Архитектура зарубежных социалистических стран | Всеобщая история архитектуры

«Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга вторая. Архитектура зарубежных социалистических стран» под редакцией Н.В. Баранова. Автор предисловия: О.А. Швидковский (Москва, Стройиздат, 1977)


Важнейшим итогом второй мировой войны стало отпадение от системы империализма целого ряда государств в Европе, Азии, а также в Латинской Америке (Куба) и переход их на путь социалистического развития. Возникла мощная мировая система социализма во главе с Советским Союзом. Почти треть населения земного шара, покончив с многовековой эксплуатацией человека человеком, строит коммунистическое и социалистическое общество *. Этот знаменательный исторический процесс оказал огромное воздействие на все области жизни и, конечно, не мог не отразиться на развитии архитектуры.

[ Мировая система социализма включает страны с населением более 1,2 млрд. человек. Социалистические страны располагают крупнейшим экономическим потенциалом. Занимая в начале 70-х гг. 26% территории земного шара и насчитывая 1/3 его населения, мировое социалистическое содружество производит примерно 39% всей вырабатываемой в мире промышленной продукции. Страны СЭВ, занимающие 18% территории и насчитывающие менее 10% населения земного шара, создают 33% мировой промышленной продукции и около 25% мирового национального дохода (БСЭ, 3-е изд., т. 16, с. 319). ]

Изменение всего общественного уклада, обусловленное социалистическим способом производства, создало новые предпосылки для архитектурной и градостроительной деятельности.

Коренное значение имели установление общественной собственности на землю и природные богатства, национализация промышленности и банков, новые формы ведения сельского хозяйства, осуществление социалистического планирования. Архитектура начала развиваться в соответствии с новым социальным заказом, а строительная политика вестись в интересах всего народа, а не отдельных привилегированных групп общества. Главной задачей архитектурной и градостроительной практики стало создание полноценной материальной среды, обеспечивающей наиболее благоприятные условия для строительства социализма и коммунизма, максимальное удовлетворение материальных и духовных потребностей общества, обеспечение необходимых предпосылок для формирования и полноценной деятельности всесторонне развитой личности.

Эта программа была принципиально новой для архитекторов стран, вставших на путь социалистического развития после освобождения, и требовала творческой созидательной работы. В то же время она начала осуществляться не на пустом месте. К середине 40-х гг. большой опыт в решении проблем социалистической архитектуры и градостроительства был накоплен в Советском Союзе, где архитектура к этому времени прошла несколько стадий развития и внесла огромный вклад в индустриализацию народного хозяйства, в разработку и осуществление социалистической реконструкции городов, в становление архитектуры социалистического села. Были созданы невиданные в прошлом типы зданий и сооружений, заложена основа строительной индустрии. Были разработаны и определены позитивные теоретические принципы, на основе которых решались многие важнейшие социальные и творческие задачи. Опыт советской архитектуры оказал естественное влияние на архитектурную практику молодых стран социалистической системы, особенно заметное в первые послевоенные годы, когда там только началось формирование государственных проектных организаций и делались первые шаги в решении новых архитектурных задач.

В самих этих странах также существовали значительные идеологические и материальные предпосылки для быстрого развития социалистической архитектуры. Огромное преобразующее значение Великой Октябрьской социалистической революции отразилось на мировоззрении и архитектуре народов этих государств еще в годы межвоенного двадцатилетия. Октябрь способствовал освободительной борьбе народов Югославии и Болгарии, Чехословакии и Польши. Революционное движение в Германии, создание советских республик в Баварии и Венгрии в 1919 г. хотя и не привели в то время к победе социалистической революции, пробудили в трудящихся массах самосознание, ощущение своей силы, способствовали распространению коммунистической идеологии. Аналогичным революционным процессам способствовал Октябрь и в странах Азии. Сила примера социалистического развития оказывала огромное воздействие на круг творческих идей прогрессивных зодчих, заставляла их заниматься разработкой таких социальных архитектурных проблем, решение которых возможно лишь в обществе победившего социализма. Революционные концепции советских архитекторов и их авангардная роль в развитии архитектуры XX в. послужили мощным толчком для творчества многих лучших зодчих восточноевропейских стран, которые в 20—30-х гг. внимательно изучали и во многих случаях пропагандировали советскую архитектурную практику, создавали прогрессивные группировки (архитектурная секция «Левой фронты» в Чехословакии, объединение «Блок» в Польше и др.).

Расширение промышленного производства, рост городов, концентрация населения, характерные для процессов капиталистического развития,. также создавали условия, требующие социальных преобразований, стимулировали архитекторов к изучению новой проблематики. «Государственно-монополистический капитализм есть полнейшая материальная подготовка социализма...» [Программа КПСС. М., Политиздат, 1972, с.27], и с этой точки зрения деятельность передовых зодчих Чехословакии, Германии и других европейских стран уже в годы межвоенного двадцатилетия невольно наталкивалась на многие вопросы, которыми им вплотную пришлось заняться после 1945 г.

Общность основной линии политического, социального и экономического развития, общность главных задач, которые стоят перед архитекторами всей социалистической системы, определили сходство многих процессов, проходивших в архитектуре этих стран на протяжении последней четверти века. Это позволяет с определенной долей условности выделить три периода в истории архитектуры социалистических стран, временные границы которых, естественно, не всегда совпадают.

Начальный период охватывает первые годы после установления народной власти и характеризуется задачами восстановительного строительства. Второй период (преимущественно конец 40-х — первая половина 50-х гг.) знаменуется началом социалистической реконструкции городов, сооружением многих крупных общественных и промышленных зданий. Наконец, для третьего периода характерно развитие индустриализации строительного производства, типизация проектирования объектов массового строительства, стремление к комплексному решению вопросов планировки городов, жилищного строительства и растущий интерес к архитектурно-художественным проблемам.

В то же время общность основных явлений и коренных тенденций ни в какой мере не означает нивелирования социалистической архитектуры во всех странах. Наоборот, процесс ее развития глубоко дифференцирован и в конкретных условиях каждой страны приобретает своеобразие и самостоятельность.

Наиболее ярко эти отличия возникают при сопоставлении архитектуры социалистических стран Европы и Азии. Если для европейских государств прежде всего было необходимо ликвидировать последствия мировой войны, восстановить довоенный потенциал, поднять из пепла разрушенные города и села, то в Китае, Вьетнаме и Корее  к этим задачам добавлялась еще необходимость преодолеть крайнюю отсталость колониальных и полуфеодальных в недавнем прошлом государств, подготовить народы этих стран к более высоким формам организации жизни.

Значительные различия существуют и при решении идентичных вопросов в странах одного и того же региона. Так, например, если на территории ГДР давно существовала густая, равномерно распределенная сеть населенных пунктов, то в ЧССР имелась большая разница в системе расселения на землях Чехии и Словакии. Неравномерность в размещении населения и промышленности существовала в Румынии и Венгрии. Например, только в Будапеште было сосредоточено без малого 20% всего населения страны и почти половина ее общего промышленного потенциала. В то же время в отличие от Советского Союза, где процесс индустриализации сопровождался строительством сотен совершенно новых городов, в большинстве европейских социалистических стран крупные промышленные поселения, как правило, возникали на базе уже существующих средних и мелких населенных мест. Совершенно очевидно, что все это накладывало свой отпечаток на градостроительную деятельность и архитектуру.

Большое влияние на архитектурную практику постоянно оказывали различия в уровне индустриализации и характере экономики социалистических стран, особенности природных условий, наличие тех или иных местных строительных материалов, имеющийся архитектурно-строительный опыт и пути развития зодчества, тот или иной уровень и специфика культуры и, безусловно, широкий круг национальных традиций, привычек, навыков. Все это также предопределило существенную разницу в направлении и путях осуществления социальных и архитектурных мероприятий. Если сопоставить, например, архитектуру Польши межвоенного двадцатилетия и архитектуру Югославии того же периода1, нетрудно заметить сравнительную однородность архитектурно-художественной практики в Польше и несколько самостоятельных направлений в югославском зодчестве. Последнее продиктовано тем, что до самого последнего времени в Югославии существовало три отчетливо выраженных архитектурных центра — сербский (Белград), хорватский (Загреб) и словенский (Любляна). Эти исторические особенности развития югославской архитектуры дают себя чувствовать и сегодня.

Неодинаковыми были пути и темпы становления современной архитектуры в странах социалистической системы. Немецкие и чехословацкие архитекторы стояли у колыбели новых архитектурных веяний XX в., поэтому традиции функционализма получили особое развитие именно в этих странах, а имена Адольфа Лооса и деятелей Баухауза многие годы являлись синонимом нового направления в архитектуре. Польша и Венгрия занимали в этом отношении промежуточное положение, а в предвоенной архитектуре Румынии и Болгарии функционализм так и не завоевал прочных позиций. Еще более своеобразным было положение современной архитектуры в странах Азии, где она выступала своего рода «колониальным стилем» европейских сеттельментов со всеми вытекающими отсюда последствиями. Разумеется, эти исторические предпосылки не могли не получить отражения в характере развития социалистической архитектуры в разных странах.

Здесь названы лишь некоторые причины, обусловившие самостоятельность и своеобразие развития архитектуры в каждой из социалистических стран. Практически этих причин существует значительно больше и они многогранны, как сама жизнь, не поддающаяся схематизации. Нарушает ли это многообразие форм развития социалистической архитектуры целостность и общие закономерности происходящих в этой области процессов? Конечно, нет. Различие и разновременность тех или иных конкретных архитектурно-строительных задач и путей их решения сочетается в социалистических странах с единством основополагающих принципов, отражающих политику народной власти и коммунистических партий в области формирования жизненной среды нового общества трудящихся, проникнутого идеями социалистического гуманизма. В этих условиях проявление национального своеобразия не только не нарушает единства целей, а скорее, наоборот, способствует более полнокровному, разностороннему, глубокому и конкретному решению возникающих функциональных архитектурно-художественных и строительных проблем. Без этого разнообразия ход развития социалистической архитектуры и градостроительства был бы безжизненно механическим, лишенным живого дыхания поисков и борьбы.

История архитектуры на многих примерах показывает, что любые попытки бездумного переноса решений, найденных для одних условий, в иную, неподходящую обстановку никогда не могут достигнуть даже качественного уровня прототипа и в лучшем случае остаются близким повторением. Чаще же они лишь компрометируют верную в других условиях творческую идею, а иногда даже обращают достоинства в недостатки.

Социалистическая архитектура, как живой, развивающийся феномен общественной творческой деятельности, не может существовать без новаторства, без борьбы в идеологическом и творческом плане. Идеи Октября породили во всем мире качественно новое, глубоко революционное искусство.

В лучших работах архитекторов социалистических стран прежде всего обращают на себя внимание широта творческого подхода, смелость и отточенность мысли, художественные достоинства формы и, конечно, глубокая идейность, отчетливая социальная, общественная направленность творческого замысла зодчих.

Как и любой вид искусства, архитектура социалистических стран в полной мере выполняет свою миссию только тогда, когда она проникнута подлинной партийностью, неразрывно связана с идеями коммунизма и несет в себе целенаправленное образное начало. Именно поэтому в социалистической архитектуре особенно недопустимы серость и безликость, сухой и стерильный функционализм, ведущий к появлению сооружений «без роду и племени», увлечение техницизмом, который охотно пропагандируется буржуазной наукой.

Идеологическая роль архитектуры поистине огромна, но необходимы подлинное мастерство и высочайшая творческая культура, чтобы раскрыть и использовать ее в полной мере в любых творениях зодчих — будь то крупный территориальный план или городской ансамбль, или интерьер типовой квартиры.

Говоря о лучших произведениях социалистической архитектуры, выстроенных в различных странах, и отмечая заключенное в них новаторство, необходимо подчеркнуть одну важную его особенность. Новаторский дух революционного искусства характеризуется вовсе не мнимым авангардизмом, в котором часто за остротой и оригинальностью броской формы скрывается обыденное, давно изжившее себя содержание.

Основой новаторства социалистической архитектуры является прежде всего новое содержание жизни, отражение наиболее глубоких социальных преобразований и запросов общества, воплощенное в органичной, лишенной поверхностной изощренности форме. В архитектуре социалистических стран нет той элитарности, которая присуща многим выдающимся работам зодчих капиталистического Востока и Запада. Массовость и демократичность архитектуры — это те черты, которые реализуются в социалистических странах не на словах, а на деле и несут в себе как преимущества, так и особые трудности архитектурного творчества.

Порой архитекторов социалистических стран упрекают в отсутствии смело поставленных архитектурных экспериментов, указывают на чрезмерную реалистическую «приземленность» проектов. Подобное парадоксальное мнение возникает тогда, когда случайно или умышленно забывается самое главное — то, что вся деятельность зодчих по созданию жизненной среды социалистического общества является непрерывным поиском и экспериментом, потому что здесь нет готовых, проверенных прошлым опытом решений.

При сопоставлении практики социалистической и капиталистической архитектуры обращает на себя внимание тот факт, что целый ряд частных и конкретных архитектурных проблем, которыми приходится заниматься и там и здесь, близок, а порой и идентичен. Во всех развитых странах зодчие сегодня занимаются территориальным планированием, создают города-спутники, новые жилые районы, центры культуры и торговли.

Повсеместно они обеспокоены транспортными проблемами, ищут новые выразительные средства современной архитектуры и оптимальные технические решения.

Различия особенно отчетливо выявляются тогда, когда мы касаемся общественного смысла тех или иных архитектурных и градостроительных мероприятий и путей реализации намечаемых решений. Иначе говоря, различия заключаются прежде всего в социальной, общественной практике и идеологической сущности архитектуры, в то время как в целом более или менее синхронно прогрессирующая техника отбирается и развивается в социалистических и капиталистических государствах как средство, необходимое для осуществления конкретных целей в конкретной ситуации. Эти обстоятельства необходимо учитывать, когда рассматривается и сравнивается положение в архитектуре социалистических стран.

Капиталистическая архитектура, проявляя новаторство формы, используя новые технические достижения, давно уже не несет в себе принципиальных новаций в социальном плане, как это было на заре капиталистического общества. При всей внешней динамике форм в этом плане капиталистическая архитектура абсолютно статична и бесплодна. Она занимается лишь оттачиванием тех социальных и структурных решений, которые были найдены много десятилетий назад, и только в этом плане добивается известных успехов.

Кроме того, в архитектуре капиталистических стран отчетливо выступает рекламность, превращающаяся порой в назойливую навязчивость «модных» архитектурных форм. Стремление к обязательной непохожести, привлекающей внимание, броскости часто превращается в оригинальничество, ведущее к хаосу в застройке.

Совершенно иное положение существует в области социалистической архитектуры. Она молода и еще ищет принципиальные решения творческих вопросов, связанных с формированием жизненной среды нового общества. Этот процесс поисков настолько динамичен, так сложны и новы социальные (а следовательно, и творческие) задачи, что многие вопросы решаются архитекторами на первой стадии в самом общем плане и лишь потом, когда наеден принципиальный подход к проблеме, наступает очередь отбора лучших в профессиональном отношении решений, кристаллизация художественных замыслов, разработка деталей, обогащение и углубление композиции, нюансировка выразительных средств, короче говоря, все то, что определяет уровень собственно архитектурного мастерства. Именно так, например, обстояло дело с массовым индустриальным жилищным строительством в социалистических странах. Главным вопросом на первых порах было осуществление индустриализации и типизации в строительстве жилых домов, без чего не могла быть решена коренная социальная проблема — удовлетворение острой жилищной нужды. Остальные вопросы, даже такие важные, как архитектурная выразительность жилых комплексов, естественно, были оттеснены на второй план. Для их удовлетворительного решения и не было реальных предпосылок, пока строительная промышленность не начала выпускать более разнообразного и качественного ассортимента изделий, а архитекторы не овладели умением сочетать искусство и технику, решать не только «тактические», но и «стратегические» задачи. Однако в начале 70-х гг., когда первый этап был успешно пройден, в социалистических странах развернулась большая творческая работа, в которой особое внимание было обращено на собственно архитектурное качество, профессионализм и художественные достоинства новых сооружений. Проблемы комфортабельности жилища и эстетические проблемы заняли подобающее им место, и борьба за комплексный прогресс в архитектуре массового домостроения с каждым годом активизируется. Результаты легко проследить на практике, и любой непредубежденный читатель при сопоставлении объектов жилищного строительства конца 60-х гг. заметит большой прогресс, достигнутый в этой области во всех социалистических странах.

Для дальнейшего повышения уровня архитектурного проектирования и строительства необходимо более полно и творчески использовать многие исключительно важные преимущества, которые дает архитектуре социалистический строй. Именно эти преимущества имел в виду выдающийся зодчий Оскар Нимейер, когда писал, что в своей работе советские архитекторы не встречаются с препятствиями социального порядка, с которыми имеют дело архитекторы капиталистических стран, о которые разбиваются их градостроительные проекты, остающиеся только проектами или, в лучшем случае, предметом академических дискуссий на архитектурных конгрессах.

Одним из важнейших преимуществ социалистической архитектуры, безусловно, является возможность комплексного решения вопросов и широких взаимосвязанных проблем. В XX в. все стороны жизни общества оказались настолько тесно связанными между собой, что обособленное проектирование ограниченных городских территорий или отдельных зданий на основе частных интересов, нередко вступающих в жестокое противоречие с общественными интересами, как это характерно для капиталистических стран, превратилось в крайний анахронизм, препятствующий прогрессу человечества.

При современных масштабах градостроительства и районной планировки для рационального архитектурного решения крупных вопросов во многих случаях тесными становятся не только границы города, но даже государственные границы. Пролетарская солидарность и бескорыстная взаимопомощь социалистических государств раскрывает здесь широкие практические перспективы для кооперации и сотрудничества. Так, например, было бы весьма нецелесообразно проектировать курортные зоны Крконош и Татр, лежащие по обе стороны границы между Польшей и Чехословакией, независимо друг от друга. Именно поэтому чехословацкие и польские архитекторы координировали свою работу над соседствующими курортными территориями и добились здесь хороших результатов. Аналогичные совместные усилия имели место при строительстве объектов и сооружений нефтепроводов из СССР в Польшу, Чехословакию, Венгрию, ГДР и другие страны, при проектировании электростанции на Дунае, при организации работы заповедника Беловежская пуща, а также во многих других случаях. Большое значение для архитектуры имеет и совместная работа архитекторов и строителей социалистических стран в рамках СЭВ, а также систематические творческие контакты и обмен опытом.

Существенным обстоятельством является также то, что плановая основа развития народного хозяйства в социалистических странах, систематический рост благосостояния трудящихся позволяют не только успешно решать задачи сегодняшнего дня, но и реально предвидеть перспективы будущего. Это особенно важно для архитектуры, которая реализует свои объекты на протяжении значительного отрезка времени и рассчитывает их на длительную службу.

Реализация преимуществ социалистического общества обеспечила значительные успехи во всех областях архитектурной и градостроительной деятельности в социалистических странах. Эти успехи выступают особенно наглядно на основных направлениях, определяющих пути развития социалистической архитектуры.

Важнейшее значение для развития социалистических стран имеет, как известно, индустриализация народного хозяйства, рост промышленного потенциала. Показателен рост доли стран социализма в мировой промышленной продукции: в 1917 г. она составляла менее 3%, в 1937 г.— менее 10%, но уже в 1950 г. — примерно 20%, в 1955 г.— около 27%, в 1965 г.— 38%, в 1970 г.— примерно 39%, в 1975 г.— более 40%. Этот прогресс связан с огромным промышленным строительством, с созданием тысяч новых предприятий и промышленных городов. Ново-Гута в Польше, Карл-Маркс-Штадт в ГДР, Дунауйварош в Венгрии, предприятия «Словнефть» и Словацкий металлургический комбинат, автомобильные заводы в Млада-Болеслав в ЧССР, Аньшаньский металлургический комбинат, построенный с помощью СССР в Китае, и многие другие новые промышленные центры были спроектированы и построены в странах социалистической системы.

Районная планировка за прошедшие годы стала в социалистических странах нормой и действенным инструментом быстрейшего развития производительных сил, их равномерного размещения и целесообразной взаимосвязи. Оно обеспечивает эффективное преобразование расселения на социалистической основе. В Чехословакии, Венгрии, Польше и других странах схемами районной планировки охвачена практически вся территория.

Особое внимание уделяется жилищному строительству. Из года в год в странах социалистического содружества наращиваются его темпы. Проблема создания комфортабельного массового жилища, лишенного дифференциации по классовому признаку, успешно решается на практике. Для всех стран социалистической системы характерен широкий размах жилищного строительства.

Активно осуществляется социалистическая реконструкция городов. Важнейшим ее принципом является предоставление равных условий и высокого уровня жизни всему трудовому населению. В ходе реконструкции строятся новые и улучшаются старые жилые районы, создаются новые общественные центры, организуются прогрессивные формы коллективного обслуживания, резко повышается санитарно-гигиеническое состояние городов, их озеленение, проводятся другие, аналогичные по своей социальной направленности мероприятия. Последовательно и планомерно ведется работа по ликвидации существовавших в прошлом противоречий между городом и деревней, меняется структура сельских поселений.

Исключительно интенсивно ведется индустриализация строительного производства и развитие промышленности строительных материалов — этих важнейших предпосылок успешного массового строительства. Характерно, например, что Болгария, ГДР, Польша, Румыния, Чехословакия, каждая в отдельности, производят цемента на душу населения больше, чем Англия.

Успешно развивается типовое проектирование жилых домов, школ, детских учреждений, больниц, сельских производственных комплексов.

В то же время наряду с крупными успехами развитие социалистической архитектуры встречает трудности, имеет свои нерешенные проблемы и внутренние, только ему присущие противоречия. Известно, что отсутствие антагонистических противоречий в социалистическом обществе вовсе не означает ликвидацию вообще всяких противоречий. В. И. Ленин писал, что антагонизм и противоречие совсем не одно и то же. Первое исчезнет, второе останется при социализме. И хотя из архитектурной практики социалистических стран навсегда устранены такие, например, непримиримые противоречия, как социальная противоположность между городом и деревней, между частной собственностью на землю и общественными интересами реконструкции городов, постоянно требуют своего разрешения многие практические и теоретические вопросы иного плана, как естественный фактор состояния развития, как источник самодвижения во всех областях природы и жизни, включая и архитектурное творчество.

Одним из примеров таких новых внутренних трудностей является соотношение творческой индивидуальности и коллективности творчества в архитектуре некоторых социалистических стран. Создание крупных и мощных государственных проектных организаций явилось большим достижением. Оно вызвано крупным масштабом архитектурных задач, которые приходится решать в социалистических странах. Проектным институтам, насчитывающим сотни (а то и тысячи) сотрудников, по плечу любые комплексные задачи. Они способны проектировать большие городские районы и целые города, решать проблемы массовой индустриальной застройки, применения и использования новой техники. Преимущество таких проектных центров состоит также в том, что в них объединены все необходимые для современного проектного процесса специалисты, совершенствуется технология проектного дела, ведется строгий контроль за сроками и профессиональным уровнем принимаемых решений, применяется сложная новая техника, включая ЭВМ, и др.

В то же время в больших коллективах отдельному архитектору, возможно, труднее проявить свою творческую индивидуальность, сохранить свой почерк в сооружении, проектированием которого, кроме него, занимаются многие другие творческие работники. Это иногда приводит к появлению недостаточно индивидуализированных произведений, однообразным приемам и формам, отражающим некую «усредненную» точку зрения авторского коллектива.

Можно утверждать, что индивидуальность творческого почерка архитектора и сегодня, и в будущем останется важнейшим условием создания полноценного, новаторского в своем художественном звучании произведения. Мы не ошибемся, сказав, что сотни специалистов среднего уровня не могут дать того взлета творческого вдохновения, таких художественных открытий, на которые способен подлинный и редкий талант зодчего. Совместная работа группы архитекторов не означает, что в ней нет ведущих творческих личностей, чей художественный талант и опыт играют решающую роль в определении архитектурной идеи сооружения. Именно поэтому так важно обеспечить в полной мере, без ограничений и нивелировки, проявление творческой индивидуальности архитектора, найти такие формы коллективной работы, которые совмещают все преимущества крупных проектных организаций и реализации индивидуального архитектурного замысла.

Существующие условия сочетания коллективного и индивидуального творческого процесса архитектора не являются чем-то непримиримым и взаимоисключающим. Их положительное значение состоит в том, что они стимулируют поиски лучшей организации проектирования в социалистических странах, борьбу за усовершенствование труда зодчего и условий его авторской работы.

Другим примером может служить (это имеет место и в капиталистических странах) сочетание типизации массового домостроения и задачи создания необходимого архитектурно-художественного разнообразия застройки городов и сел, формирования неординарного, запоминающегося облика новых архитектурных ансамблей, высокой эстетической выразительности социалистического зодчества. Результатом стремления разрешить это противоречие явилась, в частности, разработка в ряде социалистических стран «открытых систем» индустриального домостроения, как наиболее перспективных форм современного зодчества. Намечается и целый ряд других творческих и организационных мер, которые способны помочь сделать архитектуру более разнообразной и выразительной.

Перед архитекторами социалистических стран стоят и многие другие творческие проблемы, решение которых требует больших усилий. Одной из них является, например, проблема соотношения национального и интернационального в современной архитектуре. В этом вопросе развитие социалистического зодчества прошло через несколько этапов. Позади остался первый и сравнительно короткий период следования догматам европейского функционализма, отбрасывавшим, вообще как анахронизм, национальные особенности зодчества. Был преодолен и период подражательного использования форм национального зодчества прошлых эпох, период декоративизма и украшения архитектуры архитектурой. Новый подход к проблеме строится на анализе и поисках непреходящих ценностей, которые несет в современную архитектуру каждая нация, в использовании не внешних форм, а внутренних принципов, присущих архитектуре каждого народа и вытекающих из учета местных условий и особенностей, психофизиологического склада населения каждой страны. Эти национальные особенности все чаще можно заметить на фоне общей для всех социалистических стран демократичности и правдивости современной архитектуры. Они проявляются не только в различиях функциональных решений, но и в эмоциональной выразительности и в облике архитектурных сооружений. Эти черты, конечно, с определенной долей условности, прослеживаются в работах последних лет. Архитекторы Болгарии, например, достигли значительных успехов в курортном строительстве, а венгерские зодчие — в промышленном. Для архитектуры ГДР характерна композиционная четкость и определенность всех форм, особенно сильно противопоставляющие искусственные сооружения живой природе. Польская архитектура более динамична. В ней как бы борются два начала: одно основано на выражении глубоких классицистических традиций, а другое — на умелом владении новой конструктивной формой, на стремлении к острым, но органичным инженерным решениям. Румынские архитекторы во многих сооружениях сумели сохранить черты национального зодчества, не теряя при этом чувства современности. В работах чехословацких зодчих проявляется тяга к особенно тесным связям с природным окружением и рельефом местности, к гармоническим контактам с памятниками зодчества, которые играют важнейшую роль в современных городских ансамблях. Архитекторы Югославии добились значительных успехов в решении пластических и колористических задач. Принципиальных успехов добились архитекторы некогда отсталых стран Азии и Латинской Америки.

Такими индивидуальными особенностями наделена архитектура любой из социалистических стран, и за последние годы наблюдается важная тенденция кристаллизации этих национальных особенностей в рамках общего современного развития зодчества.

Другой важной проблемой, характерной для социалистических стран, является формирование системы коллективного обслуживания и других условий для установления нового общественного и индивидуального быта. В.И. Ленин писал, что «...настоящий коммунизм начнется только там и тогда, где и когда начнется массовая борьба... против этого мелкого домашнего хозяйства, или, вернее, массовая перестройка его в крупное социалистическое хозяйство» [В.И. Ленин. Полное собрание сочинений, т.39, с.24].

Эти ленинские идеи по перестройке быта упорно разрабатывались в советской архитектуре, начиная с 20-х — 30-х гг.

Под влиянием идей советских архитекторов проблемы коллективного обслуживания ставились архитекторами в разных европейских странах в межвоенное десятилетие, но особенно активно на реальной основе они начали решаться после победы народно-демократического строя.

Проблема эта, как показало развитие архитектуры социалистических стран, вдвойне сложна потому, что требует не только изыскания принципиально новых архитектурных решений, но и выработки новых общественных и индивидуальных взглядов, привычек и навыков. В Чехословакии и Венгрии, в Польше и Болгарии, в Монголии и Китае характер и формы решения вопросов социального быта весьма различны. Здесь развиваются и системы многоступенчатого обслуживания, и экспериментальные «коллективные» дома, и дома гостиничного типа, и другие варианты нового социалистического быта. Несмотря на многие творческие находки, проблема эта продолжает оставаться в социалистических странах очень важной и острой. Живая связь организации быта с коренными условиями существования общества делает ее архитектурную разработку особенно актуальной и значительной.

В последние годы в числе главных вопросов развития социалистической архитектуры по праву находятся художественные проблемы. Острота их на фоне широкого массового строительства, ведущегося в странах социалистической системы, постоянно возрастает, а задачи, которые при этом необходимо решить, усложняются. Архитекторам приходится искать новые выразительные средства, адекватные современной технике и неизвестным ранее строительным материалам и конструкциям. Приходится разрабатывать новые эстетические принципы градостроительной композиции, новые закономерности художественных связей, отвечающих временным и пространственным особенностям жизни XX в., меняющемуся художественному мировоззрению социалистического общества. В общем ходе идеологической борьбы эти аспекты архитектуры приобретают большое значение. Чтобы осуществить имеющиеся преимущества, архитекторам социалистических стран совершенно недостаточно удовлетворительно решать технические, экономические и функциональные задачи — надо обеспечить высокий эстетический уровень. Эстетические запросы социалистического общества растут одновременно с материальными, и имеющийся разрыв в уровне их удовлетворения активно стимулирует творческие поиски. Помимо уже упоминавшихся однообразия и монотонности в массовой застройке одним из еще неизжитых недостатков градостроительной практики пока остается некоторая схематичность, упрощенность композиционных решений, отсутствие той многоплановости, которой всегда наделен любой исторически сложившийся выдающийся архитектурный ансамбль. Общим недостатком является частая незавершенность задуманных комплексов и отступления от разработанных проектов. Эти и ряд других недостатков устраняются, но здесь предстоит еще огромная работа, требующая мобилизации талантов и сосредоточения имеющихся сил и средств.

Новые требования к эстетике города в социалистических странах в значительной степени связаны с социальными проблемами строительства в условиях социализма с возможностью встали задачи ликвидировать противоположность между роскошью городских центров и окраинами, устранить в принципе понятие «провинциальной архитектуры», создать новую систему расселения.

Изменение в облике городов происходит также и оттого, что в прошлом жилые кварталы были лишь более или менее инертным заполнением между парадными площадями и главными улицами, в то время как теперь им уделяется особое внимание и они стали существеннейшими элементами целостной городской застройки. Другим фактором, который накладывает свой отпечаток на облик городов в социалистических странах, является отсутствие той рекламности, которая играет более чем заметную роль в городах капиталистических стран и которую никак нельзя снимать со счета, когда речь идет о современном градостроительстве. При этом рекламность следует рассматривать в двух аспектах: как образную и декоративную роль собственно рекламы и как рекламность самих архитектурных форм. Особенностью рекламы в социалистических странах служит ее сдержанность, упор на информацию и пропаганду вместо психологического давления на потенциального покупателя. Различные рекламы здесь, как правило, не спорят, не борются друг с другом, а сотрудничают. Это дает возможность избегать хаоса во внешнем оформлении города, ставить и решать задачу его единства, согласованности и целостности.

Рекламность архитектурных форм в социалистических странах вообще отпадает за ненадобностью: у заказчика нет и не может быть заинтересованности в том, чтобы привлечь любыми средствами внимание к своему зданию. Поэтому на первый план выступают более основательные и благородные цели. Это положение также следует учитывать, когда отмечается меньшая броскость в архитектурных сооружениях социалистических стран.

Приведенные и некоторые другие особенности несомненно делают архитектуру социалистических стран более сдержанной, более однородной и более реалистической, если под этим термином понимать решение кардинальных, а не производных задач.

Одним из важных путей повышения эстетической выразительности современной застройки, как показывает опыт, является осуществление творческой преемственности или, во всяком случае, активное включение в новые и реконструируемые комплексы имеющихся памятников архитектуры. Во всех социалистических странах (кроме Китая периода «культурной революции») архитекторы исходят из известного ленинского положения о том, что социалистическая культура является преемницей всего лучшего, что создало человечество на тысячелетнем пути своего развития. Этим объясняется внимание к реконструкции исторических городов в Чехословакии, Болгарии и других странах, включение в городские ансамбли Венгрии не только архитектурных, но и археологических памятников, восстановление древних разрушенных частей Варшавы, Гданьска и других городов Польши.

Известно, что фашизм, например, делал все возможное, чтобы уничтожить национальную культуру порабощенных народов, стереть с лица земли их памятники. Смысл этого очень точно сформулирован в словах одного из видных польских зодчих: «Народ, не сохранивший своих памятников, становится податливым к национальному вырождению» [А. Циборовский. Польское градостроительство 1945-1955. Варшава, Полония, 1956, с.37]. Реализация нацистами варварского лозунга «Никакие культурные ценности на Востоке не имеют значения» привела к тому, что, например, в столице Польши из 987 памятников зодчества было полностью уничтожено 782, остальные тяжело пострадали. Систематическое уничтожение художественного наследия велось американскими войсками в Корее и во Вьетнаме. На этом фоне особенно заметна борьба за сохранение архитектурных памятников, которая развернулась сейчас в социалистических странах.

Аккумуляция высочайших достижений прошлого, их переосмысление и использование в интересах сегодняшнего и будущего стали одной из существенных черт социалистического пути архитектуры, свидетельством растущей культуры градостроительной практики. На фоне характерного для второй половины XX в. общего значительного повышения интереса к памятникам архитектуры отчетливо видны существенные различия в целях и принципах охраны, реставрации и использования ценного наследия. В то время как наряду с серьезными реставрационными работами в капиталистических странах часто приходится наблюдать «коммерческий» подход к памятникам старины, любование стариной как экзотикой, рассчитанной на удовлетворение поверхностных туристических интересов, в странах социалистического содружества эти работы преследуют иные цели. Главным здесь является научно-познавательная роль наследия как памятников истории и культуры народа и его огромное значение для эстетического воспитания трудящихся. Не случайно социалистические страны, такие, например, как Чехословакия и Польша, занимают ведущее место в мире в вопросах методики и практики реконструкции исторических городов.

Важным средством эстетического обогащения архитектурной среды в социалистических странах является широкое использование синтеза искусств, подчинение единому художественному замыслу архитектуры, монументальной скульптуры, живописи, декоративного искусства, ландшафтного мастерства, широкое использование надписей и лозунгов — этой своего рода «монументальной литературы», попытки включения в эстетическую систему города музыки и зрелищных искусств, света и цвета. История архитектуры показывает, что самых значительных результатов зодчим обычно удавалось достигнуть тогда, когда в основе их замысла лежали большие идеи и когда для их выражения привлекались все необходимые средства и разные искусства, объединенные общей творческой концепцией. Проблема синтеза искусств по-разному решалась на различных этапах становления и развития социалистического зодчества, однако определяющая роль всегда оставалась за идейной позицией автора и сотрудничавших с ним художников.

По самой своей природе взаимодействие искусств предполагает единство мыслей и убеждений, ансамблевый характер застройки населенных мест. Поэтому для социалистической художественной практики оно не творческая случайность, не эпизод, а генеральная линия развития, опирающаяся на закономерности, присущие социалистическому обществу и его культуре.

Наиболее яркое взаимодействие искусств отразилось в революционных памятниках, памятниках народно-освободительной и антифашистской борьбы, в художественной организации новых городских ансамблей. Выразительные мемориальные комплексы и монументы, увековечивающие победу над германским фашизмом, сооружены во всех европейских социалистических странах. Это не просто отдельные архитектурно-скульптурные памятники, но часто глубоко эшелонированные и дифференцированные системы монументальных сооружений, запечатлевшие и героические эпизоды войны, и гуманистический смысл сопротивления фашистским захватчикам.

Большую известность получили мемориальные комплексы в Польше (Освенцим, Майданек), в ГДР (Бухенвальд, Равенсбрюк, Заксенхаузен), в Чехословакии (Памятник Словацкому национальному восстанию в Лидице) и в других социалистических странах. Выстроены памятники советским воинам на горе Геллерт в Будапеште, на Славине в Братиславе, в Софии и Пловдиве, Белграде, Берлине. Содружество архитекторов с деятелями других видов искусства обусловило в них глубину и многоплановость в раскрытии темы, конкретное отображение событий антифашистской борьбы.

Характерной особенностью является также то, что в ходе социалистической реконструкции населенных мест синтез искусств осуществляется не только в центральных ансамблях, на главных городских улицах и площадях, но все шире используется в жилых кварталах, в районах новостроек, на промышленных предприятиях. Все чаще вместо разрозненного и хаотичного размещения в городе скульптуры, живописи, малых форм делаются попытки создать комплексные проекты, которые всеми художественными средствами развивали бы единую тему, обеспечивали цельность и выразительность ансамбля.

Формирование эстетических качеств социалистической архитектуры протекает сегодня в тесной связи с развитием строительной техники, с прогрессом индустриального домостроения, с созданием новых конструкций. Техническая вооруженность строительства в социалистических странах растет исключительно быстрыми темпами. В этих условиях особенно важно, что архитекторы стараются избежать характерного для многих направлений зодчества капиталистических стран техницизма, сохранить гуманистичность архитектурной эстетики. Расхождения в этом плане выступают особенно, отчетливо в футурологических представлениях и проектах, которые разрабатываются как на Западе, так и на Востоке. Следует подчеркнуть, что направленность перспективных идей, играющих важную роль в прогрессе архитектурного творчества, особенно ярко отражает различие социалистического и капиталистического пути. В противовес техницизму многих футурологических проектов западных зодчих (группы «Аркигрэм» и других), чехословацкие архитекторы в проекте города «Этариа» исходят из гуманистического мироощущения, противопоставляя механистичности человеческий масштаб, внутреннюю теплоту и многогранность формируемой жизненной среды. То же можно сказать и о перспективных работах архитекторов других социалистических стран. Создать удобную, яркую, радостную, эстетически осмысленную среду для социалистического общества — эта задача требует огромных творческих усилий, новых художественных открытий и упорного совершенствования найденных решений. На этом пути объединяют свою деятельность и творческие союзы, и проектные организации, и отдельные зодчие, осуществляя широкий обмен опытом и практическое сотрудничество, характерное для социалистического содружества братских народов.

***

Изложение истории развития архитектуры в каждой из стран мировой системы социализма встречает много трудностей. С одной стороны, как уже отмечалось, существует большая общность в происходящих здесь процессах, и трудно избежать, если не текстуального, то во всяком случае смыслового повтора при их характеристике. Одни и те же творческие проблемы возникают в различных областях зодчества, и, например, невозможно исследовать вопросы стиля или национальной формы в жестких рамках типологической группировки материала: исчезает цельность и ясность изложения, возникает «тематическая чересполосица».

С другой стороны, совокупность местных условий часто вызывает своеобразные решения развития только той или иной области архитектурного творчества и требует поэтому дифференцированного подхода. В силу этих и многих других обстоятельств условно была принята идентичная структура каждой главы. Глава имеет свое небольшое введение и заключение, а весь основной фактический материал располагается в определенной последовательности по основным областям архитектурного творчества, начиная с градостроительства и кончая архитектурой села.

При этом вводная часть каждой из глав охватывает особенности исторического развития страны, устанавливает уточненную периодизацию пути, пройденного ее архитектурой с 1945 по 1970-е гг. Основное внимание уделяется оценке особенностей тех «исходных рубежей», с которых началось формирование социалистической архитектуры, включая состояние строительной индустрии, кадров, условий творческой жизни. При дальнейшем изложении материала по типологическому принципу авторы отказались от попытки равноценного описания в каждой главе всех областей архитектурной практики. Предпочтение отдается анализу тех явлений, которые составляют специфику данной страны и определяют ее индивидуальный вклад в прогресс социалистического зодчества, в многообразие его конкретных форм. Поэтому в каждой отдельно взятой главе нет перечня всех проблем и показа всех типологических областей архитектуры, а приводится лишь то, что специфично и представляет особый интерес.

Изложение фактов в статьях доводится до последнего времени. К сожалению, авторы были лишены возможности везде осуществить этот принцип. В силу известной политики маоистского руководства, направленной на раскол мирового коммунистического движения, и самоизоляцию не удалось получить новых материалов, характеризующих современное состояние архитектуры Китая. Возможно, есть пробелы в изложении состояния новейшего зодчества и некоторых других стран социалистической системы.

Отдельные, особенно практические и теоретические вопросы архитектуры социалистических стран в настоящее время остаются недостаточно изученными и требуют специального научного исследования. Это обстоятельство также не могло не отразиться на изложении материала.

В заключительной части каждой главы авторы стремились охарактеризовать важнейшие проблемы, которые стоят в настоящее время перед архитекторами данной страны, показать особенности их работы и перспективы на ближайшее будущее.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации