Градостроительство СССР 1941—1954

Глава «Градостроительство. 1941—1954». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга первая. Архитектура СССР» под редакцией Н.В. Баранова. Авторы: Н.Б. Соколов, В.И. Павличенков (Москва, Стройиздат, 1975)


Новый период развития советской архитектуры, охватывающий с 1941 по 1954 гг., включает не только годы Великой Отечественной войны, но и послевоенное десятилетие.

В первой половине 1941 г. на всей территории Советского Союза продолжался мирный, созидательный труд — шел четвертый год третьей пятилетки. Ближайшей практической задачей партии и всего советского народа XVIII съезд ВКП(б) признал решение основной экономической задачи СССР — догнать и перегнать главные капиталистические страны по производству продукции на душу населения.

На рассвете 22 июня 1941 г. гитлеровские полчища напали на СССР. Весь советский народ встал на защиту своей Родины. Война вызвала необходимость коренной перестройки народного хозяйства и жизни советских людей. Вся страна превратилась в военный лагерь, производительные силы были полностью направлены на помощь фронту.

Комплексное развитие экономики восточных районов страны: Урала, Западной и Восточной Сибири, Средней Азии и Дальнего Востока — предусматривалось планами третьей пятилетки. Там было налажено производство цветных и черных металлов, топлива, электроэнергии, стройматериалов, продуктов питания и т. д.

Новый центр нефтедобычи — «Второе Баку» — создавался между Волгой и Уралом. Росла металлургия Магнитогорска, Нижнего Тагила. Война показала, насколько правильна была эта экономическая политика. В первые же дни войны началась массовая эвакуация населения и промышленных предприятий из прифронтовых районов Советского Союза на восток, где эвакуированные предприятия быстро восстанавливали производство. Бурное развитие городов Урала, Сибири и Средней Азии нельзя понять, если не вспомнить, что с июля по ноябрь 1941 г. на восток было эвакуировано более 1360 крупных промышленных предприятий, многие из которых уже через три-четыре месяца после перебазирования на новое место стали выпускать продукции больше, чем до войны (История КПСС. М., Политиздат, 1962, с. 546—547).

Великая Отечественная война 1941—1945 гг. внесла большие изменения в конкретное содержание советского градостроительства, в том числе строительства новых городов, подчинив его одной цели — победе. Вместе с тем и в это- тяжелое, полное испытаний время промышленное и гражданское строительства не только не сокращалось, но и непрерывно возрастало, продолжался рост производительных сил.

Объем строительства в 1942 г. был выше, чем в 1940 г., в частности по восточным районам на 35%. Уровень капитального строительства в первом полугодии 1943 г. по сравнению с первым полугодием 1942 г. увеличился, например, по электростанциям вдвое (История Великой Отечественной войны Советского Союза, т. 2. М., 1961, с. 147—150.).

Градостроительная деятельность военных лет была теснейшим образом связана с перебазированием производительных сил на восток и юго-восток страны. Она была направлена главным образом на быстрейшее введение в эксплуатацию эвакуированных из центральных районов и вновь сооружаемых предприятий, а также на освоение новых источников стратегического сырья и энергии.

Как уже указывалось, в первые месяцы войны в глубокий тыл было перебазировано большое количество промышленных предприятий с рабочими и инженерно- техническим персоналом. Это вызвало большое новое строительство, которое осуществлялось в беспримерно короткие сроки. Кроме того, невиданный размах получили в восточных районах изыскания новых источников природного сырья и энергии и строительство на их базе новых шахт, нефтяных скважин, цехов, заводов — целых промышленных районов, в комплексе с которыми строились рабочие поселки и даже новые города.

В годы войны почти две трети капитальных вложений на строительство приходилось на восточные районы страны.

В результате в первом полугодии 1945 г. здесь производилось в два раза больше промышленной продукции, чем в первом полугодии 1941 г. За четыре года войны промышленное производство увеличилось на Урале в 3,6 раза, в Поволжье в 3,4, в Сибири в 2,8 раза. Урал стал первым по мощности и технической оснащенности металлургическим районом страны, ее главным арсеналом. В годы войны ускорился также процесс индустриализации и градостроительства в республиках Средней Азии, Казахстана и Крайнего Севера.

Таким образом, объем строительства, достигнутый в предвоенные пятилетки, в годы Великой Отечественной войны значительно возрос, что стало возможным только в социалистической стране, в условиях морально-политического единства всего народа.

Этим объясняется удивительный, на первый взгляд, факт — за годы войны прирост жилой площади происходил интенсивнее, чем в довоенный период. Если в среднем перед войной строилось 9,9 млн. м2 жилой площади в год, то в годы войны — 11,1 млн. м2 (Журн. «Архитектура СССР», 1957, № 11, с. 14.). Все то, что было сделано в советском градостроительстве до 1941 г., приносило свои плоды, получало широкое применение и развитие.

На обширных восточных пространствах СССР не прекращалось огромное строительство. Возникали новые или расширялись существующие центры производства. В их числе — металлургические комбинаты в Челябинске и Темир-Тау, никелевый комбинат в Норильске, машиностроительные заводы в Красноярске, Омске, Иркутске и множество других. В новых производственных центрах в кратчайший срок необходимо было построить жилье, школы, больницы, культурно-бытовые учреждения и т. п.

Значительный вклад внесли архитекторы, труд которых находил применение везде. В полосе фронта архитекторы участвовали в военном строительстве, возводили оборонительные сооружения на подступах к городам; многие успешно работали в области маскировки зданий и сооружений; в тылу архитекторы отдавали все силы промышленному и гражданскому строительству.

Конечно, это было сугубо утилитарное строительство, полностью подчиненное требованиям предельной экономии и функциональности. Поэтому для архитектуры военного времени характерными были две особенности. Во-первых, широко использовались местные строительные материалы, среди которых преобладали камень, кирпич, дерево, грунтоблоки, шлакоблоки и др. Во-вторых, интенсивно развивалось заводское производство легких сборных элементов зданий из щитовых и каркасных деревянных конструкций. Наконец, недостаток металла и крупноразмерного леса для перекрытий заставил архитекторов обратиться к разработке новых арочных и сводчатых конструктивных систем. Упрощалось санитарное оборудование зданий.

В результате такого состояния материальной базы строительства, застройка осуществлялась одноэтажными, реже двухэтажными зданиями. И теперь, как это уже отмечалось в отношении массовой застройки времени первой пятилетки, над всеми проблемами градостроительства доминировала необходимость разместить рабочих поближе к «своему» заводу, в «своем» поселке. К такой форме расселения толкали также трудности с городским транспортом. Малоэтажная застройка вела к экстенсивному росту населенных мест.

Несмотря на тяжелые военные условия, в Москве продолжалось строительство новых линий метрополитена. Горьковская линия была продолжена до завода ЗИЛ, а Покровский радиус удлинен новым отрезком от Курского вокзала до Измайловского парка.

Ленинград. Схема генерального плана восстановления и развития города. Архитекторы Н. Баранов, А. Наумов и др. 1947 г.
1. Ленинград. Схема генерального плана восстановления и развития города. Архитекторы Н. Баранов, А. Наумов и др. 1947 г.
Ленинград. Схема развития центра города. Архит. Н. Баранов
2. Ленинград. Схема развития центра города. Архит. Н. Баранов
Ленинград. Разрушенный жилой дом на углу Лиговской и Разъезжей улиц
3. Ленинград. Разрушенный жилой дом на углу Лиговской и Разъезжей улиц

В Ленинграде, до 27 января 1944 г. окруженном огненным кольцом блокады, при огромных разрушениях, ежедневно причиняемых городу врагом, где еще сложнее было вести созидательные работы, тем не менее уже в конце 1943 г. началось строительство на Суворовском проспекте, у Охтинского моста, около Финляндского вокзала (рис. 1—3).

В повседневной боевой работе на фронтах и в тылу архитекторы обдумывали новые идеи предстоящего градостроительства, как по восстановлению и перепланировке разрушенных городов, так и по созданию вновь возникающих.

Новое строительство в годы войны было настолько значительно и протекало в условиях настолько своеобразных, что для руководства им уже в 1941 г. были приняты СНК СССР специальные постановления — «О строительстве промышленных предприятий в условиях военного времени» и «О строительстве для эвакуированного населения». Постановления определили такие черты строительной политики, как максимальная экономия всех видов затрат, ориентация только на местные материальные и трудовые ресурсы.

Напряженные темпы и размах строительства были необычайны. Проектные мощности эвакуированных предприятий в первом полугодии 1942 г. были восстановлены, и началось строительство новых заводов. Для новой промышленности была необходима энергетическая база — и она успешно создавалась. В средней Азии р. Чирчик, каналы Боз-Су и Салар использовались для постройки электростанций. На Сырдарье развернулось строительство Фархадской гидроэлектростанции. В Беговате сооружался металлургический комбинат; в Андижане, Фергане, Самарканде, Чирчике также создавались новые промышленные предприятия. В Сибири строился новый дизельный завод, на Алтае — тракторный завод, в Челябинске — трубопрокатный, в Миассе — автомобильный.

Необходимость строжайшей экономии заставляла искать новые планировочные решения — предельно сокращать защитные зоны между предприятиями, уплотнять жилую застройку, занимавшую большие территории из-за преобладания в гражданском строительстве одноэтажных зданий. Крупные недостатки подобной массовой застройки были очевидны, и делались попытки сделать ее более приемлемой.

В сотрудничестве с архитекторами И. Соболевым, М.Парусниковым и Б. Блохиным А. Мордвинов пытался выстроить большой жилой комплекс городского типа — Новая Уфа. Застройку составляли вариации 2-этажных типовых домов из демпферного гипса. От этой попытки сохранился незначительный жилой район, маловыразительный по архитектуре и имеющий, несмотря на периметральную застройку, не городской, а поселковой характер.

С начала 1942 г., после разгрома немцев под Москвой и освобождения от оккупантов значительных территорий, наряду со строительством в восточных районах страны, важнейшим объектом работы архитекторов стало восстановительное строительство.

Беспощадная тактика «выжженной земли», применявшаяся гитлеровцами в войне с СССР, повлекла за собой неслыханные по масштабам разрушения. Города превращались в руины, деревни стирались с лица земли. Во время войны было разрушено 1710 городов и поселков, более 70 тыс. сел и деревень, около 32 тыс. промышленных предприятий. Около 25 млн. населения осталось без крова.

Немецкие захватчики сознательно уничтожали памятники национальной истории и культуры.

Особенно пострадали памятники архитектуры и древней живописи в Новгороде и Пскове, в Смоленске и Киеве, а также в пригородах Ленинграда — Петергофе, Пушкине, Павловске, Гатчине.

Освобожденный от немцев г. Истра (Новый Иерусалим) стал одним из первых объектов восстановительных работ. Уже в 1943 г. под руководством архит. А. Щусева был разработан проект восстановления Истры (генеральный план, проект застройки, эскизные проекты большинства зданий города). Проект предусматривал не только восстановление и реставрацию архитектурных памятников города, но и творческое преобразование Истры в сторону решительного улучшения ее планировки и застройки, повышения уровня коммунального хозяйства в соответствии с градостроительными требованиями тех лет. Проект застройки площадей и улиц предполагал сооружение зданий в традициях русской национальной архитектуры.

В дальнейшем принцип творческого преобразования городов был положен в основу всех восстановительных работ: возрожденные города становились более удобными, современными и красивыми.

Главной задачей строителей на первых порах было, конечно, восстановление жилого фонда, коммунального хозяйства, промышленных предприятий, но эти работы неизменно сопровождались реконструкцией.

Война причинила большой ущерб и зеленым насаждениям городов. Тяжело пострадали многие сады и парки, в том числе знаменитые пригородные парки Ленинграда, Подмосковья и др. В военные и послевоенные годы, когда велось восстановление народного хозяйства и разрушенных городов, возникло массовое движение за их благоустройство и озеленение. Восстановление становилось государственной задачей, его направление определило постановление ЦКВКП(б)и СНК СССР, принятое в 1943 г., «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации».

Перелом в ходе войны, начатый победой под Сталинградом, прорыв блокады Ленинграда, победа в битве на Курской дуге активизировали градостроительство. В сентябре 1943 г. решением СНК СССР был образован Комитет по делам архитектуры, а при местных органах власти — Управления по делам архитектуры. Это был первый в истории высший правительственный орган, специально ведающий архитектурой. Председателем Комитета был назначен архит. А. Мордвинов. 14 октября с открытым письмом к Мордвинову обратился Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин. В нем были сформулированы задачи советского градостроительства. В частности, в письме отмечалось:

«... Новое строительство дает большие возможности для создания подлинно социалистических городов с большими художественными ансамблями и глубоко продуманными жилыми стройками, полностью отвечающими современным требованиям...»;

«... Сейчас советским архитекторам представляется редкий в истории случай, когда архитектурные замыслы в небывало огромных масштабах будут претворяться в реальном строительстве».

В этом письме содержалось указание и о художественной направленности градостроительства. М.И. Калинин писал:

«... Социалистическое строительство должно быть целеустремленным, красивым, радующим взгляд, но не вычурным и не претенциозным» («Правда», 14 октября 1943 г.).

Для выражения торжества и радости победы, наполнявших советских людей после разгрома врага, архитекторы широко применяли приемы и формы классики.

В планировке городов это выражалось в склонности к большим парадным, часто симметричным композициям.

Несмотря на недостатки, имевшие место в общей направленности архитектуры, градостроительство этого периода отмечено крупными достижениями. В невиданно короткие исторические сроки на новой технической основе были не только возрождены из пепла и быстро развивались многие сотни городов и тысячи сел, но они стали более удобными для жизни людей, технически более оснащенными и в архитектурно-художественном отношении более красивыми и выразительными.

В этой гигантской творческой деятельности получили широкое применение богатый опыт, новые научные основы и идеи советского градостроительства, комплексно и с большим размахом воплощенные в новых архитектурных ансамблях Ленинграда, Киева, Минска, Севастополя, Сталинграда и многих других городов.

Принципы советского градостроительства по-разному преломлялись и конкретизировались применительно к индивидуальным особенностям каждого города, в результате чего совершенствовался и раскрывался их индивидуальный архитектурный облик.

29 марта 1944 г. Государственным Комитетом Обороны было принято постановление «О первоочередных мероприятиях по восстановлению промышленности и городского хозяйства Ленинграда в 1944 году», и уже с 1944—1945 гг. было восстановлено и введено в эксплуатацию более 1,5 млн. м2 жилой площади в домах, пострадавших от воздушных бомбардировок и артиллерийских обстрелов.

Выступая 10 октября 1944 г. с творческим отчетом о работе за прошедшие годы войны, главный архитектор Ленинграда Н. Баранов уже мог рассказать о том, как мыслится архитектурное будущее Ленинграда в соответствии с разрабатываемым проектом генерального плана восстановления и дальнейшего развития города-героя.

Проект предусматривал расширение города не только в южном направлении, как это было по плану 1935—1938 гг., но и на север, поскольку военная угроза Ленинграду со стороны Финляндии перестала существовать. Город мог осваивать северные, благоприятные в природном отношении территории.

Авторы нового генплана (архитекторы Н. Баранов и А. Наумов и др.) отказались от идеи создания на юге нового центра города и предложили с учетом новых требований развивать исторический центр по р. Неве, вверх и вниз по ее течению, с широким выходом ансамблей центра на побережье Финского залива, на Васильевский и Петровский острова (рис. 1, 2).

Кроме этого, город получал многокилометровый выход к берегу моря на севере (район Лахты) и на юго-западе в районах Дачное и Сосновая Поляна.

По экономическим соображениям город ограничивался в территориальных размерах по сравнению с прежними проектами. Предполагались мероприятия по более эффективному использованию городских земель и осушению заболоченных территорий. 

Предусматривалась необходимость не только восстановления и расширения старых городских садов и парков, пострадавших от бомбардировок и артиллерийских обстрелов, но и создание новых парков, садов, скверов (Центрального парка, парков Победы и др.).

Важнейшей являлась организация Центрального городского парка на Петроградской стороне и Петровском острове (авторы проекта — архитекторы Н. Баранов, О. Гурьев, Н. Агеева). По проекту Центральный парк должен был представлять систему зеленых массивов, объединенных в единый комплекс, расположенный вокруг Петропавловской крепости и западнее, вдоль берегов Малой Невы до залива, общей площадью около 240 га. Создание этого парка давало возможность решить ряд градостроительных задач — существенно увеличить количество зеленых насаждений и улучшить санитарно-гигиенические условия в прилегающих густонаселенных районах, обогатить архитектурный облик центральной части города. Создание Центрального городского парка играло большую роль в пространственном развитии исторического центра Ленинграда к берегу моря.

Еще в 1943 г., в условиях блокады, начата была прокладка прямого левобережного въезда на Охтинский мост, который был закончен в 1944 г. Тогда же были начаты реконструкция Суворовского проспекта, района Финляндского вокзала и создание архитектурного ансамбля площади Ленина (архит. Н. Баранов). Площадь Ленина раскрыта на Неву и в глубине завершается зданием Финляндского вокзала (архитекторы П. Ашастин, Н. Баранов, Я. Лукин, инж. Рыбин). Боковые фланги площади образованы перестроенным зданием Академии и новым домом Советов Выборгского района (архитекторы Н. Баранов, Н. Агеева, Г. Иванов). Одновременно была перестроена Арсенальная набережная и создана вторая площадь западнее вокзала. Реконструкция этой части города преобразила невзрачную застройку прибрежной зоны Выборгской стороны. В процессе ликвидации разрушений и восстановления города были созданы ансамбли площади Революции, перестроен район бывшего ипподрома, началось создание Центрального городского парка.

Сквер на площади Революции (архитекторы Н. Баранов и О. Гурьев) стал одним из главных зеленых элементов старого центра города; здесь осуществлена регулярная планировка и раскрытие главной композиционной оси на Летний сад, расположенный на противоположном участке левого берега Невы.

Продолжая прекрасную традицию русского народа — отмечать победу памятниками славы, ленинградцы создали своеобразные памятники в честь победоносного окончания Великой Отечественной войны — парки Победы (рис. 4).

Ленинград. Центральный городской парк на Петроградской стороне и Петровском острове Ленинград. Центральный городской парк на Петроградской стороне и Петровском острове
4. Ленинград. Центральный городской парк на Петроградской стороне и Петровском острове. Схема размещения. Площадь Революции после реконструкции. Архитекторы Н. Баранов, О. Гурьев, Н. Агеева. Реконструкция района Инженерного замка. 1945—1946 гг. Архитекторы Н. Баранов, Е. Катонин, В. Кирхоглани. План. Общий вид Кленовой аллеи после реконструкции
Ленинград. Центральный городской парк на Петроградской стороне и Петровском острове. Схема размещения
Ленинград. Центральный городской парк на Петроградской стороне и Петровском острове
Ленинград. Реконструкция района Инженерного замка. 1945—1946 гг. Архитекторы Н. Баранов, Е. Катонин, В. Кирхоглани. План
Ленинград. Реконструкция района Инженерного замка. 1945—1946 гг. Архитекторы Н. Баранов, Е. Катонин, В. Кирхоглани. Общий вид Кленовой аллеи после реконструкции

В октябре 1945 г. сотни тысяч трудящихся с величайшим энтузиазмом посадили деревья на неблагоустроенных пустырях Крестовского острова и на Московском шоссе. Так началась история строительства парков Победы.

Первый из них — Приморский парк Победы, заложенный на Крестовском острове, площадью более 260 га — крупнейший зеленый массив города. Он представляет собой спортивный комплекс в сочетании с прогулочными зонами (авторы проекта — архитекторы А. Никольский, В. Степанов, В. Медведев, П. Волков, О. Руднева) (рис. 5).

При создании парка были произведены большие работы по осушению заболоченной территории острова и подъему ее над уровнем моря.

Композиция Приморского парка строится по трехлучевой системе с выявлением центрального луча, боковые проходят по северному и южному побережьям острова. В структуре парка выявлена значительная роль стадиона имени С. М. Кирова, завершающего композицию парка со стороны моря. Стадион является центром паркового ансамбля (авторы проекта А. Никольский, К. Кашин, Н. Степанов при участии А. Заварзина). Береговые склоны расчленены кольцевыми террасами и озеленены. Пологие, мягкого очертания линии холма сливаются с окружающим пространством, вводя элементы живописности в пейзаж Невской дельты.

Ленинград. Приморский парк Победы на Крестовском острове. Архитекторы А. Никольский, В. Степанов, В. Медведев, П. Волков, О. Руднева. Парк заложен в 1915 г. Центральная аллея, ведущая к стадиону
Ленинград. Приморский парк Победы на Крестовском острове. Архитекторы А. Никольский, В. Степанов, В. Медведев, П. Волков, О. Руднева. Парк заложен в 1915 г. План
5. Ленинград. Приморский парк Победы на Крестовском острове. Архитекторы А. Никольский, В. Степанов, В. Медведев, П. Волков, О. Руднева. Парк заложен в 1915 г. Центральная аллея, ведущая к стадиону. План
Ленинград. Московский парк Победы. Архитекторы В. Кирхоглани, Е. Катонин. 1945—1950 гг. Аллея героев
Ленинград. Московский парк Победы. Архитекторы В. Кирхоглани, Е. Катонин. 1945—1950 гг. План
6. Ленинград. Московский парк Победы. Архитекторы В. Кирхоглани, Е. Катонин. 1945—1950 гг. Аллея героев. План
Ленинград. Московский проспект. Общий вид застройки
Ленинград. Московский проспект. Неосуществленный вариант
7. Ленинград. Московский проспект. Общий вид застройки. Неосуществленный вариант

Второй парк Победы был заложен на восточной стороне Московского проспекта на территории бывшего кирпичного завода, он занял площадь около 100 га (рис. 6). На территории, прилегающей к проспекту, посажена двумя уступами живая изгородь, а за ней — полоса деревьев. Полукруглые ниши из кустарника в сочетании с зеленой стеной деревьев впоследствии образовали красивое обрамление проспекта (архитекторы В. Кирхоглани, Е. Катонин).

Создание Московского парка Победы имело большое значение для восполнения недостатка насаждений в новом, лишенном зелени и воды, районе Ленинграда. Кроме того, Московский парк Победы представляет собой значительный зеленый ансамбль, играющий большую архитектурно-художественную роль в композиции Московского проспекта — главной магистрали этого крупного района Ленинграда. 

Большая роль Московского проспекта, отведенная ему в генеральном плане Ленинграда, подтверждена дальнейшей жизнью города. В последующие годы проспект продолжал и продолжает застраиваться, озеленяться, все больше благоустраивается (рис. 7).

Застраивая жилые районы на освобожденных от малоэтажной деревянной застройки территориях в Новой и Старой деревне, градостроители совершенно преобразили этот район, создали новые магистрали, такие как Приморский проспект (рис. 9), проспект Энгельса и др. (архитекторы Н. Баранов, О. Гурьев и др.). Но, как в этом районе, так и в районе Автово (архитекторы А. Оль, В. Каменский и др.) и в Невском (архитекторы Е. Левинсон, И. Фомин и др.), ленинградские архитекторы вынуждены были проектировать 2—3-этажные дома, так как были разрушены кирпичные заводы и приходилось применять малопрочные материалы.

В восстанавливаемых районах ленинградцы следовали принципу «сделать Ленинград еще лучше и краше», вследствие чего процесс восстановления не был механическим воспроизводством разрушенного, а стал творческим — улучшились планировка, застройка и общий архитектурный облик города.

Реконструктивно-восстановительные работы велись на основе тщательного сохранения и развития исторически сложившихся градостроительных традиций, воссоздания выдающихся архитектурных ансамблей, искаженных случайными строениями и переделками во второй половине XIX и начале XX в.

Ленинград. Реконструкция площади Искусств. Архитекторы Н. Баранов, Е. Катонин, В. Кирхоглани Ленинград. Схема метрополитена. 1955 г.
8. Ленинград. Реконструкция площади Искусств. Архитекторы Н. Баранов, Е. Катонин, В. Кирхоглани 10. Ленинград. Схема метрополитена. 1955 г.
Ленинград. Приморский проспект. Архит. Н. Баранов и др. 1950 г. Ленинград. Проспект Энгельса. Архит. А. Барутчев и др.
9. Ленинград. Приморский проспект. Архит. Н. Баранов и др. 1950 г. Проспект Энгельса. Архит. А. Барутчев и др.
Ленинград. Пулково. Разрушенная обсерватория
Ленинград. Пулково. Разрушенная обсерватория 11. Ленинград. Пулково. Разрушенная обсерватория. Обсерватория после восстановления
Ленинград. Пулково. Обсерватория после восстановления

Примером подобного реставрационно-восстановительного процесса было преобразование площади Искусств и района Инженерного замка (архитекторы Н. Баранов, Е. Катонин, В. Кирхоглани) (рис. 8).

В Ленинграде началось сооружение первой очереди метрополитена, связавшей исторический центр города с окраинными промышленными районами. Первые поезда по этой линии прошли в 1955 г. (рис. 10).

К числу крупных объектов, разрушенных немцами в период блокады, относится и комплекс зданий одного из крупнейших мировых научных центров — Пулковской обсерватории. К 1954 г. была закончена первая очередь работ по восстановлению и реконструкции Главной астрономической обсерватории Академии наук СССР, начатая весной 1945 г. (архит.А. Щусев). Помимо постройки научных павильонов выполнена большая программа жилищного строительства, благоустроена территория. Пулковские высоты вошли в строй мемориальных ансамблей, окружающих Ленинград (рис. 11).

Ленинград. Мемориальный комплекс на Пискаревском кладбище. 1960 г. Архитекторы: А. Васильев, Е. Левинсон, скульпторы В. Исаева, Р. Таурит, Б. Каплянский, А. Малахин, М. Вайман, М. Харламова. Общий вид
Ленинград. Мемориальный комплекс на Пискаревском кладбище. 1960 г. Архитекторы: А. Васильев, Е. Левинсон, скульпторы В. Исаева, Р. Таурит, Б. Каплянский, А. Малахин, М. Вайман, М. Харламова. План главной аллеи Ленинград. Мемориальный комплекс на Пискаревском кладбище. 1960 г. Архитекторы: А. Васильев, Е. Левинсон, скульпторы В. Исаева, Р. Таурит, Б. Каплянский, А. Малахин, М. Вайман, М. Харламова. Скульптура «Мать-Родина»
12. Ленинград. Мемориальный комплекс на Пискаревском кладбище. 1960 г. Архитекторы: А. Васильев, Е. Левинсон, скульпторы В. Исаева, Р. Таурит, Б. Каплянский, А. Малахин, М. Вайман, М. Харламова. Общий вид. План главной аллеи. Скульптура «Мать-Родина»

Один из самых значительных мемориальных комплексов Ленинграда, посвященных героическим дням блокады, — ансамбль Пискаревского кладбища (архитекторы А. Васильев, Е. Левинсон, скульпторы В. Исаева, Р. Таурит, Б. Каплянский, М. Вайман, М. Харламова) (рис. 12).

Крупнейшие работы по восстановлению Ленинграда, основанные на осуществлении интересных творческих замыслов ленинградских архитекторов, явились большим достижением советского градостроительства.

В 1945 г. было принято постановление Совнаркома СССР о восстановлении 15 разрушенных русских городов. В их число входили: Сталинград, Севастополь, Смоленск, Ростов-на-Дону, Новороссийск, Псков, Воронеж, Новгород, Калинин, Брянск, Курск, Краснодар, Мурманск и др. Развернулась интенсивная работа по составлению проектов и восстановлению Киева, Минска и других городов Украины и Белоруссии.

Естественно, что такой размах работ представлял собой важный этап развития советского градостроительства, во время которого получили всестороннее применение теоретические основы и ранее накопленный большой опыт советского градостроительства. С особенной силой проявились положительные качества градостроительной основы советской архитектуры. Эта основа получила широчайшее воплощение входе восстановления городов, планировка и застройка которых создавались с учетом требований тех лет, в первую очередь в области городского движения, инженерного оборудования, зеленых насаждений, художественных требований, что весьма существенно улучшало условия жизни населения и архитектурный облик городов. Плодотворными оказались и другие градостроительные принципы, сложившиеся еще в годы второй пятилетки (1933—1937 гг.).

Советские градостроители, бережно относясь к исторически сложившейся планировке городов, вносили в нее изменения в соответствии с новыми техническими условиями городского хозяйства и требованиями улучшения условий жизни населения; предусматривали меры по оздоровлению городов; формировали рациональные сети культурно-бытового обслуживания населения; последовательно применяли принцип зонирования территорий, выделяя промышленные, селитебные, транспортные, складские зоны; предусматривали устройство объездных транзитных магистралей, дифференциацию сети улиц, улучшали озеленение, создавая парки и сады; благоустраивали набережные водоемов для повседневного отдыха населения; использовали зеленые насаждения для защиты города от загрязнения промышленными отходами и улучшения его микроклимата.

К числу наиболее значительных проектов восстановления и дальнейшего развития городов, законченных вскоре после перехода к мирному развитию страны, относятся генеральные планы и проекты застройки центров следующих крупных городов: Брянска (М. Парусников), Великих Лук (И. Николаев), Воронежа (Л. Руднев), Калинина (Н. Колли), Краснодара (И. Соболев), Новгорода (А. Щусев), Орла (В. Гельфрейх), Пскова (Н. Баранов и др.), Ростова-на-Дону (В. Семенов), Севастополя (Л. Поляков и др.), Смоленска (Г. Гольц), Сталинграда (К. Алабян, Н. Поляков и др.).

Восстановление разрушенных городов и сельских населенных пунктов осуществлялось с огромной энергией и размахом и было завершено в кратчайший исторический срок — к середине 50-х гг.

Одним из крупных мероприятий Комитета по делам архитектуры было создание системы городских, областных и центральных архитектурных мастерских и проектных институтов, сумевших собрать кадры квалифицированных градостроителей и способствовавших их дальнейшему росту. Широко осуществлялось проектирование городов в Гипрогоре, Горстройпроекте и его отделениях, а также в местных проектных организациях на Украине, в республиках Закавказья и Средней Азии. Только по РСФСР к 1950 г. было разработано свыше 250 генеральных планов восстановления и дальнейшего развития городов.

Восстановительные работы требовали много металла, цемента, кирпича, леса и других строительных материалов, разнообразной техники и оборудования. Индустрия незатронутых войной городов должна была работать в полную силу и развиваться дальше. Не замедлялось также прогрессивное развитие науки и техники.

Волгоград (Сталинград). Схема плана города. Архитекторы К. Алабян, В. Симбирцев, Н. Поляков, А. Пожарский, инж. В. Бутягин. 1945 г. Волгоград (Сталинград). Набережная центральной части города. Архитекторы В. Симбирцев, И. Фиалко. 1952—1953 гг.
Волгоград (Сталинград). Набережная центральной части города. Архитекторы В. Симбирцев, И. Фиалко. 1952—1953 гг.
Волгоград (Сталинград). Разрушенный город
13. Волгоград (Сталинград). Схема плана города. Архитекторы К. Алабян, В. Симбирцев, Н. Поляков, А. Пожарский, инж. В. Бутягин. 1945 г. Набережная центральной части города. Архитекторы В. Симбирцев, И. Фиалко. 1952—1953 гг. Разрушенный город: 1 — центр; 2, 3, 4, 5, 6 — районы города; 7 — плотина ГЭС; 8 — Волго-Донской канал; 9 — мемориальный комплекс «Мамаев курган»
Волгоград (Сталинград). Площадь Павших Борцов. Архитекторы В. Симбирцев, Е. Левитан. Здание Драматического театра. Архит. Н. Куренной. 1945—1952 гг.
Волгоград (Сталинград). План центра города. Архитекторы К. Алабян, В. Симбирцев, Н. Поляков, А. Пожарский, инж. В. Бутягин
14. Волгоград (Сталинград). Площадь Павших Борцов. Архитекторы В. Симбирцев, Е. Левитан. Здание Драматического театра. Архит. Н. Куренной. 1945—1952 гг. План центра города. Архитекторы К. Алабян, В. Симбирцев, Н. Поляков, А. Пожарский, инж. В. Бутягин
Волгоград (Сталинград). Проспект имени Ленина. 1952—1964 гг.
Волгоград (Сталинград). Улица Мира, здание планетария
15. Волгоград. Проспект имени Ленина. 1952—1964 гг. Улица Мира, здание планетария

Сталинград был превращен в руины. В ходе восстановления здесь создавались новые промышленные предприятия, транспортные сооружения, городское коммунальное хозяйство, парки и сады и, конечно, новый жилой фонд, новые школы, детские учреждения, здания общественного, административного, культурного и торгового назначения.

Генеральный план восстановления этого города (архитекторы К. Алабян, Н. Поляков и др.) значительно улучшал застройку города, раскрывая его к Волге (рис. 13).

Раньше между жилыми районами города и Волгой находилась сплошная лента пристаней, складов и промышленных предприятий, преграждавшая выход к реке. Новый генеральный план предусматривал частичное устранение этой стихийно выросшей преграды и широко открыл жилые кварталы на Волгу, обеспечивал выходы к ней. Вдоль реки были устроены прогулочные набережные, посажены деревья и кустарники. К реке же выведены полосы и массивы зелени, расчленяющие город на несколько крупных районов. Созданы укрупненные промышленные зоны.

Царицын и довоенный Сталинград не имели центра, отвечающего размерам и значению большого города, а тем более тому, которое он приобрел в результате героической обороны и завершившей ее победы. Генеральный план предусматривал создание на прибрежной территории нового центра, состоящего из нескольких площадей и эспланад, включая площадь Павших Борцов, аллею Героев, площадь Демонстраций. Сложная планировочная композиция центра тоже была раскрыта на Волгу (рис. 14, 15).

Центр Сталинграда, обрамленный зеленым поясом, состоит из высокого зеленого берегового откоса и садов, раскинувшихся на террасе верхней набережной Волги (авторы проекта набережной архитекторы В. Симбирцев, Н. Фиалко, 1951 г.). Зеленые насаждения вдоль реки объединены с системой скверов на площадях центрального ансамбля города и бульваром Ленина — его главной улицей.

Новые жилые районы застроены многоэтажными домами, получившими все виды современного инженерного оборудования и благоустройства: во внутриквартальных пространствах много зеленых насаждений смягчающих микроклимат. При реконструкции сети улиц Волгограда были созданы меридиональные магистрали, связавшие между собой районы города. Это — бульвары и три широкие улицы, идущие параллельно Волге и сливающиеся друг с другом на концах города. Прокладка магистралей потребовала сооружения многочисленных мостов и путепроводов, пересекающих овраги.

Недостатком градостроительства того периода был недоучет перспектив развития городского движения. Это нашло свое отражение и в Волгограде. Все площади и улицы доступны для транспорта, не предусмотрено крупных стоянок для автомобилей и не учтены условия трассировки скоростной дороги, которая должна проходить в зоне центра, обеспечивая быструю связь со всеми районами весьма протяженного города.

Пространственная структура архитектурных композиций центра недостаточно разработана, вероятно, ее следовало бы развить как в глубину города, так и вдоль набережных. Намеченные размеры центрального ядра оказались заниженными по сравнению с общими масштабами города.

Севастополь. Вид города с моря
Севастополь. Разрушенный город Севастополь. Синопская лестница
Севастополь. Площадь имени Ушакова
16. Севастополь. Вид города с моря. Разрушенный город. Площадь имени Ушакова. Синопская лестница

Из руин пришлось поднимать город-герой Севастополь. На основе генерального плана восстановления (архит. Л. Поляков) город практически строился заново. Градостроительная идея возрождения Севастополя состояла в том, чтобы раскрыть город и его центр на море, рационально разместить производственные и жилые зоны, создать яркие архитектурные ансамбли центра, увековечивающие героическую оборону города (рис. 16).

Вследствие особых природных условий Севастополя требовалось планировочно объединить разные его части, отделенные друг от друга глубоко вдающимися в сушу бухтами и значительными перепадами рельефа местности. Крутое падение территории вынуждало во многих случаях придерживаться той трассировки улиц, которая сложилась исторически. Однако улицы были частично спрямлены, расширены и дополнены новыми участками.

Упорядочение уличной сети позволило проложить кольцевую магистраль, связавшую разобщенные прежде районы. Промышленная зона создана в районах Балаклавского шоссе, Куликова поля и Делагардской балки, куда были перебазированы некоторые предприятия, ранее занимавшие ценные прибрежные зоны в пределах центра, где они преграждали городу выход к морю.

Площадь города увеличилась преимущественно в глубь материка и отчасти вдоль побережья, где местами приходится преодолевать сложный рельеф местности, холмы и глубокие балки.

Бережно были реставрированы исторические мемориальные места, здания и монументы, связанные с богатой событиями историей Севастополя.

К числу особенностей города, придающих ему индивидуальный архитектурно-художественный облик, относится пространственная композиция городского центра, крупные части которого расположены на нескольких разных отметках. В его ансамбль входит застройка площадей Парадов, Коммуны и Нагорной, связанных друг с другом, с парком и бульварами.

Примером интересных работ, в которых решались сложные градостроительные проблемы, было восстановление и дальнейшее развитие Новгорода и Пскова. Естественно, что отличительной особенностью этих работ была необходимость органического сочетания старого и нового, целостного включения новой застройки в исторически сложившуюся, весьма характерную архитектурную среду.

Новгород. Новая главная площадь
Новгород. Разрушенный город Новгород. План реконструкции центра города
17. Новгород. Новая главная площадь. Разрушенный город. План реконструкции центра города
Псков. Район Запсковья
Псков. Разрушения города Псков. Генеральный план восстановления и дальнейшего развития города. Архитекторы Н. Баранов, Н. Агеева, А. Наумов
18. Псков. Район Запсковья. Разрушения города. Генеральный план восстановления и дальнейшего развития города. Архитекторы Н. Баранов, Н. Агеева, А. Наумов

Новая застройка велась в основном малоэтажными домами, сомасштабными древним памятникам архитектуры, что в значительной мере способствовало сохранению неповторимого своеобразия этих древних городов.

По проекту 1945 г. (архит. А. Щусев) разрушенные части Новгорода восстанавливались в пределах старых крепостных стен и на правом берегу Волхова, на вечевой стороне, в зоне Ярославова дворища по особому режиму, а районы новой застройки размещались на территориях, лежащих на северо-западе между кремлем и дорогой на Псков — Ленинград. На линии, соединяющей эту дорогу с кремлем, создавался и новый городской центр. Здесь был сооружен Дом Советов и организована прилегающая к нему площадь Победы. Новый мост через Волхов был построен севернее кремля, а с территории этого выдающегося памятника архитектуры было снято транзитное межгородское движение (рис. 17).

Новая планировка города предусматривала свободный выход к реке. Сносились промышленные причалы и лесные биржи, но расширялся и благоустраивался речной пассажирский порт. Благоустраивались и береговые откосы Волхова. На берег выводились зеленые массивы парков, создаваемых в районе бывших Антониева и Зверина монастырей. В одном из парков располагался спортивный комплекс со стадионом.

В некоторых местах Новгорода памятники древней архитектуры находятся среди жилых зданий, например, несколько ценных по архитектуре церквей на Московской улице, проходящей по Торговой стороне. В таких случаях застройка улицы на нужном интервале прерывается и через образующиеся разрывы памятник включается в ансамбль улицы или площади. Он хорошо обозревается в сочетании с соответствующей по характеру ближайшей застройкой.

Размеры кварталов укрупнялись, для чего отдельные улицы превращались во внутриквартальные пути.

Схема улиц новых территорий в значительной мере продолжает сложившуюся в конце XVIII в. радиально-кольцевую схему старой части города, огибающей кремль. Бывшая же Торговая сторона получила прямоугольную сетку. Кремль тщательно реставрировался, сохранялась опоясывающая его полоса зелени, возникшая вдоль крепостной стены на месте проходившего перед ней рва и исчезнувшей второй крепостной стены. Промышленные предприятия выносились за черту городского вала. Набережные в черте валов озеленялись и благоустраивались.

Во время войны Пскову были нанесены крупные разрушения. Особенно сильно пострадали центр города и находящиеся за реками Псковой и Великой районы Запсковья и Завеличья. Тяжелые раны получили такие уникальные памятники древнерусской архитектуры, как Поганкины палаты, дом Сухоцких, церковь Василия на Горке, крепостные стены и многие другие.

Генеральный план восстановления и развития города, завершенный в 1946 г. (архит. Н. Баранов), предусматривал не только восстановление Пскова, но и дальнейшее его развитие в качестве административно-хозяйственного и культурного центра области. Как и в Новгороде, исторический окольный город и Запсковье были объявлены зонами строгого режима, и здесь разрешалось строительство малоэтажных 2—3-этажных зданий, которые должны были сочетаться с исторической застройкой. Резервные территории для последующего развития Пскова были намечены на севере и на западе от города (рис. 18).

Воссоздание разрушенных промышленных предприятий и создание новых намечалось на новых площадях за пределами селитебных территорий. Для разгрузки центральной части Пскова от транзитного движения был построен мост через р. Великую южнее Мирожского монастыря. Без нарушения сложившейся структуры города были осуществлены современное инженерное оборудование и сеть обслуживания, отвечающие потребностям советского города.

Планировка основных улиц новой части города служит продолжением исторически сложившихся транспортных трасс, образующих сочетание элементов радиально-кольцевой и прямоугольной схем. Завеличье более строго подчинено прямоугольной схеме. Территория старого города выделяется полукольцом бульваров, имеющих продолжение в Запсковье. С направлением бульваров связана магистраль, по которой движение транспорта может быть направлено в обход центра Пскова.

Городской центр формировался в районе главной площади около ансамбля кремля и моста через р. Великую. Площадь обстраивалась зданиями городского Совета, Дома культуры. Пространственная композиция центра органически связывалась с общей структурой города. Предусматривалось создание парка в долине р.Псковы, простирающегося от Кремля до Гремячей башни. Расчищались и благоустраивались набережные р. Великой; находились особые планировочные решения для каждого конкретного узла застройки, связанного с древними памятниками.

К сожалению, в 50-х гг. установленный режим застройки на территории окольного города был нарушен, отчего пострадала прежде всего главная площадь, осуществленная вопреки разработанному проекту; застройка площади нарушала ее органическую связь с ансамблем кремля.

Смоленск. Восстановленная часть центра
19. Смоленск. Восстановленная часть центра

Самобытными, ценными памятниками зодчества отличается древний русский город Смоленск. При восстановлении и реконструкции его были проведены сложные реставрационные работы, значительно благоустроен центр города. Новая застройка жилых районов капитальными современными зданиями стала осуществляться в соответствии с новым генеральным планом города (архит. Г. Гольц), утвержденным в 1946 г. Значительно развита и улучшена радиально-кольцевая система городского плана, восходящая к первоначальному периоду его формирования. Территория города на левом берегу Днепра увеличилась в южном и юго-западном направлении, а на правом — в северном.

Центр Смоленска размещен на высоком, левом берегу, образован рядом площадей, связанных с проспектами и бульварами. От центра запроектирован спуск к реке, а в противоположную сторону проложена эспланада, выходящая к району отдыха и спорта. На правом берегу ансамблю центра отвечает набережная, застраиваемая крупными зданиями (рис. 19).

Все исторические и архитектурные памятники используются как важные элементы городской застройки. Около памятников запроектированы зоны озеленения.

Во время оккупации Смоленска почти все зеленые насаждения были уничтожены. Поэтому в проекте генерального плана восстановления города много внимания было уделено озеленению. Проектировались крупный массив Центрального парка, несколько районных и физкультурных парков.

Практика восстановления исторических городов выдвинула две точки зрения на общую композицию ближайшего окружения памятников архитектуры. Одна из этих точек зрения основывалась на целесообразности широкого обзора памятников архитектуры, для чего, используя большие разрушения, считалось необходимым расчищать окружающую памятники территорию.

Вторая точка зрения опиралась на исторические данные, показывающие, что памятники архитектуры, как правило, всегда размещались среди плотной застройки и их композиция определялась именно этой окружающей средой, вследствие чего расчистка окружающих памятник территорий не усилит, а ослабит восприятие исторических зданий и сооружений.

В ходе дискуссии полное признание получила вторая, научно обоснованная точка зрения об учете окружающей среды, сложившейся ко времени создания памятника архитектуры.

Конечно, решение этой сложной задачи не могло быть однозначным и требовало творческого подхода не только к исторической, но и к современной ситуации, а также учета конкретных особенностей памятника.

К числу крупных городов, превращенных гитлеровцами в развалины, относится Минск. После освобождения от немецких оккупантов в нем оказалось разрушенным более 80% жилого фонда и общественных зданий, уничтожены промышленность, коммунальное хозяйство, учебные заведения (рис. 20).

Минск. Разрушенный город
Минск. Один из вариантов развития города. Архитекторы М. Трахтенберг, Н. Андросов и др.
20. Минск. Разрушенный город. Один из вариантов развития города. Архитекторы М. Трахтенберг, Н. Андросов и др.
Минск. Панорама Привокзальной площади, 1948 г.
Минск. Схема планировки центральной части города. Архитекторы Б. Рубаненко, Л. Голубовский, А. Корабельников, 1948 г.
Минск. Проспект Ленина. Архитекторы М. Парусников, М. Барщ, Г. Баданов, В. Король, М. Осмоловский. 50-е гг.
21. Минск. Схема планировки центральной части города. Панорама Привокзальной площади. Архитекторы Б. Рубаненко, Л. Голубовский, А. Корабельников, 1948 г. Проспект Ленина. Архитекторы М. Парусников, М. Барщ, Г. Баданов, В. Король, М. Осмоловский. 50-е гг.
Минск. Площадь Победы
22. Минск. Площадь Победы
Минск. Вид центральной части города и парка у р. Свислочь
23. Минск. Вид центральной части города и парка у р. Свислочь

Специальная комиссия (архитекторы Н. Колли, И. Лангбард, А. Мордвинов, Б. Рубаненко, В. Семенов, А. Щусев) наметила в 1944—1945 гг. «эскиз-идею» планировки Минска, а в 1946 г. был закончен генеральный план восстановления и развития города (архитекторы Н. Трахтенберг, М. Андросов, инженеры К. Иванов, Р. Образцова, В. Толмачев), ставший основой восстановительных работ (рис. 20).

Первоочередными задачами стали создание мест приложения труда, формирование промышленных зон (тракторный, автомобильный и другие заводы), восстановление и новое строительство жилых районов, сети массовых общественных зданий: школ, детских учреждений, больниц.

Новая застройка заняла обширные окраинные районы города, так как велась двухэтажными домами по типовым проектам. Они позволяли быстро удовлетворять острую нужду в жилой площади. Центральные районы застраивались в масштабе, соответствующем столичному городу, домами в пять-шесть этажей, площадь кварталов укрупнялась в два-три раза.

В довоенном Минске ансамбль центра еще не сформировался, он был недостаточно велик по отношению к размерам города, недостаточно представителен для главного города большой республики. Уровень благоустройства отставал от современных требований. Город нуждался в развитом общественно-культурном комплексе, способном обеспечить благоприятные условия работы государственных, административных и культурных учреждений республиканского значения.

В ходе восстановления Минска был создан новый выразительный архитектурный  облик города, который определила система ансамблей центра, пространственно объединенная проспектом Ленина (архитекторы М. Парусников, М. Осмоловский, В. Король, М. Барщ, Г. Баданов и др.) (рис. 21).

Часть проспекта обрамлена фронтом фасадов монументальных зданий, другие же части пространственно развиваются ансамблями площадей — Ленина, Центральной, Победы, — и парка имени 30-летия БССР. Мемориальный обелиск на площади Победы стал архитектурной доминантной, завершающей 3-километровую перспективу широкого, прямолинейного проспекта.

Пересекающие проспект улицы Комсомольская и Ленина служат для поперечного движения в промышленные и транспортные районы города (рис. 22).

Панораму центра дополняет система зеленых насаждений вдоль р. Свислочи.

Самый крупный из зеленых массивов, расположенный вдоль р. Свислочи — парк Победы. Он был заложен в 1945 г. на площади 60 га вокруг большого искусственного водоема — Комсомольского озера, которое образовалось после восстановления разрушенной оккупантами плотины (рис. 23).

Создание центра Минска явилось крупным достижением советского градостроительства в первое послевоенное десятилетие. Но и здесь сказалась присущая тому периоду недооценка перспектив развития городского транспортного движения. Главная улица — проспект Ленина — оказалась перегруженной транзитным транспортом, так как дублирующая магистраль не была предусмотрена. 

Киев — один из крупных городов, сильно пострадавших от разрушений, причиненных немецко-фашистскими захватчиками. Разработка проекта его нового генерального плана началась после освобождения Киева (архитекторы А. Власов, Б. Приймак, И.Малоземов и др.), в результате чего уже в 1946—1947 гг. возрождение города из руин и реконструкция осуществлялись на основе нового проекта (рис. 24).

Киев. Схема планировки центрального района
24. Киев. Схема планировки центрального района
Киев. Проект планировки Гидропарка на Трухановском острове. Архитекторы А. Власов, С. Барзилович и др. 1945 г. Киев. Крещатик. Генеральный план
Киев. Набережная Киев. Первомайский парк культуры и отдыха. Памятник Н. Ф. Ватутину. 1958 г. Скульптор Е. Вучетич, архит. Я. Белопольский
25. Киев. Проект планировки Гидропарка на Трухановском острове. Архитекторы А. Власов, С. Барзилович и др. 1945 г. Набережная. Первомайский парк культуры и отдыха. Памятник Н. Ф. Ватутину. 1958 г. Скульптор Е. Вучетич, архит. Я. Белопольский
Киев. Крещатик. Панорама
Киев. Крещатик. Вид разрушенной улицы
26. Киев. Крещатик. Панорама. Генеральный план. Вид разрушенной улицы
Киев. Новая застройка Крещатика
27. Киев. Новая застройка Крещатика

Восстановительные работы в Киеве привели к значительному росту и качественному улучшению планировки столицы советской Украины. Киев перешагнул на левый берег Днепра — застройка в Дарнице образовала один из новых районов города. Это было весьма перспективное начинание, получившее в дальнейшем большое развитие в освоении территорий левого берега. Разрушенные во время войны мосты через Днепр были восстановлены, и началось возведение нового моста для городского транспорта: требовалась более интенсивная связь между районами Киева, растущими на обоих берегах. Прокладывались новые транспортные магистрали, в числе которых одна — от центра города вдоль Днепра, другая — грузовая транзитная автомобильная дорога в обход города.

Сокращались причалы около благоустроенных берегов, портовые сооружения сохранялись только в промышленной зоне Подола (рис. 25).

Вскоре после войны был объявлен конкурс на лучший проект пространственной композиции главного звена центра — Крещатика. Участники конкурса выдвинули ряд интересных композиционных идей, решавших вопрос об увеличении представительности главной улицы Киева и ее взаимосвязи с прилегающими ансамблями.

Окончательно это решение определилось в проекте застройки, разработанном в 1949 г. архитекторами А. Власовым, А. Добровольским, А. Заваровым, Б.Приймаком, В. Елизаровым и др. Пространственная система Крещатика создавалась как цепь площадей (Ленинского Комсомола, имени Калинина, Бессарабки), объединенных этой магистралью. В его планировке и застройке предусматривался отход от традиционной формы улицы-коридора, использование живописного рельефа, что позволяло создать в застройке несколько глубинных планов, открывающих виды на Софийский холм и на холм, завершенный гостиницей «Москва». Реконструкция Крещатика явилась одной из творческих удач советского градостроительства послевоенного периода (рис. 26, 27).

Большие работы в Киеве велись по восстановлению и развитию приднепровских парковых массивов. По проекту благоустройства и озеленения склонов правого берега Днепра (архит. А. Власов и др.) создана непрерывная зеленая зона, объединяющая все нагорные прибрежные сады и парки Киева. На днепровских склонах построены зеленый театр и рестораны, детские комплексы. Площадки над обрывами превращены в живописные места отдыха.

Важным элементом в функциональной организации прибрежных озелененных территорий стали парк Славы и нижние парки вдоль Набережного шоссе. 

Полоса приднепровских парков с юга замыкается Ботаническим садом Академии наук УССР, заложенным в 1947 г. В том же году началась подготовка к строительству Гидропарка на опустошенных войной территориях — Трухановом острове, Предместной слободке и прилегающих островах общей площадью 904 га (авторы — архитекторы А; Власов, С. Барзилович, Г. Михайлова).

Харьков. Площадь Дзержинского. План
Харьков. Площадь Дзержинского. Панорама восстановленного ансамбля
28. Харьков. Площадь Дзержинского. План. Панорама восстановленного ансамбля

После войны к Харькову вернулось значение крупного промышленного центра. Восстанавливались известный тракторный завод, а также турбинный, электромеханический и другие предприятия. Появление около Харькова еще до войны больших заводов, образовавших мощную промышленную зону, сопровождалось постройкой вблизи них жилого массива. Он расположился вдоль промышленной зоны и полосы зеленых насаждений. С городом его связывало прямое и широкое Чугуевское шоссе.

При дальнейшем росте предприятий и жилого комплекса в районе тракторного завода здесь удачно была впервые осуществлена схема параллельного развития промышленности и селитьбы, воплощавшая известное предложение Н. Милютина. В планировке кварталов учитывался несколько изрезанный рельеф местности. В них были построены все необходимые здания сетей обслуживания и культуры, выполнены работы по благоустройству территории, по размещению на ней большого количества зелени (рис. 28).

Во время войны застройка площади Дзержинского подверглась значительным разрушениям, но была не только восстановлена, а и дополнена новыми корпусами. При восстановлении разрушенных частей ансамбля частично изменялись архитектурный облик и функциональное назначение зданий.

Ростов-на-Дону. Новая набережная
Ростов-на-Дону. Один из вариантов восстановления и развития города. Архит. В. Семенов и др.
29. Ростов-на-Дону. Новая набережная. Один из вариантов восстановления и развития города. Архит. В. Семенов и др.

Генеральный план восстановления и реконструкции Ростова-на-Дону разрабатывался еще до окончания войны и был утвержден в 1945 г. (архит. В. Семенов), что позволило наряду с восстановлением начать освоение свободных западных территорий, проводить четкое функциональное зонирование города, развернуть работы по благоустройству. Наиболее значительным мероприятием явилось освобождение берегов Дона от промышленных предприятий и складов с целью большего доступа к реке. В ходе реконструкции вдоль нижней террасы берега была построена прогулочная набережная (1949 г.), а на противоположном берегу организованы базы водного спорта и создан крупный парковый массив (рис. 29). Центр города был связан с набережной рядом лестниц с видовыми площадками, системой поперечных улиц и бульваров. Однако в планировке и застройке не были использованы природные данные рельефа высоких береговых склонов. Ряд высоких домов, поставленных у их подошвы на нижней террасе, закрыл эти склоны.

Проспект Энгельса был возрожден как благоустроенная, капитально застроенная главная улица города, на которую выходят ряд площадей, городской сад и скверы центра Ростова.

Восстановление охватило, разумеется, не только описанные выше города, но все остальные, оказавшиеся в зоне военных действий. Большие градостроительные работы были проведены в Калинине, Великих Луках, Воронеже, Орле, Таллине, Бресте, Брянске, Белгороде и во многих других городах.

Первоочередные восстановительные работы в СССР были завершены к 1950 г., а весь колоссальный объем восстановления разрушенных городов и сел страны был выполнен в первое послевоенное десятилетие (1945—1955 гг.).

Это был невиданный в истории трудовой подвиг советского народа и яркий по творческим свершениям и масштабу достижений этап в развитии советского градостроительства и архитектуры.

С 1944 г. начался рост жилищного строительства в Москве. Первоначально из-за дефицита строительных материалов преобладало малоэтажное 2—3-этажное строительство на Хорошевском шоссе, в районах Измайлова, Текстильщиков, на Октябрьском поле и др.

Москва. Песчаные улицы. Архит. З. Розенфельд и др. Общий вид застройки бульвара (ныне ул. Георгиу-Дежа)
Москва. Песчаные улицы. Архит. З. Розенфельд и др. Общий вид застройки бульвара (ныне ул. Георгиу-Дежа)
Москва. Песчаные улицы. Архит. З. Розенфельд и др. План района
30. Москва. Песчаные улицы. Архит. З. Розенфельд и др. Общий вид застройки бульвара (ныне ул. Георгиу-Дежа). План района
Москва. Кутузовский проспект. Ансамбль жилых домов. Архитекторы Ю. Емельянов. З. Розенфельд
31. Москва. Кутузовский проспект. Ансамбль жилых домов. Архитекторы Ю. Емельянов. З. Розенфельд
Москва. Застройка набережных Москвы-реки
Москва. Застройка набережных Москвы-реки
Москва. Площадь имени Гагарина
Москва. Застройка набережной р. Яузы
32. Москва. Застройка набережных Москвы-реки. Площадь имени Гагарина. Застройка набережной р. Яузы

Наряду с малоэтажным жилищным строительством с 1946 г. на Садовом кольце, на ул. Горького и Можайском шоссе началось возведение многоэтажных зданий.

Существенный этап в жилищном строительстве Москвы составила застройка Песчаных улиц (архит. 3. Розенфельд), где в 1949—1952 гг. комплексно строились кварталы больших, в 7—10 этажей домов, окружающих связанные друг с другом дворы. Учреждения обслуживания заняли первые этажи жилых домов; типовые школы и детские учреждения разместились в отдельных зданиях (рис. 30).

В этот период в ходе реконструктивных работ приобрели законченный вид большие отрезки многих магистралей, среди которых целый ряд набережных по Москве-реке и Яузе, расположенных не только в близких к центру, но и отдаленных от него районах. На набережных появились комплексы многоэтажных жилых домов, ряды деревьев, благоустроенные проезды. Широкие и далекие перспективы рек включились в ансамбль Москвы (рис. 31, 32). О том направлении, в котором продолжалось архитектурно-планировочное улучшение центра города, дает представление Советская площадь.

В 1947 г. было принято решение о строительстве в столице высотных зданий. Осуществлено оно было очень целеустремленно и в сжатые сроки. Градостроительная роль высотных зданий была весьма значительной. Довоенная и послевоенная многоэтажная застройка привела к утрате живописного силуэта Москвы, к его однообразию. Небольшие различия в облике «отдельных районов Москвы не могли сохранить индивидуальные особенности столицы — появилась угроза ее обезличивания. Вместе с тем в столице не было значительных объектов, в архитектуре которых можно было бы с большей силой и выразительностью отразить общественный подъем, вызванный победоносным завершением Великой Отечественной войны, показать богатырский подвиг народа. Наконец, предстояло продолжить строительство Дворца Советов, который не мог быть одиноким, случайно вырвавшимся из общего уровня застройки столицы. Необходимо было создать ему архитектурную поддержку — сформировать новый, торжественный силуэт столицы. В процессе высотного строительства предполагалось подготовить базу и кадры строителей, создать промышленность строительных материалов, необходимую для ведения подобных работ.

Москва. Высотная гостиница на Комсомольской площади. Архитекторы Л. Поляков, А. Борецкий
33. Москва. Высотная гостиница на Комсомольской площади. Архитекторы Л. Поляков, А. Борецкий
Москва. Высотные здания. Университет на Ленинских горах. Архитекторы Л. Руднев, С. Чернышев, П. Абросимов, А. Хряков, В. Насонов
Москва. Высотные здания. Схема размещения высотных зданий в городе Москва. Высотные здания. Административное здание на Лермонтовской площади. Архитекторы А. Душкин, Б. Мезенцев
34. Москва. Высотные здания. Университет на Ленинских горах. Архитекторы Л. Руднев, С. Чернышев, П. Абросимов, А. Хряков, В. Насонов. Схема размещения высотных зданий в городе. Административное здание на Лермонтовской площади. Архитекторы А. Душкин, Б. Мезенцев
Москва. Высотное здание на Котельнической набережной. Архитекторы Д. Чечулин, А. Ростковский. Общий вид Москва. Высотное здание на Котельнической набережной. Архитекторы Д. Чечулин, А. Ростковский. Схема генплана
35. Москва. Высотное здание на Котельнической набережной. Архитекторы Д. Чечулин, А. Ростковский. Общий вид. Схема генплана
Москва. Гостиница «Украина». Архитекторы А. Мордвинов, В. Олтаржевский
36. Москва. Гостиница «Украина». Архитекторы А. Мордвинов, В. Олтаржевский
Москва. Здание Министерства иностранных дел. Архитекторы В. Гельфрейх, М. Минкус. Общий вид Москва. Здание Министерства иностранных дел. Архитекторы В. Гельфрейх, М. Минкус. Схема генплана
37. Москва. Здание Министерства иностранных дел. Архитекторы В. Гельфрейх, М. Минкус. Общий вид. Схема генплана

Под руководством главного архитектора столицы Д. Чечулина была разработана схема расположения высотных зданий, органически связанная с планировочной структурой Москвы. На Садовом кольце были построены: административное здание на Смоленской площади (В. Гельфрейх, М. Минкус), жилой дом на пл. Восстания (М. Посохин, А. Мндоянц), административное здание на Лермонтовской пл. (А. Душкин, Б. Мезенцев), на Комсомольской пл. гостиница «Ленинградская» (Л. Поляков, А. Борецкий); на излучинах берегов Москвы-реки: гостиница «Украина» (А. Мордвинов, В. Олтаржевский), жилой дом на Котельнической набережной (Д. Чечулин, А. Ростковский), здание МГУ на Ленинских горах (Л. Руднев, С. Чернышев, П. Абросимов, А. Хряков, В. Насонов) (рис. 33—37).

В формировании ансамбля Московского государственного университета (1950—1953 гг.) активная роль принадлежит зеленым насаждениям. Разработку проекта и авторское руководство по озеленению МГУ осуществляли архитекторы М. Коржев и М. Прохорова.

Проект озеленения охватывал значительный участок города, площадью около 300 га, включающий собственно территорию нового университета с его комплексом учебных и жилых корпусов, а также территорию так называемых городских подходов.

В Москве в послевоенные годы развернулись работы по созданию скверов, бульваров и парков. Проводилась реконструкция озеленения площадей Пушкина, Свердлова, Советской площади, некоторых привокзальных площадей, территорий перед главными проходными больших заводов (рис. 38).

Москва. Реконструкция Советской площади. Архит. Д. Чечулин. Общий вид
Москва. Реконструкция Советской площади. Архит. Д. Чечулин. План
38. Москва. Реконструкция Советской площади. Архит. Д. Чечулин. Общий вид. План
Застройка Юго-Западного района Москвы. Пересечение Ленинского и Ломоносовского проспектов
Застройка Юго-Западного района Москвы. Пересечение Ленинского и Ломоносовского проспектов
39. Застройка Юго-Западного района Москвы. Пересечение Ленинского и Ломоносовского проспектов
Москва. Застройка Юго-Западного района. План
40. Москва. Застройка Юго-Западного района. План

С 1948 г. началось строительство Главного ботанического сада Академии наук СССР (авторы Л. Залесская, И. Петров, М. Соколов). Этот самый крупный ботанический сад Европы занимает площадь 330 га. По назначению и использованию территория сада делится на зоны ботанических экспозиций и парковую. В них размещены коллекционные участки, главная тропическая оранжерея, лабораторный корпус и географические зоны растительного мира. Основу насаждений парковой зоны составляют превращенные в заповедники великолепная дубрава и березовая роща.

Вдоль главных трасс маршрутов расположены наиболее интересные ботанические экспозиции. Декоративными участками являются розарий и сад непрерывного цветения.

В феврале 1949 г. было принято решение о разработке нового генерального плана реконструкции Москвы. В 1951 г. новый генеральный план развития Москвы на предстоящие десять лет, составленный под руководством Д. Чечулина, был утвержден.

Новый генеральный план Москвы был основан на социальных и градостроительных принципах, которые были определены в 1935 г. и скорректированы применительно к условиям послевоенного градостроительства.

Десятилетний план продолжал быть руководящим документом в застройке Москвы до 1960 г., когда началось составление новых документов — сначала технико-экономических обоснований (ТЭО) к генеральному плану, а затем и нового генерального плана развития города, который был утвержден в 1972 г.

План 1951—1960 гг. содержал новые предложения по строительству 10 млн. м2 жилой площади (что более чем вдвое превосходило объем жилого фонда, построенного за 1935—1945 гг.), предложения о переходе к полносборному домостроению, о застройке магистралей и въездов в Москву, о запрещении строительства новых промышленных предприятий. План был перевыполнен: за 10 лет Москва получила 16 млн. м2 жилой площади, что было достигнуто с помощью освоения новых свободных территорий (Песчаные улицы, Юго-Запад, Черемушки, Кузьминки и др.) и перехода после Всесоюзного совещания строителей 1954 г. к индустриальным методам строительства по типовым проектам и к соответствующим приемам планировки.

Наряду с достижениями в области градостроительства в послевоенный период имели место и серьезные недостатки, в том числе и в Москве, продолжало сказываться отрицательное влияние общей творческой направленности архитектуры, при которой освоение классического наследия прошлых эпох приобретало все более самодовлеющее значение. Характерным примером считается застройка Люсиновской улицы (архит. Г. Захаров), где все внимание было обращено на ложноклассическое украшение фасадов, выходящих на магистраль, без учета организации пространства кварталов, культурно-бытового обслуживания населения, обеспечения наилучшей инсоляции домов и других градостроительных условий.

В 1950 г. началась застройка Юго-Западного района Москвы (архит. А. Власов и др.), также достаточно типичная для того времени (рис. 39, 40). Композиционным стержнем планировки района служит Ленинский проспект на участке, начинающемся от пл. Гагарина (бывш. Калужская застава). Сложное сочетание проспекта с линией Окружной железной дороги, с Воробьевским шоссе и другими проездами предопределило устройство здесь транспортной развязки в разных уровнях. Северная часть пл. Гагарина обрамлена по полукругу ансамблем многоэтажных жилых домов с башнеобразными выступами на углах проспекта (архитекторы Е. Левинсон, И. Фомин и А. Аркин). От южной стороны площади начинается ряд кварталов, в которых жилые дома охватывают почти замкнутые дворы большого размера.

В то время преобладали симметричные композиции, создававшие противоречия с местным рельефом и вызывавшие излишние земляные работы, нарушались удобства жизни населения, ухудшалась инсоляция жилых помещений. В планировке проявлялось стремление к излишней парадности, больше соответствовавшей дворцовым или храмовым торжественным ансамблям, чем интимным и приветливым жилым районам.

Еще в 1947 г. архит. К. Алабян писал по поводу проектов центров восстанавливаемых городов: «В проектной практике некоторых архитекторов за последнее время определилась и другая тенденция, уводящая советскую архитектуру на ложные пути: это увлечение внешней помпезностью в архитектурном творчестве, которое всегда является следствием поверхностного отклика на требования современности».

Не только в Москве, но и в других городах вопросам экономики не всегда уделялось должное внимание. В Красноярске, Ташкенте, Новосибирске, Алма-Ате, Куйбышеве, Горьком, Киеве выросли целые поселки индивидуальных, преимущественно одноэтажных жилых домов, затруднявших реконструкцию и правильное формирование городов.

Для оптимального размещения в стране промышленности были возобновлены свернутые в начале войны проектные работы по районной планировке. Для решения внутренних проблем развивающихся городов необходимо было составить новые генеральные планы дальнейшего их развития. Эту работу вели такие организации, как Гипрогор, Горстройпроект, планировочные мастерские Комитета по делам архитектуры и др.

Магнитогорск. Проект планировки и застройки центральных кварталов. Архит. Ю. Киловатов
Магнитогорск. Проект планировки и застройки центральных кварталов. Архит. Ю. Киловатов
41. Магнитогорск. Проект планировки и застройки центральных кварталов. Архит. Ю. Киловатов

Представление о типичных для того времени градостроительных процессах можно получить на примере Магнитогорска, население которого к 1946 г. составляло 220 тыс. человек. В 1947 г. был утвержден новый проект планировки Магнитогорска (архит. Ю. Киловатов и др.). Однако промышленный узел города развивался настолько бурно, что в 1951 г. пришлось еще раз пересмотреть генплан (архит. Ю. Киловатш) (рис. 41).

К этому времени в правобережной части города уже застраивался проспект Металлургов и прилегающие к нему кварталы. Связь правого и левого берегов осуществлялась через дамбы.

Вместе с ростом производственной мощности комбината увеличивалось его вредное влияние на атмосферу города и прежде всего на первые жилые кварталы, возникшие на левом берегу р. Урала. Именно этим было вызвано развитие города на территории правобережья, отделенной от комбината большим водохранилищем на р. Урал и удобно расположенной в отношении розы ветров и железнодорожной магистрали.

Планировку основных магистралей предопределили пруд и дамбы, ведущие на комбинат. Параллельно берегу пруда была проложена главная улица, на пруд же ориентирована основная прямоугольная сеть улиц, которую пересекли несколько диагоналей, ведущих к вокзалу, центральной площади и другим важным пунктам города.

Застройка размещалась преимущественно по периметру кварталов, а внутри озелененных пространств школы и детские учреждения. В жилых районах располагались предприятия культурно-бытового обслуживания.

За 20 лет (1933—1953 гг.) Магнитогорск стал большим городом, простирающимся по меридиану на 14 и по ширине на 10 км, городом с многоэтажными (5—6 и больше) жилыми и общественными зданиями, с красивыми улицами, площадями, бульварами, садами и парками, с развитой сетью культурно-бытовых, торговых и прочих обслуживающих учреждений. Население продолжало увеличиваться, вызывая необходимость дальнейшего развития города, его жилого фонда, так как в среднем по городу на одного человека приходилось только около 6 м2 жилой площади.

Магнитогорск обладал важным градостроительным преимуществом — промышленные предприятия в нем были собраны в относительно единую промышленную зону на левом берегу р. Урала. Этого не было в Нижнем Тагиле. Он возник на извилистых берегах р. Тагила, вдоль столь же извилистых берегов водохранилища, в местности с сильно пересеченным рельефом. С трудом отыскивались пригодные для строительства промышленных предприятий и жилых поселков площадки. В результате территории производственного и жилого назначения переплелись между собой, общий план города приобрел изломанную форму, возник острый недостаток в новых участках для формирования главного центрального района Нижнего Тагила. Эта работа сопровождалась значительным сносом одноэтажных ветхих зданий. При замене ветхого жилого фонда создавалась новая планировочная структура города, в частности был применен классический планировочный прием «трехлучевой» композиции улиц.

Ускорилось развитие Новосибирска. Этот большой, но мало благоустроенный город с огромным фондом деревянной застройки и отсталым коммунальным хозяйством должен был превратиться в город, отвечающий современным градостроительным требованиям.

В Новосибирске трудную задачу представляла необходимость преодолевать глубокие овраги, разрезавшие город и стихийно застроенные деревянными одноэтажными и неблагоустроенными домами. Город строился и на левом берегу р. Оби. Для нормального функционирования обеих частей Новосибирска требовалось строительство моста, освоение и благоустройство прибрежных зон реки. В рассматриваемый период еще нельзя было радикально решить столь крупные задачи, поэтому градостроители ограничивались строительством нового района и частичной реконструкцией центральной части города.

Новое строительство велось преимущественно на главных магистралях и площадях, а организации внутриквартальных пространств еще не уделялось должного внимания. Значительному улучшению условий жизни в Новосибирске способствовало оснащение ряда районов инженерными сетями, водопроводом, канализацией, теплофикацией.

К числу городов, градостроительная структура которых претерпела большие изменения в военный и послевоенный периоды, относится один из крупных городов Зауралья — Челябинск.

Население его за военный и послевоенный период увеличилось примерно вдвое (в 1939 г. — 273 тыс. человек, в 1956 г.— 612 тыс. человек), что было связано с эвакуацией в Челябинск из прифронтовых районов нескольких десятков промышленных предприятий. Помимо известного тракторного завода (ЧТЗ) и ГРЭС, созданных ранее, в Челябинске появились во время войны крупнейший металлургический завод (ЧМЗ), трубный завод, завод металлоконструкций и др. Жилой фонд города с 1946 по 1955 г. увеличился на 89%. Широкое развитие получили водопровод, канализация, была построена теплоэлектроцентраль и другие инженерные сети.

По сравнению с Новосибирском и Нижним Тагилом Челябинск находится в более благоприятных природных условиях, спокойный рельеф местности не создавал препятствий для планировки и застройки города. Однако и в Челябинске сказывалась уже отмечавшаяся тенденция к созданию новых жилых образований в виде самостоятельных поселков при отдельных промышленных предприятиях.

Такая раздробленность города затрудняла развитие Челябинска.

Необходимость укрупнения и объединения всех ресурсов коммунального хозяйства такой значительной агломерации и естественный рост как центрального городского района, так и окружающих жилых образований требовали создания единого городского организма. Это диктовалось всей логикой градостроительства, хозяйственной и общественной целесообразностью и в соответствии с генпланом развития города (архит. В. Витман и др.) вело к неуклонному срастанию многочисленных поселков (в первую очередь поселка ЧТЗ) с основным городским массивом Челябинска. Жилые районы металлургического завода приблизились к северным окраинам города.

Баку. Приморский бульвар. Сквер Самеда Вургуна
Баку. Приморский бульвар. Сквер Самеда Вургуна и Управление железной дороги. Архитекторы Н. Яковлев, А. Саркисов
42. Баку. Приморский бульвар. Сквер Самеда Вургуна и Управление железной дороги. Архитекторы Н. Яковлев, А. Саркисов

Значительные реконструктивные работы проводились в Баку (рис. 42).

Одним из примеров может считаться реконструкция Приморского бульвара, ставшего любимым местом отдыха горожан. Бульвар был расширен, озеленен и обводнен; была устроена система каналов с мостиками, перекинутыми через водную гладь, островками и детскими аттракционами.

Крупным ансамблем явился сквер им. С. Вургуна с памятником поэту и зданием Управления железной дороги. Он стал градостроительным центром района, организующим пространство.

Ташкент. Схема планировки центральной части города. 1949 г. Ар хит. М. Булатов и др.
43. Ташкент. Схема планировки центральной части города. 1949 г. Ар хит. М. Булатов и др.
Ташкент. Улица Навои
Ташкент. Улица Навои. Старый вид улицы
Ташкент. Проект планировки парка Победы
44. Ташкент. Улица Навои. Старый вид улицы. Проект планировки парка Победы

Эвакуация промышленности в годы войны ускорила развитие городов Средней Азии, в том числе Ташкента. По генеральному плану, составленному незадолго до войны (1940 г., руководитель А. Кузнецов) и действовавшему до 1954 г., когда был разработан новый план (М. Булатов и др.), предусматривалось, что большую роль в развитии Ташкента должно сыграть строительство новых промышленных предприятий, разместить которые следовало в отведенной планом промышленной зоне. Война способствовала превращению Ташкента из преимущественно административного и торгового города, в крупный индустриальный центр Узбекской ССР. Развитию промышленности сопутствовало расширение гражданского строительства. Росли новые кварталы, целые жилые районы, внедрявшиеся в старое ядро города. Решительный снос ветхой, одноэтажной, неблагоустроенной застройки позволил градостроителям создать на освобожденных территориях новые селитебные районы (рис. 43, 44). 

Реконструировалась сеть улиц, прокладывались новые трассы. Западную и восточную части города связала улица имени Алишера Навои. Был построен театр и ряд других общественных зданий. В восточной части за основу принималась исторически сложившаяся радиально-кольцевая сетка улиц, в западной же части складывалась прямоугольная система. Большие работы были проведены по озеленению и обводнению города. На канале Анхор и вливающемся в него канале Бозсу создавались городские парки, в самом южном из них — парке Победы — было сооружено искусственное Комсомольское озеро площадью 10 га. Оно стало местом массового отдыха ташкентцев.

Последний генеральный план развития Алма-Аты был разработан в 1951 г. В отличие от Ташкента Алма-Ата не удержалась в границах, установленных первоначальным генеральным планом, а получила развитие в юго-западном направлении. Исторически сложившаяся прямоугольная сетка улиц сохранилась, но в новых районах кварталы укрупнялись, а старые, небольшие кварталы по возможности объединялись в ходе их застройки.

Развитие города сделало целесообразной постройку нового ансамбля республиканского центра, отвечающего возросшим потребностям общественной жизни Казахстана и возглавившего по своим масштабам пространственную композицию города. На месте нескольких кварталов между магистральными улицами — Коммунистической и Панфилова — была создана площадь и возведен Дом правительства, обращенный главным фасадом на юг, к горам. Перед ним на продолжении Комсомольской улицы была организована площадь, предназначенная для парадов и демонстраций, сооружен памятник Ленину, на остальной территории разбит сквер.

Промышленная зона была создана к северу от города, где около отдельных предприятий возникли поселки, составившие Октябрьский район Алма-Аты.

Большое значение для формирования архитектурного облика города имело создание комплекса зданий Академии наук КазССР, театральных и других значительных общественных зданий.

Алма-Ата. Площадь перед театром
Алма-Ата. Схема генплана
45. Алма-Ата. Площадь перед театром. Схема генплана

В Алма-Ате созданы и благоустроены Парк культуры и отдыха, парк имени Героев-панфиловцев, озеленена площадь Амангельды Иманова и др. (рис. 45).

Во время войны и в послевоенные годы продолжали развиваться такие промышленные центры Казахстана, как Караганда, Балхаш, Чимкент, Павлодар и др.

Рассмотренный фактический материал позволяет сделать некоторые выводы о развитии советского градостроительства за годы Великой Отечественной войны и послевоенное десятилетие.

Развитие продолжалось непрерывно, интенсивно по круто восходящей линии, о чем свидетельствуют следующие основные особенности практики градостроительства.

Количественно рос объем градостроительных работ — в рассматриваемый период он был исключительно велик, охватывая как восстановление разрушенных городов, так и реконструкцию существующих и создание новых городов в европейской и азиатской частях Советского Союза.

В ходе восстановления радикально перестраивались старые города — они становились современными, отвечающими достижениям научно-технического прогресса в области градостроительства.

Решительно улучшался архитектурный облик населенных мест, формировались новые системы архитектурных ансамблей, центры городов.

При строительстве новых городов более полно учитывались потребности населения, применялись прогрессивные принципы функционального зонирования территорий, целеустремленно создавался единый компактный организм города, застроенного большими капитальными зданиями, взамен отдельных разбросанных поселков, к минимуму сводилось строительство временных жилищ барачного типа, велась комплексная застройка с применением типовых проектов и проектов повторного применения, проводилось современное для того времени инженерно-техническое оборудование, широкое озеленение территорий.

Проявлялась забота об эстетических качествах города, его индивидуальном облике, о создании его архитектурного центра, об идейно-художественном содержании градостроительства.

Повышалось мастерство градостроителей, находивших решения для самых сложных задач по планировке и застройке населенных мест, поставленных перед ними народом и партией.

Необходимо отметить, что период увлечения освоением наследия прошлого не помешал прогрессивному и быстрому развитию советского градостроительства, так как уникальные природные и исторически сложившиеся архитектурно-художественные и инженерно-строительные особенности населенных мест требовали не принятия готовых решений, а творческой разработки новых самобытных и индивидуальных композиций объемно-пространственного решения городов или отдельных их районов, нового решения инженерно-технических задач и, наконец, постепенного внедрения индустриальных направлений строительного производства.

Конечно, крупным недостатком в застройке многих городов были традиционные методы «штучного» строительства, затрудняющие формирование архитектурных ансамблей площадей и улиц городов. Для выражения огромного патриотического подъема, охватившего страну после победоносного разгрома фашистских армий, архитекторы использовали преимущественно традиционные средства художественной выразительности.

Иногда в планировке городов подобные тенденции воплощались в таких декоративных приемах, как искусственное применение «трехлучия», необоснованной подчас симметрии.

Градостроительство стало важнейшей народнохозяйственной деятельностью, оно получило государственный размах и всенародное содействие. Развитие городов отражало рост советской экономики и научно-технического прогресса социалистического государства.

Плановое социалистическое хозяйство предусматривало и обеспечивало в дальнейшем все более высокие темпы экономического развития страны. Поэтому нетрудно было предвидеть, что объемы градостроительства будут увеличиваться, а сроки осуществления сокращаться.

***

Наряду с огромным размахом промышленного и жилищного строительства в старых населенных пунктах в военные годы в восточных районах строились и новые города. Расположение на карте страны и своеобразие новых городов определялись задачами победы в Великой Отечественной войне.

Например, необходимость быстро предоставить промышленности алюминий, производство которого сократилось в связи с тем, что часть заводов осталась в оккупированных районах Советского Союза, вызвала в 1941 г. строительство Краснотурьинска. Он сооружался на восточных склонах Урала, в Свердловской области. Здесь же были заложены каменноугольные шахты. Сырьем для производства алюминия служили бокситы, добывающиеся в той же Свердловской области. На базе этих разработок в 1944 г. был образован Североуральск — крупный центр по добыче бокситов. Одновременно здесь добывалась железная руда и велась переработка леса.

В годы войны возникли и быстро росли города Крайнего Севера — Воркута и Норильск, расположенные в труднодоступных районах, богатых природными ресурсами. В настоящее время Воркута — крупнейший центр угольной промышленности европейского Севера. Город расположен на территории Коми АССР в 160 км севернее Полярного круга, в Большеземельской тундре, в Печорском бассейне высококачественных коксующихся углей, на р. Воркуте. Из-за крайне трудных климатических условий до войны это месторождение почти не использовалось. Завершение уже в декабре 1941 г. Северо-Печорской железной дороги связало Воркуту с Северным Уралом, открыло доступ к этой богатейшей природной кладовой.

Возможность использовать северные месторождения позволила освободить заводы Северного Урала от завоза далеких углей Кузнецкого бассейна и послужила быстрому развитию Воркуты. Город получил многоэтажную капитальную застройку.

Жилые дома были выстроены со всеми видами инженерного оборудования, одновременно строились обслуживающие учреждения и крупные общественные здания, в том числе обширный Дворец культуры. В городе создана развитая система транспорта, сложились крупные магистрали, среди которых центральная — Московская улица.

Норильск. Октябрьская площадь Кохтла-Ярве. Жилые дома
46. Норильск. Октябрьская площадь 47. Кохтла-Ярве. Жилые дома
Сумгаит. Панорама застройки центрального района Сумгаит. Жилые дома на проспекте Ленина
48. Сумгаит. Панорама застройки центрального района. Жилые дома на проспекте Ленина

Примером нового крупного заполярного города является Норильск (генеральный план разработан под руководством архит. В. Непокойчицкого). Расположенный на севере Красноярского края, он начал формироваться на базе строившегося здесь крупного горно-металлургического комбината по производству никеля. Город связан железной дорогой с Дудинкой на Енисее, одним из портов Северного морского пути (рис. 46).

Наиболее полное представление о Норильске дает сформировавшаяся центральная магистраль — проспект Ленина. Город застроен многоэтажными капитальными жилыми домами и общественными зданиями, имеющими современное инженерное оборудование. Для кварталов города характерны компактная планировка и плотная застройка по контуру жилых дворов. Опыт этого города, как и Воркуты, показал, что плотная периметральная застройка является эффективным средством защиты от ветров и помогает смягчить климат внутриквартальных пространств.

Создание нормальных условий для жизни и труда человека в суровом климате — специфика градостроительства на Крайнем Севере. С созданием Воркуты и Норильска начали складываться нормативы и принципы планировки и застройки населенных мест в Заполярье. При капитальной комплексной застройке этих северных городов выяснилась необходимость применения особых типов жилых и общественных зданий и максимально приближенного друг к другу их расположения. Требование это остается незыблемым и при формировании крупных частей города. Применение плотной периметральной застройки кварталов подтвердило ее эффективность в борьбе с ветрами. Одновременно выяснились и недостатки этой системы в создании полноценной среды северных городов и облегчении условий проживания в них. Более последовательная и всесторонняя защита человека от воздействия суровых климатических факторов может быть достигнута путем строительства компактных жилых комплексов, в которых органично объединяются жилые и общественные здания специального типа с высоким уровнем комфорта.

Помимо указанного, прогрессивное экономико-градостроительное значение Воркуты и Норильска заключается и в другом. Эти крупные автономные города, расположенные среди огромных северных пространств, выполняют роль базовых пунктов в освоении обширных нефте- и газоносных районов, лесопромышленных зон, золотоносных и алмазных месторождений, являются важными пунктами или портами на Северном морском пути. Вокруг базовых городов складываются системы небольших городов и поселков, мобильных поселений, связанных с базовыми городскими центрами системой культурного и бытового обслуживания. Наконец, строительство первых заполярных городов позволило успешно решить проблему строительства на вечной мерзлоте.

Как указывалось, Великая Отечественная война ускорила процесс индустриализации республик Средней Азии. В самый разгар войны в связи со строительством в 1942—1943 гг. Узбекского металлургического завода — первенца черной металлургии в среднеазиатских республиках — был основан город Беговат. Он расположен на месте кишлака в Дальверзинской степи (Ташкентская область) у р. Сырдарьи. Неподалеку от него в те же годы сооружался второй крупнейший промышленный объект республики — Фархадская ГЭС.

Строительство Беговата осуществлялось скоростными методами и комплексно: жилища строились одновременно с заводом и зданиями культурно-бытового назначения. Необходимость быстрейшего пуска завода — главной цели этой стройки — достигалась высокой степенью механизации строительных работ. Строительство приобрело характер народной стройки. Через год после закладки завод вступил в строй, а в начале 1944 г. начал выпускать высококачественную сталь. Недостаток строительных материалов преодолевался использованием местных материалов и конструкций, в частности изобретенного железокирпичного перекрытия «Узбекистан», экономичного и простого в изготовлении.

Планировочная структура и застройка Беговата очень просты и рациональны, учитывают своеобразие климата и местные строительные условия. Прямоугольная сеть улиц естественна в условиях плоской степной территории. Густые, непрерывные полосы деревонасаждений вдоль улиц образуют тенистые пешеходные аллеи, скверы, заводскую рощу. Городок непосредственно связан с Сырдарьей, на береговой полосе которой организована зона отдыха и спорта. Все это существенно улучшает санитарно-гигиенические условия проживания, создает надежный теневой режим, организует места отдыха населения.

В комплексе с жилыми домами, теперь многоэтажными, имеющими все виды благоустройства, создана развитая сеть зданий культурно-бытового назначения (среди них вместительный Дворец культуры). Все это формирует уютный и благоустроенный городок узбекских металлургов.

Среди союзных национальных республик одно из первых мест по развитию промышленности и добыче полезных ископаемых в годы Великой Отечественной войны занимал Казахстан. Это обусловило и больший размах в нем промышленного и гражданского строительства. В связи с этим в республике возник ряд новых городов — Темиртау, Кентау, Марганец, Гурьев. Крупнейший теперь индустриальный центр Казахстана — Темиртау — возник в связи со строительством в 1942—1943 гг. передельного металлургического завода. Город Марганец зародился в связи с открытием и разработкой месторождения марганца. Вместе с другими источниками этого ископаемого, открытыми в Башкирии, на Южном Урале и в Западной Сибири, Казахстанский марганец обеспечивал потребность всей металлургии востока страны в период временной потери никопольских месторождений марганца на Украине.

Интересным примером комплексного решения нового городского строительства в военное время (1943—1945 гг.) был Гурьев — городок нефтяников Казахской ССР (архитекторы А. Арефьев, С. Васильковский, А. Лансере, инж. И. Романовский и др.). Создать в короткие сроки благоустроенный городок в неблагоприятных климатических условиях безводной солончаковой пустыни и при отсутствии строительных материалов было трудной задачей. 

Гурьев расположен в излучине р. Урала. Просто и ясно решена его планировочная структура. Композиционной осью городка является прямая и широкая главная улица, проложенная по оси излучины, по водоразделу, среди жилых кварталов. Она продолжает шоссе, подводящее к заводу, а с противоположного конца, на стрелке излучины, замыкается площадью, в глубине которой расположено здание клуба-театра в окружении парка культуры и отдыха. Парк развивается вдоль берегов реки, защищая город от сухих и пыльных ветров казахских пустынь. Хорошо озеленены и жилые кварталы, застроенные комплексно жилыми и общественными зданиями. Кварталы соединяет между собой, с прибрежным парком и рекой рациональная система поперечных улиц несколько дугообразной формы, что вместе с озеленением также противостоит сильным ветрам. Условия для озеленения Гурьева созданы с помощью канала, который был прорыт поперек излучины и предотвращал проникновение соленых подпочвенных вод со стороны пустыни.

Серьезные трудности, связанные с отсутствием традиционных строительных материалов, были преодолены в Гурьеве творческим использованием местных строительных ресурсов, из которых были созданы  оригинальные конструкции. Важное значение для ускорения темпов строительства имела типизация жилой застройки в масштабе городка, хотя она и отличалась многотипностью жилых домов.

 

49. Рустави. Схема планировки города. Архитекторы Л. Кобаладзе, 3. и Н. Курдиани, Д. Меликишвили, М. Непринцев и др. Комсомольская улица. Застройка центральной площади

50. Ангарск. Панорама площади Ленина. Проспект Ленина. Схема планировки города. Архитекторы Е. Витенберг, И. Давыдов, Л. Тимофеев и др.

51. Волжский. Схема плана города. Фонтанная улица. Архитекторы В. Гугель, Р. Торговник

52. Берлин. Трептов-парк. Скульптор Е. Вучетич, архит. Я. Белопольский. Общий вид. План

Таким образом, даже в крайне сложных условиях военного времени в строительстве новых городов не было отступлений от принципов советского градостроительства, в основе которого лежат высокие гуманистические идеалы советского общества. Несмотря на то что города и рабочие поселки строились в труднодоступных, малообжитых и неблагоприятных в природно-климатическом отношении районах Советского Союза, они, как правило, возводились комплексно, с инженерным оборудованием и озеленением. В максимальной степени использовались типовые проекты и проекты повторного применения, местные строительные материалы и все возможные средства индустриализации строительства. В совокупности именно это и позволяло в сжатые сроки вести комплексное строительство промышленных предприятий и мест расселения трудящихся и наращивать военную мощь страны для разгрома врага.

***

Новые города послевоенного времени формировались в условиях значительно возросшей экономической мощи страны и на более широкой индустриальной основе, чем в предвоенные годы. В новых городах очевиднее проявлялись прогрессивные тенденции советской архитектуры и научное понимание проблем социалистического градостроительства. Это время открыло перед градостроителями новые широкие возможности для воплощения в жизнь передовых социальных идей.

В новых городах послевоенных лет происходило дальнейшее совершенствование принципов функционального зонирования, жилые районы размещались на территориях, обладающих высокими гигиеническими и ландшафтными качествами, отыскивались рациональные системы планировки и, что особенно важно, впервые и широко использовались в нашей практике серии типовых проектов, индустриальные методы строительства, комплексная застройка и благоустройство городских территорий. В этом состояли реальные предпосылки строительства благоустроенных городов в короткие сроки, что явилось решающим для развития страны в послевоенные годы.

При строительстве новых городов начало утверждаться понимание их как элементов единой системы расселения; экономические, торговые, культурные и транспортные связи рассматривались в комплексе для всей агломерации населенных мест. Лучшей основой для таких решений явилась районная планировка.

Вместе с тем на формирование новых городов иногда продолжали влиять ретроспективные тенденции послевоенного этапа развития советской архитектуры. Были случаи применения классицистических формальных приемов планировки и застройки (трехлучие, радиальные и кольцевые планировочные системы в Волжском, Октябрьском и др.). Большим недостатком в проектировании новых городов было отсутствие прогнозирования перспектив их развития. Происходившие значительные изменения градообразующих основ и быстрый рост новых городов опрокидывали расчеты проектировщиков, что приводило к частому пересмотру генеральных планов городов и тем самым сильно осложняло процесс их формирования. Причиной этих просчетов были иногда слабая изученность потенциальных возможностей развития производительных сил отдельных зон страны и запоздание или отсутствие проектов районной планировки.

География нового градостроительства первого послевоенного десятилетия была связана прежде всего с наиболее перспективными экономическими районами Средней Волги, Приуралья и Сибири, Средней Азии и Казахстана. В военные годы здесь строились преимущественно новые объекты индустрии и энергетики, были разведаны и интенсивно использовались богатые природные ресурсы и быстро росли новые очаги социалистического расселения. Новые города начали строиться в республиках Закавказья, на начавших возрождаться после Великой Отечественной войны Украине и Белоруссии, в Прибалтике.

В истории послевоенного развития советского градостроительства первыми на карте страны появились новые города закавказских республик, из которых некоторые были начаты накануне Великой Отечественной войны. В Азербайджане — первенец черной металлургии и нефтехимии республики — Сумгаит, заложенный как спутник Баку в 1939 г., строительство которого было возобновлено уже в 1944 г., город горняков Дашкесан и город энергетиков Мингечаур, основанный в 1945 г., в связи со строительством гидростанции на р. Куре.

Среди новых городов Грузинской ССР следует назвать прежде всего Рустави — первенец черной металлургии и химии этой республики, заложенный как спутник Тбилиси накануне войны и возобновленный строительством в 1945 г. Он создавался на базе комплексного использования дашкесанских железных руд Азербайджана и ткибульских и ткварчельских углей Грузии. На базе этих месторождений возникли горняцкие города Ткибули и Ткварчели.

Взаимосвязанное формирование существующих и новых городов на базе комплексного использования природных сырьевых и энергетических ресурсов придавало послевоенному развитию архитектуры союзных республик особый градостроительный размах.

Как элементы единой системы расселения формируются заполярные города Кировск, Апатиты и Молодежный. Обращение к этой форме взаимосвязанного развития производительных сил и расселения обосновано — она позволяет избежать гипертрофии крупных индустриальных центров и обеспечить развитие и важную роль малых городов в системе согласованного формирования населенных мест.

Планомерное промышленное освоение природных богатств (горючих сланцев) в северо-восточной части Эстонской ССР вызвало к жизни в 1946 г. и в этой республике новый город Кохтла-Ярве (архитекторы Е. Витенберг, Т. Писарева, Л. Тимофеев и др.) (рис. 47). Вместо небольших сланцеперегонных заводов, принадлежавших ранее иностранному капиталу и разрушенных войной, была создана новая отрасль промышленности — производство сланцевого газа, которым снабжались крупнейшие города северо-востока страны — Ленинград и Таллин.

По Директивам XVIII съезда ВКП(б) в третьей пятилетке в богатейшем нефтеносном районе между Волгой и Уралом, на территории Башкирской, Татарской АССР и Куйбышевской области, создавалась новая нефтяная база страны — «Второе Баку». Интенсивная эксплуатация нефтяных месторождений в годы Великой Отечественной войны вызвала быстрое развитие этого района, которое еще больше усилилось в послевоенные годы. В 1947—1948 гг. здесь был создан ряд новых городов: Альметьевск, считающийся по праву столицей татарских нефтяников; в Башкирской АССР — Октябрьский (архитекторы А. Капкин, Л. Нечаева, В. Нудельман) и Салават (архитекторы Е. Витенберг, Л. Бочаров, Л. Тимофеев); в Куйбышевской области — Новокуйбышевск (архит. А. Слободяник). В настоящее время эти города превратились в крупные центры нефтедобычи, нефтепереработки и нефтехимии.

В послевоенные годы начался процесс быстрой индустриализации района Нижнего Поволжья. В связи с грандиозной гидротехнической стройкой на Волге — ГЭС имени XXII съезда КПСС — в 1951 г. был заложен город Волжский и другие населенные пункты. На основе сырьевых ресурсов Волгоградской области и гидроэнергии Волги здесь быстро развиваются нефтеперерабатывающая, алюминиевая, химическая, машиностроительная, деревоперерабатывающая и другие отрасли промышленности.

Освоение природных богатств привело к строительству новых городов Сибири. И, пожалуй, наиболее ярким примером нового градостроения в эти годы было строительство таежного Ангарска, теперь крупнейшего центра нефтехимии Восточной Сибири. Он был заложен в 1949 г. в 50 км северо-западнее Иркутска, в месте пересечения транссибирской магистрали и р. Ангары.

В 50-е гг. на берегу Иркута, притока Ангары, был начат строительством промышленный спутник Иркутска — г. Шелихов — для работников Иркутского алюминиевого завода. На берегу оз. Байкал в эти же годы в связи со строительством деревоперерабатывающего комбината был заложен г. Байкальск.

Основная зона концентрации промышленности, а следовательно, и строительства новых городов в Сибири исторически складывается и простирается вдоль транссибирских магистралей. Здесь сосредоточены значительные, хорошо разведанные и вновь открываемые топливно-энергетические и сырьевые ресурсы. Узловые точки этой зоны, лежащие на пересечении железнодорожных магистралей с многоводными сибирскими реками, и являются пунктами формирования многочисленных новых городов.

Несмотря на громадные вложения средств в возрождение разрушенных городов Украины, на ее территории в послевоенные годы также строились и новые города. Среди них можно назвать Новую Каховку (архитекторы А. Моторин, В. Монтлевич), Червоноград, Приднепровск, Нововолынск, КремГЭС и др.

Перечисленные города послевоенного времени далеко не исчерпывают всего их многообразия. Их число множилось в связи с непрерывным ростом производительных сил, вместе с нараставшим масштабом промышленного освоения природных богатств страны, ее огромных сырьевых и энергетических ресурсов. Более конкретное рассмотрение характерных примеров новых городов послевоенного десятилетия, расположенных в различных экономическо-географических районах страны, позволит отчетливее представить развитие нового градостроительства на данном этапе.

Строительство Сумгаита связано с реализацией районной планировки Бакинского промышленного района, проект которого был начат Гипрогором еще в 1932 г. и выдвигал гипотезу о разукрупнении Баку путем создания городов-спутников. Технологически Сумгаит связан с добычей и переработкой нефти — основной отрасли промышленности Азербайджана. Город расположен в 40 км от Баку на берегу Каспийского моря, в северо-западной части Апшеронского полуострова с его сухим субтропическим климатом (рис. 48).

Возобновленное в 1944 г. строительство Сумгаита осуществлялось по проектам Гипромеза, а с 1949 г.— по проектам Азгосархпроекта (архитекторы О. Исаев, М. Датев, В. Хваткова, У. Мамедов и др.). Разработанный в 1949—1950 гг. генеральный план и проект детальной планировки был рассчитан на 85 тыс. жителей, но уже в 1967 г. население города превысило 100 тыс. человек.

Функциональное зонирование, планировочная структура и застройка Сумгаита учитывают природные условия прибрежной территории Апшерона (засушливость, сильные ветры с моря, жаркий климат) и специфику промышленных предприятий. Размещение функциональных зон по схеме: промышленность — селитьба — отдых при движении к морю весьма рационально с точки зрения их связи с гигиеническими и ландшафтными качествами территории. Промежуточное положение жилых районов удобно и в отношении их связи с приморской полосой — зоной отдыха и через санитарно-защитную зону — с промышленным районом. Промышленные предприятия размещены с подветренной стороны от жилых кварталов и удалены от них в зависимости от степени санитарной вредности производства, благодаря чему селитебная часть города избавлена от задымления.

В городе принята рациональная сеть магистралей, из которых одни проложены параллельно берегу моря, другие, более широкие, выходят к нему. Улицы хорошо озеленены и создают четкую, композиционно вполне ощутимую в натуре планировочную систему, в которой ясно выявлены основные пространственные ориентиры: набережная с широким приморским парком и вливающаяся в него эспланада проспекта Ленина. Вследствие господствующих сильных северных ветров центр города — главная площадь с группой важнейших общественных зданий — отнесен внутрь городской застройки и расположен сопредельно с проспектом Ленина на несколько повышенных отметках рельефа. В приморском парке размещены стадион и другие спортивные сооружения.

Размеры кварталов (9—12 га) обеспечивали комплексное строительство жилых и общественных зданий (детские сады и ясли, школы, магазины). Застройка формируется в виде системы полузамкнутых дворов, что целесообразно в отношении ветрозащиты и традиционно для народной архитектуры Азербайджана. При 3—5-этажных домах процент застройки территории находится в пределах 25—30%.

Архитектурный облик Сумгаита целостен и многообразен, связан с историческими этапами развития советской архитектуры и градостроительства, с местными традициями и архитектурным наследием Азербайджана.

Зародившись как город-спутник, Сумгаит превратился в крупный индустриальный центр с большими перспективами. Развиваясь вдоль прибрежной полосы Апшерона, он широко раскрывается на Каспийское море, а его тыл образует производственная база — нефтеносный район.

Рустави. Схема планировки города. Архитекторы Л. Кобаладзе, З. и Н. Курдиани, Д. Меликишвили, М. Непринцев и др.
Рустави. Комсомольская улица
Рустави. Застройка центральной площади
49. Рустави. Схема планировки города. Архитекторы Л. Кобаладзе, З. и Н. Курдиани, Д. Меликишвили, М. Непринцев и др. Комсомольская улица. Застройка центральной площади

Рустави начали строить как небольшой городок Закавказского металлургического завода в зоне влияния Тбилиси, на расстоянии 27 км от него в юго-восточном направлении (рис. 49). В 1945 г. его проектировали на 30 тыс. жителей, а затем — на 50 тыс. Однако уже к концу 1956 г. только в левобережной — главной части города — проживало 50 тыс. человек.

Своеобразие Рустави определяется его расположением между двумя сырьевыми базами (железная руда Азербайджана, каменные угли Грузии) и на обоих берегах р. Куры. Право- и левобережная части проектировались и строились самостоятельно (авторы левобережной части — архитекторы Л. Кобаладзе, 3. Курдиани, Н. Курдиани, Д. Меликишвили, М. Непринцев; правобережной — Д. Меликишвили, М. Непринцев, Л. Сумбадзе, И. Чхенкели).Части города объединяет р. Кура с ее широкой поймой и зелеными массивами — важный климатопреобразующий фактор и зона отдыха города. Сопредельно с зоной отдыха размещены жилые районы каждой части города, а затем их промышленные зоны.

Предприятия металлургии, химии и стройиндустрии, обладающие выбросами повышенной санитарной вредности, объединены в промышленной зоне левобережья; она расположена за санитарно-защитной полосой шириной более 2 км и с подветренной стороны от жилых кварталов, благодаря чему исключается их задымление. Предприятия местной промышленности сконцентрированы в промышленной зоне правого берега и примыкают к компактным массивам его жилой застройки. Жилые и промышленные районы правого и левого берегов, складские территории предусматривалось объединить четырехкилометровой трассой главного проспекта города и его кольцевой магистрали.

Планировочная структура главной части города — левобережья — увязана с природной ситуацией участка (изгибом реки, правым берегом) и промышленным районом, занимающим почти тысячу гектаров. Она представляет собой типичный для того времени пример прямоугольной сетки транзитных улиц, оконтуривающих группы из 3—4 кварталов общей площадью 12—15 га. Это позволило обезопасить путь жителям и особенно детям к школам, яслям и другим учреждениям повседневного пользования. Застройка подчинена симметрично-осевой композиции кварталов.

Ангарск. Панорама площади Ленина
Ангарск. Проспект Ленина
Ангарск. Схема планировки города. Архитекторы Е. Витенберг, И. Давыдов, Л. Тимофеев и др.
50. Ангарск. Панорама площади Ленина. Проспект Ленина. Схема планировки города. Архитекторы Е. Витенберг, И. Давыдов, Л. Тимофеев и др.

Ангарск начали строить как поселок при крупном промышленном предприятии. Но благоприятные экономико-географические условия района и создание крупной индустриальной базы строительства в городе не замедлили сказаться на его развитии. Уже в 1956 г., через семь лет после основания, в Ангарске проживало свыше 80 тыс. человек. А по генеральной схеме, составленной в том же году, предусматривалось его превращение в крупный индустриальный центр Восточной Сибири с населением 200 тыс. человек (архитекторы Е. Витенберг, И. Давыдов, Л. Тимофеев и др.).

Планировочная структура Ангарска соответствует его местоположению в Ангаро- Китойском междуречье. Селитебная часть занимает высокое правобережье притока Ангары Китоя, обладающее хорошими микроклиматическими и инженерно-строительными условиями и выразительным таежным ландшафтом. Город — в окружении прекрасных таежных лесов и крупных рек. Промышленная и селитебная части имеют удобные связи с Транссибирской железной дорогой и крупными водными артериями. Одновременно их разделяет санитарно-защитная зона — полоса тайги шириной более 2 км.

Планировочная структура Ангарска — в основном четкая и функционально обоснованная. Прямоугольная сеть улиц, в которой выделены транспортные магистрали, членит городскую территорию на жилые кварталы, группы кварталов и микрорайоны, центральную площадь, структурная организация и застройка которых непрерывно менялась, отражая рост города и общее поступательное развитие советского градостроительства (рис. 50).

В месте скрещения главных магистралей, четко выделяясь из жилой застройки, расположен городской, а теперь районный центр — площадь Ленина, скомпонованная как целостный ансамбль крупных общественных зданий (городской Совет, Дворец культуры, библиотека, Дом связи и др.). За Дворцом культуры и библиотекой к площади примыкает полоса соснового бора, она связывает площадь с парком, зоной отдыха, раскинувшимися на высоком берегу р. Китой.

В структуре города, в формировании его среды важное санитарно-оздоровительное и архитектурное значение имеют сохраненные массивы хвойного леса. Они образуют развитую систему общественного озеленения: лесопарк и санитарно-защитную зону, районные и микрорайонные сады, озеленение жилых дворов, участков общественных зданий и уличной сети. Хвойная растительность сибирской тайги, оздоровляя городскую среду, формирует ее и эстетически, наделяет ее чертами индивидуальности. Недаром сосны стали первым признаком, символом Ангарска.

Ангарск быстро растет. Новые жилые микрорайоны и комплексы сооружаются на основе современных градостроительных принципов с применением более совершенных типов жилых и общественных зданий и все дальше уходят в тайгу, формируясь в тесной связи с ее своеобразными живописными ландшафтами.

Однако быстрый рост индустрии города не обошелся и без ошибок: бессистемное размещение некоторых новых промышленных объектов вызвало задымление воздушного бассейна города.

Волжский был заложен как поселок строителей гидроэлектростанции имени XXII съезда КПСС на Волге. Но быстрое экономическое развитие района обусловило и быстрый рост Волжского, который за короткое время превратился в крупный индустриальный центр Нижнего Поволжья. Уже в 1954 г., три года спустя после его закладки, был разработан новый генеральный план с расчетной численностью населения 120 тыс. человек (архитекторы В. Гугель, Р. Торговник).

Волжский. Фонтанная улица. Архитекторы В. Гугель, Р. Торговник
Волжский. Схема плана города. Архитекторы В. Гугель, Р. Торговник
51. Волжский. Схема плана города. Фонтанная улица. Архитекторы В. Гугель, Р. Торговник
Берлин. Трептов-парк. Скульптор Е. Вучетич, архит. Я. Белопольский. Общий вид
Берлин. Трептов-парк. Скульптор Е. Вучетич, архит. Я. Белопольский. План
52. Берлин. Трептов-парк. Скульптор Е. Вучетич, архит. Я. Белопольский. Общий вид. План

Волжский расположен на левом берегу рукава Волги — Ахтубы, в 7 км от Волгограда, раскинувшегося на правом берегу Волги. Проектируя город, архитекторы внимательно учитывали природные особенности Нижнего Поволжья: губительные ветры — суховеи и пыльные бураны, засушливость и отсутствие растительности. В связи с этим река и о-в Зеленый, отделяющий р. Ахтубу от основного русла Волги, играют очень важную роль в формировании города. Волжский вытянут вдоль реки, развивается по линейной схеме. Параллельно берегу проложена главная магистраль, а к реке ведет сеть широких поперечных улиц-бульваров. На реку ориентированы главные архитектурные ансамбли, жилые дворы и отдельные общественные здания (рис. 51).

Хорошо озелененные верхняя терраса реки, ее береговые склоны и нижняя прибрежная полоса образуют зону отдыха и спорта; здесь — парк, прекрасные пляжи и многочисленные спортивные сооружения. С широкой береговой эспланады открываются самые впечатляющие панорамы на величественное сооружение гидростанции, р. Ахтубу, о-в Зеленый и необозримые волжские дали.

Интенсивное озеленение всех свободных городских территорий, преобразующее природу, было одним из важнейших принципов строительства Волжского. Внутригородское зеленое строительство и создание защитных насаждений на периферии города осуществлялись одновременно или предшествовали застройке города. В короткие сроки на месте полупустынной территории создан утопающий в зелени город.

Первоначально функциональное зонирование городской территории Волжского было целесообразным. Промышленные предприятия размещались в отдалении от реки, были отнесены в глубь степной территории и составляли северную и северо-восточную части города. Но в последующем от этого принципа, к сожалению, отступили и промышленность вышла на берег водохранилища ГЭС.

Парки часто оказывались наиболее подходящим местом для установки памятников советским воинам или для возведения монументов в честь Победы. Одно из первых крупных произведений такого рода было построено в 1946—1949 гг. в Берлине. На конкурсе, объявленном Военным Советом группы советских оккупационных войск в Германии, лучшим из 50 был признан проект (архит. Я. Белопольский, скульптор Е. Вучетич), по которому в Трептов-парке Берлина сооружен ансамбль в память воинов Советской Армии, павших в боях с фашизмом. Он состоит из архитектурно организованных площадок, партеров, аллей и высокоствольных насаждений, обрамляющих скульптурные группы, саркофаги, братскую могилу и курган с главным монументом — фигурой воина (рис. 52).

***

Несмотря на то что формирование городов в 1941—1954 гг. имело серьезные, исторически объяснимые недостатки: просчеты в определении перспектив развития, преобладание малоэтажной застройки, проявление ретроспективных тенденций, новые города этого времени — прогрессивное явление отечественного градостроения. Наиболее примечательными качествами их были: 

  • планомерное строительство по генеральным планам с продуманным функциональным зонированием городской территории и рациональной в целом планировочной системой;
  • комплексная застройка по типовым проектам и проектам повторного применения, сведение к минимуму или полный отказ от строительства временных жилищ;
  • создание своеобразного архитектурного облика городов;
  • создание индивидуальной базы строительства, индустриальное производство конструкции и деталей, применение поточно-скоростных методов и сборного строительства;
  • полное оснащение новых городов современным для того времени инженерно-техническим оборудованием, благоустройство и озеленение городов;
  • тенденции к взаимосвязанному формированию существующих и вновь создаваемых городов, комплексное развитие мощностей энергетики и промышленности и развитие работы по районной планировке.
поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации