Архитектура жилых зданий СССР. 1941—1954

Глава «Архитектура жилых и массовых общественных зданий (часть 1). 1941—1954». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга первая. Архитектура СССР» под редакцией Н.В. Баранова. Автор: Е.А. Тарасова (Москва, Стройиздат, 1975)


В годы Отечественной войны перебазирование заводов и эвакуация гражданского населения в восточные районы страны требовали повышения темпов массового жилищного строительства в новых индустриальных центрах Сибири, Урала и Средней Азии. Задачей строительства было создание временного жилья (с минимальным расходом строительных материалов и ограниченным благоустройством), а также капитального жилья, отвечающего необходимым требованиям благоустройства и технического оснащения.

Для быстрого осуществления широкой программы жилищного строительства в послевоенные годы возникла необходимость в домостроительных заводах для изготовления сборных деревянных жилых домов, т. е. была создана новая отрасль промышленности — фабрично-заводское производство сборных деревянных жилых домов и стандартных деталей. Наряду с этим вследствие разрушения многочисленных предприятий строительных материалов и прежде всего кирпичных заводов было налажено изготовление бетонных блоков для малоэтажных (2—3 этажа) жилых домов. Отсутствие достаточного количества строительных материалов (кирпича) и квалифицированных кадров строителей, малая прочность бетонных блоков обусловили развитие малоэтажного строительства, требовавшего разработки новых типовых проектов, отвечающих условиям индустриальной базы.

Крупнейшие проектные организации страны в 1946—1947 гг. разработали необходимые проекты, а Комитет по делам архитектуры рекомендовал к строительству более двухсот типовых проектов малоэтажных жилых и гражданских зданий. Практика малоэтажного строительства по типовым проектам в большинстве случаев была экономически целесообразна и позволяла проектировать и создавать разнообразные композиции архитектурных комплексов малоэтажной застройки.

Коллектив советских архитекторов и конструкторов создал новую методологию типового проектирования — серийный метод, при котором архитектурно-художественные и градостроительные задачи решались в условиях типизации строительства.

Унификация строительных деталей в значительном числе типовых проектов той или иной серии позволяла организовать централизованное производство конструкций и отдельных частей зданий для массового жилищного строительства. В послевоенные годы серии типовых проектов широко внедрялись в малоэтажное жилищное строительство РСФСР, Украины, Белоруссии, Казахской ССР и других республик.

В Москве и ее пригородах типовые малоэтажные жилые дома в два, три и частично в четыре этажа строились на Перовом поле, в районе Измайлова, на Октябрьском поле, в Люблино, на Дмитровском шоссе, в Химках и в других районах. В качестве примера послевоенного малоэтажного жилищного строительства в Москве можно указать на законченный в 1946 г. жилой комплекс на Хорошевском шоссе (архит. Д. Чечулин). Достоинством этого строительства является попытка создать жилой комплекс из серии типовых малоэтажных домов. К недостаткам следует отнести прежде всего расточительное использование земельных участков в районе, расположенном недалеко от центра города, и высокую стоимость благоустройства жилой территории.

В Ленинграде 2—3—4-этажное строительство осуществлялось крупными массивами и со всеми видами культурно-бытового обслуживания. Ленинградские архитекторы, в отличие от московских, полнее учитывали специфику малоэтажного строительства. В проектах жилых домов, разработанных для кварталов Московской улицы (руководитель мастерской — архит. Е. Левинсон) и для комплексной застройки района бывш. Новой деревни (руководитель мастерской — архит. Н. Баранов), были применены секции узкого корпуса, обеспечивающие сквозное проветривание и возможность постройки домов широтного и меридионального расположения. В жилых секциях двухэтажных домов применялась одномаршевая лестница.

Важной особенностью новых типовых проектов являлась их привязка к определенному, сравнительно небольшому географическому району. Призером могут служить комплексные серии типовых жилых домов для Донбасса и для других южных промышленных районов РСФСР и УССР, разработанные мастерскими Горстройпроекта. В работе над типовыми проектами малоэтажных домов участвовали архитекторы А. Власов и А. Добровольский (Киев), М. Непринцев (Рустави), Р. Исраэлян (Ереван), Г. Али-заде (Баку) и многие другие.

В дальнейшем практика показала, что серии с наиболее простыми по конструкции и экономичными по планировке квартирами получили более широкое применение. Например, проекты серии 201-228 (разработанные мастерской Министерства нефтяной промышленности, архитекторы С. Маслих, М. Слотинцева) были использованы при строительстве в Коломенском жилого поселка Московского автомобильного завода имени Лихачева, поселка завода имени Петрова в Сталинграде.

Серия типовых проектов № 228 нашла широкое применение в жилищном строительстве Украины, Белоруссии, Эстонии. Можно назвать поселок трансформаторного завода в Запорожье, Новую Каховку, поселок Минского автомобильного завода. В застройке новых городов — Ангарска, Кохтла-Ярве, Салавата — использовались дома этой серии.

К недостаткам типовых проектов малоэтажных жилых домов, созданных в первые послевоенные годы, можно отнести то, что проекты соответствовали малой степени индустриализации. В них не было предусмотрено использование крупномерных элементов, недостаточно последовательно проведен принцип сборности, большое количество типов делали эти проекты недостаточно экономичными. Существенные недостатки имелись в планировке жилых секций. Большое количество проходных комнат создавало неудобства при покомнатном заселении. К недочетам следует отнести также и малую протяженность жилых домов, что удорожало строительство (увеличивало наружные инженерные коммуникации и внешнее благоустройство) и повышало расходы на отопление (рис. 68).

Москва. Секция серии 201. Архит. С. Маслих. Секция серии 228. Архитекторы С. Селивановский, С. Тургенев
Москва. Секция серия II Горстройпроекта. Типовая секция массового жилищного строительства
68. Москва. Секция серии 201. Архит. С. Маслих. Секция серии 228. Архитекторы С. Селивановский, С. Тургенев. Секция серия II Горстройпроекта. Типовая секция массового жилищного строительства

Архитектура фасадов малоэтажных типовых домов, строившихся в Москве и Ленинграде в 1946—1948 гг., носила отпечаток ренессанса или русского классицизма.

Несмотря на эти недостатки, строительство жилых комплексов по типовым проектам в первые послевоенные годы сыграло огромную положительную роль. К 1946 г. были разработаны и утверждены серии секций с малометражными квартирами (архит. В. Калиш) и серии секций с полнометражными квартирами (архит. А. Зальцман). Эти серии различались высотой этажа и пролетом перекрытий, поэтому каждая из них имела свою номенклатуру индустриальных деталей.

Практика использования серий типовых проектов при восстановлении разрушенных городов внесла свои поправки в отдельные нормативы и соотношения квартир и определила переход к сериям, сочетающим все типы квартир.

Наряду с малометражными квартирами проект норм Академии архитектуры СССР регламентировал и полнометражные квартиры, отличавшиеся увеличенными, по сравнению с малометражными, размерами жилой и подсобной площади, лучшей внутренней отделкой и большей высотой помещения.

Такие серии были созданы к концу 1946 — началу 1947 г., как для малоэтажного, так и для многоэтажного строительства (типовая серия архит. С. Кибирева и серия секций архит. В. Калиша).

Дальнейшее развитие типового проектирования привело к созданию комплексной серии типовых проектов, представлявших собой первичные серии, объединенные общностью конструктивной схемы несущих элементов и основных архитектурно-планировочных параметров, но решенных с применением разных стеновых материалов (кирпич, шлакоблоки, камень) и с различной степенью санитарно-технического благоустройства.

Значение комплексной серии как метода типового проектирования, организующего строительную промышленность, особенно возросло с переходом на модульную систему проектирования. Сочетание модульной системы и серийного метода типового проектирования способствовало успешному развитию строительной промышленности в СССР.

В 1948—1949 гг. строительство 2—3- этажных жилых домов на свободных территориях Москвы и других крупных городов было прекращено как неэкономичное для большого города. Этому способствовало и укрепление производственной базы строительной индустрии, позволившее в 1947—1948 гг. начать в Москве массовое строительство по типовым проектам 4—8-этажных домов в районе Песчаных улиц. Песчаные улицы — первый большой район экспериментального многоэтажного строительства, где проверялись эксплуатационные качества различных конструкций, стеновых и отделочных материалов и методов возведения зданий (авторы проектов — архитекторы З. Розенфельд, В. Сергеев и др.). Более 60% строительных изделий, используемых при застройке этого района, изготовлялось на заводах (рис. 30).

В Ленинграде с 1949 г. дома в 5—7 этажей стали возводить в новых жилых массивах (районы Московского проспекта, Большой и Малой Охты, Автово, Щемиловки, Старой и Новой деревни).

В массовом строительстве Ленинграда после окончания войны в основу многоэтажного типового проектирования был положен принцип планировки трех-четырех квартир на одну лестничную клетку. Во всех секциях принимались стандартные санитарные и кухонные узлы и основные конструктивные элементы: блоки, фундаменты, перекрытия, лестничные марши, площадки и т. д. Число типоразмеров несущих конструкций сводилось к минимуму.

С переходом на 4—5-этажную застройку был выдвинут ряд новых задач в области индустриализации и типизации строительства. Возникла необходимость создать единую серию секций, включающую секции для меридиональной и для широтной застройки при общих строительных параметрах, что значительно сокращало количество типоразмеров изделий.

Большая работа по типизации жилища велась в мастерских Мосгорпроекта и в Академии архитектуры СССР (работы П. Блохина, А. Зальцмана, Л. Бумажного). Проводимый одновременно анализ наиболее экономичных конструктивных схем при различной этажности здания позволил выработать научно обоснованные положения по типам квартир, размерам жилой и подсобной площади, составу помещений, санитарно-техническим характеристикам. Применение новых принципов комплексного проектирования, основанных на учете широких градостроительных задач и применении индустриальных методов строительства, в работе над серией 4—5-этажных жилых домов привело к положительным результатам. Серии объединялись общей архитектурно-стилевой характеристикой и базировались на едином каталоге индустриальных строительных изделий для 2—5-этажных жилых домов.

* Например, серия 402 содержала 22 проекта домов, различных по этажности, конфигурации, строительному объему, назначению в системе городской застройки, ориентации по странам света, расположению и назначению встроенных обслуживающих помещений, конструкциям, рассчитанным на использование различных строительных материалов, и т. д.

Дальнейшее развитие строительной техники позволило в начале 50-х гг. увеличить число этажей в жилых домах до 8—10.

В Москве и Ленинграде, Тбилиси, Баку и других столицах союзных республик начался переход к строительству домов повышенной этажности. Сначала это были отдельные дома, появлявшиеся на центральных улицах. Сооружались они, как правило, по индивидуальным проектам, в большинстве случаев без применения типовых секций.

Москва. Хорошевское шоссе. Типовое малоэтажное строительство. 1946 г. Общий вид застройки
69. Москва. Хорошевское шоссе. Типовое малоэтажное строительство. 1946 г. Общий вид застройки
Москва. Жилой дом на Смоленской пл. Архит. И. Жолтовский
70. Москва. Жилой дом на Смоленской пл. Архит. И. Жолтовский
Москва. Жилой дом на Калужской ул. (ныне Ленинский проспект). Архит. И. Жолтовский. Общий вид
Москва. Жилой дом на Калужской ул. (ныне Ленинский проспект). Архит. И. Жолтовский. План
71. Москва. Жилой дом на Калужской ул. (ныне Ленинский проспект). Архит. И. Жолтовский. Общий вид. План
Москва. Жилой дом на Садово-Триумфальной ул. Архитекторы 3. Розенфельд, А. Сурис. Общий вид
Москва. Жилой дом на Садово-Триумфальной ул. Архитекторы 3. Розенфельд, А. Сурис. План дома
72. Москва. Жилой дом на Садово-Триумфальной ул. Архитекторы 3. Розенфельд, А. Сурис. Общий вид. План дома
Ленинград. Жилой дом. Архитекторы В. Фромзель, О. Гурьев. Общий вид
Ленинград. Жилой дом. Архитекторы В. Фромзель, О. Гурьев. План
73. Ленинград. Жилой дом. Архитекторы В. Фромзель, О. Гурьев. Общий вид, план
Тбилиси. Жилой дом на ул. Николадзе. Архит. М. Миминошвили. Общий вид Тбилиси. Жилой дом на ул. Николадзе. Архит. М. Миминошвили. План
74. Тбилиси. Жилой дом на ул. Николадзе. Архит. М. Миминошвили. Общий вид. План
Баку. Жилой дом на ул. Г. Гаджиева. Архит. Касим-заде. Общий вид Баку. Жилой дом на ул. Г. Гаджиева. Архит. Касим-заде. План
75. Баку. Жилой дом на ул. Г. Гаджиева. Архит. Касим-заде. Общий вид. План  
Ташкент. Жилые дома на набережной р. Анхор. Архитекторы М. Булатов, Л. Караш. Общий вид
Ташкент. Жилые дома на набережной р. Анхор. Архитекторы М. Булатов, Л. Караш. План
76. Ташкент. Жилые дома на набережной р. Анхор. Архитекторы М. Булатов, Л. Караш. Общий вид. План
Киев. Жилой дом на Красноармейской ул. Архитекторы В. Елизаров, В. Колонецкий. Общий вид Киев. Жилой дом на Красноармейской ул. Архитекторы В. Елизаров, В. Колонецкий. План
77. Киев. Жилой дом на Красноармейской ул. Архитекторы В. Елизаров, В. Колонецкий. Общий вид. План

Примерами могут служить: дома на Большой Калужской ул. и на Смоленской площади (архит. И. Жолтовский) (рис. 70, 71), ряд многоэтажных домов на ул. Горького, Садово-Триумфальной ул. (рис. 72) и Ленинградском проспекте в Москве; жилые дома на Кировском проспекте в Ленинграде (архитекторы О. Гурьев, В. Фромзель) (рис. 73); жилой дом на ул. Николадзе в Тбилиси (архит. М. Миминошвили) (рис. 74); жилой дом на ул. Гаджиева в Баку (архит. Э. Касим-заде) (рис. 75); жилые дома на набережной р. Анхор в Ташкенте (архитекторы М. Булатов, Л.Караш (рис. 76); жилой дом на Красноармейской улице в Киеве (рис. 77) и ряд других.

Хотя эти здания не играли большой роли в увеличении жилого фонда городов, однако именно им архитектурная критика уделяла до 1954 г. наибольшее внимание. Объясняется это главным образом тем, что в архитектуре этих домов наиболее полно отразился поиск облика многоэтажного жилого дома, выходящего на главную улицу.

Для строительства многоэтажных жилых домов первых послевоенных лет характерно большое разнообразие трактовки внешнего облика здания, что связано с индивидуальным пониманием каждым архитектором поставленной задачи — создать общее настроение подъема и пафоса победы над фашизмом. Рассмотрим для примера два различных по пластическому решению фасада жилых домов, построенных в 1947—1949 гг. в Москве.

Фасад жилого дома на Большой Калужской ул. (архит. И. Жолтовский, 1949 г.) подчеркнуто монументален, что достигается пропорциями крупных членений стены.

Пять плоских декоративных пятен, объединяющих по два окна 8-го и 7-го этажей и портал, тяжелый рустованный цоколь, рисунок кладки первых трех жилых этажей и большой вынос сложного по рисунку карниза чужды жилому дому и придают ему нарочито парадный вид.

В доме на Садово-Триумфальной ул. (архитекторы З. Розенфельд, А. Сурис, 1949 г.) парадность фасада достигается сложной пластикой, создающей обилие светотени. Выступающие эркеры, объединенные в венчающей части дома вычурными фронтонами, идут через все восемь этажей.

Переход с 1949 г. к строительству домов повышенной этажности (8—14) повлек за собой поиски новых видов конструкций и материалов: применение железобетонного каркаса, облегченных керамических блоков и кирпича. Массовое строительство таких домов в Юго-Западном и других районах Москвы потребовало разработки новых типовых секций. Заботясь о разнообразии пространственных композиций домов, проектировщики увеличили количество типовых секций и усложнили конфигурацию планов домов. Однако применение новых секций не сократило объема строительства по индивидуальным проектам.

В 1947 г. было принято решение о строительстве в Москве восьми высотных зданий, два из которых были жилыми домами. В этом решении указывалось, что их пропорции и силуэт должны быть оригинальными, не должны повторять образцы известных за границей многоэтажных зданий. Так как все пять высотных зданий составляли единую пространственную композицию, они были решены в едином архитектурном ключе — в виде вертикальных башенных композиций. При такой форме сооружения проектирование жилых домов с преобладанием 2—3-комнатных квартир было нерационально, а экономические потери на подсобных помещениях и лифтах становились неизбежными. Фасады и интерьеры зданий были перегружены декоративными элементами (рис. 78, 79).

Москва. Высотный жилой дом на Котельнической набережной. 1949 г. Архит. Д. Чечулин, А. Ростковский. Общий вид Москва. Высотный дом на пл. Восстания. Архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц. Общий вид
78. Москва. Высотный жилой дом на Котельнической набережной. 1949 г. Архит. Д. Чечулин, А. Ростковский. Общий вид 79. Москва. Высотный дом на пл. Восстания. Архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц. Общий вид, план
Москва. Высотный дом на пл. Восстания. Архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц. План
Москва. Жилые дома на Хорошевском шоссе. Архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц, инж. В. Лагутенко. 1951 г. Общий вид Москва. Жилой дом на Октябрьском поле. Инженеры Г. Кузнецов, Б. Смирнов, архитекторы Л. Врангель, 3. Нестерова, Н. Остерман. Общий вид
80. Москва. Жилые дома на Хорошевском шоссе. Архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц, инж. В. Лагутенко. 1951 г. Общий вид 81. Москва. Жилой дом на Октябрьском поле. Инженеры Г. Кузнецов, Б. Смирнов, архитекторы Л. Врангель, З. Нестерова, Н. Остерман. Общий вид. План
Москва. Жилой дом на Октябрьском поле. Инженеры Г. Кузнецов, Б. Смирнов, архитекторы Л. Врангель, 3. Нестерова, Н. Остерман. План
Москва. Каркасно-панельные жилые дома на Хорошевском шоссе. Архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц. Общий вид
Москва. Каркасно-панельные жилые дома на Хорошевском шоссе. Архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц. Проект планировки участка
82. Москва. Каркасно-панельные жилые дома на Хорошевском шоссе. Архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц. Общий вид. Проект планировки участка

В эти же годы возобновилась работа над проектированием домов из крупноразмерных элементов. Большую роль в развитии передовых методов строительства сыграло применение новых так называемых многослойных стеновых панелей, разработанных в 1947 г. Институтом строительной техники Академии архитектуры СССР. По его проекту в Москве был сооружен 4-этажный каркасный крупнопанельный жилой дом на Соколиной горе (авторы Г. Кузнецов, В. Смирнов, Н. Морозов и др.). Это был первый в СССР 4-этажный каркаснопанельный жилой дом, собранный из тонких железобетонных плит-панелей. Несмотря на ряд серьезных недостатков в планировке квартир и архитектурном решении здания, сооружение такого дома утвердило самую идею крупнопанельного строительства многоэтажных жилых домов и оказало влияние на дальнейшее его развитие (рис. 80—82).

В 1948 г. началось строительство восьми 4-этажных каркасно-панельных жилых домов на Хорошевском шоссе (архитекторы М. Посохин, А. Мндоянц, инж. В. Лагутенко).

Застройку целого квартала панельными домами, несомненно, следует расценивать как положительное явление, но самый подход к решению этой проблемы был несколько упрощен. В частности, в застройке Хорошевского шоссе, так же как и в довоенном крупноблочном строительстве Москвы и Ленинграда, повторялись однотипные дома. В домах первой и второй очереди строительства была принята однотипная планировка квартир с санитарными узлами и кухнями, расположенными в глубине квартиры. Неудачные пропорции комнат и кухни, колонны и ригели, выступающие в жилые помещения, — все это свидетельствует о чрезмерном подчинении архитектурно-планировочных качеств, удобств и красоты квартиры требованиям конструктивного решения.

Строительство жилых домов на Хорошевском шоссе позволило проверить экономичность крупнопанельных зданий и усовершенствовать конструкцию каркаса — от металлического до железобетонного.

Значительные изменения претерпел и внешний облик панельных домов. Невысокое качество производства строительных работ побудило авторов искать архитектурные приемы, при которых стыки панелей были бы скрыты. Стеновая панель расчленялась на две самостоятельные конструкции: несколько утолщенную панель (пилястру) и более тонкую панель заполнения проемов между простенками-пилястрами.

Возведение большой группы каркасно-панельных домов на Хорошевском шоссе сыграло немалую роль в развитии индустриализации жилищного строительства. Здесь за относительно короткий срок в пределах одной строительной площадки были освоены новые методы производства, монтажа и отделки зданий. Коренным образом изменился и архитектурный облик возводимых зданий и даже самый подход к проектированию крупнопанельных жилых домов.

В 1949 г. коллективом архитекторов Академии архитектуры СССР совместно с технологами треста Магнитострой был запроектирован первый опытный бескаркасный панельный дом, который явился основой дальнейшего строительства бескаркасных панельных домов в 1950—1953 гг.

В основе конструктивной схемы дома была бескаркасная система, представляющая собой сочетание самонесущих панелей наружных и несущих панелей внутренних стен и панелей перекрытий. Наружные стены сложены из железобетонных утепленных панелей размером на комнату.

В 1950 г. началась сборка первого бескаркасного крупнопанельного жилого дома в квартале 20А Магнитогорска (инженеры Г. Кузнецов, Б. Смирнов, А. Мкртумян, архитекторы Л. Бумажный, З. Нестерова).

Строительство крупнопанельных бескаркасных домов в Магнитогорске позволило выявить достоинства и недостатки планировочной и конструктивной схемы, особенности системы разрезки стен, стыкования панелей, а также пластические возможности новых строительных материалов. После проверки конструкций Институтом строительной техники в 1951 —1952 гг. был разработан и на Октябрьском поле в Москве построен 7-этажный бескаркасный крупнопанельный жилой дом секционного типа (инженеры Г. Кузнецов, Б. Смирнов, И. Акбулатов, архитекторы Л. Врангель, З. Нестерова, Н. Остерман).

На первом этапе строительства внешний облик секционного крупнопанельного дома мало отличался от строящихся в то время кирпичных жилых домов. Вертикальные стыки между наружными панелями и несущими перегородками, перекрытые утепляющими накладками, были замаскированы вертикальными поэтажными пилястрами.

В 1954 г. в Ленинграде в Щемиловке был выстроен опытный жилой 5-этажный двухсекционный панельный дом (Ленпроект, архит. А. Васильев и инж. З. Каплун). Планировка дома выполнена на основе ленинградских типовых секций. Наружные стены — из шлакобетонных панелей размером на комнату, облицованных шлифованными плитками гипсового камня. Все панели с окнами оборудованы оригинальными нагревательными приборами, соединенными с вентилирующим устройством.

Так постепенно в каждом новом крупнопанельном здании решались локальные задачи, накапливался опыт для перехода к массовому сборному домостроению.

Подводя итог жилищному строительству 10 послевоенных лет, следует отметить, что строительство жилых домов в ряде городов стало более концентрированным. Повысилась сборность (под сборностью понимается процентное отношение веса элементов, монтируемых краном, к весу всего здания) конструкции: до войны она не превышала 15—20%, а на передовых стройках после войны (Магнитогорск, Москва, Запорожье и т. д.) достигла 60%. Появились новые виды индустриальных конструкций.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации