Архитектура советского села. 1941—1954

Глава «Архитектура села. 1941—1954». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга первая. Архитектура СССР» под редакцией Н.В. Баранова. Автор: В.Н. Калмыкова (Москва, Стройиздат, 1975)


Война нанесла огромный ущерб сельскому хозяйству. Было разрушено и сожжено более 70 тыс. сел и деревень.

В 1943 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Уже к началу 1944 г. на освобожденных территориях была восстановлена сеть МТС, государством была оказана широкая материальная помощь колхозам и совхозам и их работникам в строительстве первоочередных производственных зданий и жилых домов. В РСФСР, на Украине, в Белоруссии и в Карелии была организована сеть специальных управлений по сельскому и колхозному строительству. Были созданы новые республиканские и областные проектные организации, разрабатывавшие проекты планировки колхозных поселков, отдельных зданий и сооружений, на основе которых развернулось массовое восстановительное строительство в сельской местности.

Для распространения передового опыта и прогрессивных принципов объемно-пространственной организации сел и деревень было начато сооружение опытно-показательных сельских населенных пунктов в Калининской, Брянской, Смоленской и Великолукской областях.

Одним из лучших примеров восстановления и переустройства было с. Некрасово Калининской обл. (архит. В. Рязанов). Селитебная территория располагалась по одну сторону магистрали Старица — Калинин, а производственная зона размещалась в центре земельных угодий с учетом направления господствующих ветров. Село занимало возвышенную часть территории, где были предусмотрены благоустройство и озеленение.

В планировке и застройке с. Некрасово сохранились традиционные черты старой среднерусской деревни. Жилая часть поселка застраивалась обычными избами с примыкающими к ним вплотную хозяйственными дворами. Общественный центр (сельсовет, клуб и почта) несколько выделялся среди жилых домов благодаря применению характерных для деревянной архитектуры элементов: галерей и крылец, резных столбов, балясин и др.

Послевоенное восстановление сел Украины сводилось к застройке свободных земель новыми жилыми домами, частичной реконструкции сельских центров путем сооружения культурно-бытовых и общественных зданий. Так были восстановлены села Демидово Киевской обл. (архит. И. Шемсединов, 1948 г.) и Диканька Полтавской обл. (архит. Г. Делеур, 1946—1948 гг.) (рис. 130, 131).

В с. Демидово была упорядочена уличная сеть. Новые жилые дома размещены только с одной стороны шоссе Киев — Димер. В центре села создана полукруглая площадь, связанная с живописным парком. Животноводческие фермы сконцентрированы в одном месте и приближены к существующему пруду. Село получило четкое функциональное зонирование.

В Белоруссии для оказания профессиональной помощи в организации восстановления сел были созданы выездные бригады по планировке селений и привязке типовых проектов (архит. Б. Казимиров и др.). В первые послевоенные годы здесь строились в основном деревянные жилые, общественные и производственные здания. В 1947 г. в д. Костюки колхоза «Вторая пятилетка» и в ряде других мест стали возводиться типовые кирпичные здания.

К 1948 г. восстановительное строительство в сельской местности было в основном завершено. Характерной особенностью этого периода был постепенный переход к строительству колхозов, совхозов и МТС на основе специально разработанных генеральных планов. В первую очередь это относится к восстановлению сел и деревень РСФСР, Украины, Белоруссии.

Костромская обл. Совхоз «Караваево». Архит. В. Остроумов, инж. А. Шебалин. 1946 г. Улица поселка
126. Костромская обл. Совхоз «Караваево». Архит. В. Остроумов, инж. А. Шебалин. 1946 г. Улица поселка
Совхоз «Караваево». Планировка поселка
127. Совхоз «Караваево». Планировка поселка
Совхоз «Караваево». Клуб
Совхоз «Караваево». Коровник
128. Совхоз «Караваево». Клуб. Коровник
Совхоз «Хетский». Главная улица
Совхоз «Хетский». Планировка поселка
129. Совхоз «Хетский». Главная улица. Планировка поселка
УССР. Совхоз «Демидово». Планировка поселка
130. УССР. Совхоз «Демидово». Планировка поселка
Совхоз «Демидово». Улица поселка
Совхоз «Демидово». Жилой дом
131. Совхоз «Демидово». Улица поселка. Жилой дом

Осуществлялось строительство новых сельских населенных мест. В 1946 г. по проекту Гипросовхозстроя (архит. В. Остроумов, инж. А. Шебалин) началось строительство усадьбы совхоза «Караваево» Костромской области (рис. 126—128). Генеральный план усадьбы предусматривал функциональное зонирование и намечал хорошие связи между отдельными элементами застройки; в планировке и застройке учитывались природные условия и рельеф местности. Жилая зона построена поквартальной системе, в ней был выделен общественный центр со спортивным комплексом. Центр его имел две небольшие площади, на которых располагались клуб, контора, гостиница, почта и др. Здания одноэтажные и двухэтажные, кирпичные, оштукатуренные. Простые объемы зданий оживлены аркадами и портиками. Характер архитектуры был близок к русскому провинциальному классицизму. Производственная зона, отделенная оврагом, выглядит внушительно благодаря массивным цилиндрам силосных башен по бокам. Хорошие пропорции окон, ворот, чердачных надстроек, ритм вытяжных шахт создали выразительный облик производственной зоны. Центральная усадьба поселка «Караваево» получила приветливый облик. Она стала одним из первых примеров выразительного архитектурного решения нового села, в котором наряду с общественным центром большую роль играют производственные здания.

Известный интерес представляет Хетский лавро-цитрусовый совхоз (Грузия), расположенный на склонах горы Урта на берегу Черного моря. В начале 50-х гг. был разработан его генеральный план (архит. Н. Курдиани) и начато строительство (рис. 129). Поселок характеризует рассредоточенная застройка, при которой населенный пункт не имеет четких границ. Отдельные здания — гостиница, контора совхоза, детский сад — построены на склоне горы в окружении богатой южной растительности. К поселку причудливо сходятся полевые дороги. Каменные лестницы, подпорные стенки, водоемы, пешеходные дорожки, проложенные с учетом рельефа между постройками, образуют единую систему связей. Главная улица — короткая и прямая, с плотно поставленными типовыми домами — замыкается зданием клуба и веером индивидуальных жилых домов. Несмотря на отдельные неудачные элементы планировки и застройки поселка, здесь в основном успешно решена поставленная задача. Рассмотренные примеры в некоторой степени характеризуют то общее направление, в котором в первые послевоенные годы велись поиски архитектурно-планировочных и пространственных решений новых колхозных сел.

В начале 50-х гг. в советском сельскохозяйственном строительстве и архитектуре начался новый этап. Он ознаменовался постепенным переходом к укрупнению хозяйств. Этот процесс был продиктован необходимостью устранить противоречия между ростом технической оснащенности сельского хозяйства, требующей широкого фронта работ, и сравнительно небольшими земельными наделами колхозов и совхозов, наличием большого количества малорентабельных животноводческих и птицеводческих ферм, рассчитанных на ограниченное поголовье и затрудняющих применение передовой технологии и механизации трудоемких процессов. Не менее важным было и то обстоятельство, что переход к укрупнению колхозов и совхозов позволил строить более крупные поселки, имеющие высокую степень благоустройства и коммунально-бытового обслуживания. Строительство клубных зданий, школ, больниц, библиотек, магазинов, местного водопровода и канализации реально можно было осуществить лишь при целесообразной концентрации населения. Естественно, что процесс создания новых форм организации сельского хозяйства и расселения, исключительно сложный и длительный, имел несколько этапов. Но уже на первом этапе укрупнения сельскохозяйственного производства были созданы мощные многоотраслевые хозяйства.

Указанные преобразования существенным образом отразились на различных сторонах сельской архитектуры и прежде всего вызвали к жизни развитие территориального планирования сельскохозяйственных районов и разработку новых планировочных решений сельских населенных мест. Перед архитекторами, работавшими совместно со специалистами по сельскому хозяйству, встала задача рациональной организации землепользования, расширения и объединения населенных пунктов, возникающих на базе укрупненных хозяйств. Первые работы в этом направлении были проведены в Московской области, в ряде районов черноземной полосы, в Ставропольском и Краснодарском краях.

Особенно широко развернулось проектирование сел в 50-х гг., когда наряду с реконструкцией центральных поселков укрупненных колхозов и совхозов проектировались новые поселения, размещаемые на новых местах. Это были деревни, переносимые из мест затопления в связи с возведением гигантских гидростанций и началом строительства 400 новых зерносовхозов на целинных и залежных землях. В этих условиях в связи с большим объемом работ направляющее значение приобрели примерные планировочные схемы, в которых устанавливались рациональные приемы функционального зонирования, система застройки, принципы связей селитебной зоны с производством и земельными угодьями.

Применение типовых схем планировки сыграло в проектировании и строительстве существенную роль. В ходе строительства новых и переноса старых сельских населенных мест были созданы многочисленные кадры опытных проектировщиков.

В то же время применение типовых схем планировки, иногда плохо увязанных с конкретными природными условиями, в отдельных случаях приводило к шаблону в планировке и застройке сельских поселений. В застройке общественных центров господствовала симметрия. Нередко делались попытки перенести в сельскую местность классицистические композиционные приемы планировки и застройки, применявшиеся в городах. Это отражено во многих проектах, где встречаются трехлучевые построения уличной сети. Сильно отставало благоустройство деревень и сел, существенным тормозом на пути его осуществления была малая плотность застройки, диктуемая большими приусадебными участками (2,5—3 тыс. м2). Для сокращения размеров селитебной территории был выработан прием размещения части земельного надела колхозников в непосредственной близости от поселка, но вне его застроенного массива. При доме оставались участок земли в 700—800 м2, используемый под хозяйственные постройки, небольшой сад и огород. Это создавало предпосылки для устройства водопровода и канализации.

Самым существенным недостатком в этот период было то, что многие проекты не учитывали экономических возможностей тех колхозов и совхозов, для которых велось проектирование, не предусматривали очередности строительства и наличия строительных баз. Практически отсутствовала индустриализация сельского строительства, что затрудняло реконструкцию существующих и сооружение новых населенных мест.

***

В особенно широких масштабах в период восстановительного строительства велось сооружение сельских жилых домов. В военные и первые послевоенные годы эти дома строились преимущественно в самодеятельном порядке. Попытки разработки и широкого внедрения образцовых проектов сельских домов не давали необходимых результатов, так как сроки строительства, экономические возможности тружеников села и недостаток строительных материалов затрудняли их применение.

В начале 50-х в отдельных совхозах страны стали появляться благоустроенные двухэтажные сельские жилые дома, строившиеся преимущественно по индивидуальным проектам или по проектам домов для рабочих поселков. Так, в Грузии, в совхозах Гагринском (цитрусовом), Хетском и др. был возведен ряд таких жилых зданий, где архитекторы добились удачного включения в композицию новых жилых домов ряда традиционных элементов народного грузинского жилища, например глубоких лоджий и балконов, защищенных от солнца узорными деревянными решетками.

В Эстонии в совхозе имени Саммерлинга, в Латвии в колхозах «Лачплесис» и «Аджи» и др. были построены благоустроенные дома с развитыми санузлами, включающими ванные.

Научно-исследовательские и проектные институты в РСФСР, на Украине и в Прибалтике разработали и построили ряд жилых домов с применением индустриальных деталей и отдельных конструктивных узлов. В частности, в УССР в Броварском районе были построены дома с железобетонным каркасом и заполнением из твердопрессованных соломенных плит. В Ростовской области были возведены дома из шлакобетонных блоков. Получили признание проекты спаренных двухквартирных домов, отличавшиеся более высокой экономичностью, применением в качестве кровельного материала гончарной и цементно-известковой черепицы, предполагающих крутые уклоны крыши. Предлагались варианты 3—4- комнатных домов с мансардами. Некоторые из домов, оборудованных местным водяным отоплением, были выстроены в шестидесяти МТС Московской области (архитекторы А. Аксельрод, С. Прохоров, З. Рейзерова), в том числе в Воскресенской, Ленинской и Донской.

Основным типом сельского жилища, применяемым в строительстве, продолжал оставаться одноэтажный одноквартирный дом с индивидуальным приусадебным участком.

В эти годы архитекторы изучают народное жилище (работы П. Юрченко, И. Маковецкого и др.), стремясь найти в них полезные, жизненные традиции. Это изучение дало ряд хороших результатов, помогло уяснению специфики жилища в различных республиках страны, в различных климатических условиях, подсказало рациональные планировочные решения. Для большинства проектов конца 40-х — первой половины 50-х гг. было характерно увлечение декором жилых домов, заимствованным из народного зодчества. Это имело место как в центральных областях РСФСР, так и в национальных республиках Закавказья и Средней Азии.

Одновременно с жилищным строительством постепенно росло сооружение различных общественных зданий дошкольных учреждений, школ, клубов, торговых объектов и др.

Клубные здания, строившиеся в этот период, можно разделить на две группы. К первой следует отнести небольшие клубные здания с залом на 100—200 мест и несколькими клубными помещениями, например, в колхозе «Заря коммунизма» (УССР). Ко второй группе относятся клубные здания с большим зрительным залом, стационарной киноустановкой. Для примера рассмотрим клубное здание в колхозе имени Ленина в с. Борисово Ленинского района Московской области, которое имеет зрительный зал на 400 мест, фойе, библиотеку и читальный зал; клуб в с. Мячково этой же области; Дом культуры колхоза «Луч Востока» в селе Малая Станица Казахской ССР и др.

Клуб на 400 мест в с. Борисово Московской области (архит. В. Калмыков) имеет ордерную композицию фасадов в стиле русского классицизма. Главный фасад украшен восемью спаренными колоннами, а боковые фасады — пилястрами. Фасад и интерьеры клуба перегружены лепниной. Аналогичен по своей насыщенности декором Дом культуры в колхозе «Луч Востока» близ Алма-Аты (Казахстан, архит. Д. Мельников) — клуб имеет по фасаду два ряда квадратных колонн со стилизованными капителями и декоративными вставками.

Московская обл. Совхоз «Раменское». Производственные здания
132. Московская обл. Совхоз «Раменское». Производственные здания
Московская обл. Совхоз «Память Ильича». Коровник. Архит. Г. Чайкина
133. Московская обл. Совхоз «Память Ильича». Коровник. Архит. Г. Чайкина
Московская обл. Совхоз «Лесные поляны». Комбикормовый завод
Московская обл. Совхоз «Лесные поляны». План
Московская обл. Совхоз «Лесные поляны». Молочная ферма
334. Московская обл. Совхоз «Лесные поляны». Комбикормовый завод. План. Молочная ферма
Совхоз «Адлеровский». 1951—1953 гг. Оранжерея
Совхоз «Адлеровский». 1951—1953 гг. Планировка молочнотоварной фермы
Совхоз «Адлеровский». 1951—1953 гг. Правление совхоза
135. Совхоз «Адлеровский». 1951—1953 гг. Оранжерея. Планировка молочнотоварной фермы. Правление совхоза
Совхоз «Адлеровский». Коровник
136. Совхоз «Адлеровский». Коровник
Совхоз «Гагринский». Планировка производственной зоны
137. Совхоз «Гагринский». Планировка производственной зоны

Те же тенденции в формировании облика сельских общественных зданий наблюдались и в других республиках. Например, в Грузии строились клубы с применением аркад, лоджий, колонн. В селах Армении сельские общественные здания возводились из местного туфа народными мастерами (клуб в с. Бамбакашат Октемберянского района, Дом культуры с. Двин Арташатского района, клуб колхоза «Верин Зейва» Эчмиадзинского района и др.). Стремление к пышному облику сельских клубов и других общественных зданий соответствовало общей направленности архитектуры этого периода.

Существенное место в сельской архитектуре послевоенного времени по праву занимают производственные постройки и комплексы. В решениях партии о мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства, принятых в сентябре 1953 г., специально указывалось на необходимость увеличения продуктов животноводства и создание кормовой базы, а также на огромное значение машинно-тракторных станций в деле повышения труда в сельском хозяйстве. В соответствии с этими решениями за несколько лет были построены тысячи ремонтных мастерских, гаражей, хранилищ для сельскохозяйственной техники.

Все строительство велось только по типовым проектам и схемам планировки, разработанным Гипросельхозом, Росгипросовхозстроем и др. В типовом проекте ремонтной мастерской МТС Гипросельхозстроя впервые использована модульная сетка 6X6 и 6X12 м, что явилось важным шагом индустриализации строительства сельских производственных зданий. В дальнейшем это распространилось и на другие производственные постройки, включая животноводческие здания.

Архитектура зданий МТС (РТС) была аналогична чисто промышленным сооружениям с характерным завершением, определяемым верхним остекленным фонарем и большими квадратными окнами. Промышленный характер интерьера подчеркивал широкий шаг колонн и подкрановые балки.

Характерной особенностью развития животноводческих построек в 50-х гг. явилось увеличение их объема. На больших фермах, созданных после укрупнения колхозов и совхозов, начали строиться крупные производственные здания, обеспеченные механизацией, электричеством, водопроводом. Шире стало применяться такое оборудование, как автопоилки, доильные агрегаты, монорельсовые линии для транспортировки кормов. Так, в Раменском районе Московской области был построен и оборудован один из первых доильных залов, обеспечивающий получение диетического молока, облегчающий труд доярок и существенно повышающий производительность их труда (рис. 132). На фермах активно стали строиться механизированные кормоцехи, создавались необходимые транспортные связи между отдельными зданиями животноводческих ферм. Все это накладывало отпечаток на архитектуру производственных комплексов и зданий. Были разработаны более компактные планировки, стали применяться широкогабаритные постройки и появился тип многорядного животноводческого помещения (коровники, свинарники). Такие здания строились в РСФСР, на Украине, в Белоруссии и в других республиках. Характерными примерами являются четырехрядный коровник в колхозе «Память Ильича» Мытищинского района Московской области (архит. Г. Чайкина), молочная ферма совхоза «Лесные поляны» под Москвой и др. (рис. 133, 134).

В этот период для животноводческих построек велись поиски новых конструктивных решений. Так, в колхозе «Большевик» Ленинского района Московской области был построен экспериментальный кирпичный коровник с покрытием в виде сводов двоякой кривизны, в Каширском, Звенигородском и Истринском районах были возведены скотные дворы из шлакобетона, на Украине получили распространение универсальные сборные железобетонные конструкции в виде треугольных ферм.

В области птицеводства были сделаны первые шаги в направлении промышленной организации производства: начали применяться интенсивные методы содержания птицы в многоярусных клетках, что способствовало ликвидации сезонности в получении продукции, механизации процессов кормления (совхоз «Коммунарка» Московской области). В птицесовхозе «Арженка» Тамбовской области, на Томилинской птицефабрике, в совхозе «Горки» Московской области, в Адлеровском птицехозяйстве были построены двух-трехэтажные птичники. Это не только снизило строительную стоимость одного птицеместа, но и увеличило производительность труда.

Появились и отдельные производственные комплексы, которые отличались единством архитектурно-планировочного и объемно-пространственного замысла. К числу лучших из них следует отнести сооружения производственных зон Адлеровского, Гагринского и Хостинского совхозов (авторы — архитекторы Т. Макарычев, А. Зайцев, В. Глинка, В. Федоров, Л. Коднир и др.) (рис. 135—137).

В молочнотоварной ферме Адлеровского совхоза не только использованы возможности всего объема здания с его силосными башнями, но и расширено чердачное помещение. Здания фермы и хозяйственного двора — коровники, телятники, конюшни, молочные склады и т. д. — разнообразно декорированы; углы построек обработаны рустом из естественного камня, на деревянных фронтонах помещены накладные рельефные рисунки, в массивные стены встроены кирпичные решетки. Все это улучшило архитектурный облик зданий, но придало им несколько архаический характер.

Выразительно были решены теплично-парниковые комплексы Адлеровского и Хостинского хозяйств. Так, в центре низких рядов остекленных объемов теплиц, на площади, украшенной цветниками и фонтаном, возвышалось двухтажное административное здание. Входы в него были акцентированы аркадами-лоджиями, дающими глубокую светотень, подчеркивающую центральный объем. Интересна архитектура ряда отдельных сооружений и водонапорной башни (Адлеровский совхоз), станции перекачки (Хостинское хозяйство), электростанции (Гагринский совхоз). Авторам этих комплексов удалось с помощью простых средств создать выразительные сельские производственные комплексы.

В этот период активно строились сельские гидростанции. Эти сооружения, стоящие у воды, как правило, в живописной пресеченной местности, были различны по архитектуре. В северных районах они выполнялись из дерева, в южных — из естественного камня. Они служили украшением и достопримечательностью близлежащего села.

Несмотря на постепенное расширение сферы применения типовых проектов производственных зданий, они оставались слишком разнохарактерными, редко применяли индустриальные методы строительства и не всегда учитывали прогрессивные формы механизации производственных процессов.

В 1950 г. Росгипросовхозстроем была сделана первая попытка унификации планировочных решений производственных зданий и установлены единые габариты животноводческих помещений на основе типовых секций. Однако результаты этих работ были реализованы позднее.

Большая трудоемкость возводимых в то время жилых домов, общественных зданий и производственных построек, часто строящихся по индивидуальным проектам, их высокая стоимость, применение традиционных конструкций сдерживали индустриализацию сельского строительства. Требовалось решительное изменение общей направленности советской архитектуры для того, чтобы преодолеть недостатки в сельской архитектуре.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации