого применяемого материала: кирпича, асбоцементных листов, штукатурки.

В рассматриваемый период продолжала успешно выполняться программа электрификации страны. Только за 1951—1956 гг. было введено 500 новых электростанций, в том числе 24 гидроэлектростанции. Выработка электроэнергии достигла 170,2 млрд. кВт-ч. Вновь началось сооружение мощных районных электростанций с крупными агрегатами. Вступили в строй Мироновская, Славянская, Приднепровская, Старо-Бешевская на юге, Южно-Уральская и Серовская на Урале, Черепецкая и Щекинская в Центральном районе и другие электростанции с агрегатами мощностью 100, 150, 200 тыс. кВт-ч.

Южно-Уральская ГРЭС. Архит. И. Мальц, главный инженер проекта С. Ракита. Вид здания ночью
Южно-Уральская ГРЭС. Архит. И. Мальц, главный инженер проекта С. Ракита. Интерьер машинного зала
56. Южно-Уральская ГРЭС. Архит. И. Мальц, главный инженер проекта С. Ракита. Вид здания ночью. Интерьер машинного зала

Южно-Уральская ГРЭС находится на берегу водохранилища на р. Увельке (рис. 56). Несмотря на то что ГРЭС строилась в три очереди с котлами разной мощности (50 и 100 тыс. кВт), внешний облик здания отмечен единством решения. Его протяженный фасад сформирован ритмом вертикальных окон и прямоугольных лопаток, завершенных легкой карнизной тягой. Над фасадом уступами поднимаются деаэраторная и котельное отделение. Несмотря на четкий вертикальный строй лопаток и окон на фасаде машинного зала, главное здание ГРЭС имеет горизонтальную протяженность со ступенчатым нарастанием объемов. Данная композиция, варьируемая в зависимости от технологического решения, была характерной для многих крупных ГРЭС первого послевоенного десятилетия при продольном расположении агрегатов в зале. Этот прием использовался еще в сооружениях первых пятилеток и определялся в первую очередь конструктивными возможностями: шагом колонн, кирпичными стенами, заполнявшими пролеты, простотой производства работ.

Кирпичная стена машинного зала Черепецкой ГРЭС (г. Суворов Тульской обл.) не имеет лопаток и прорезана только вертикальными окнами и расположенными над ними выше подкрановых путей небольшими квадратными проемами, однако общая архитектурная композиция фасада главного корпуса имеет типичный для тепловых электростанций характер.

В эти же годы продолжалось строительство в городах ТЭЦ, которые обеспечивали теплом жилые районы и предприятия. Их крупные объемы влияли на облик застройки отдельных городских районов. Например, корпуса ТЭЦ (архитекторы В. Красильников, В. Нестеренко, Е. Голованов, инженеры Д. Панин, Т. Абурашитов) формируют участок застройки Бережковской набережной в Москве. Монументальное симметричное главное здание ТЭЦ, фланкируемое с двух сторон высокими жилыми домами, является доминантой протяженной асимметричной композиции. Строгий цельный объем ТЭЦ сомасштабен городской магистрали, расширенной пространством реки, одетой в гранитные берега (рис. 58).

В эти годы во многих районах СССР были построены различные типы гидроэлектростанций: приплотинные ГЭС (Горьковская на Волге, Дубоссарская в Молдавии на Днестре, Нарвская (рис. 60) в Эстонской ССР, высокогорная Храмская в Грузии); деривационные (Гюмюшская ГЭС с напором 290 м в Армении, Мингечаурская ГЭС в Азербайджане) (рис. 59); Нива-3 ГЭС в Заполярье с подземным машинным залом на глубине 60 м и др. Каждая из них представляет собой оригинальное архитектурное сооружение.

Азербайджанская ССР. Дашкесан. Горнообогатительная фабрика
57. Азербайджанская ССР. Дашкесан. Горнообогатительная фабрика
Москва. ТЭЦ-12 Архитекторы В. Красильников, В. Нестеренко, Е. Голованов, инженеры Д. Панин, Т. Абурашитов
58. Москва. ТЭЦ-12 Архитекторы В. Красильников, В. Нестеренко, Е. Голованов, инженеры Д. Панин, Т. Абурашитов
Мингечаурская ГЭС. Архит. Е. Попов
59. Мингечаурская ГЭС. Архит. Е. Попов
Нарвская ГЭС
60. Нарвская ГЭС
Усть-Каменогорская ГЭС
61. Усть-Каменогорская ГЭС

Значительный интерес представляет высоконапорная Усть-Каменогорская ГЭС на верхнем Иртыше с бетонной плотиной высотой 65 м (1953 г.) (рис. 61). Ее спокойный объем контрастирует с напряженными наклонными бычками и упругой кривой водосливов плотины, составляя выразительную композицию на фоне пологих залесенных гор. Здесь сооружен оригинальный судоходный однокамерный шлюз шахтного типа, в котором суда поднимаются на 40 м. Величественна композиция нижней головы шлюза. Его бетонные устои, зажатые гранитными берегами, поднимаются на 65 м. Над ними возвышается четырехэтажное здание управления, в котором находятся механизмы шлюза, а на верхнем этаже пульт управления. Широкий обходной балкон с легкой металлической решеткой, находящийся на уровне гребня плотины, членит сооружение на тяжелое основание, сдерживающее весь напор воды, и верхнее здание управления с башней на устоях головы, что еще более подчеркивает высотность композиции. Величественные сооружения гидроузла составляют монументальный комплекс, органично слившийся с суровым горным пейзажем Прииртышья.

В 1954 г. вошел в строй первый агрегат оригинальной Пермской гидроэлектростанции на Каме — первой ГЭС водосливного типа мощностью 500 тыс. кВт. Пониженный машинный зал ее расположен в теле железобетонной водосливной плотины длиной 400 м и обслуживается краном плотины через люки в поверхности водослива со съемными крышками. Чтобы не создавать большую нагрузку на основание гидросооружения, под которым на глубине 60—65 м залегают мощные пласты гипса, прикрытого только сверху трапами, были установлены небольшой мощности 24 агрегата, чем определилась протяженная длина станции. Здесь была удачно решена сложная инженерная задача — строительство крупной ГЭС на слабых грунтах.

Водослив ГЭС разделен бычками на 24 пролета шириной 24 м каждый. На бычках, нависая над водосливами, расположено длинное низкое здание распределительных устройств, расчлененное четким ритмом пилонов и широких витражей с вертикальными бетонными ребрами. Здание фланкировано с двух сторон пятиэтажными башнями, которые, не войдя органично в пространственную композицию, выпадают из общего архитектурного строя гидроузла.

Облик гидроузла сформирован на основе пространственного контрастного взаимодействия протяженного сооружения гидроэлектростанции и четкого широкого ритма высоких металлических порталов высоковольтной линии электропередач, установленных перед сооружением на пирсах ГЭС. Органичное сочетание тяжелого железобетонного основания ГЭС и легкого здания распредустройств и прозрачных металлических порталов создало выразительную композицию низконапорного гидроузла.

На р. Сырдарье была построена Кайрак-Кумская ГЭС подобного типа мощностью 126 тыс. кВт. Вода созданного Таджикского моря оросила десятки тысяч гектаров пустынных земель в Голодной степи. Оригинальная конструкция способствовала выявлению своеобразного архитектурного облика ГЭС. Композиция построена на ритме водосливов плотины и широких вертикальных двуступенчатых бычков, которые завершаются четким строем прямоугольных порталов линий электропередачи (рис. 63).

Волго-Донской канал имени В.И. Ленина. Шлюз № 1 Волго-Донской канал имени В.И. Ленина. Шлюз № 15
Волго-Донской канал имени В.И. Ленина. Шлюз № 9 62. Волго-Донской канал имени В.И. Ленина. Шлюз № 1, шлюз № 15, шлюз № 9. Главный инженер проекта А. Михайлов, архитекторы Л. Поляков, Р. Якубов, Ф. Топунов, С. Бирюков, А. Ковалев и др.
Таджикская ССР. Кайрак-Кумская ГЭС
63. Таджикская ССР. Кайрак-Кумская ГЭС
Волго-Донской канал имени В.И. Ленина. Цимлянская ГЭС
64. Волго-Донской канал имени В.И. Ленина. Цимлянская ГЭС

27 мая 1952 г. вошли в эксплуатацию Волго-Донской судоходный канал имени В.И. Ленина, начатый в 1949 г. (рис. 62), и Цимлянский гидроузел. Это было огромным достижением нашей страны, которая, восстанавливая народное хозяйство после разрушительной войны, смогла в короткий срок построить столь грандиозное сооружение. Канал соединил все моря европейской части СССР — Белое, Балтийское, Каспийское, Азовское и Черное — в единую воднотранспортную систему. Было орошено 750 тыс. га и обводнено 2 млн. га засушливых земель Волгоградской и Ростовской областей.

Волго-Донской канал сооружен по проекту, разработанному коллективом Гидропроекта (руководитель — акад. С. Жук, гл. инж. А. Михайлов).

По размаху работ и уровню комплексной механизации Волгодонстрой резко отличался от довоенного строительства.

На канале длиной 101 км построены 13 шлюзов с напором 10—13 м, 3 насосные станции, поднимающие донскую воду на 44 м. На Волжском склоне 9 шлюзов поднимают суда на 88 м, на Донском склоне 4 шлюза опускают на 44 м. Построены крупный Цимлянский гидроузел мощностью 160 тыс. кВт, судоходные сооружения и Донской магистральный оросительный канал. Длина напорного фронта достигает здесь 13,5 км. Повышение уровня Дона на 26 м создало степное Цимлянское море длиной свыше 350 км, шириной до 40 км (рис. 64).

В процессе поисков художественного образа комплекса был организован всесоюзный конкурс, в котором участвовали крупные архитектурные организации. Окончательный проект составлен авторским коллективом Гидропроекта в составе Л. Полякова, Ф. Топунова, С. Бирюкова, Г. Борисова, Г. Васильева, С. Демидова, А. Ковалева, В. Мусатова, М. Панькова, А. Рочегова, Р. Якубова.

При архитектурном проектировании судоходного канала и Цимлянского гидроузла большое внимание было уделено улучшению технологического процесса, внедрению современных конструкций и строительных материалов. Пульт управления шлюзами, в отличие от канала имени Москвы, был перенесен с верхних на нижние головы шлюза, что при использовании в архитектурной композиции высоких бетонных устоев позволило создать, не увеличивая технологических объемов, выразительный облик сооружения и обеспечить лучший просмотр подходящих судов как с верхнего, так и с нижнего бьефов. Этот принцип получил широкое применение в дальнейшем при строительстве шлюзов на волжских гидроузлах и Волго-Балтийском судоходном канале. Массовое применение унифицированных архитектурных элементов, изготовленных на бетонных заводах, в то время было новым и прогрессивным и способствовало досрочному окончанию и удешевлению строительства.

Трасса канала проходила по местам героических боев от Красноармейского района Сталинграда до г. Калача. Перед зодчими стояла задача отразить в архитектурном облике сооружений исторические победы, одержанные нашей страной в Донских степях и под Сталинградом в гражданскую и Великую Отечественную войны, которая выразилась в общем торжественном строе архитектуры, в единой стилевой направленности монументальной скульптуры.

Наиболее активные в архитектурно-пластическом отношении средства сосредоточены на узловых участках — входных шлюзах № 1 со стороны Волги и № 13 со стороны Дона; на водоразделе (шлюзы № 9 и 10), на Цимлянском гидроузле (шлюзы № 14 и 15).

Здания управления шлюзами № 1 и 13 решены в виде триумфальных арок, создающих вход в канал со стороны Волги и Дона, символизирующих победу в Сталинградской битве. Внутри арок находятся пульт управления, помещения механизмов, электрохозяйство, служебные комнаты.

Торжественная арка шлюза № 13, акцентирующая вход в канал с Дона, посвящена соединению наступающих армий Донского и Сталинградского фронтов, замкнувших кольцо окружения 330-тысячной группировки фашистских войск и разгромивших их в последующих боях. Плоскость арочной стены заполнена крупными барельефами.

Большой динамичностью отличаются сооружения шлюза № 15 на Цимлянском гидроузле, завершающие комплекс Волго-Донского водного пути. Над каналом, венчая башни шлюзов, поднялись скульптурные группы, олицетворяющие подвиг донского казачества в битвах под Сталинградом (скульптор Г. Мотовилов).

Следует сказать, что архитектура Волго-Донского пути не свободна от противоречий, свойственных рассматриваемому периоду. Некоторые сооружения (здание Мариинского водоприемника, маяки на Волге и т. д.) несут в своем облике архаичные черты. Такие элементы, как огромные замковые камни, высокие металлические решетки, портики на фасаде ГЭС играют чисто декоративную роль.

Отмеченные недостатки снижают идейно-художественное звучание сооружений Волго-Донского комплекса, но, несмотря на это, его архитектура стала достойным мемориальным памятником, посвященным выдающимся историческим событиям.

В эти годы продолжалось возведение Волжско-Камского, Севано-Разданского каскадов, а также каскадов на Днепре, Куре, Риони, Ингури, Немане, Иртыше. Начато сооружение первых ГЭС на Ангаре, Иртыше, Вахше.

Создание каскадов гидроэлектростанций позволило полнее осуществить комплексное использование падения рек на всем протяжении, оптимально разместить узлы и водохранилища.

Огромным каскадом прямоугольных корпусов спускаются по склону крутой горы цеха обогатительной фабрики Дашкесанских рудников в Азербайджанской ССР, образуя яркую объемно-пространственную композицию, созданную на основе технического потока, начинающегося на вершине каскада, продолженную цехами мелкого дробления, цехами крупного дробления и заканчивающуюся внизу складами готовой продукции с погрузочными бункерами.

Большие работы проводились по строительству новых крупных элеваторов. В это время вырабатываются типы 50, 75 и 100 тысячетонных зернохранилищ, которые приобретают свойственные им характерный архитектурный облик (элеватор в Филях г. Москва) (рис. 65).

Москва. Элеватор в Филях. Инженеры В. Геммерлинг, И. Кащеев и др., архитекторы В. Голштейн, М. Каштанов
65. Москва. Элеватор в Филях. Инженеры В. Геммерлинг, И. Кащеев и др., архитекторы В. Голштейн, М. Каштанов
Ереван. Коньячный завод (архит. О. Маркарян) и мост через р. Раздан
66. Ереван. Коньячный завод (архит. О. Маркарян) и мост через р. Раздан
Ереван. Коньячный завод
67. Ереван. Коньячный завод

В Закавказских республиках строятся винодельческие заводы, архитектурному облику которых уделяется должное внимание. В ряде случаев эти сооружения играют значительную градостроительную роль, формируя городской ландшафт. Комплекс коньячного завода (архит. О. Маркарян) построен на высоком холме. Его главный фасад, решенный в строгих монументальных формах, обращен к городской магистрали, замыкает перспективу с моста через р. Раздан и ярко читается с дальних расстояний. Ведущей темой служит высокая аркада, ярко воспринимаемая на плоскости стены, выложенной из артикского туфа (рис. 66).

Однако в архитектуре подобных сооружений (заводы шампанских вин в Тбилиси и в Баку) были допущены архитектурные излишества, не свойственные облику производственных зданий.

Наряду с большими успехами, достигнутыми в области строительства промышленных сооружений в эти годы, определялись и существенные недостатки.

Прежде всего необходимо отметить слабое развитие типового проектирования и недостаточное применение сборных железобетонных конструкций. Если строительство элеваторов многие годы велось по типовым проектам и достигло значительных успехов, то в металлургической, металлообрабатывающей, легкой промышленности, в энергетике типовое проектирование начало развиваться только после войны. Типизировались доменные печи, главные корпуса фабрик, теплоэлектростанции и ТЭЦ, мясокомбинаты, административные и подсобные здания.

Но уровень типового проектирования в эти годы не мог удовлетворить рост промышленного строительства и сдерживал массовое применение сборных железобетонных конструкций.

Имели место завышение размеров заводских территорий, растянутость коммуникаций и транспортных путей, превышение размеров площади и объемов зданий. Основное строительство предприятий производилось по индивидуальным проектам, что приводило к большому количеству типоразмеров строительных конструкций и элементов и тормозило развитие индустриальных методов работ.

В отдельных производственных зданиях и сооружениях тех лет использовались элементы украшательства — дорогостоящая облицовка фасадов, монументальные порталы, стрельчатые арки, развитые карнизы (здания Ногинской электростанции, Трубопрокатный завод в Сумгаите. Тем самым искажался характер облика сооружения, нарушалась органическая связь формы и функционального назначения.

Однако даже в годы наибольшего развития декоративизма промышленная архитектура развивалась поступательно; функциональные технико-экономические и эстетические задачи решались комплексно. Строившиеся сооружения были экономичны, удобны в эксплуатации, выразительны и целесообразны в конструктивно-техническом отношении.

В Директивах XIX съезда КПСС по пятому пятилетнему плану было указано, что успешное выполнение промышленного и городского строительства может быть обеспечено путем дальнейшей индустриализации строительства, заводским изготовлением прогрессивных конструкций, снижением стоимости и повышением качества зданий и сооружений.

На выполнение этих задач и были направлены усилия проектировщиков и строителей.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации