Архитектура советского села. 1955—1970

Глава «Архитектура села. 1955—1970». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга первая. Архитектура СССР» под редакцией Н.В. Баранова. Автор: В.Н. Калмыкова (Москва, Стройиздат, 1975)


Конец 50-х и 60-х гг. ознаменовался большим размахом сельского строительства. Возрастали капитальность сельских построек, их техническая оснащенность, повышался уровень механизации производственных процессов, осуществлялось внедрение в практику сельского строительства железобетонных конструкций, более широко стали использоваться индустриальные изделия на основе местных строительных материалов.

В 60-е гг. была перестроена система проектирования сельских зданий, улучшена организация строительного производства. Было образовано Министерство сельского строительства СССР, создана широкая сеть специализированных трестов, организованы и укреплены межколхозные строительные организации. Основана система головных и зональных институтов, объединивших типовое проектирование и научно-исследовательскую работу.

В 60-е гг. впервые в практике сельскохозяйственного проектирования перешли от отдельных типовых проектов к созданию полных зональных серий, позволяющих приступить к комплексной застройке сел.

Активно складывался новый тип поселения, отличный как от города, так и от старой деревни. Для него надлежало найти не только соответствующую структуру, но и новый художественный облик, внутреннюю гармонию всех составных элементов.

Существенным тормозом на этом пути была устаревшая, исторически сложившаяся система расселения.

Укрупнение колхозов и совхозов, проведенное на рубеже 40-х и 50-х гг., вызвало необходимость значительной концентрации населения в сельских районных центрах, центральных усадьбах, отделениях.

По данным всесоюзной переписи населения в 1959 г. в стране насчитывалось 704,8 тыс. сельских поселений, в том числе 502 тыс. самых мелких (до 100 жителей в каждом). К 1970 г. по данным новой переписи общее число сельских поселений составляло 469,3 тыс., в том числе 292 тыс. мелких. Эти цифры убедительно показывают, что происходит постепенный, но неуклонный процесс концентрации населения в основных поселках, уменьшается общее число населенных пунктов, ликвидируются мелкие деревни и хутора. Эти процессы происходят закономерно по всей территории СССР. Вместе с тем существенно изменяется пространственно-функциональная структура сети населенных мест и совершенствуется их внутренняя градостроительная организация.

Важными документами, на основе которых происходит преобразование системы расселения, являлись специально разработанные схемы районной планировки. К концу 60-х гг. создание этих документов велось по всей территории Союза. Особенно большая работа велась в Белоруссии, Литве, Латвии, Эстонии, Узбекистане, на Украине и в ряде областей РСФСР.

Работы по территориальной планировке способствовали улучшению общего облика сельской местности и отдельных поселений. Наиболее живописные в природном отношении места отводятся для строительства жилых комплексов, создания колхозных здравниц, зон отдыха. При выборе перспективных поселений, на базе которых ведется укрупнение населенных мест, учитываются экономические и транспортные связи, водоемы, рельеф местности, направление господствующих ветров и другие, не менее важные факторы.

Дальнейшему повышению культуры и улучшению быта колхозников, рабочих совхозов и сельской интеллигенции способствовало проведение мероприятий по планировке, застройке и благоустройству сельских населенных мест.

Одновременно с новым строительством развертывается работа по реконструкции старых сел, по созданию рациональной системы обслуживания населения, по организации дальнейшего подъема сельской культуры.

С середины 50-х гг. особое внимание уделялось строительству поселков на целинных и залежных землях Казахстана. Строительство центральных усадеб и отделений совхозов, а также животноводческих и птицеводческих ферм велось по примерным типовым схемам. Привязка этих схем к местным условиям осуществлялась многими проектными организациями страны. Однако при строительстве и проектировании первых целинных совхозов, таких, как совхоз «Киевский» Акмолинской области, совхоз «Красноармейский» Кустанайской области и др., были допущены ошибки. Преобладала жесткая планировка, застройка велась мелкими, прямоугольными кварталами с периметральным расположением построек. Поселки застраивались в основном одноэтажными домами с большими приусадебными участками; их перерезала густая сеть широких улиц, что создавало впечатление пустынности и однообразия. Недостаточно были учтены действия господствующих ветров, допускалась неблагоприятная ориентация жилых домов. Формальное применение типовых планировочных схем привело к обезличиванию их архитектурного облика.

С 1961—1962 гг. начинаются активная реконструкция и строительство усадеб по новым генеральным планам, в которых лучше учитывались природные условия, вводилась зелень как важный элемент композиции, более рационально решалась уличная сеть, где исключался транзитный транспорт. Наряду с одноэтажными возводились двухэтажные многоквартирные жилые дома, появлялись первые блокированные и кооперативные общественные здания. Повысился уровень инженерного благоустройства сел. Относительно лучшими комплексами этого периода являются центральные поселки совхозов: имени М. Горького Челябинской области, «Комсомолец» Саратовской области, «Комсомольский» Алтайского края, поселок «Октябрьский» совхоза «Кулундинский», центральные усадьбы совхозов «Приозерный» и «Ижевский» Целиноградской области (Казахстан), поселки совхозов № 17, 18 в Голодной степи (Узбекистан).

В конце 50-х и в начале 60-х гг. развернулось проектирование центральных усадеб ряда давно функционирующих совхозов. Это было начало работ по реконструкции существующих населенных пунктов, таких, как с. Калиновка Курской области, станица Григориполисская Ставропольского края, центральная усадьба колхоза имени Калинина БССР «Снов» и др. Ряд центральных усадеб совхозов и колхозов начал застраиваться по принципам микрорайонирования с применением многоэтажной жилой застройки (3—4 этажа). Так возводились центральные усадьбы совхозов «Заря коммунизма» и «Победа» Московской области, «Детскосельский», «Сельцо» и «Шушары» Ленинградской области, «Митрофановский» Челябинской области и др. (1961—1966 гг.).

Московская область. Совхоз «Заря коммунизма». 1965 г. Архитекторы И. Исмаилов, Ф. Бершадский. Клуб на центральной площади. Общий вид Московская область. Совхоз «Заря коммунизма». 1965 г. Архитекторы И. Исмаилов, Ф. Бершадский. Клуб на центральной площади. План первого этажа
Московская область. Совхоз «Заря коммунизма». 1965 г. Архитекторы И. Исмаилов, Ф. Бершадский. Генеральный план совхоза
191. Московская область. Совхоз «Заря коммунизма». 1965 г. Архитекторы И. Исмаилов, Ф. Бершадский. Клуб на центральной площади. Общий вид. План первого этажа. Генеральный план совхоза

Показателен в этом отношении поселок центральной усадьбы совхоза «Заря коммунизма» (рис. 191), расположенный в 60 км от Москвы. Проектирование осуществлялось в основном Мособлпроектом (архитекторы С. Исмаилов, Ф. Бершадский, 1961—1966 гг.) и рядом других организаций. Здесь разрабатывались не только приемы новой организации застройки, но и определялась целесообразность применения тех или иных типов зданий, различных конструктивных решений, методов осуществления строительства.

Поселок расположен на равнине, имеет четкое функциональное зонирование. Здесь сконцентрирован необходимый и достаточно развитый комплекс культурно-бытового обслуживания. Планировка центральной усадьбы строится на двух взаимно перпендикулярных осях. Центр этого пересечения лежит на поселковой площади, которая является главным композиционным узлом всей застройки. На площади размещаются клуб, дом гостиничного типа для малосемейных со столовой, контора совхоза. Вдоль одной из главных осей расположены жилая зона, состоящая из двадцати 4-этажных панельных домов, общественный центр и производственная зона, отделенная санаторным разрывом. Вдоль другой главной оси перпендикулярно первой выстроены клуб, школа, детский сад-ясли и на некотором удалении больница.

Облик этого поселка отличен не только от привычного характера русского села, но и от обычных центральных усадеб совхозов средней полосы СССР. Это поселок городского типа.

Применение в сельской местности городских приемов застройки и инженерного оборудования территорий (водопровод, канализация, теплофикация) улучшило условия жизни населения.

Однако наряду с этим здесь еще недостаточно реализованы те естественные преимущества, которые могут иметь небольшие населенные пункты, расположенные среди живописного природного окружения.

Московская область. Совхоз «Ленинский луч». Жилые дома. Архитекторы А. Якушев, Л. Макареня, инж. Я. Фельман. 1970 г.
192. Московская область. Совхоз «Ленинский луч». Жилые дома. Архитекторы А. Якушев, Л. Макареня, инж. Я. Фельман. 1970 г.
Московская область, с. Вельяминово. Совхоз «Повадинский». Центральная площадь. Архитекторы Н. Колпакова, А. Каминский. 70-е гг.
193. Московская область, с. Вельяминово. Совхоз «Повадинский». Центральная площадь. Архитекторы Н. Колпакова, А. Каминский. 70-е гг.
УССР. Село Моринцы. 1964 г. Архитекторы В. Орехов, Ю. Панько, В. Мешкова, В. Черевко, Э. Васьковский, С. Верговский. Главная площадь с торговым центром
УССР. Село Моринцы. 1964 г. Архитекторы В. Орехов, Ю. Панько, В. Мешкова, В. Черевко, Э. Васьковский, С. Верговский. Жилые дома УССР. Село Моринцы. 1964 г. Архитекторы В. Орехов, Ю. Панько, В. Мешкова, В. Черевко, Э. Васьковский, С. Верговский. Жилые дома
УССР. Село Моринцы. 1964 г. Архитекторы В. Орехов, Ю. Панько, В. Мешкова, В. Черевко, Э. Васьковский, С. Верговский. Планировка центральной части села
194. УССР. Село Моринцы. 1964 г. Архитекторы В. Орехов, Ю. Панько, В. Мешкова, В. Черевко, Э. Васьковский, С. Верговский. Главная площадь с торговым центром. Жилые дома. Планировка центральной части села: 1 — блокированные четырехквартирные жилые дома; 2 — сельсовет, гостиница; 3 — клуб; 4 — магазин, аптека, почта; 5 — универмаг, кафе и комбинат бытового обслуживания; 6 — столовая

В 70-х гг. усилилась работа по планировке и застройке хозяйств центральных областей, РСФСР и в первую очередь Московской области. В это время были организованы общественные центры и частично застроены жилые зоны совхозов «Ленинский луч», «Повадинский», «Имени Владимира Ильича» и др. (рис. 192, 193).

Большая работа по проектированию и строительству поселков нового типа проводилась в 60-х гг. на Украине. Одним из наиболее удачных сельских населенных пунктов, построенных на месте разрушенных сел, является центральная усадьба колхоза «Родина Шевченко» — селение Моринцы УССР (архитекторы В. Орехов, Ю. Панько, B. Мешкова, В. Черевко, Э. Васьковский, C. Верговский, 1964 г.) (рис.194).

Центральная усадьба занимает 309 га. Здесь четко выявлены жилая и производственные зоны. Последняя состоит из двух ферм крупного рогатого скота и комбината по переработке сельскохозяйственных продуктов. В планировке и застройке центра села удачно использованы рельеф местности, существующие зеленые насаждения, водные бассейны. На живописной территории, пересеченной оврагами и прудами, устроен парк культуры и отдыха.

Центральная площадь имеет форму удлиненной трапеции. Она застроена одно­двухэтажными жилыми и общественными зданиями. Здесь расположены клуб, кооперативные здания сельсовета с гостиницей, магазин с аптекой и почтой, здание универмага с продовольственными магазином и кафе, комбинат бытового обслуживания.

Несмотря на некоторые недостатки в планировке (растянутость общественного центра, нечеткость композиции, вызванная необходимостью сохранения существующих общественных зданий и т. д.), в целом решение центра с. Моринцы можно считать удачным.

Строительство и эксплуатация с. Моринцы подтвердили ту мысль, что рациональные пути развития современной архитектуры села лежат не в увлечении приемами многоэтажной застройки, а в поисках целесообразного приема застройки, отвечающего конкретным условиям строительства сельских населенных мест (национальному складу, природным условиям, финансовым, хозяйственным и транспортным возможностям и т. д.).

Важную роль в деле организации переустройства сельских населенных мест сыграло опубликованное в 1968 г. постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об упорядочении строительства на селе».

В нем подчеркивалось, что одной из важнейших задач нашей партии и органов Советской власти является: «...постепенное преобразование населенных пунктов в благоустроенные поселки с хорошими жилищными и культурно-бытовыми условиями, удовлетворяющими запросы сельского населения, и соответствующими производствами, позволяющими создать все условия для производственного труда сельского населе­ния и интенсивного развития сельского хозяйства...» [Решения партии и правительства по сельскому хозяйству (1965—1971 гг.). М., «Колос», 1971, с. 315.] Специально указывалось, что эти поселки должны осуществляться в соответствии с проектами районной планировки, планировки и застройки, разрабатываемыми на основе планов развития совхозов и колхозов и их производственной специализации в увязке с перспективным планом развития и размещения отраслей народного хозяйства.

«Поселки в сельской местности должны иметь привлекательный архитектурный облик, и при проектировании и их застройке следует творчески использовать лучшие достижения современной архитектуры и богатое наследие народного зодчества», «установить, что важнейшие предложения и научно-исследовательские разработки в области планировки и застройки сельских населенных пунктов, жилищного, коммунального и культурно-бытового строительства на селе должны проходить экспериментальную проверку. Советам министров союзных республик, Министерству сельского хозяйства СССР и Министерству сельского строительства СССР организовать комплексное, экспериментально-показательное строительство поселков, совхозов и колхозов, обеспечив в 1969—1975 гг. в каждой области, крае и автономной республике застройку одного- двух таких поселков с применением прогрессивных приемов планировки, новых типовых проектов жилых и общественных зданий, а также передовых методов организации строительства».

Во всех республиках, краях и областях началась большая работа по отбору, проектированию и строительству экспериментально-показательных поселков — эталонов сел будущего. На Украине она была начата несколько раньше, и к 1969 г. уже шла работа по возведению ряда сел: Кодаки Киевской обл. (рис. 195), Половинкино Луганской обл., Шабо Одесской обл. и др.

УССР. Село Кодаки. Центральная площадь с торговым центром. Архитекторы М. Мельников, В. Крючков, В.Прицкер, Л. Семенюк, инженеры И. Яценко, М. Иванцов и др. 1968—1971 гг.
УССР. Село Кодаки. Клуб. Архитекторы М. Мельников, В. Крючков, В.Прицкер, Л. Семенюк, инженеры И. Яценко, М. Иванцов и др. 1968—1971 гг.
195. УССР. Село Кодаки. Центральная площадь с торговым центром. Клуб. Архитекторы М. Мельников, В. Крючков, В.Прицкер, Л. Семенюк, инженеры И. Яценко, М. Иванцов и др. 1968—1971 гг
БССР. Поселок Вертелишки. Жилые дома на ул. Юбилейной
196. БССР. Поселок Вертелишки. Жилые дома на ул. Юбилейной
БССР. Поселок Вертелишки. Центральная площадь. Архитекторы В. Емельянов, Г. Заборский
БССР. Поселок Вертелишки. Планировка поселка. Архитекторы В. Емельянов, Г. Заборский
197. БССР. Поселок Вертелишки. Центральная площадь. Планировка поселка. Архитекторы В. Емельянов, Г. Заборский
БССР. Совхоз «Ленино». Амбулатория. Архит. Е. Глецевич. 1965 г. БССР. Совхоз «Ленино». Универмаг. Типовой проект. 1965 г
198. БССР. Совхоз «Ленино». Амбулатория. Архит. Е. Глецевич. 1965 г. Универмаг. Типовой проект. 1965 г
БССР. Совхоз «Ленино». Архитекторы А. Калниньш, В. Емельянов. 1965 г.
199. БССР. Совхоз «Ленино». Архитекторы А. Калниньш, В. Емельянов. 1965 г.
БССР. Поселок Снов. Колхоз имени М.И. Калинина. Центральная площадь. Архитекторы В. Лабурдов, В. Емельянов, И. Федоринчик. 1960—1965 гг. БССР. Поселок Снов. Колхоз имени М.И. Калинина. Клуб. Архит. П. Рудик. 1962—1965 гг.
200. БССР. Поселок Снов. Колхоз имени М.И. Калинина. Центральная площадь. Архитекторы В. Лабурдов, В. Емельянов, И. Федоринчик. 1960—1965 гг. 201. БССР. Поселок Снов. Колхоз имени М.И. Калинина. Клуб. Архит. П. Рудик. 1962—1965 гг.

В начале 70-х гг. за участие в создании новых благоустроенных сельских поселков большой группе строителей, архитекторов и руководителей хозяйств была присуждена Государственная премия СССР. Были отмечены Вертелишки в Белоруссии, Дайнава в Литве, Саку, Куртна и Винни в Эстонии.

Поселок Вертелишки — центральная усадьба колхоза «Прогресс» Гродненской области — самое большое поселение в хозяйстве, находящееся в центре землепользования (архитекторы В. Емельянов, Г. Заборский). Он размещен на равнине, имеющей незначительные уклоны, на свободной территории у шоссе Гродно — Вильнюс (рис. 196, 197).

Эти обстоятельства определили планировочное решение поселка. Центром композиции служит общественная площадь, размещенная на самом высоком месте и раскрытая в сторону большого массива зелени, отделяющего площадь от транзитной магистрали. Пространство площади с небольшим парком при ней охвачено с трех сторон жилыми кварталами, застроенными в основном двухэтажными жилыми домами.

На площади возведены клуб на 360 мест со спортивным залом, административное здание, магазины и комбинат бытового обслуживания и кафе-ресторан. Двухэтажный клуб расположен на углу площади и ул. Юбилейной.

Интересно решен партер площади: он имеет несколько уровней, бассейн с фонтанами, приподнятую площадку для танцев, озелененные стриженые газоны, место для оркестра.

Значительность общественного центра подчеркивается вертикалью башни плавательного бассейна и четырехэтажным жилым домом, стоящим на углу площади.

Две основные улицы — Молодежная и Юбилейная — развивают хорошо задуманную глубинную композицию поселка. Они имеют мягкие криволинейные очертания. Последняя, отходящая от здания клуба, решена особенно удачно. Плавный изгиб ее дает возможность обозрения домов из центра поселка в различных, наиболее выгодных ракурсах. Вся улица застроена двухэтажными типовыми домами, но архитекторам удалось сделать так, чтобы новая улица не была скучной и монотонной. Этот трудный для современного метода застройки эксперимент был осуществлен архитекторами Г. Заборским и В. Емельяновым удачно благодаря умелой постановке домов и в результате тщательной и кропотливой работы по индивидуальной отделке и цветовому решению каждого из построенных здесь типовых зданий. При решении декора этих построек использовались выработанные народом национальные художественные традиции.

Таким образом, авторам удалось придать каждому жилому зданию индивидуальный характер, добившись единого стилевого решения улицы и всего комплекса в целом.

Успех застройки поселка Вертелишки в Белоруссии основывался на умелом учете ландшафтных и природных условий, масштабности элементов композиции и использовании декоративных приемов народного творчества белорусов.

Интересным примером строительства конца 60-х — начала 70-х гг. в Белоруссии является центральная усадьба совхоза «Ленино» Могилевского района (рис. 198).

Здесь рядом с прекрасно застроенным поселком размещается мемориальный парк советско-польского братства по оружию, композиционно с ним увязанный. В нем расположены музей и ряд монументов, придающих облику села особую выразительность (рис. 199).

Растет поселок Снов колхоза имени М.И. Калинина (БССР), строительство которого было начато еще в конце 50-х — начале 60-х гг. Здесь в 70-е гг. возведены центральная часть села, школа и ряд жилых домов (рис. 200, 201).

Поселок Дайнава в Литве — центральная усадьба птицеводческого совхоза «Леонполис» — экспериментально-показательный (архитекторы И. Шимкус, Р. Камайтис, И. Стаскевичус). Здесь созданы все необходимые условия для производительного труда, культурного быта и отдыха сельских тружеников (рис. 202).

Поселок выстроен на свободной территории, расположенной в центре землепользования совхоза, в 1 км от шоссе Каунас — Даугавпилс, ведущего к районному центру Укмерге. Поселок обслуживает специальная внутрихозяйственная дорога, идущая перпендикулярно шоссе вдоль жилой зоны к производству.

Центром комплекса является общественная площадь. Она представляет собой вытянутый прямоугольник, застроенный с трех сторон зданиями: Домом культуры, торговым корпусом и двумя трехэтажными крупнопанельными жилыми домами. В торце площади размещается школа с прилегающим к ней спортивным центром, переходящим в поселковый сад. От площади в перпендикулярном к ней направлении отходят две улицы, плавно изгибающиеся к северо-западу, вокруг которых располагаются группы жилых домов. Северная группа, ближайшая к транзитному шоссе, состоит из кирпичных секционных жилых домов, детского сада, яслей. Южная, более развитая, включает в себя двухэтажные крупнопанельные и блокированные жилые дома. Далее располагается большой участок, застроенный индивидуальными домами. В Дайнаве возведены и эксплуатируются различные типы жилых зданий: с разным конструктивным решением, различной этажностью, отличающиеся друг от друга набором квартир и их компоновкой.

Несмотря на то что в пос. Дайнава застройка центральной части жилой зоны производилась 2- и 3-этажными домами, часть из которых имела секционную планировку, здесь стремились сохранить особенности сельского быта, так как большинство жителей содержит в личной собственности скот и птицу.

В северной и южной части, не более чем в 300 м от жилья размещены группы сблокированных хозяйственных построек. В них содержатся мелкий скот, корма и инвентарь. Участки для картофеля и других трудоемких культур располагаются за границей селитебной территории. Для каждой семьи отведены земельные участки возле домов, но они предназначены только для сада, цветников и небольших гряд, украшающих и озеленяющих жилой массив. Создание в поселке Дайнава экспериментального жилья позволило выделить три лучших типа построек, которые возводятся сейчас во всех хозяйствах республики.

Совхоз Саку в Эстонии расположен в 17 км от Таллина (архитекторы Б. Миров, В. Пормейстер, В. Херкель, инженеры В. Куузик, И. Юриссон). Это необычный сельский населенный пункт. Здесь находится Эстонский научно-исследовательский институт земледелия и мелиорации, при нем опорно­показательный совхоз Саку (рис. 203—206).

Литовская ССР. Птицеводческий поселок «Дайнава». 1971 г. Архитекторы В. К. И. Шимкус, Р. Камайтис, И. Стаскевичус. Планировка поселка
202. Литовская ССР. Птицеводческий поселок «Дайнава». 1971 г. Архитекторы В. К. И. Шимкус, Р. Камайтис, И. Стаскевичус. Планировка поселка
Эстонская ССР. Поселок Саку. Архитекторы Б. Миров, В. Пормейстер, В. Херкель, инженеры В. Куузик, И. Юриссон. Двухэтажные 4-квартирные жилые дома
203. Эстонская ССР. Поселок Саку. Архитекторы Б. Миров, В. Пормейстер, В. Херкель, инженеры В. Куузик, И. Юриссон. Двухэтажные 4-квартирные жилые дома
Эстонская ССР. Поселок Саку. Выставочный павильон новой сельскохозяйственной техники
204. Эстонская ССР. Поселок Саку. Выставочный павильон новой сельскохозяйственной техники
Эстонская ССР. Поселок Саку. Лабораторный корпус
205. Эстонская ССР. Поселок Саку. Лабораторный корпус
Эстонская ССР. Поселок Саку. Архитекторы Б. Миров, В. Пормейстер, В. Херкель, инж. В. Куузик, И. Юриссон. Планировка поселка
206. Эстонская ССР. Поселок Саку. Архитекторы Б. Миров, В. Пормейстер, В. Херкель, инж. В. Куузик, И. Юриссон. Планировка поселка
Эстонская ССР. Совхоз «Винни». Двухэтажные блокированные жилые дома в двух уровнях
207. Эстонская ССР. Совхоз «Винни». Двухэтажные блокированные жилые дома в двух уровнях
Литовская ССР. Совхоз «Дайнава». Архитекторы В. Шимкус, Р. Камайтис, И. Стаскевичус Жилые дома
208. Литовская ССР. Совхоз «Дайнава». Архитекторы В. Шимкус, Р. Камайтис, И. Стаскевичус Жилые дома
Эстонская ССР. Колхоз «Рахва-Выйт». Жилые дома. Архит. Э. Колдмяэ. 1967—1968 гг.
209. Эстонская ССР. Колхоз «Рахва-Выйт». Жилые дома. Архит. Э. Колдмяэ. 1967—1968 гг.
Эстонская ССР. Колхоз имени Э. Вильде. Архит. И. Борк. Щитовые жилые дома 1967—1968 гг.
Эстонская ССР. Колхоз имени Э. Вильде. Архит. И. Борк. Щитовые жилые дома 1967—1968 гг.
210. Эстонская ССР. Колхоз имени Э. Вильде. Архит. И. Борк. Щитовые жилые дома 1967—1968 гг.

Сочетание научного центра с образцовым производством создало благоприятные условия для развития поселка. В сельской местности Эстонии до настоящего времени преобладает хуторская система расселения. Большой поселок, рассчитанный почти на 2 тыс. жителей, должен был на деле доказать преимущества крупных поселков, свою жизнеспособность, должен был стать эталоном дальнейшего сельского строительства в республике.

Поселок расположен на относительно ровной, слегка понижающейся к р. Тыдве территории; местами на ней имеются небольшие массивы зелени. В восточной части поселка расположен старый парк бывшего имения с дворцом — памятником архитектуры.

Поселок запроектирован компактным, он сосредоточен вокруг центрального ядра. Почти в геометрическом центре застройки находится общественная площадь, куда сходятся все основные улицы. На ней размещаются торговые и административные здания.

С точки зрения объемно-пространственной организации поселок имеет ряд существенных достоинств. На его основе организуется крепкая взаимосвязь всех планировочных элементов, четкое соподчинение частей комплекса: научно-исследовательской, производственно-экспериментальной, жилищной, коммунально-бытовой, предназначенной для отдыха.

Все это создает выразительную архитектурную среду. Зона жилой застройки разделена на центральную часть, где размещены многоквартирные дома, и зону одноэтажной застройки с приусадебными участками. Архитекторы не пошли по пути живописного размещения домов. Все жилые постройки собраны в четкие геометрические кварталы. Это придало поселку характер регулярности. В процессе проектирования был произведен тщательный отбор проектов типовых секционных жилых домов. Довольно широко осуществлялось и индивидуальное проектирование отдельных коттеджей. Все это внесло разнообразие в застройку поселка, позволило создать запоминающийся, уютный и приветливый облик его.

Удачны двухэтажные четырехквартирные дома, являющиеся основным фоном застройки центральной улицы. Они просты и лаконичны по своим формам. Хорошие пропорции современных «лежачих» окон, угловые лоджии, обращенные внутрь квартала, белоснежные стены, на фоне которых выделяются яркие кирпичные столбики и простенки, — вот и все средства архитектурной выразительности, которыми пользовались проектировщики. Возведенные трех­этажные здания отличаются четкостью пропорции и ясностью композиции.

В поселке характерно отсутствие при жилых домах хозяйственных построек. Это объясняется близким к городскому укладом жизни населения.

Привлекательна зона индивидуальной застройки с интересными, хотя и довольно простыми по архитектуре зданиями. В поселке Саку архитекторы смягчили контраст между живой, неповторимой в своей живописности природной средой и механической монотонностью типовых построек. Они умело сочетают секционные многоквартирные дома с разнообразными по композиции домами индивидуальной застройки. Живописны и красочны коттеджи — дачи на садово-огородных участках — и финские бани. Эти небольшие здания благодаря умелому благоустройству гармонично вписались в пейзаж и стали как бы его частью. Все эти приемы обогатили облик поселка и сделали его неповторимым.

Общественные здания, возведенные в Саку, свидетельствуют о высокой культуре архитектурного творчества. Кооперированный торговый дом обладает достаточно крупным для сельской местности масштабом и выделяется характерным для современного общественного здания сочетанием больших остекленных и глухих плоскостей. Особенно удачно, с несомненным вкусом, отделан находящийся на втором этаже интерьер столовой-ресторана. Основные отделочные материалы — кованый металл и дерево с его благородной цветовой гаммой. Специально запроектирована мебель. Архитекторы сумели связать современность с национальными традициями и достичь стилевого единства при высоком мастерстве исполнения.

Особенно значительно по своему облику здание выставочного павильона, предназначенного для демонстрации новой сельскохозяйственной техники. Формы его оригинальны, они органично следуют конструкции. В павильоне много света, в то же время он свободен от стекломании. Главный фасад акцентируется простым входным козырьком и флагштоками перед ним.

В поселке восстановили памятник архитектуры — бывший господский дом — в нем сейчас размещается Дом пионеров. Привели в порядок старый парк. И то и другое стало не только украшением поселка, но и его специфической особенностью. Бесспорно, использование памятников архитектуры, расположенных в сельской местности, — пример, достойный поддержки и подражания.

Саку хорошо благоустроен: озеленение, пешеходные дорожки, выложенные плитами, чистые асфальтированные улицы, масса цветов — все это создает благоприятные условия для жизни людей.

Здесь необходимо подчеркнуть, что успех эстонских архитекторов объясняется тем, что они в своей практической работе хорошо связаны с населенными пунктами, которые проектируют. Они не только часто бывают, но и подолгу живут в селах, обеспечивая авторский надзор. В Эстонии действует хорошая практика, когда без ведома архитектора не могут проводиться какие бы то ни было работы не только по строительству, но и по благоустройству в сельской местности. Это обеспечивает должный профессиональный уровень застройки сел.

В 1963—1964 гг. разрабатывались комплексные серии [работа проводилась Гипросельстроем совместно с ЦНИИЭП жилища и республиканскими организациями] жилых домов, куда входили: секционные жилые дома, блокированные с квартирами в двух уровнях, галерейные для строительства в III, IV и V зонах, дома для малосемейных и общежития. Учитывая разнообразные условия застройки, в серию были включены дома разной протяженности, композиции и вместимости.

В 60-е гг. в совхозах «Заря коммунизма» Московской обл., «Сельцо» и «Ручьи» Ленинградской обл., в колхозах «Россия», «Коммунар» и «Красная заря» Псковской обл., в совхозе «Свердловский» на Урале, «Овощевод» Оренбургской обл., в совхозе «Комсомольский» Алтайского края и во многих других были возведены 3—4-этажные секционные здания и двухэтажные блокированные жилые дома.

Многоэтажное крупнопанельное строительство велось в волгоградских селах в совхозах «Волго-Дон», «Советская Россия» и др. Еще дальше в этом вопросе пошли сельские строители Краснодарского края, впервые применившие у себя метод индустриального строительства многоэтажных зданий из объемных элементов. Такой трехэтажный дом был смонтирован в колхозе имени С.М. Кирова Кореневского района всего за три дня.

Сооружение таких зданий в сельской местности мотивировалось стремлением экономить ценные земельные угодья, обеспечить населению городской комфорт и организовать строительство жилья быстрыми темпами и в широких масштабах. Однако опыт строительства и эксплуатации таких домов со всей очевидностью показал, что их целесообразано возводить в пригородных совхозах, расположенных вблизи городской строительной и индустриальной базы, там, где обеспечено бесперебойное снабжение всеми необходимыми строительными конструкциями заводского изготовления.

В конце 60-х гг. многоэтажные жилые дома стали строить только в пригородных хозяйствах, причем планировка квартир и вся компоновка зданий подвергались существенной переработке. Были увеличены подсобные помещения, подвалы использовали под кладовые; необходимой принадлежностью стали блокированные сараи для каждой семьи, расположенные в непосредственной близости от домов (центральные усадьбы совхозов «Леонполис» в Литве, «Бауска» в Латвии, имени Соммерлинга в Эстонии и др.) (рис. 207).

Трудно завоевывал право на существование блокированный тип дома с квартирами в двух уровнях и двумя выходами на участок. Такой дом удобен в сельских условиях тем, что имеет так называемые «зеленые комнаты» — приквартирные участки для каждой семьи, которые можно использовать под сад, небольшой огород, разнообразные хозяйственные нужды, а также для отдыха и сна.

Удачными оказались блокированные дома-коттеджи с квартирами в двух уровнях, построенные в 1967 г. в пос. Дайнава в Литве (рис. 208). Рабочие и служащие совхоза получили комфортабельное жилище, где большая кухня связана с хозяйственным подвалом, выходом на участок и общей комнатой; несколько спальных комнат размещено на втором этаже. Дома интересны по своей архитектуре, уступы и лоджии придают им живописность.

В 1966 г. были созданы интересные решения новых блокированных жилых домов, приспособленных для строительства в различных климатических условиях РСФСР, Украины, Прибалтики, Средней Азии. Так, для строительства в Западной Сибири дом был снабжен теплым тамбуром и кладовой, холодным чуланом, глубоким вместительным подвалом.

Для Средней Азии созданы проекты домов с выносными кухнями, общая комната и зимняя кухня более тесно связаны с приусадебным участком. Во всех проектах были применены местные строительные материалы.

В ЛенЗНИИЭПе в 1966 г. созданы интересные решения жилых домов — комплексов для сельского промыслового хозяйства Крайнего Севера. Там были применены легкие транспортабельные материалы, конструкции из алюминия, пластмасс, дерева с эффективными утеплителями.

Практика строительства и эксплуатации 50-х и 60-х гг. показала, что наиболее распространенными типами домов являлись 1—2-этажные секционные или блокированные дома с высоким уровнем благоустройства.

С середины 60-х гг., после отмены ряда ограничений относительно приусадебных участков колхозников и рабочих совхозов, в селах наряду с двухэтажным строительством активизировалось возведение индивидуальными застройщиками традиционного типа сельского одноквартирного дома. Он более всего отвечал разнообразным бытовым и хозяйственным особенностям сельской местности. Поэтому с 1966 г. Граждансельстрой и ряд зональных институтов уделяли большое внимание проектированию этого типа дома. Архитекторы старались полнее учесть климат, отразить специфические условия сельского быта, а также удовлетворить возрастающие требования населения к благоустройству своего жилья. Был создан ряд проектов домов для одной семьи в 2—5 комнат, где предусмотрены общие помещения площадью 17— 22 м2, кухни-столовые увеличенных размеров, спальни, разделенные перегородками-шкафами, светлые передние со встроенной мебелью. При них имеются холодные кладовые по 5—6 м2. К общим комнатам примыкают застекленные веранды. Стены из местных материалов. В зависимости от условий строительства предусмотрены дома с различными типами отопления.

Внешний вид индивидуальных сельских домов, создаваемых проектными организациями, был еще маловыразительным и часто не удовлетворял застройщиков.

Хорошим примером строительства индивидуальных одноквартирных, односемейных жилых домов являются постройки 70-х гг. в хозяйствах Эстонии, в колхозе «Рахва-Выйт», имени Э. Вильде и др. (рис. 209, 210).

Во многих республиках, особенно это относится к Прибалтике, Закарпатью и Закавказью, население строило индивидуальные дома, отличающиеся высоким качеством строительных работ и разнообразием архитектурно-художественных приемов. Например, для районов Закарпатья (с. Великая Копаня Хустского района, с. Синевир Ужгородского района, с. Чекадиево Мукачевского района и др.) характерно симметричное компактное решение основного объема жилого дома, использование веранд, балконов, лоджий. В селах Молдавии продолжается строительство сельских жилых домов из камня «котельца» с белокаменными, украшенными резьбой галереями и крыльцами. Специфические типы народных жилищ сохранились в сельских районах Средней Азии, Грузии, в Горном Дагестане, Сванетии.

Местные народные мастера добиваются выразительности архитектуры сельского дома путем органической связи его композиции с конкретными местными условиями, использованием веранд, балконов, лоджий, логической связью конструкций и декоративных деталей. Активным средством создания своеобразного облика жилища являются широкое использование естественных декоративных свойств строительных материалов (дерева, резного камня, гальки, щебня), окраска деталей, росписи. Опыт сельских мастеров-строителей еще мало использовался проектными организациями, хотя именно здесь имеются большие возможности выявления творческой специфики сельской архитектуры.

Общий рост культуры колхозной деревни, тяга к образованию, к повышению производственной квалификации, рост потребностей в культурном проведении досуга, расширение интересов молодежи к различным областям искусства — все это характеризовало высокий подъем интеллектуальных запросов сельского населения в 60-е гг.

В то же время обеспеченность общественными и культурно-бытовыми зданиями колхозов и совхозов отставала от растущих потребностей.

В связи с этим началась разработка ступенчатой межпоселковой системы культурно-бытового обслуживания сельского населения.

На ее основе архитекторы Граждансельстроя и ЦНИИЭП учебных зданий совместно с зональными и республиканскими институтами определили зональные номенклатуры общественных и культурно-бытовых зданий для села. Были разработаны комплексные серии проектов, учитывающие разнообразные природные, бытовые и экономические условия, объединенные не только едиными конструктивными параметрами, но и едиными архитектурно-художественными приемами.

* Первая номенклатура культурно-бытовых и общественных зданий для села была создана в 1960-1962 гг. В дальнейшем она совершенствовалась, изменялась и дополнялась и была окончательно утверждена в 1967 г.

В нее вошли кроме общественных зданий школы, клубы, магазины и ряд совершенно новых типов построек, созданных на основе идеи кооперирования, блокирования * и универсального использования сооружений или отдельных его частей, таких, как детские сады-ясли, клуб-контора, клуб-школа; здание общественного центра для малых поселков на 250—500 жителей, в котором объединяются все учреждения, необходимые для ежедневного обслуживания населения, кроме яслей, сада, начальной школы и бани; здания культурно-просветительного и общественного центров для поселков на 1—4 тыс. жителей; административного, культурного центра на 600 жителей, состоящего из двух зданий, и ряда других.

* Несколько меньшее развитие получила идея блокирования общественных зданий. Она обеспечила строительство укрупненных построек из отдельных элементов — блоков при различном их сочетании. Блокировка давала возможность строительства и эксплуатации укрупненных общественных и культурно-бытовых зданий отдельными очередями, разорванными во времени на несколько лет, что явилось важным преимуществом в условиях села.

В числе интересных примеров новых типов учебных зданий следует назвать школу на 640 мест, разработанную Мособлпроектом и выстроенную в поселке совхоза «Заря коммунизма», школу в с. «Напецино» Московской области и др. Первая из них состоит из двух блоков, соединенных между собой переходом. В здании хорошо организованы функциональные связи между различными помещениями (применен сборный железобетонный каркас с наружными стенами из газосиликатных навесных панелей).

Эстонская ССР. Колхоз «Куусалу». Восьмилетняя школа на 240 учащихся. 1965—1966 гг. Архитекторы О. Брунс, М. Порт
211. Эстонская ССР. Колхоз «Куусалу». Восьмилетняя школа на 240 учащихся. 1965—1966 гг. Архитекторы О. Брунс, М. Порт
Латвийская ССР. Баусский район. Совхоз «Даргиня». Детский сад
212. Латвийская ССР. Баусский район. Совхоз «Даргиня». Детский сад
Эстонская ССР. Колхоз Сауэ. Здание кооперированного клуба-конторы. Общий вид
Эстонская ССР. Колхоз Сауэ. Здание кооперированного клуба-конторы. План
213. Эстонская ССР. Колхоз Сауэ. Здание кооперированного клуба-конторы. Общий вид, план
Эстонская ССР. Цветоводческий совхоз «Пирита». Выставочный павильон. Архит. В. Пормейстер. 1962— 1964 гг. Общий вид
Эстонская ССР. Цветоводческий совхоз «Пирита». Выставочный павильон. Архит. В. Пормейстер. 1962— 1964 гг. План
Эстонская ССР. Цветоводческий совхоз «Пирита». Выставочный павильон. Архит. В. Пормейстер. 1962— 1964 гг. Интерьер
214. Эстонская ССР. Цветоводческий совхоз «Пирита». Выставочный павильон. Архит. В. Пормейстер. 1962— 1964 гг. Общий вид. План. Интерьер
Эстонская ССР. Совхоз «Куртна». Административное здание. Архитекторы В. Пормейстер, В. Тамм, В. Аси. 1964—1966 гг. Общий вид
Эстонская ССР. Совхоз «Куртна». Административное здание. Архитекторы В. Пормейстер, В. Тамм, В. Аси. 1964—1966 гг. План
Эстонская ССР. Совхоз «Куртна». Административное здание. Архитекторы В. Пормейстер, В. Тамм, В. Аси. 1964—1966 гг. Фрагмент фасада
215. Эстонская ССР. Совхоз «Куртна». Административное здание. Архитекторы В. Пормейстер, В. Тамм, В. Аси. 1964—1966 гг. Общий вид. План. Фрагмент фасада
Латвийская ССР. Птицефабрика «Кекава». Поселок птицефабрики. Общий вид
Латвийская ССР. Птицефабрика «Кекава». Поселок птицефабрики. Жилые дома
216. Латвийская ССР. Птицефабрика «Кекава». Поселок птицефабрики. Общий вид. Жилые дома
Литовская ССР. Еришняй. Зерносушильный комплекс
217. Литовская ССР. Еришняй. Зерносушильный комплекс
РСФСР. Совхоз «Вороново». Центральная часть поселка. Архит. С. Исмаилов
РСФСР. Совхоз «Вороново». Планировка поселка. Архит. С. Исмаилов
218. РСФСР. Совхоз «Вороново». Центральная часть поселка. Планировка поселка. Архит. С. Исмаилов

Приведенные выше школы хотя и построены в селах, по существу являются городскими зданиями, в которых мало учитывается сельская специфика. Более удачной является восьмилетняя школа на 240 учащихся, возведенная в ряде колхозов Эстонии: «Куусалу», «Рахва-Выйт», «Эстония» (архитекторы О. Брунс, М. Порт, 1964—1968 гг.). Здание имеет гибкую композицию: оно состоит из ряда отдельных блоков, скомпонованных по функциональному признаку,— это объем спортивного зала, возвышающегося над другими частями здания, соединенный крытым переходом с двухэтажным блоком классных помещений и небольшим по объему корпусом кухни-столовой. Такое решение дает возможность постановки школы на рельефе, в разнообразном природном окружении. Компактное решение классов в одном двухэтажном блоке без каких-либо дополнительных помещений создает возможность всем учащимся быстро и легко выходить в хорошую погоду из школы и проводить перемены на свежем воздухе. Для отдыха педагогов и наблюдения за детьми, играющими в перерывах у школы, сделана специальная открытая лоджия, оборудованная парковой мебелью. Во многих хозяйствах рядом со школьным зданием выстроен двухэтажный жилой дом с полным благоустройством, там живут учителя и их семьи. На прилегающей территории размещаются стадион и ряд спортивных устройств. Таким образом, школа превращается в небольшой детский городок — один из очагов культуры на селе (рис. 211, 212).

Интересный новый тип сельского общественного здания выстроен в 1964 г. в совхозе «Октябрь» с. Рождественка Целиноградской обл. в совхозе «Вперед» Московской обл. и в ряде других хозяйств (архитекторы Н. Левинский, В. Иванов, 1964 г.). Архитекторы объединили в одном здании школу и сельский клуб (вместимость школы 320 учащихся, клуба 400 человек), использовав прием трансформации основных помещений. В дневное время в школе работает гимнастический зал, а по вечерам он используется как зрительный киноконцертный зал. Этот тип здания получил распространение в колхозах и совхозах Московской, Ленинградской, Калужской областей, на Украине и Урале.

Осуществлялось в сельской местности и строительство обычных (одноцелевых) кинотеатров. В с. Мешерском открылся шестидесятый широкоэкранный кинотеатр в хозяйствах Сердобского, Белинского, Кунцевского и других производственных управлениях Пензенской обл. (1965 г.).

Основным зданием общественного центра поселка «Клаусучай» плодопитомника имени Мичурина (Литва) является двух­этажное кооперированное здание клуба-конторы (архит. Т. Шматавичус, 1966 г.), удачно поставленное на самом возвышенном участке поселка с площадью перед ним. Архитектура клуба-конторы лаконична. Удачно найдены пропорции основных объемов, окон и дверей. На первом этаже размещаются собственно клубные помещения: зал на 400 мест с механизированной сценой, фойе, вестибюль, клубные комнаты и т. д. Второй этаж занимают конторские помещения, зал для бильярда и настольного тенниса, библиотека-читальня. Здание украшено барельефами и скульптурой, выполненными выпускниками Вильнюсского художественного училища. Такие клубы-конторы выстроены в колхозе «Пяргалес» (Литва), совхозах «Бауска» и «Мадлиена» (Латвия) и многих других (рис. 213).

В целях лучшей организации торгового и бытового обслуживания сельского населения во многих хозяйствах были возведены торговые центры, представляющие собой здание, в котором размещены магазин, столовая, комбинат бытового обслуживания, гостиница. Такие постройки успешно эксплуатируются в совхозах «Новоселовский» Краснодарского края, «Сельцо» Ленинградской области, колхозе «Рахва-Выйт» в Эстонии и во многих других хозяйствах РСФСР, УССР, БССР. Большое внимание уделялось за последние годы строительству медицинских учреждений: больниц, поликлиник, акушерских и врачебных пунктов.

В конце 60-х гг. наметилась тенденция перехода от строительства отдельных сельских общественных зданий к комплексной застройке общественных центров, состоящих из ряда кооперативных зданий. Была поставлена задача перейти от механической «привязки» отдельных зданий к формированию архитектурных ансамблей центров.

Говоря об архитектуре сельских общественных зданий, не надо забывать той роли, которую они призваны играть в облике сельских населенных мест. Двухэтажные, небольшие по объему здания несут художественную нагрузку, равную нагрузке уникальных общественных сооружений в городе.

Наряду с массовыми типами зданий в 60-е гг. в сельской местности начали возводиться отдельные уникальные сооружения. Одним из интересных примеров являются выставочный комплекс совхоза «Пирита» (архит. В. Пормейстер, 1962 г.) и административное здание птицеводческого совхоза «Куртна» (архитекторы В. Пормейстер, В. Тамм, В. Аси, 1966 г.).

Архитектурное решение этих общественных сооружений построено на близких композиционных принципах, в едином стилевом направлении. Они хорошо вписаны в природную среду и на ее фоне выделяются ярко-красными стенами и белыми карнизами, переплетами, лестницами и другими деталями из бетона, этерина и металла. И то и другое здание интересно не только своим внешним обликом, но и отлично скомпонованными интерьерами.

Выставочный цветочный комплекс совхоза «Пирита» расположен на крутом зеленом холме на берегу Таллинского залива. К главному павильону примыкают малые павильоны, расположенные по склону берегового холма и как бы образующие ступени своеобразной лестницы (рис. 214).

Главный павильон имеет три остекленные стены, все внутреннее пространство пронизано светом. Декоративные кустарники и цветы, растущие в открытом саду, зрительно сливаются с цветами, находящимися внутри павильона. Пол покрыт небольшими бетонными плитами, отодвинутыми от стен так, что остается широкая полоса зеленого газона, подчеркивающая зрительное единство зала и сада (рис. 215).

Административное здание в «Куртне» расположено на берегу лесного озера, среди живописных групп деревьев и кустарников. Основной объем постройки как бы расчленен равными горизонтальными полосами красного кирпича, темного стекла и белого бетона. Здание связано с парком широкими площадками входов — террасами и открытыми лестницами, спускающимися со второго этажа. Внутреннее пространство занято кабинетами научных сотрудников, лабораториями и конференц-залом.

Центром архитектурной композиции является конференц-зал. Пространственная организация и приемы освещения его необычны. В плане он имеет форму, приближающуюся к трапеции. Ступенчатый потолок из темного дерева, декорированный блестящими медными светильниками, повышается уступами по мере удаления отсвета.

Одна стена полностью остеклена, а две другие, глухие, отделаны красным облицовочным кирпичом. Необычно скомпонована стена у мест президиума. Она сконструирована из трех простенков, расположенных уступами и повернутыми под небольшим углом друг к другу и отделанных красным облицовочным кирпичом. Простенки разделяют расположенные в глубине узкие окна-щели, скрытые от глаз находящихся в зале людей. Административное здание в совхозе «Куртна» благодаря своей яркой индивидуальности решения, художественной выразительности и качеству архитектуры является едва ли не лучшим сооружением подобного рода.

Дальнейшему повышению сельскохозяйственного производства и его индустриализации способствовала огромная работа по перестройке старых и созданию новых животноводческих ферм и производственных комплексов.

В конце 50-х гг. под руководством ВАСХНИЛ рядом научных институтов были разработаны рекомендации по специализации и укрупнению животноводческих и птицеводческих ферм. Это вызвало необходимость пересмотра строительных, санитарных, зооветеринарных, противопожарных и технологических требований и норм разработки новых типов сельских производственных зданий.

В результате ряда открытых конкурсов (1956—1959 гг.) на типовые проекты животноводческих и птицеводческих ферм, зерноскладов и силосных сооружений были получены принципиально новые архитектурные решения, основанные на значительно большей вместимости построек, прогрессивной технологии и новых способах механизации производственных процессов. В дальнейшем эти решения были использованы в типовом проектировании Гипрониисельхозом и другими проектными и научно-исследовательскими организациями при разработке серии универсальных унифицированных производственных сельскохозяйственных построек (1960—1962 гг.), протяженность которых определялась технологией и вместимостью.

Создание унифицированных производственных зданий и разработка на их основе зональных комплексных серий позволили сократить количество проектных решений, номенклатуру типоразмеров конструкций, ускорить развитие производственной базы сельскохозяйственного строительства. Применение новых типовых зданий позволило унифицировать технологическое оборудование и поставку его хозяйствам в виде готовых комплексов. Из набора типовых зданий путем компоновки были созданы типовые проекты ферм различного назначения и вместимости.

Хорошо зарекомендовали себя сделанные на этой основе экспериментальные фермы для беспривязного содержания коров, построенные в южных районах страны, например в опытном хозяйстве «Кутузовка» Украинской ССР (1961—1963 гг.,), в совхозе «Березанском» Краснодарского края (1963—1965 гг.).

В 1963 г. началось проектирование, а затем и строительство 500 новых специализированных птицефабрик по производству яиц и 250 птицефабрик по производству куриного мяса. Уже в 1965—1966 гг. были введены в строй ряд крупных, высокомеханизированных птицеводческих предприятий: Березовская (Красноярский край), Тюменская, Краснотурьинская (Свердловская обл.), Голицынская и Орехово-Зуевская (Московская обл.), Дубосарская (Молдавия), «Кекава» (Латвия) (рис. 216) и многие другие. Приобрели известность новые птицеводческие совхозы-комбинаты в Крыму: «Южный» и «Красный» (1960—1965 гг.).

Крупные, широкогабаритные постройки, появившиеся в селах в конце 50-х и в начале 60-х гг., усилили значение производственного сектора в общем облике населенных мест. Характерной принадлежностью советского села стали заметные, вытянутые по горизонтали коровники, птичники, свинарники.

Однако эксплуатация показала, что универсальные, унифицированные здания были недостаточно гибкими и не отвечали всему многообразию условий, создаваемых конкретными требованиями хозяйства. Поэтому в дальнейшем эти здания претерпели ряд существенных изменений. Кроме уже апробированной 18-метровой ширины корпуса, были введены 9-, 12-, 15-, 21- и 24-метровые габариты. Наряду с железобетоном стали широко применяться индустриальные изделия на основе местных строительных материалов. В конце 60-х гг. при создании новых типов объемно-планировочных решений животноводческих построек и ферм стали более детально учитывать климатические особенности.

Так, в местностях с суровым, холодным климатом, в Сибири были построены новые экспериментальные типы блочных свинооткормочных ферм, рассчитанных на свободно-выгульное содержание животных (совхозы Коченевский и Мошковский Новосибирской области). Здесь достигнута блокировка всех зданий фермы, связанных в единый, сильно расчлененный объем, напоминающий в плане редкую двухстороннюю гребенку. В дальнейшем этот тип фермы стал применяться в репродукторных свинохозяйствах при содержании коров (совхоз «Ягуновский», ферма на 1300 голов крупного рогатого скота), птиц (Кемеровская фабрика на 100 тыс. кур-несушек).

Эти фермы получили необычную для сельской архитектуры объемно-пространственную композицию: они выделяются среди других построек своей монументальностью и необычностью объемов.

В южных районах страны, в Средней Азии, Закавказье, благодаря теплому климату и возможности содержания животных и птиц большую часть года на открытом воздухе был разработан проект птичника-вольера на 25 тыс. голов кур-несушек. Он представляет собой навес с сетчатым полом и продольными сетчатыми стенами, защищаемыми от вредных атмосферных влияний мешковиной или соломенными матами (Адлеровская птицефабрика, 1965—1966 гг.). В Грузии и Армении широкое применение нашли типовые коровники полуоткрытого типа.

В Прибалтике, где площадь сельскохозяйственных угодий весьма ограничена, а количество атмосферных осадков велико, был создан и нашел широкое применение на практике типовой коровник на 100—200, 400 голов, имеющий выразительный силуэт благодаря объемному чердачному сеновалу и въездному пандусу на второй этаж (совхозы «Бауска» и др.), примыкающему к торцовой стороне здания. Можно упомянуть устройство складов из надувных конструкций, основой которых служит нейлоновая светопроницаемая ткань (складские зоны хозяйств в Ярославской обл.).

Общей тенденцией в создании новых типов производственных построек, наметившейся в конце 60-х гг. вследствие увеличения вместимости ферм, можно считать переход к широкогабаритным корпусам с длиной помещений 36—100 м и к увеличению этажности построек: свинарники-откормочники в два этажа (совхоз имени Э. Вильде, Эстония), птичники в три и более этажей (Адлеровская, Бакинская и Ереванская птицефабрики).

В 60-х гг. развивается сельская индустрия. В производственных зонах хозяйств появляется новый сектор переработки и хранения сельскохозяйственной продукции. Строятся элеваторы, зернохранилища, комбикормовые, молочные, рыбные консервные заводы, холодильники и т. д.

Во многих хозяйствах Прибалтики были построены зернохранилища на 1 тыс. т, оборудованные новейшей механизацией (совхоз Леонполис, Литва, колхоз имени Э. Вильде, Эстония, 1966—1967 гг.), специальные башни для хранения зерна (колхоз «Дигная» Екабпилского района, Латвия) (рис. 217).

На юге нашей страны во многих хозяйствах Грузии, Армении, Азербайджана, Украины строятся предприятия по переработке сельхозпродуктов. Так, в с. Еникенд Таузского района Азербайджана построен крупный консервный завод, в с. Колявр — фабрика холода для хранения фруктов и винограда. Большие холодильные комплексы построены в колхозах Крыма, Грузии, Армении и других республик.

Значительным событием в 1971 г. явилось вступление в строй первых агропромышленных животноводческих комплексов в Подмосковье: жилого поселка и высокомеханизированной свиноводческой фермы в совхозе «Кузнецовский», жилого поселка и фермы для выращивания крупного рогатого скота в совхозе «Вороново» (рис. 218).

Все эти сооружения фактически представляли в сельской местности современную архитектуру промышленных зданий со всеми ее особенностями. На селе появились постройки с характерным ленточным остеклением, разнообразными световыми фонарями, светопрозрачными панелями, большими проемами и сложной технической оснасткой. Зоны, где размещены эти предприятия, выделяются в сельском ландшафте металлическими бункерами и другими емкостями, системой складских сооружений и тому подобными элементами, привносящими в привычный облик сельской местности черты, свойственные городским промышленным предприятиям. Контраст, который возникает между промышленными зданиями и окружающей природой, создает новую художественную выразительность, в целом созвучную нашему времени. К сожалению, в этот период авторы производственных сельскохозяйственных комплексов и промышленных сооружений мало внимания уделяли архитектуре самих зданий. Специфические вопросы композиции, такие, как силуэт и пропорциональный строй, ритм проемов, цветовое решение практически не ставились.

Оценивая в целом развитие сельской архитектуры в рассматриваемый период, следует еще раз подчеркнуть, что эти годы явились годами коренной перестройки проектирования и строительства в застройке сел, которая осуществлялась широким фронтом и в различных направлениях. Совершенно очевидно, что рождающееся новое социалистическое село будет все больше и больше отличаться по своему характеру и художественному облику от старых (не только дореволюционных, но и довоенных) сельских поселений.

Большие преобразования на селе изменили и качество строительства, способствовали дальнейшему подъему сельскохозяйственного производства, повышению культуры и улучшению быта колхозников, рабочих совхозов и растущей сельской интеллигенции. Иначе говоря, архитектура сельскохозяйственных зданий, несмотря на все еще имеющиеся существенные недостатки, всей своей направленностью и практическими свершениями способствует ликвидации различий между городом и деревней.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации