Архитектура массовых культурно-бытовых зданий СССР. 1933—1941

Глава «Архитектура жилых и массовых культурно-бытовых зданий (часть 2). 1933—1941». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга первая. Архитектура СССР» под редакцией Н.В. Баранова. Автор: Е.А. Тарасова (Москва, Стройиздат, 1975)


Одновременно с жилищным строительством большое внимание уделялось строительству школ и дошкольных учреждений.

Развитие архитектурного проектирования и строительства школьных зданий в СССР совпало с периодом исканий в области педагогических методов воспитания. Господствовавший в начале 30-х гг. лабораторно-бригадный метод обучения обусловил сооружение школ на 1,5—2 тыс. учащихся с большим количеством помещений, из которых 30—35% составляли учебные классы и 67—70% вспомогательные помещения. Эти здания были очень дороги в строительстве и неудобны для эксплуатации. Когда бригадный метод обучения был отменен, были пересмотрены и проекты школьных зданий.

Законченную организационную структуру школа получила после постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 15 мая 1934 г.

Этим постановлением были определены типы общеобразовательных школ на 280, 400 и 880 учащихся. Учитывая массовость строительства школ, требующих больших капиталовложений, кубатура здания была жестко ограничена, что привело к обратному соотношению: 65% — учебных помещений и 35% — вспомогательных.

Для крупных городов СССР был установлен основной тип — двукомплектная средняя школа на 880 учащихся.

Москва. Дангауэровка. Школа. Архит. Д. Фридман. 1935 г.
Москва. Дангауэровка. Школа. Архит. Д. Фридман. 1935 г.
63. Москва. Дангауэровка. Школа. Архит. Д. Фридман. 1935 г.
Москва. Школа по Бужениновской ул. Архит. А. Машин ский. 1937—1938 гг. Общий вид
Москва. Школа по Бужениновской ул. Архит. А. Машин ский. 1937—1938 гг. Планы
64. Москва. Школа по Бужениновской ул. Архит. А. Машин ский. 1937—1938 гг. Планы. Общий вид

Массовое строительство школ прошло два этапа: на первом из них (1935—1938 гг.) школы строились без актовых и физкультурных залов, на втором в состав школьных помещений были включены залы и лаборатории (1939—1941 гг.). Изменение состава помещений обусловило существенные отличия в объемно-пространственном и структурном построении школьных зданий. Для школ 1935—1938 гг. характерна следующая планировочная схема: размещение вестибюля с двумя входами и комнат для младших классов в первом этаже; в остальных этажах — одностороннее расположение классов, выходящих в рекреационный коридор шириной 3—3,5 м, и значительная протяженность фасадов (рис. 63, 64).

Школьные здания на 880 учащихся на втором этапе строительства (1938—1941 гг.) при той же этажности решались с одним центральным вестибюлем. В первом этаже классы не проектировались, школьный зал был включен в общий объем здания и размещался либо в первом, либо в верхнем этаже.

Школа планировалась с двусторонним и трехсторонним расположением классов, что обеспечивало планам большую компактность. Изменилась объемная характеристика здания, значительно увеличилась глубина корпуса (до 15—17 м) и сократилась длина главного фасада.

В практике школьного строительства этого периода школьные здания можно разделить в основном на два типа. Первый — здания школ, расположенных на небольшом участке в окружении сплошной застройки, строящиеся, как правило, по индивидуальным проектам, и второй тип — школы на свободных участках, строящиеся в основном по типовым проектам.

В первые годы массового строительства школ типовые проекты специально .не создавались. Были отобраны для повторного использования лучшие индивидуальные проекты школ для свободных участков. В Москве школы строились в основном по проектам архитекторов М. Парусникова, И. Соболева, А. Бурова, Ю. Емельянова, М. Барща, А. Капустиной и др. В Ленинграде чаще других повторялись проекты архитекторов Л. Асса, А. Гинцберга, А. Мартынова.

Ленинград. Школа на Невском проспекте. Архит. Б. Рубаненко. 1939 г. Фасад
65. Ленинград. Школа на Невском проспекте. Архит. Б. Рубаненко. 1939 г. Фасад
Ленинград. Типовой проект школы на 880 учащихся. Архитекторы Л. Асс, А. Гинцберг. 1936— 1937 гг. Планы этажей
66. Ленинград. Типовой проект школы на 880 учащихся. Архитекторы Л. Асс, А. Гинцберг. 1936— 1937 гг. Планы этажей

Примером типового решения школы на 880 учащихся в 1936—1937 гг. может служить проект архитекторов Л. Асса и А. Гинцберга, по которому в 1936—1937 гг. в Ленинграде было выстроено 32 школы (рис. 66).

Четырехэтажное, вытянутое, П-образное в плане здание, с двумя симметрично расположенными вестибюлями, узким рекреационным коридором, с выходящими в него классами в основном отвечало педагогическим требованиям того времени (в пределах заданной программы проектирования).

Простая объемная композиция здания с выявлением осей в боковых выступах и нейтральным решением фасада основного корпуса характерна для этого периода строительства школ.

Первые типовые проекты школ имели ряд общих недостатков, основные из которых — чрезмерная кубатура лестничных клеток и коммуникационных коридоров, полное отсутствие унификации архитектурно-планировочных элементов и архитектурных деталей здания.

Были введены стандарты на столярные изделия и перекрытия, которые показали, какое огромное значение имеет стандартизация деталей для увеличения темпов и снижения стоимости строительства. К 1936 г. были разработаны и использованы в школьном строительстве стандарты на двери, оконные переплеты, наличники, плинтусы, ступени, плиты для лестничных площадок, подоконные доски и т. д., введены типовые перекрытия, колонны, перегородки.

Массовое строительство школ и опыт их эксплуатации позволили в 1938 г. провести широкую творческую дискуссию, выявить недостатки и наметить пути улучшения школьного строительства.

Созданная в 1938—1941 гг. новая серия типовых проектов (архитекторы К. Джус, Б. Леонов, Б. Рогайлов и др.) имела значительные преимущества: в состав помещений школы были введены физкультурный зал, лаборатория биологии, комната комсомольской организации, улучшена планировочная структура здания, компактнее стали его габариты. Эти достижения явились результатом рационального объемно-планировочного проектирования.

Наряду с установившимся типом школы с единой рекреацией-коридором, объединяющим шесть-семь классов, был разработан новый тип школьного здания — секционный, с раздельными рекреационными помещениями, рассчитанными на три класса каждый. Этот планировочный прием был впервые осуществлен в 1936 г. архит. З. Бахшиняном в Армянской ССР и в дальнейшем развит архитекторами С. Манусевичем, Л. Степановой и Я. Эстриным (1939 г.).

В основу предложения Манусевича было положено бескоридорное решение школы с дифференцированными рекреациями. Располагая в центральной части здания все учебные и вспомогательные помещения общего пользования, автор проекта расширил рекреационный коридор в частях, примыкающих к торцам школы, до 6 м и создал на каждом этаже 2 рекреационных зала, объединяющих по 3 класса. В дальнейшем эта идея получила свое развитие в проекте архит. Г. Севана, встретившем поддержку со стороны педагогов и гигиенистов. Все школьные помещения, необходимые для нормального учебно-педагогического процесса, в этом проекте рассматривались как единое целое, что и привело к компактному решению плана и объема сооружения.

По-прежнему некоторое значение имело строительство школ по индивидуальным проектам; их применение было наиболее целесообразно в случае строительства школ в условиях плотного окружения старой застройки, без возможности организовать отступ от фронта улицы и создать достаточно большой двор.

В ряде случаев были достигнуты компактное расположение помещений в плане с учетом функциональных требований и облик здания, отвечающий как его назначению, так и характеру прилегающих построек. Примерами могут служить школа на Невском проспекте в Ленинграде (архит. Б. Рубаненко), школа на Кропоткинской улице в Москве (архитекторы М. Барщ, Г. Зундблат) и др. (рис. 65).

Одной из самых трудных и сложных задач школьного строительства было определение идейно-художественной, образной трактовки советского школьного здания. В 30-е гг. эта задача не была убедительно решена. Опыт строительства 1935—1940 гг. позволил пока еще только наметить основные пути работы архитекторов в области формирования яркого архитектурного образа школы.

В 1935 г. Комитетом по стандартизации при Совете Труда и Обороны были утверждены Единые нормы строительного проектирования. В нормах была дана программа проектирования так называемого «детского очага», размещаемого либо в жилом, либо в отдельно стоящем здании. Архитектурно-планировочные решения в проектах здания детского сада в первой половине 30-х гг. представляли собой пеструю картину: различен состав помещений и внешний облик зданий. Проекты разрабатывались разными организациями. Вплоть до 1938 г. проекты детских садов и яслей составлялись по программам с завышенными нормами кубатуры; здания имели сложную конфигурацию плана с большим количеством наружных углов и большим периметром наружных стен.

Строительство детских учреждений до 1938 г. велось по типовым проектам, разработанным для всего Союза и основанным на требованиях, характерных для средней полосы СССР. Переработке подверглись лишь некоторые детали конструкции и фасады при полном сохранении планового решения здания, в то время как схема плана, приемлемая для средней полосы, совершенно непригодна, например, для юга, поскольку одна из групповых всегда находится в неблагоприятных условиях в отношении инсоляции.

В новой программе проектирования, разработанной дошкольным отделом Наркомпроса РСФСР в 1936 г., здания детских учреждений рассчитывались на 25, 50, 75, 100 и 125 детей. Типовые детские сады и ясли проектировались в основном 1—2- этажными.

Для данного периода характерно симметричное решение планов с расположением подсобных помещений в первом этаже. Примером может служить детский сад на 100 мест, построенный в Москве для ЗИС и в г. Горьком по типовому проекту архит. И. Лихацкой (Наркомпрос, 1936 г.). Несмотря на некоторую сложность очертаний плана, планировочное решение здания рационально: групповые комнаты изолированы, вестибюль имеет двустороннее освещение. В двух одноэтажных пристройках справа и слева от вестибюля расположены подсобные помещения. В здании нет коридоров.

В типовом проекте детского сада на 100 детей (архит. А. Чалдымов, 1938 г.) план одноэтажного здания построен на ясно выраженных осях. Композиционным центром являются зал и зимний сад. Связь групповых помещений осуществляется через небольшой гардероб. В 1938—1941 гг. были утверждены новые типы детских яслей на 20, 40, 60, 80 и 120 мест и детских садов на 25, 50, 75, 100, 125 и 200 мест, рассчитанных на дневную эксплуатацию.

Новые типовые проекты детских садов на 200 мест (архитекторы Л. Степанова и А. Кудрявцева), на 100 мест (архит. А. Чалдымов) позволили сократить объем здания с 43 до 23—25 м3 на одно место.

Москва. Типовой детсад на 100 детей. Архит. А. Чалдымов. 1939 г. Общий вид
Москва. Типовой детсад на 100 детей. Архит. А. Чалдымов. 1939 г. План
67. Москва. Типовой детсад на 100 детей. Архит. А. Чалдымов. 1939 г. Общий вид, план
Ленинград. Типовой детсад на 100 детей. Архитекторы Л. Асс, А. Гинцберг. 1938 г.
Ленинград. Типовой детсад на 100 детей. Архитекторы Л. Асс, А. Гинцберг. 1938 г. План
68. Ленинград. Типовой детсад на 100 детей. Архитекторы Л. Асс, А. Гинцберг. 1938 г.

Типовые проекты 1938—1939 гг. были не только более совершенными по своим технико-экономическим показателям, но и в архитектурно-строительном отношении. Например, типовой проект детского сада на 100 мест архит. А. Чалдымова (1939 г.) имеет четкую планировочную схему: все подсобные помещения размещены в центральной части здания, что дает возможность значительно улучшить освещение групповых, расположенных справа и слева от центрального ядра. Комнаты игр, отдыха, питания и занятий расположены на одной оси и соединены архитектурно оформленными проемами. Преимущество данного решения перед тем, где все эти функции выполняет одно помещение, очевидно (рис. 67).

Проект детского сада на 100 детей, разработанный в 1938 г. архитекторами Л. Ассом и А. Гинцбергом, был принят как типовой для строительства в Ленинграде. Здание имеет высокий цокольный этаж, в котором располагаются все обслуживающие помещения: кухня, котельная, канцелярия и др. Проектом предусмотрены зал для игр и другие помещения, но между ними еще нет четкой функциональной связи, конструктивное решение осложнено наличием уровней в пол-этажа (рис. 68).

Основные усилия архитекторов 30-х гг. были направлены на решение многочисленных практических задач, связанных с требованиями воспитателей и врачей. И в этой области были достигнуты значительные успехи. Вопросам архитектурной композиции и поискам художественного образа массового детского учреждения уделялось значительно меньше внимания.

Детские сады и ясли по внешнему виду мало отличались от жилых домов. В практике строительства часто отсутствовала должная культура архитектурного решения фасадов и особенно интерьеров детских дошкольных учреждений. В поисках нового облика детского сада использовались панно и другие элементы живописи на детские темы, органически не связанные с композицией фасада.

Таким образом, архитектурный облик этих массовых детских зданий не получил своего удачного разрешения.

Более отсталым видом массового строительства (по сравнению, например, со школами и детскими учреждениями) в 30-е гг. было строительство больниц. В это время широкое распространение получила павильонная система организации больниц, так называемые больничные городки. Основные отделения и группы больничных комплексов (приемный покой, стационары по различным специальностям, лечебно-вспомогательные отделения, пищевой блок и др.) размещались в отдельных зданиях высотой в один—три этажа. Строительство больничных комплексов, состоящих иногда из 20—30 зданий, нередко продолжалось многие годы. В начале 30-х гг. строительство больниц развивалось главным образом в крупных индустриальных и сельскохозяйственных районах страны, а также в национальных республиках. В это время были построены и реконструированы десятки больничных комплексов в Москве, Ленинграде, Новосибирске, Красноярске, Харькове, Ростове-на-Дону, Днепропетровске, Куйбышеве, Архангельске, Ташкенте и других городах.

Ленинград. Больница имени Боткина. Архитекторы А. Гегелло, Д. Кричевский. 1928—1930 гг.
69. Ленинград. Больница имени Боткина. Архитекторы А. Гегелло, Д. Кричевский. 1928—1930 гг.

До 1940 г. строительство больниц велось исключительно по индивидуальным проектам (больница в Ростове-на-Дону — архит. Н. Гофман-Пылаев; первая городская больница в Новосибирске — архит. А. Гринберг), больница имени Боткина в Ленинграде (архит. А. Гегелло, Д. Кричевский) (рис. 69).

Характерной особенностью больничного строительства 30-х гг. является вместимость больниц до 1500 коек (больничный комплекс на 1500 коек в Харькове по проекту архит. И. Фомина и инж. Д. Кричинского). Распространение павильонной системы в условиях массового больничного строительства привело к ряду отрицательных явлений: высокая стоимость строительства, сложность инженерного оборудования больниц, протяженность внутрибольничных связей, дублирование оборудования различных палат и т. д.

Одновременно со строительством больниц павильонной системы в 30-х гг. появился новый тип централизованной больницы. Примером ее может служить клиническая больница на 285 коек в Свердловске (архит. А. Югов, 1936 г.). Это был первый образец полностью централизованной больницы, объединенной с поликлиникой в шестиэтажном здании.

Другим примером централизованной системы является больница Министерства путей сообщения на 450 коек в Москве (архит. Н. Струков, 1936 г.). Наряду с павильонной и централизованной системой разрабатывались и так называемые смешанные и блочные системы. В предвоенные годы впервые были применены типовые проекты небольших больниц и отдельных корпусов.

Однако павильонная система оставалась наиболее распространенной вплоть до 1952 г.

При проектировании новых больниц массового типа основное внимание в 30-е гг. уделялось планировочному решению комплексов и планам отдельных корпусов. Композиция фасадов большинства этих зданий целиком подчинена решению утилитарных задач, вследствие чего архитектурный облик этих зданий был невыразительным.

В строительстве жилых и массовых общественных зданий второй половины 30-х гг. произошли значительные изменения по сравнению с первой половиной рассматриваемого периода. Были заложены основы типового проектирования, введены ГОСТы на отдельные элементы зданий для многоэтажного строительства в больших городах и разработаны проекты для стандартного малоэтажного строительства в средних и малых городах РСФСР. Однако архитектура этих зданий оставалась однообразной, малопривлекательной.

Рассмотренные жилые дома, школы и дошкольные учреждения Москвы, Ленинграда, Тбилиси и Баку отражают лишь наиболее характерные черты развития архитектуры 30-х гг. и могут служить только общей иллюстрацией направления развития архитектуры массовых, жилых и общественных зданий.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации