Архитектура Германской Демократической Республики. 1940-е - середина 70-х гг.

Германская Демократическая Республика

Глава «Архитектура Германской Демократической Республики». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга вторая. Архитектура зарубежных социалистических стран» под редакцией Н.В. Баранова. Авторы: Г.Н. Любимова, Н.А. Самойлова (Москва, Стройиздат, 1977)


Становление социалистической архитектуры в Германской Демократической Республике проходило в сложной обстановке, создавшейся в стране после поражения во второй мировой войне фашистской Германии.

Сначала экономическое расчленение страны на восточную и западную зоны оккупации (1945 г.), лишившее ее восточные районы (территорию будущей ГДР) важных сырьевых ресурсов, затем политический раскол, завершившийся в 1949 г. образованием ФРГ, Западного Берлина и ГДР, определили особое место и роль ГДР как первого социалистического немецкого государства.

Однако победа антигитлеровской коалиции и первые же социально-экономические реформы, осуществленные на территории ГДР (аграрная реформа, разделившая крупнопоместные угодья между безземельными крестьянами, и национализация промышленности), создали предпосылки для трудового подъема и быстрого преодоления наиболее острых диспропорций в экономике республики.

Вместе с тем острота социальных противоречий и борьба двух общественных систем внутри прежде единого Германского государства создали предпосылки для яркой политической направленности в развитии культуры и искусства ГДР. Уже впервые годы после разгрома фашизма в различных отраслях искусства Республики утверждаются принципы гуманизма и реализма и ставятся задачи политического и нравственного воспитания человека — строителя социализма. (Большое значение в поисках новых путей в развитии искусства имело творчество драматурга и режиссера Б. Брехта.)

Активные поиски новых путей, отвечающих идеям и устремлениям освобожденного от фашизма немецкого народа, осуществляются в области архитектуры, призванной создать необходимые условия для подъема его жизненного уровня и для формирования нового, социалистического быта.

Периодизация развития архитектуры ГДР в общих чертах соответствует основным этапам социально-экономического развития республики.

Первый период развития архитектуры республики (вторая половина 40-х гг.) совпал с годами социально-экономической, организационной и идеологической подготовки в зоне Восточной Германии к созданию народного государства. Это был период борьбы с экономическими трудностями, период создания антифашистских органов самоуправления и осуществления первых демократических преобразований.

Сразу же после окончания военных действий в Восточной Германии с помощью Советской Армии начались работы по ликвидации тяжелых последствий развязанной нацистами второй мировой войны, в частности значительных разрушений на территории самой Германии. Расчищались от развалин городские магистрали Берлина, Ростока, Магдебурга, Лейпцига, Дрездена и других городов; восстанавливались мосты и городские коммуникации, а также частично разрушенные здания.

В июле 1946 г. был создан народный (государственный) сектор строительства, который сыграл большую роль в выполнении двухлетнего плана (1949—1950 гг.).

Возрос объем производства строительных материалов, началось плановое строительство промышленных предприятий, плотин и машинопрокатных станций.

В эти же годы были восстановлены (с расширением) здания университетов в Берлине, Лейпциге, Ростоке и Грейфсвальде и некоторые школы, построен ряд новых поликлиник и амбулаторий; разработаны первые экспериментальные проекты городских жилых комплексов с элементами общественного обслуживания и благоустройства (Ратенау в Берлине и др.).

Для стилевых поисков этого периода характерны отказ от напыщенной официальной архитектуры фашистского времени и попытки опереться на прогрессивные достижения немецкого функционализма 20-х гг.

Второй период развития архитектуры ГДР (первая половина 50-х гг.) связан с созданием в 1949 г. первого в истории Германии рабоче-крестьянского государства — Германской Демократической Республики и с переходом от антифашистско-демократических преобразований к социалистическим.

В сфере архитектурно-строительной деятельности происходит радикальная перестройка системы организации труда. Открываются новые государственные проектные бюро. В 1951 г. начинает работу Немецкая Академия строительства, в 1952 г. создается Союз немецких архитекторов (ныне Союз архитекторов ГДР), тогда же основывается периодический архитектурный журнал «Немецкая архитектура» (1952 г.).

Несмотря на спорный и противоречивый характер художественно-стилевых поисков архитектуры первой половины 50-х гг., связанный с обращением к классическому наследию и распространением в архитектуре форм и композиционных приемов ордерной архитектуры, а в градостроительстве — симметрично-осевых и замкнутых планировочных систем, развитие архитектуры ГДР этого периода было отмечено возникновением ряда важных прогрессивных тенденций.

Прежде всего в эти годы в ГДР были заложены основы социалистического градостроительства и комплексной застройки жилых районов. Тогда же было положено начало индустриализации строительства и связанному с этим процессу типового проектирования жилых домов и секций, а также общественных зданий массового характера. Тогда же была начата и работа над проектированием новых типов зданий — рабочих клубов, дворцов культуры, спортивных залов и пр. В числе важных и прогрессивных явлений архитектуры первой половины 50-х гг. следует назвать также обращение к ансамблевой застройке городских центров.

К середине 50-х гг. в архитектуре ГДР уже имелись значительные достижения в решении ее новых социальных проблем, связанных со вступлением страны на путь социалистического развития, а также определенные успехи в области строительной техники.

Третий период в развитии архитектуры ГДР (вторая половина 50-х гг.) совпадает с годами, когда в экономике республики окончательно победили социалистические производственные отношения.

После состоявшейся в апреле 1955 г. строительной конференции и опубликования постановления Совета Министров ГДР «О важнейших задачах в области строительства» архитекторы обратили еще большее внимание на решение функциональных задач и проблемы индустриализации строительства. Большое внимание стало уделяться также научной разработке принципов организации новых жилых комплексов, а также районных и городских общественных центров.

Вторая половина 50-х гг. в развитии архитектуры ГДР — это переходный период, годы поисков и становления новой направленности архитектуры. Происходит переоценка эстетических критериев и творческих принципов. Вместо заимствования композиционных приемов и архитектурных форм прошлого архитекторы начинают связывать свои художественные поиски с функционально-конструктивной основой современных сооружений, с проблемами типизации и индустриализации строительства.

Большую работу по внедрению в строительство передовых достижений науки и техники и разработке норм городского строительства проделала в этот период Немецкая Академия строительства, осуществлявшая также экспериментальное проектирование жилых кварталов и микрорайонов. В эти годы в ГДР разрабатываются первые проекты районной планировки, строятся жилые микрорайоны, ведутся поиски новых путей реконструкции городских центров.

Принятие второго пятилетнего плана развития народного хозяйства страны (1956—1960 гг.) позволило приступить к осуществлению широкой программы перестройки городов и сел. К началу 60-х гг. вместе с техническим перевооружением строительной промышленности в ГДР в основном завершается и перестройка творческой направленности архитектуры. Четвертый период развития архитектуры ГДР (начавшийся с 60-х гг.) — время развернутого строительства социализма.

В архитектуре — это годы активных поисков новых художественных форм и приемов композиции на основе широкого использования современных методов проектирования и строительства (типизации и индустриализации), внедрения в практику и развития прогрессивных конструктивных систем и строительных материалов (пространственных покрытий, навесных стен-экранов, синтетических материалов и пр.).

Градостроительная деятельность этого периода отмечена вниманием к художественным проблемам композиции городской застройки и ростом мастерства в использовании архитектурных средств этой композиции (силуэта, ритма, сочетания в новых ансамблях элементов старой и новой застройки и т. д.), а также учетом и использованием в застройке природных особенностей территории.

Важнейшими объектами градостроительной деятельности архитекторов ГДР стали общественные комплексы и ансамбли, возводимые в реконструируемых центральных районах крупных исторических городов, а также в новых социалистических городах или крупных автономных жилых районах исторических городов страны.

К началу 70-х гг. в ряде городов были созданы развитые системы взаимосвязанных городских улиц и площадей, крупные и выразительные градостроительные комплексы и ансамбли. Большое значение в системе образно-выразительных средств центральных архитектурных ансамблей Берлина, Дрездена, Котбуса, Галле-Нёйштадта и ряда других городов получил синтез архитектуры и изобразительных искусств (монументальной и декоративной скульптуры, монументальной живописи, малой городской пластики и пр.).

***

Социально-экономические преобразования и утверждение плановой системы хозяйства создали предпосылки для усиления роли градостроительного начала в проектировании и строительстве, для утверждения государственного планового подхода к восстановлению и социалистической реконструкции городов и сел, к развитию градостроительства.

Нарушение экономических связей между восточными и западными районами страны выдвинуло задачу возведения в ГДР ряда крупных промышленных и инженерных сооружений, а в некоторых случаях и преобразования целых областей и районов, предопределило необходимость закладки новых населенных пунктов и расширения ряда старых городов и поселков.

Нарушение экономических и культурных связей внутри прежде единой Германии внесло существенные коррективы и в исторически сложившуюся специализацию ряда городов. Росток должен был стать главным портом страны, Магдебург — центром тяжелого машиностроения и т. д.

На судьбу городов ГДР существенно повлияло также принятое в 1952 г. новое административное деление страны. Некоторые города, представлявшие собой в прошлом небольшие провинциальные населенные пункты, стали центрами округов или вновь образованных районов. 

С развертыванием нового строительства, в частности с увеличением объемов промышленного строительства, росла настоятельная потребность в развитии соответствующего народнохозяйственным планам Республики территориального экономического и пространственного планирования. Уже в первой половине 50-х гг. в ГДР возникла новая отрасль градостроительного проектирования — районная планировка, решающая проблемы рационального использования территорий страны и создания оптимальных условий для роста производительных сил.

К концу 50-х гг. в стране утвердилась четкая система поэтапного решения проблем экономического и пространственного планирования. Сначала разрабатываются проекты районной планировки областей, затем отдельных экономических районов этих областей и, наконец, входящих в экономические районы административных округов.

Особой тщательностью проработки всех многообразных факторов районной планировки и учета данных территориального экономического планирования отличаются разработанные в первой половине 60-х гг. проекты районной планировки промышленно-аграрной области Галле и промышленной области Котбуса. Проект районной планировки округа Галле определил границы его специализированных хозяйственных зон и структуру его городов и сел на основе тщательного анализа существующего размещения основных видов промышленности и возможностей кооперирования отдельных промышленных предприятий, а также выявления и учета трудовых связей между населенными пунктами. Предложенная в проекте схема путей сообщения (железнодорожного и автомобильного) была тщательно согласована с природными особенностями территорий и с перспективами развития хозяйства в масштабе всего округа.

Проекты районной планировки ряда областей и округов ГДР определили выбор территорий для строительства промышленных предприятий и связанных с ними новых городов, а также перспективы роста некоторых старых городов и расширения их границ за счет строительства автономных жилых районов или городов-спутников (Ростока — Люттен-Клейн, Йены — Лободы, Галле — Галле-Нёйштадта и пр.).

С конца 60-х гг. важное место в работах над проектами районной планировки наряду с проблемами роста промышленности и экономики страны заняли проблемы рациональной организации отдыха и досуга населения. Территории с наиболее ценным природным ландшафтом в районах Балтийского побережья, Тюрингского леса, Герца стали резервироваться для развития зон отдыха или туризма.

Представляет интерес план развития мест отдыха в Эрфуртской области (начало 70-х гг.). Находящиеся в этой части страны районы Тюрингского леса и другие известные центры отдыха, славящиеся живописным горным или холмистым природным ландшафтом и наличием прекрасных водоемов (рек, водохранилищ, озер), четко дифференцируются (в соответствии с природными особенностями) по функциональному назначению. Некоторые районы предназначаются для развития в них долгосрочного отдыха, другие — для краткосрочного отдыха трудящихся близлежащих городов, некоторые для размещения иностранных туристов, лыжного спорта и т. д. В соответствии с принятым назначением и с учетом имеющихся фондов курортных зданий составляются программы строительства в этих районах соответствующего типа и класса отелей, ресторанов, зрелищных и культурных учреждений и спортивных сооружений и устройств.

На том же принципе функциональной дифференциации мест отдыха основывается и планировка прибрежной зоны отдыха у Балтийского моря в районе Ростока. В этой зоне предусмотрено создание комплексов отдыха, обеспечивающих оптимальные и индивидуальные условия отдыха для людей различных возрастов и различных интересов.

Новые социальные задачи архитектуры, вставшие перед архитекторами восточной Германии сразу после поражения германского фашизма, оказали влияние на развитие всех отраслей градостроительства. В первые же годы после окончания войны в восточных районах Германии, на территории будущей ГДР предпринимаются попытки создания жилых комплексов с элементами общественного обслуживания, оснащенных современным благоустройством. Приемы планировки и застройки и стилевые поиски этого периода были близки прогрессивным начинаниям и творческим принципам довоенного немецкого функционализма 20-х гг. Характерный пример градостроительного проектирования этого периода — проект реконструкции центрального жилого района почти полностью разрушенного в годы войны г. Ратенау (архит. О. Хезлер, 1946—1947 гг.). В планировке его жилых кварталов сочетаются приемы строчной застройки внутренних пространств и периметральной — основных магистралей.

После образования ГДР, в 1950 г., правительство рабоче-крестьянского государства приняло закон о строительстве городов ГДР и столицы республики — Берлина. Тогда же был утвержден первый в стране (да и во всех новых странах социалистического содружества) официальный документ социалистического градостроительного законодательства «16 принципов градостроительства».

В «16 (принципах градостроительства» были впервые определены важнейшие элементы социалистического города и их основные функции: «Селитебная территория состоит из жилых районов, ядром которых является районный центр. В нем расположены все необходимые для населения жилого района культурные, обслуживающие и социальные учреждения районного значения. Вторым членением структуры селитебной территории является жилой комплекс, который состоит из групп жилых домов и общественных зданий, рассчитанных на повседневные нужды населения (школ, детских садов, яслей и др.)». Структура жилого комплекса и жилого района органически связывается с общей структурой города как единого целого.

Основная цель социалистического развития и преобразования городов — гармоничное удовлетворение потребностей человека в работе, жилье, культуре и отдыхе».

Эти градостроительные принципы нашли применение в начатом в 1951 г. строительстве первого в ГДР социалистического города — Эйзенхюттенштадта (руководитель коллектива архит. К. Лойхт), заложенного на базе построенного в 1950 г. крупнейшего в республике металлургического комбината. Эйзенхюттенштадт, по первоначальному проекту рассчитанный на 30 тыс. человек, на первом этапе строительства состоял из отделенных друг от друга магистралями четырех комплексов и городского центра. К положительным особенностям его планировки следует отнести хорошую организацию связи его селитебной территории с заводом, находящимся за зеленой защитной полосой, и с тяготеющими к городу населенными пунктами, а также удачное использование природных особенностей территории. Зеленая территория, примыкающая к каналу Одер — Шпрее (ограничивающему город с восточной стороны), спланирована как зона отдыха с ресторанами, кафе, бассейнами, спортивными и игровыми площадками и стадионом. К достоинствам первого этапа проектирования и строительства города относится также внимание к организации повседневного общественного обслуживания населения (в каждом комплексе были сооружены детский сад, детские ясли) и к озеленению кварталов. Небольшая плотность 3—4-этажной жилой застройки города (18—21% застройки, 275—300 человек на 1 га) позволила окружить жилые дома зеленью и удалить их от шума, запахов и пыли.

Отразив, однако, противоречия, свойственные архитектуре начала 50-х гг., первая очередь строительства города не была свободна от существенных недостатков. Здесь и излишняя замкнутость застроенных по периметральной системе кварталов, и нарочитая симметрия объемно-пространственных композиций, и «монументальные» псевдоклассические фасады жилых и общественных зданий, выходящих на главные магистрали.

Однако и в этот период внутри кварталов были построены жилые дома, имевшие сравнительно простой и привлекательный облик, чему во многом способствовали хорошее качество отделочных работ, сдержанные цвета окраски фасадов, удачное применение балконов и лоджий.

Первая очередь строительства Эйзенхюттенштадта явилась хорошей школой для архитекторов. Здесь впервые на практике решались новые социальные проблемы массовой застройки: организация оптимальной системы коммунально-бытового обслуживания, создание зон отдыха и др., здесь же получили первую проверку теоретические положения «шестнадцати градостроительных принципов».

В развитии в ГДР теории и практики градостроительства, в поисках оптимальных структур социалистического города и его элементов важную роль сыграли работы по реконструкции и новому строительству городских общественных центров.

Берлин. Генеральный план центрального района. 60-е гг. 1 — Унтерден-Линден; 2 — Маркс-Энгельс-плац; 3 — зона телевизионной башни; 4 — Александерплац; 5 — Карл-Маркс-аллея; 6 — метро
1. Берлин. Генеральный план центрального района. 60-е гг. 1 — Унтерден-Линден; 2 — Маркс-Энгельс-плац; 3 — зона телевизионной башни; 4 — Александерплац; 5 — Карл-Маркс-аллея; 6 — метро
Берлин. Унтер-ден-Линден. Фрагмент новой застройки
Берлин. Унтер-ден-Линден. План восстановления и реконструкции улицы
2. Берлин. Унтер-ден-Линден. Фрагмент новой застройки. План восстановления и реконструкции улицы
Берлин. Карл-Маркс-аллея. Первый участок застройки. Архитекторы Р. Паулик, X. Хензельман, X. Хопп, К. Лойхт и др. 1952—1956 гг.
3. Берлин. Карл-Маркс-аллея. Первый участок застройки. Архитекторы Р. Паулик, X. Хензельман, X. Хопп, К. Лойхт и др. 1952—1956 гг.
Берлин. Карл-Маркс-аллея. Второй участок магистрали и примыкающие к ней жилые районы. Архитекторы Э. Коллейн, В. Дучке. 1959 г. Общий вид застройки
Берлин. Карл-Маркс-аллея. Второй участок магистрали и примыкающие к ней жилые районы. Архитекторы Э. Коллейн, В. Дучке. 1959 г. План
4. Берлин. Карл-Маркс-аллея. Второй участок магистрали и примыкающие к ней жилые районы. Архитекторы Э. Коллейн, В. Дучке. 1959 г. План. Общий вид застройки
Берлин. Фрагмент центра в середине 70-х гг. На переднем плане восстановленное здание Ратуши и телебашня Берлин. Александер-плац. Фрагмент застройки с отелем «Штадт-Берлин» и часами мира
7. Берлин. Фрагмент центра в середине 70-х гг. На переднем плане восстановленное здание Ратуши и телебашня 5. Берлин. Александер-плац. Фрагмент застройки с отелем «Штадт-Берлин» и часами мира. Общий вид застройки площади в середине 70-х гг. 
Берлин. Александер-плац. Общий вид застройки площади в середине 70-х гг.
Берлин. Александер-плац. Планировка площади: 1 — Дом путешествий; 2 — Дом электроиндустрии; 3 — Дом учителя; 4 — отель «Штадт Берлин»; 5 — Центральный Дом торговли; 6, 7 — торговые здания 30-х гг.
6. Берлин. Александер-плац. Планировка площади: 1 — Дом путешествий; 2 — Дом электроиндустрии; 3 — Дом учителя; 4 — отель «Штадт Берлин»; 5 — Центральный Дом торговли; 6, 7 — торговые здания 30-х гг.
Германская Демократическая Республика. Берлин. Александерплац
Германская Демократическая Республика. Берлин. Александерплац
Берлин. Фрагмент городского центра. Восстановленное здание Мариенкирхе (XIII—XVII вв.) и общественные павильоны у телебашни на фоне Лейпцигерштрассе
8. Берлин. Фрагмент городского центра. Восстановленное здание Мариенкирхе (XIII—XVII вв.) и общественные павильоны у телебашни на фоне Лейпцигерштрассе
Берлин. Площадь Ленина. Архит. X. Мелан и др. Общий вид застройки
Берлин. Площадь Ленина. Монумент В.И. Ленину (скульптор Н. Томский)
9. Берлин. Площадь Ленина. Архит. X. Мелан и др. Общий вид застройки. Монумент В.И. Ленину (скульптор Н. Томский)
Лейпциг. Росплац. Застройка 1954—1956 гг.
10. Лейпциг. Росплац. Застройка 1954—1956 гг.

Комплексная реконструкция центрального района Берлина, в основном завершенная к середине 70-х гг. (рис. 1—9), началась в первой половине 50-х гг. с восстановления улицы Унтер-ден-Линден и создания новой магистрали Карл-Маркс-аллеи. Магистраль была запланирована на месте разрушенной Франкфуртер-аллеи и должна была стать важным звеном в застройке городского центра. Первая очередь ее застройки (архитекторы Р. Паулик, X. Хопп, X. Хензельман, К. Лойхт и др., 1952—1953 гг.) была осуществлена в соответствии со стилевыми принципами градостроительства этого периода. Монументальные жилые дома с массивными рустованными цоколями и другими элементами ордерной архитектуры в декоре фасадов (пилястры, наличники, карнизы) образовали сплошной фронт застройки. Въезды на новый участок магистрали были оформлены со стороны старой площади Франкфуртертор двумя башнями на углах жилых домов, а со стороны Штраусбергерплац — 13-этажными зданиями башенного типа.

В те же годы в ГДР начались работы по восстановлению значительно пострадавшего в годы войны центра Лейпцига. Начались они с разуплотнения и реконструкции его исторического ядра — средневекового «Старого города», где плотность застройки кварталов достигала 80—90%. В проектах развития городского центра предусматривалось сохранение общей планировочной структуры «Старого города», а также ценных исторических памятников архитектуры. Важное значение в формировании нового центра получил проект развития созданной еще в XIX в. кольцевой магистрали — Ринг, представлявшей собой цепь бульваров, площадей и скверов на месте разрушенных крепостных стен города.

В первой половине 50-х гг. была сделана попытка превратить Ринг в ряд парадных ансамблей, застроенных по периметру репрезентативными жилыми домами. Первый ансамбль Росплац — один из наиболее ярких примеров стилевой направленности архитектуры этого периода (рис. 10). Фасад периметральной застройки вогнутой стороны площади декорирован упрощенными классическими деталями и сложной пластикой (выступами, эркерами, раскреповками). Повышенная этажность отдельных его частей «обогащает» его силуэт и подчеркивает центральную ось композиции.

Значительные градостроительные работы были осуществлены в первой половине 50-х гг. и в Магдебурге. Разрушения военных лет и полное несоответствие старой планировки города новым требованиям градостроительства обусловили радикальную реконструкцию его центрального района: разуплотнение застройки, прокладку новых улиц, укрупнение жилых кварталов, расчистку берега реки от складских и промышленных построек, создание новых скверов и т. п. На поперечной оси центрального района была создана развитая пространственная система из трех площадей и связывающих их магистралей, соединившая вокзал с озелененным берегом реки. Главным звеном этой композиции стала Централерплац — новая площадь, ставшая местом демонстраций и народных празднеств. В соответствии со стилевыми принципами периода площадь застроена по периметру протяженными 7-этажными жилыми домами с башенными объемами со шпилями по углам.

Удачной градостроительной работой первой половины 50-х гг. явилась реконструкция центрального района Ростока. Новую застройку разрушенной в годы войны исторической улицы — Лангештрассе (архитекторы Й. Нэтер, Г. Дюстерхефт и др.)г как и реконструкцию других исторических ансамблей города (Тельманплац, улицы Крепелинен и др.), отличают индивидуальность и местный колорит, что связано с использованием в членениях и декоре фасадов мотивов северогерманской кирпичной готики. Кроме того, фасады новых жилых домов «обогащены» вставками, напоминающими по композиции трехоконные фасады старых средневековых зданий. Центром композиции ансамбля Лангештрассе стал 9-этажный башенный жилой дом с рестораном в первом этаже, выделяющийся на фоне общей пятиэтажной застройки. Обращенный к улице торцевой фасад этого дома завершается высокой двускатной кровлей со ступенчатым щипцом (остальные дома имеют плоскую кровлю) и декоративной башенкой.

В первой половине 50-х гг. были проведены большие работы по составлению первого проекта реконструкции центрального района Дрездена. Несмотря на колоссальные разрушения, вызванные массированными бомбардировками англо-американской авиации в последние дни войны, центр города было решено восстанавливать и развивать на старом месте с включением восстанавливаемых ценных памятников архитектуры в современную застройку. В основу проекта реконструкции было положено бережное отношение к архитектурным памятникам, а также к историческим площадям и магистралям.

Во второй половине 50-х гг. в развитии архитектуры и градостроительства ГДР происходит радикальный перелом. Утверждается новая направленность архитектурного творчества, в основе которой лежит признание определяющей роли функциональных задач архитектуры.

В связи с необходимостью ликвидация недостатка в жилье внимание архитекторов сосредоточилось на проблемах жилищного строительства, а работы по восстановлению и реконструкции центров городов временно замедлились или приостановились.

Освобождение от сковывавших творчество приемов прямолинейной осевой планировки и периметральной застройки улиц, площадей и кварталов создало предпосылки для рационального решения функциональных задач градостроительства и сопровождалось интенсивными творческими поисками новых выразительных средств архитектуры и градостроительства.

На смену замкнутости и плоскостности уличных фасадов пришли открытые объемно-пространственные системы, компонуемые из отдельно стоящих сооружений и их групп, на смену колонн и пилястр — эркеры, лоджии и балконы, на смену осевой симметрии — подвижные ритмы, образуемые путем повтора или чередования типовых зданий. Отказавшись от искусственного завышения центральных или угловых частей архитектурных объемов шпилями или декоративными башнями, архитекторы ГДР начали обогащать силуэт города, сочетая рядовую жилую застройку из секционных протяженных домов в 3 и 5 этажей с 8- и 10-этажными односекционными домами-башнями. В градостроительстве стали внимательнее учитывать природные особенности застраиваемых территорий и технологические требования индустриализации строительства.

Широкой экспериментальной базой для разработки и реализации новых градостроительных идей и приемов и для распространения индустриальных методов массового строительства становится второй социалистический город республики — Хойерсверда, заложенный в 1956—1957 гг. в связи с сооружением крупного буроугольного комбината «Шварце Пумпе». Город стал экспериментальным центром Немецкой Академии строительства.

Хойерсверда. Проект планировки города 1957—1960 гг. Архит. Р. Паулик и др.
11. Хойерсверда. Проект планировки города 1957—1960 гг. Архит. Р. Паулик и др.
Хойерсверда. Фрагмент жилого района. Конец 50-х — начало 60-х гг.
12. Хойерсверда. Фрагмент жилого района. Конец 50-х — начало 60-х гг.

Генеральный план Хойерсверды (авторский коллектив под руководством архит. Р. Паулика, 1957—1960 гг.) разработан на основе градостроительной идеи отмеченного I премией конкурсного проекта коллектива Немецкой Академии строительства (рис. 11). Построенные по этому генплану жилые комплексы представляют собой основные структурные элементы города. Рассчитанные всего на 5—6 тыс. жителей, они ограничены со всех сторон транспортными магистралями. 4-этажные жилые дома, составившие их основную застройку, объединены по четыре — шесть в жилые группы, отделенные друг от друга тупиковыми транспортными подъездами с площадками для автомашин. (Каждая группа имеет блокированные гаражи для индивидуальных автомашин.) Применены жилые дома двух типов, с широтными и меридиональными секциями, что внесло в строчную систему застройки известное разнообразие. При этом каждая жилая группа получила свое озелененное пространство с детскими площадками, зрительно ограниченное взаимно перпендикулярными жилыми корпусами.

В отличие от характерного для первой половины 50-х гг. приема вынесения общественных зданий на транспортные магистрали (в том числе и таких, функциональное назначение которых прямо противоречило этому, например, детских учреждений) в проекте предусматривалось размещение общественных сооружений повседневного пользования внутри микрорайонов, в их числе магазин для повседневных закупок, клуб и учреждения бытового обслуживания, а ближе к их периферии и в то же время в максимальном удалении от транспортной магистрали с ее интенсивным движением и шумом — школа с гимнастическим залом и спортивными площадками и детские учреждения (в том числе новый тип общественного здания — детский клуб с игровыми площадками и бассейном для детей школьного возраста).

В свободной от геометрического схематизма планировке селитебной зоны Хойерсверды учтены природные особенности территорий, обеспечена благоприятная ориентация зданий, созданы уютные незамкнутые дворы с отдельными участками для отдыха, детских игр и спорта (рис. 12). Живописная планировка и обилие зелени, варьирование в разновременной застройке районов, различных по этажности, протяженности и окраске крупнопанельных и крупноблочных жилых домов, а в некоторых кварталах скульптура или объемные элементы городского благоустройства внесли в типовую, одностильную застройку города необходимое разнообразие.

Недостатки сформировавшейся к середине 60-х гг. градостроительной структуры Хойерсверды связаны с отсутствием в микрорайонах и районах города компактных общественных центров (общественные здания, возведенные в некоторых из них в первой половине 60-х гг., разделенные полосами зелени, не образовали пространственно целостных архитектурных комплексов), а также с отсутствием городского общественного центра, проблема создания которого была поставлена лишь к 70-м гг.

Среди других градостроительных объектов, имевших важное значение в утверждении в ГДР новых принципов градостроительства, в сложении представлений об оптимальной структуре социалистического города и его основных элементов, должны быть названы конкурсный проект экспериментального района на Юго-Западе Москвы (коллектив Института градостроительства и архитектуры Немецкой Академии строительства, возглавляемый проф. Э. Коллейном, 1959 г.) и проект нового автономного жилого района г. Шведта (1960 г.), разработанный под руководством проф. Р. Зельманагика. Проект архит. Р. Зельманагика, в ходе строительства города значительно измененный, отличала функционально и пространственно четкая планировочная структура. Весь жилой район, рассчитанный на 10—12 тыс. человек, ограничен дуговой и двумя прямыми магистралями, пересекающимися под прямым углом и образующими его общественный центр (две прямоугольные площади со зданиями кинотеатра, дома культуры, отеля, магазинов и т. п.). Вдоль внутренней стороны дуговой магистрали размещены составляющие селитебную часть района семь жилых комплексов с тупиковыми подъездами к жилым домам и магазинам. Их центральная зона занята зелеными массивами, к которым примыкают детские учреждения, школа, плавательный бассейн и спортивные площадки. Небольшие одноэтажные гаражи, расположенные напротив каждого комплекса со значительными интервалами (на внешней стороне дуговой магистрали), не мешают восприятию широкой панорамы окружающего город живописного ландшафта.

Эйзенхюттенштадт. Генеральный план города. 1952 г.
Эйзенхюттенштадт. Ленин-аллея. Архитекторы В. Поллак, Г. Волнер и др. 1958—1960 гг. План
Эйзенхюттенштадт. Ленин-аллея. Архитекторы В. Поллак, Г. Волнер и др. 1958—1960 гг. Вид улицы
13. Эйзенхюттенштадт. Генеральный план города. 1952 г. Ленин-аллея. Архитекторы В. Поллак, Г. Волнер и др. 1958—1960 гг. План. Вид улицы

Один из первых и удачных примеров объемно-пространственного решения городского ансамбля, основанного на разработанных во второй половине 50-х гг. приемах градостроительной композиции, представляет собой застройка Ленин-аллеи в Эйзенхюттенштадте (архитекторы В. Поллак, Г. Вольнер и др.) (рис. 13). Три прямоугольные 9-этажные жилые башни, размещенные вдоль одной из сторон улицы со значительными интервалами, заполненными двухэтажными торговыми блоками, образовали сильный и крупный ритм застройки, выразительно соотнесенный с широким пространством магистрали. Важную роль в формировании привлекательного и современного облика магистрали играет ее благоустройство — мощенные плитняком широкие тротуары, полосы зеленых газонов и установленные позднее свободно стоящие поперек тротуаров рекламные щиты.

В начале 60-х гг. расширение масштабов жилищного строительства и увеличение ассортимента типов жилых домов, соответствовавшие решению Пленума СЕПГ о развитии жилищного строительства (1959 г.), а также увеличение этажности жилых сооружений создали предпосылки для пересмотра и развития принципов проектирования и застройки жилых районов.

В 1962 г. были опубликованы новые принципиальные схемы структуры жилого района, а также схемы планировки микрорайона и жилой группы, разработанные в Немецкой Академии строительства (архитекторы К. Лойхт, X. Мунке, П. Кирш, X. Маттес, И. Грейнер, X. Виллумат, Г. Диамантопулос). Согласно этим разработкам, жилой район представляет собой градостроительное образование, связанное в единое целое разветвленной системой общественных центров. Все центры жилых групп пространственно связаны с центрами микрорайонов, которые в свою очередь раскрыты в сторону центра жилого района, а этот последний пространственно ориентирован на общегородской центр. В качестве «идеальной» схемы авторский коллектив предложил структуру жилого района на 30 тыс. жителей, состоящего из трех микрорайонов и 15 жилых групп. Одновременно была разработана принципиальная схема микрорайона на 9 тыс. жителей, включающего 6 жилых групп (на 1,5 тыс. человек каждая).

Шведт. Исторический центр города в сочетании с новой застройкой
14. Шведт. Исторический центр города в сочетании с новой застройкой
Шведт. Проект микрорайона. Архитекторы Г. Кирш, М. Шнейдер и др. 1963 г.
15. Шведт. Проект микрорайона. Архитекторы Г. Кирш, М. Шнейдер и др. 1963 г.

Практическим результатом проводившихся в Немецкой Академии строительства теоретических поисков оптимальной структуры жилого района явился разработанный в 1963 г. проект развития города Шведта и его жилого района на 28 тыс. человек (архитекторы Г. Кирш, М. Шнейдер, М. Гулч, Р. Иммершид, 3. Клюгель, 1963 г.) (рис. 14, 15). В отличие от проектов предшествующего времени в этом проекте предусматривалось значительное увеличение первичных градостроительных элементов. Новый жилой район формировался из трех микрорайонов, рассчитанных примерно на 9 тыс. человек каждый. Особенностью объемно-пространственной структуры района явилась также строгая прямолинейная система планировки: протяженные секционные 5-этажные жилые дома расположены по взаимно перпендикулярным строчкам без сквозных перспектив. Большой интерес представляет в этом проекте и функционально четкая пространственная организация сети коммунально-бытового обслуживания. Все общественные здания района (за исключением гаражей и детских учреждений, которые по своему функциональному назначению требуют изолированного расположения) «стянуты» в общие пространственные узлы.

Росток. Новый жилой район Люттен-Клейн-Зюд. Архитекторы В. Урбански, Р. Лаш и др. 1960-е гг. Вид застройки
Росток. Новый жилой район Люттен-Клейн-Зюд. Архитекторы В. Урбански, Р. Лаш и др. 1960-е гг. Генплан
16. Росток. Новый жилой район Люттен-Клейн-Зюд. Архитекторы В. Урбански, Р. Лаш и др. 1960-е гг. Вид застройки. Генплан

Аналогичные идеи и принципы послужили основой разработки проекта автономного жилого района РостокаЛюттен-Клейн и автономного жилого района Галле — Галле-Вест, позднее переименованного в г. Галле-Нёйштадт.

Первая часть района Люттен-Клейн — Люттен-Клейн-Зюд (архитекторы В. Урбански, Р. Лаш и др., 1964 г.) (рис. 16) имеет территорию в 16 га, на которой организованы два микрорайона (на 16 тыс. человек каждый), соединенные зелеными полосами. Основную массу застройки составляют 5-этажные секционные жилые дома, объединенные в жилые группы. Вблизи микрорайонных центров сосредоточены жилые дома повышенной этажности (12-этажные секционные и 17-этажные башенные). Общественный центр каждого микрорайона состоит из двух «кооперированных» (многофункциональных) зданий, а школы расположены на обширных участках, примыкающих одной стороной к центрам микрорайонов, а другой — к спортивным комплексам.

Проект планировки Люттен-Клейн-Зюдг как и проект г. Шведта — характерные примеры распространившейся в первой половине 60-х гг. регулярной системы застройки жилых комплексов и районов взаимно перпендикулярными рядами длинных секционных зданий в 8—12 этажей.

Утвердившийся в конце 50-х гг. принцип функционального размещения общественных зданий на территориях жилых комплексов привел к излишней рассредоточенности учреждений культурно-бытового обслуживания и утрате четкости деления жилого комплекса на собственно жилую и общественную часть, затруднив формирование полноценных общественных центров. Вследствие этого архитекторы ГДР обратились в 60-х гг. к объединению разбросанных по территории жилого комплекса учреждений, к разработке системы пространственно связанных микрорайонных и районных общественных центров.

Еще в 1958 г. на V съезде СЕПГ перед архитекторами и строителями была поставлена задача завершить начатые в первой половине 50-х гг. восстановительные и реконструктивные работы в центрах городов. В 1959—1960 гг. были разработаны проекты центральных ансамблей Берлина, разрушенного в годы войны на 95% центра г. Хемница (ныне Карл-Маркс-Штадта), Магдебурга, Франкфурта-на-Одере, Нордхаузена, Геры и других городов, продемонстрировавшие утвердившееся в стране новое понимание задач и средств градостроительства.

Осуществленная во второй половине 60-х гг. углубленная разработка принципов организации сети культурно-бытового обслуживания новых жилых комплексов способствовала осмыслению функционального назначения общегородского центра как главного элемента в системе городского общественного обслуживания, как главной зоны общественных коммуникаций, политической и культурной жизни города.

Изменился подход и к пространственной композиции центральных ансамблей. Новые проекты отличает тяготение к свободной планировке, к выделению не столько фасадов, сколько объемов свободно стоящих сооружений. В районах, прилегающих к общественному центру, создаются жилые комплексы, раскрывающие на магистрали свое внутреннее пространство, а на красную линию парадных улиц выносятся отдельно стоящие торговле и коммунально-бытовые здания общегородского значения.

Определенную роль в выработке новых приемов композиции центральных ансамблей сыграли разработанные Немецкой Академией строительства «Принципы планировки и архитектурного решения социалистических городских центров», опубликованные в 1960 г.

Карл-Маркс-Штадт. Генеральный план центра, реализованный к середине 70-х гг.
17. Карл-Маркс-Штадт. Генеральный план центра, реализованный к середине 70-х гг.

В 1960 г. был проведен широкий общественный конкурс на проект центра Карл-Маркс-Штадта. В получившем первую премию проекте (архит. П. Андре и др.) была создана ясная и четкая объемно-пространственная композиция ансамбля, основными элементами которой являлись административное сооружение, запроектированное в виде стеклянного параллелепипеда высотой 86 м, квадратное распластанное здание Дома культуры и науки с перекрывающим зал пологим куполом и обширная пешеходная площадь с геометрическим рисунком замощения. В последующие годы проект центра Карл-Маркс-Штадта неоднократно уточнялся, но основная идея композиционного построения центрального ансамбля сохранена (рис. 17).

Особое место в развитии архитектуры ГДР периода конца 50-х и 60-х гг. занимают работы по восстановлению и реконструкции центрального района Берлина, в частности восстановительные работы на улице Унтер-ден-Линден. К середине 60-х гг. на Унтер-ден-Линден были восстановлены наиболее ценные в художественном отношении исторические здания: Бранденбургские ворота, Оперный театр, университет имени Гумбольдта, бывший Дворец принцесс, Новая Вахта, бывший дворец Вильгельма I и Цейхгауз. Некоторые из них были приспособлены для современного использования. Так, Дворец принцесс стал популярным и любимым берлинцами «Оперным кафе», здание Новой Вахты (перестроенное еще после первой мировой войны) является теперь памятником Жертвам фашизма и милитаризма, Цейхгауз — ныне музей истории Германии. К тому же примерно сроку на свободных или освобожденных от руин участках на всем протяжении улицы от ее пересечения с Фридрихсштрассе до Бранденбургских ворот были построены новые общественные и административные сооружения: Министерства торговли и народного образования, административно-конторское здание фирмы «Виратекс», посольства Польши и Венгрии, ресторанный комплекс «Линден-Корсо» с конторскими помещениями в верхних этажах, а также жилой дом гостиничного типа, так называемый «Аппартаментхауз» и Линден-отель с нарядными фирменными магазинами в нижних этажах. Все новые здания были спроектированы с соблюдением прежней высоты застройки Унтер-ден-Линден — не выше 22 м. В результате эти современные по своему облику сооружения не нарушили спокойного «традиционного» силуэта улицы, но существенно обогатили ансамбль как в художественном, так и в функциональном аспекте, закрепив за Унтер-ден-Линден значение центральной деловой, торговой и прогулочной магистрали Берлина.

Унтер-ден-Линден в ее современном виде — пример законченной реконструкции большого архитектурного ансамбля, основанной на рациональном решении проблемы сочетания старого и нового в городской застройке, на тщательном воссоздании художественно ценных сооружений и обогащении исторического ансамбля современными зданиями, увязанными со зданиями-памятниками общим функциональным и пространственным замыслом.

В конце 50-х гг. началось проектирование планировки и застройки второго участка Карл-Маркс-аллеи, причем если общий облик Унтер-ден-Линден был предопределен задачей восстановления и реставрации находившихся на ней исторических и художественно ценных памятников, то застройка Карл-Маркс-аллеи, почти полностью свободной от опорных сооружений, отчетливо отразила стилевые концепции, соответствующие периодам строительства ее отдельных участков. Градостроительный проект планировки и застройки ее второго участка (руководители проекта архитекторы Э. Коллейн, В. Дучке, 1959 г.) радикально отличался в своей пространственной и функциональной концепции от реализованного проекта ее первого участка. Здесь магистраль — важное звено общегородского центра и в то же время общественный, культурный и торговый центр крупного жилого массива с населением 16 тыс. человек, разделенного ею на два комплекса — «Север» и «Юг» размером около 30 га каждый.

Фронт застройки магистрали образуют свободно стоящие здания общественных, культурных и торговых учреждений общегородского значения; фон — обращенные главными фасадами на магистраль многоэтажные жилые дома примыкающего к магистрали жилого района, размещенные со значительным отступом от проезжей части улицы (35—40 м) и отделенные от тротуаров полосой зелени. Широкие интервалы между жилыми сооружениями (напротив которых и размещены общественные здания и павильоны) раскрывают внутреннее пространство кварталов. 

Существенное значение в застройке этого участка магистрали получили башенный объем здания Дома учителя — первая новостройка примыкающей к магистрали Александерплац (архит. X. Хензельман, 1964 г.), и общественные здания, построенные архит. Ю. Кайзером, — ресторан «Москва», кинотеатр «Интернационал» и 13-этажная гостиница «Беролина» (середина 60-х гг.). Последние представляют собой пространственно целостный архитектурный комплекс, скомпонованный по общему принципу застройки этого участка магистрали, основанному на сочетании «переднего плана» (кинотеатр «Интернационал») и «фона» (здание гостиницы).

К началу 60-х гг. сложилась и принципиальная концепция общей системы улиц, площадей и ансамблей общественного центра столицы, впоследствии дорабатывавшаяся и уточнявшаяся. Генеральный план центрального района Берлина, разработанный коллективом под руководством архит. И. Нэтера, был утвержден в 1964 г. Согласно этой концепции, центр Берлина формируется из трех основных частей: общественно-политического центра столицы ГДР — Маркс-Энгельс-плац, торгового центра — Александерплац и Карл-Маркс-аллеи и центра науки и культуры — улицы Унтер-ден-Линден.

Александерплац — традиционный торговый центр Берлина и место пересечения ряда важных улиц и магистралей города — подвергся в 60-х гг. значительному расширению и радикальной перестройке, как для устранения транспортной перегрузки, так и главным образом для создания здесь соответствующего современным требованиям общественно-торгового центра столицы.

После сооружения Дома учителя, состоящего из двух контрастных архитектурных объемов — высокого башенного и низкого, квадратного в плане, увенчанного пологим куполом (зала Конгрессов), и восстановления важных элементов старой застройки площади — торговых зданий Беролина-хаус и Александер-хаус, построенных в 1928—1931 гг. архит. П. Беренсом, на Александерплац и замыкающем ее участке Карл-Маркс-аллеи (в соответствии с градостро-ительным проектом архит. И. Нэтера, 1964 г.) были возведены Дом электроиндустрии (архит. X. Мелан и др.). Центральный Дом торговли (архит. И. Кайзер) и отель «Штадт Берлин» (архитекторы Р. Корн, X. Шарлипп, X. Богатски), а также подземные пешеходные переходы. Крупный, горизонтальных пропорций параллелепипед Дома торговли, купольный объем зала Конгрессов и башенные корпуса Дома учителя и отеля (последний — 126 м высоты) составили вместе с невысокими зданиями архит. П. Беренса и также вытянутыми в горизонтальном направлении новыми административными сооружениями динамичную и выразительную по силуэту объемно-пространственную композицию, основанную на ярком контрасте объемов и высот сооружений и на гармоничной соразмерности их пропорций.

Важное значение в создании эмоционально действенной пространственной среды нового общественного ансамбля получили произведения монументального изобразительного искусства: грандиозное мозаичное панно Дома учителя и рельефный металлический фриз на Доме путешествий (худож. В. Вомака), а также произведения декоративно-прикладного искусства и городского благоустройства — «Часы мира» (авторы В. Вомака, Е. Джон), декоративный фонтан, скамейки и цветники, размещенные в его центре. Именно эти элементы малой архитектуры сделали центральное пространство Александерплац, целиком предоставленное пешеходам, излюбленным местом встреч и отдыха граждан Берлина и гостей города. Традиционный в жизни старого Берлина торговый центр, так называемый «Алекс», получил новый масштаб и новые эстетические качества столичного общественно-торгового центра современной социалистической столицы.

Наиболее сложной оказалась задача создания общественно-политического ядра центра Берлина — форума Маркса — Энгельса. Идея создания в историческом центре Берлина площади для демонстраций трудящихся возникла еще в начале 50-х гг. Площадь было решено расположить в центре острова, образованного двумя рукавами Шпрее, между улицей Унтер-ден-Линден и Александерплац, на месте разрушенного в годы войны Кайзеровского дворца. Важным фактором выбора этой территории явилось ее расположение на пересечении двух главных в структуре города композиционных осей — восточно-западной с улицей Унтер-ден-Линден и северо-южной, проходящей по длинной оси острова и р. Шпрее.

Согласно проекту центра столицы, на Маркс-Энгельс-плац, как и на Унтер-ден-Линден, новые центральные правительственные здания должны были разместиться в соседстве с элементами старой застройки (с восстановленными Берлинской ратушей, комплексом музейных зданий, Мариенкир- хе и собором).

В 1962—1964 гг. на юго-восточной стороне площади было построено здание Государственного Совета (архит. Р. Корн и др.) — смелый и удачный пример включения в новый современный по своим членениям архитектурный объем фрагмента исторического здания. В центре главного фасада нового здания сохранен фрагмент разрушенного императорского дворца — барочный портал с балконом, с которого Карл Либкнехт провозгласил в 1918 г. свободную социалистическую Германию.

С противоположной стороны к территории Маркс-Энгельс-плац примыкает сад Лустгартен с комплексом исторических зданий музейного назначения (в том числе «Альтес Музеум» архит. Шинкеля и историческое здание Собора).

В 1967 г. западную сторону площади по другую сторону канала Купферграбен замкнул «алюминиевый» фасад здания Министерства иностранных дел (архит. И. Кайзер), а в 1976 г. на площади закончилось строительство завершающего композицию ансамбля горизонтального по пропорциям здания Дворца Республики (архит. X. Граффундер) — крупного многофункционального сооружения, предназначенного для заседаний Народной палаты (многоцелевой зал рассчитан на 5000 зрителей), а также для культурно-бытового обслуживания посетителей центра.

Большое значение в пространственной «лепке» этого центрального композиционного ядра города получили ландшафтные элементы — омывающие остров воды р. Шпрее и канала Купферграбен, а также обширные зеленые пространства примыкающего к площади зеленого пространства — старинного сада Лустгартен.

Важную роль в формировании целостной и выразительной композиции берлинского центра в целом сыграла телевизион¬ная башня (архитекторы Ф. Дитер, Г. Франке, художественный консультант X. Хензельман). Размещенная на территории, ограниченной Ратхаузштрассе и Либкнехтштрассе, между площадью Маркса — Энгельса и Александерплац, она стала его главной высотной доминантой (высота башни с антенной достигает 361 м) и объединила отдельные центральные ансамбли в единую пространственную систему.

В начале 70-х гг. территория, примыкающая к телебашне, была оформлена и благоустроена. Тогда же была завершена застройка улиц Либкнехтштрассе и Ратхаузштрассе. Строительство комплекса административных, торговых и жилых зданий на ул. Ратхаузштрассе (архит. X. Граффундер и др.) удачно сочеталось с городским благоустройством. Широкие тротуары с полосами цветников и газонов, защищенные от дождя и солнца пассажи под нависающими над тротуарами объемами многоэтажных сооружений, обращенные к улице дворы-пространства, вынесенные на улицу столики кафе, скамейки, цветные вставки и декоративные эмблемы на фасадах сооружений — все формирует праздничное пешеходное пространство, пользующееся большой популярностью.

Перестраивая и развивая центр столицы ГДР в специфических условиях расчленения Берлина на восточную и западную части, архитекторы и художники ГДР стараются использовать все средства для придания новым архитектурным ансамблям высокой идейно-художественной выразительности и образности.

Наряду с монументальными произведениями скульптуры и живописи в композиции центральных архитектурных ансамблей, такими, как монумент В.И. Ленину работы советского скульптора Н. Томского на площади Ленина, а также произведениями декоративного искусства, рассчитанными на близкое восприятие и вносящими в градостроительное пространство элементы интимности, человечности и уюта, важным средством сохранения и развития индивидуальных особенностей столицы Германии стало включение исторических архитектурных памятников и фрагментов старой застройки в новые архитектурные комплексы и ансамбли. Большое значение в формировании эстетической и эмоциональной среды берлинского центра принадлежит историческим зданиям на Унтер-ден-Линден и историческим памятникам, сохраненным на форуме Маркса — Энгельса: Мариенкирхе, фонтану Нептуна, зданию берлинской Ратуши, а также таким «вкраплениям» в современную застройку, как реконструированные здания «Комише-опер» и Городской библиотеки на ул. Брейте-штрассе.

Стремясь сохранить традиционные исторические черты Берлина в процессе его радикальной реконструкции, снося обветшалые или мешающие в новой застройке здания или комплексы, архитекторы ГДР иногда строят на новом месте «дома-копии», «дома-портреты». Такой эксперимент они осуществляют на берегу р. Шпрее, на набережной Меркишес-Уфер, воспроизводя старую застройку на противоположном берегу реки.

Большое значение в формировании нового облика центрального района Берлина, естественно, получают и современные жилые комплексы, например экспериментальный жилой комплекс на ул. Ханс-Лох, выделяющийся удачным пространственным решением общественно-торгового центра (архитекторы Т. Клаучке, В. Дучке, 1965—1968 гг.), или построенные в конце 60-х — начале 70-х гг. и обогатившие силуэт городского центра комплексы башенных жилых зданий на Лейпцигерштрассе (градостроительное решение архит. Й. Нэтера), Молленштрассе и на восточном конце центрального острова в районе Фишеркиц.

В 1967 г. по инициативе Социалистической Единой партии Германии в стране развернулись работы по проектированию общественных центров всех крупнейших исторических и быстро развивающихся городов страны, а также по реализации ранее подготовленных и утвержденных проектов реконструкции центральных городских районов и строительству в них новых общественных ансамблей. Ряд градостроительных приемов и принципов, складывавшихся или применявшихся в процессе застройки нового центра столицы, получил разнообразную, часто удачную трактовку в ходе реконструкции центральных районов Дрездена, Магдебурга, Лейпцига, Карл-Маркс-Штадта, Ростока, Галле, Котбуса, а также в процессе проектирования и строительства центра Хойерсверды и центров других новых городов ГДР.

Магдебург. Улица Карла Маркса. Архитекторы Г. Дальхау, Ф. Якобс и др. 1963—1965 гг. Фрагмент застройки
Магдебург. Улица Карла Маркса. Архитекторы Г. Дальхау, Ф. Якобс и др. 1963—1965 гг. План
18. Магдебург. Улица Карла Маркса. Архитекторы Г. Дальхау, Ф. Якобс и др. 1963—1965 гг. Фрагмент застройки. План

Так, например, продемонстрированный в застройке Карл-Маркс-аллеи градостроительный прием многоплановой пространственной композиции улицы, основанный на контрастном сочетании низких общественных зданий и составляющих второй план застройки многоэтажных жилых блоков, получил широкую и последовательную интерпретацию в застройке северного участка улицы Карла Маркса в Магдебурге (архитекторы Г. Дальхау, Ф. Якобс и др., 1963—1965 гг.) (рис. 18). Этот участок улицы, получивший значение городского торгового центра, представляет собой обширное пешеходное пространство с красивым мощением, газонами, цветниками, фонтанами и бассейном, обстроенное по обеим сторонам небольшими торговыми павильонами, образующими вместе с многоэтажными жилыми блоками ритмичную композицию. Рельефные эмблемы на торцах нависающих над тротуаром магазинов, «индустриальные» лаконичные формы декоративных фонтанов, четкий ритм архитектурных акцентов и масштабная широта общего архитектурного пространства ансамбля — важные факторы его образной выразительности.

Общественный центр Хойерсверды, застройка которого началась в 1968 г. строительством здания универмага, формируется как система рассчитанных на пешеходное движение улиц и площадей, примыкающих к главной городской магистрали, соединяющей центр с жилыми районами города, железнодорожным вокзалом. Парком культуры и отдыха и шоссе, ведущим к буроугольному комбинату. 

Программа застройки центра города предусматривает формирование выразительного по силуэту и пространственно целостного, доминирующего в городе архитектурного ансамбля. Она намечает сооружение высотного здания Дома партии, комплекса учреждений культурного назначения (театр, кинотеатр, библиотека), высотного здания городской администрации и комплекса учреждений бытового обслуживания (почты, гостиницы, ресторана), а также ряда многоэтажных жилых домов для обеспечения активной жизни центра.

Значительный интерес представляет развитие работ по реконструкции центрального района Дрездена. С начала 60-х гг. город интенсивно отстраивается с включением в новые ансамбли восстанавливаемых памятников архитектуры и консервируемых руин. Стремление сохранить их значение в новой застройке городского центра и в живописном силуэте города со стороны Эльбы нашло выражение в деликатном отношении градостроителей Дрездена к выбору высот и к определению общих габаритов новых общественных сооружений. Именно это стремление сохранить градостроительную роль знаменитых памятников архитектуры Германии — Цвингера, Крейц-кирхе и др. обусловило, в частности, незначительную высоту (менее 30 м) важнейшего в структуре современного центра города общественного здания, возведенного на Альтмарктплац, центральной площади города,— Дворца культуры.

Дрезден. Реконструкция центра. Схема центрального ядра города
19. Дрезден. Реконструкция центра. Схема центрального ядра города
Дрезден. Общественно-торговый комплекс на Вебергассе. Архитекторы В. Хенш, X. Кирш. 1964 г.
20. Дрезден. Общественно-торговый комплекс на Вебергассе. Архитекторы В. Хенш, X. Кирш. 1964 г.
Дрезден. Прагерштрассе. Архитекторы П. Сниегон, К. Рётиг, X. Конрад. 1966—1972 гг. Фрагмент застройки
Дрезден. Прагерштрассе. Архитекторы П. Сниегон, К. Рётиг, X. Конрад. 1966—1972 гг. Схема генерального плана комплекса
21. Дрезден. Прагерштрассе. Архитекторы П. Сниегон, К. Рётиг, X. Конрад. 1966—1972 гг. Фрагмент застройки. Схема генерального плана комплекса
Дрезден. Прагерштрассе. Вид на жилые дома и элементы городского благоустройства
22. Дрезден. Прагерштрассе. Вид на жилые дома и элементы городского благоустройства

Центр Дрездена (рис. 19), как и центр Берлина, компонуется в виде сложной системы взаимосвязанных историко-культурных ансамблей и новых общественных, административных и торговых комплексов. Главная улица города (ныне Эрнест-Тельман-штрассе), расширенная до 80 м, превращается в современную торговую магистраль. Современный облик приобретает и примыкающая к ней историческая площадь Альтмаркт с ее новой доминантой — Дворцом культуры.

Среди современных архитектурных ансамблей центра Дрездена заслуживает внимания созданный в середине 60-х гг. небольшой внутриквартальный общественно-торговый комплекс на Вебергассе (архитекторы В. Хенш, К. Криш) (рис. 20). Этот комплекс представляет собой замкнутую с трех сторон площадь с газонами, скульптурой и свободно стоящими щитами-витринами, обстроенную двухэтажными зданиями магазинов и кафе. Галереи и наружные лестницы связывают торговые учреждения с открытым пространством площади в целостный и уютный архитектурный ансамбль.

Важным композиционным звеном в пространственном развитии городского центра стал общественно-торговый комплекс на Прагерштрассе (градостроительное решение архитекторов П. Сниегон, К. Рётиг, X. Конрад, 1966—1972 гг.) (рис. 21, 22). Этот комплекс, сформированный из многоэтажных жилых домов и 11- и 14-этажных отелей, соединенных легкими павильонами с магазинами и кафе, круглого в плане центрического здания кинотеатра, открытых проходных двориков со столиками и скамейками и свободных пространств с газонами, фонтанами и бассейнами, представляет собой обширную пешеходную территорию, связывающую Альтмаркт с главным городским вокзалом.

Использованные в композиции комплекса низкие ограды, скамейки, декоративная и игровая скульптура осуществляют связь человека с городской средой. Контрастное сочетание высоких и низких объемов зданий, подчиненное общему ритмическому строю, и повторение некоторых членений и форм в пластике различных сооружений — характерные средства его выразительной целостной композиции.

Реконструкция центрального района Лейпцига, начатая еще в 50-х гг., также в значительной мере базируется на сохранении исторически сложившейся системы городской застройки. Старая часть города, ограниченная прогулочной кольцевой магистралью, подвергшейся значительным разрушениям в годы войны, обогатилась вкраплением в ее историческую среду новых современных сооружений. Строгая архитектура и небольшие габариты этих сооружений способствовали сохранению в общем облике старых улиц и площадей доминирующего значения исторических архитектурных памятников.

Лейпциг. Реконструированная площадь Старого Рынка с восстановленным зданием Ратуши и новыми административными сооружениями
23. Лейпциг. Реконструированная площадь Старого Рынка с восстановленным зданием Ратуши и новыми административными сооружениями
Лейпциг. Новая застройка и благоустройство улицы Ринг. Архит. X. Кренц и др. Середина 60-х гг.
24. Лейпциг. Новая застройка и благоустройство улицы Ринг. Архит. X. Кренц и др. Середина 60-х гг.
Лейпциг. Новый корпус Университета на Карл-Маркс-плац. 1973 г. Иена. Здание Центра оптической индустрии. Начало 70-х гг.
25. Лейпциг. Новый корпус Университета на Карл-Маркс-плац. 1973 г. 26. Иена. Здание Центра оптической индустрии. Начало 70-х гг.

Стремление сберечь присущую городу индивидуальность особенно ярко проявилось в реконструкции площади Старого рынка и новом строительстве на прилегающих к ней участках (рис. 23). Новые здания главного почтамта, гостиницы «Штадт Лейпциг», Управления химических предприятий и другие составили спокойный нейтральный фон для уникальных памятников архитектуры, в том числе для великолепного произведения архитектуры Ренессанса — городской Ратуши. Важными средствами преобразования городской среды стали малые формы архитектуры, декоративная пластика, озеленение, благоустройство (рис. 24).

Некоторые старые торговые улицы Лейпцига с характерной для застройки города системой пассажей превращаются в пешеходные зоны, а транспорт направляется по обходным путям. (В дальнейшем подземная магистраль скоростной железной дороги соединит городской центр с промышленной зоной города и вокзалом.)

На границе старой части города, ограниченной Рингом, сооружается политико-культурный центр города Карл-Маркс-плац с комплексом университетских зданий, с исследовательскими учреждениями, учебными аудиториями и залами для симпозиумов и конференций. Главная высотная доминанта ансамбля — выполненный из стекла и бетона пластично изогнутый башенный объем 26-этажного университетского корпуса (рис. 25).

Большое значение в поисках средств образной выразительности градостроительных комплексов и ансамблей получили в ГДР разработанные к 20-летию Республики (1969 г.) проекты и модели центральных районов Берлина, Лейпцига, Дрездена, Потсдама, Карл-Маркс-Штадта, Шведта, Иены, Галле-Нёйштадта, Ростока, Эрфурта, Зула и других городов.

Их общей характерной чертой является яркая идейная направленность. Стремясь создать в общественных центрах городов оптимальные условия для воспитания социалистической идеологии и развития разнообразных культурно-общественных коммуникаций в среде городского населения, архитектурные коллективы ГДР уделили большое внимание оформлению обширных пространств, предназначенных для демонстраций, массовых народных празднеств, спортивных и молодежных фестивалей, и приложили значительные усилия для создания в общественных центрах соответствующей их политической и воспитательной роли эмоциональной среды.

Некоторые архитекторы ГДР считают одним из важных средств формирования индивидуального облика городских ансамблей размещение в центральном городском ансамбле какого-либо сооружения или комплекса производственного, научного или другого назначения, сооружения, представляющего ведущую в жизни города отрасль полезной деятельности, иногда рассчитанного на внешние образно-смысловые ассоциации. Роли таких своеобразных смысловых и идейно-художественных доминант возложены: в городе машиностроительной промышленности Магдебурге — на научно-исследовательский центр машиностроения «Машиненхауз», в новом центре химической промышленности Галле-Нёйштадте — на Дом химии, в Лейпциге — на новый высотный корпус Университета, напоминающий своим объемом открытую книгу, в Иене — на Исследовательский центр Цейссовской оптической индустрии, ассоциирующийся по форме с оптической трубой (рис. 26) и т. д.

Синтез искусств, широко использованный художниками и градостроителями ГДР в композиции общественных сооружений и ансамблей центра Берлина, интересно интерпретирован также в проектах и реализациях общественных центров других городов, например Галле, Котбуса, Галле-Нёйштадта, Карл-Маркс-Штадта. Так, в торговом центре Галле-Нёйштадта ярким средством выразительности явился красочный фриз, посвященный Дружбе народов (художники И. и М. Хеделих), на фасаде универмага.

Сильный смысловой акцент композиции общественного центра Карл-Маркс-Штадта — памятник Карлу Марксу советского скульптора Кербеля. Крупная голова, установленная на монументальном постаменте, воспринимается в органическом сочетании с ее фоном — вмонтированной в фасад Дома государственных организаций металлической плитой с выгравированными на ней на многих языках словами коммунистического манифеста: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Галле. Площадь Тельмана. Начало 70-х гг. Градостроительное решение архит. Р. Паулик и др. Монумент «Поднятые кулаки» (скульптор X. Бебернис)
27. Галле. Площадь Тельмана. Начало 70-х гг. Градостроительное решение архит. Р. Паулик и др. Монумент «Поднятые кулаки» (скульптор X. Бебернис)
Галле-Нёйштадт. Фрагмент общественного центра одного из районов города
28. Галле-Нёйштадт. Фрагмент общественного центра одного из районов города

Центральное образное и формально-композиционное значение в структуре реконструированной главной площади Галле (архит. Р. Паулик и др., начало 70-х гг.) имеет своеобразный, несколько натуралистический монумент «поднятые кулаки», с выгравированными на нем датами важнейших событий из истории рабочего движения (скульптор X. Бебернис) (рис. 27).

Некоторые из произведений изобразительного искусства, включаемые в композицию архитектурных комплексов и ансамблей, основываются на разработке популярных мотивов народного искусства, связанных с воспеванием красоты всего живого, законов вечного роста и т. д. Скульптурный монумент «дерево птиц», перекликающийся с темой народного искусства — «деревом жизни», размещенный на одной из площадей Хойерсверды, или группа взлетающих голубей в одном из жилых районов Галле-Нёйштадта — своеобразные символы мира и жизни, рождающие радостные ощущения и эмоции, вносящие в современные архитектурные ансамбли элементы теплоты и индивидуальности.

Интересно отметить и довольно широкое применение в градостроительстве ГДР нового вида пластики: формирующих архитектурное пространство площадей и кварталов декоративных стенок (рис. 28), причем если в жилых кварталах эти стенки выполняются из простых бетонных элементов (ажурных или сплошных), то в композиции центральных градостроительных ансамблей начинают возводиться декоративные стенки с мозаичными панно, рельефами, росписью. Такой прием включения в пространство города произведений изобразительного искусства оказывается часто чрезвычайно действенным и играет заметную роль в создании в городе праздничной атмосферы.

Среди удачных примеров использования этой формы синтеза изобразительного искусства и архитектуры можно назвать цветной керамический рельеф, развивающий тему отдыха и мирной жизни, размещенный в зеленом пространстве у городской стены пограничного города Котбуса (скульптор Ваничке, вторая половина 60-х гг.).

Широкая и идейно направленная разработка социальных и художественно-образных проблем общественных центров, проведенная в ГДР, представляет собой важную страницу в развитии градостроительного искусства страны и вносит большой вклад в общий процесс развития архитектуры социалистических стран.

***

С первых лет вступления Восточной Германии на путь демократического развития архитекторы ГДР уделяют значительное внимание проблеме архитектуры жилища: поискам оптимальных типов жилых домов и квартир, обеспечивающих повышение условий жизни населения и одновременно экономичных, а также поискам выразительных средств и приемов композиции жилых зданий, соответствующих эстетическим идеалам и стилевой направленности архитектуры того или иного исторического периода.

В первый период развития архитектуры ГДР (вторая половина 40-х гг.) основную часть строившихся жилых зданий составляли жилые дома для крестьян, получивших землю после проведения аграрной реформы. Естественно, что в условиях тяжелых последствий войны и разрухи это строительство осуществлялось в основном из местных строительных материалов и имело утилитарный характер.

В строительстве городских жилых зданий этого периода возрождаются и развиваются некоторые прогрессивные принципы и приемы архитектуры немецкого функционализма (разрабатывавшиеся и пропагандировавшиеся школой Баухауза). Характерный пример — жилые дома, построенные архит. О. Хезлером в разрушенном в годы войны жилом районе города Ратенау (проект 1946—1947 гг., реализация 1950—1951 гг.) (рис. 29). Их отличают гладкие оштукатуренные стены, прорезанные горизонтальными (лежачими) окнами, плоские кровли, отсутствие декоративных деталей. Ритм остекленных эркеров лестничных клеток, нависающих над входами, придает композиции сооружений пластичность и индивидуальность. Традиции функционализма сказались здесь как в стилевых особенностях архитектуры жилых домов, так и в планировке большей части жилых кварталов, сочетавшей принципы строчной застройки их внутренних пространств и периметральной по основным магистралям.

С начала 50-х гг. развитие жилищного строительства было связано с двумя противоречивыми тенденциями. С одной стороны, увеличение объемов строительства стимулировало поиски новых рациональных методов проектирования и возведения жилых зданий. В связи с этим делались первые шаги в области производства сборных индустриальных строительных элементов, началась разработка типовых жилых секций для применения в массовом строительстве и проектировались жилые дома повторного применения для застройки Эйзенхюттенштадта и некоторых новых жилых районов в существующих городах. С другой стороны, выдвижение эстетических идеалов монументальности и парадности городской застройки сопровождалось широким распространением приемов и форм ордерной архитектуры, заимствованных из арсенала классицизма и других исторических архитектурных стилей, противоречивших требованиям индустриализации.

Ратенау. Жилые дома. Архит. О. Хезлер. 1948—1951 гг. Эйзенхюттенштадт. План башенного дома на Ленин-аллее. Архитекторы В. Паллокс, О. Цандер. 1958—1959 гг.
29. Ратенау. Жилые дома. Архит. О. Хезлер. 1948—1951 гг. 31. Эйзенхюттенштадт. План башенного дома на Ленин-аллее. Архитекторы В. Паллокс, О. Цандер. 1958—1959 гг.
Дрезден. Крупнопанельные жилые дома на Боргсбергштрассе. 1956—1959 гг. Архит. В. Хенш. Общий вид
Дрезден. Крупнопанельные жилые дома на Боргсбергштрассе. 1956—1959 гг. Архит. В. Хенш. План секции

В композиции фасадов жилых домов часто использовалась трехчастная система деления по вертикали с характерной для нее рустованной цокольной частью и искусственно завышенным аттиком. Дома, выходящие на магистрали, часто декорировались портиками, колоннами или аркадами.

Характерные примеры парадной жилой застройки ГДР первой половины 50-х гг.— многоэтажные и многосекционные дома на первом участке Карл-Маркс-аллеи (архитекторы Р. Паулик, X. Хопп, X. Хензельман, 1952—1954 гг.), полукруглые, изогнутые по габариту площади дома на Росплац в Лейпциге, 10-этажные башенные «дома-пропилеи» на Вильгельм-Пик-аллее в Магдебурге и дома с аркадами магазинов на Альтмаркт в Дрездене.

Обилие декоративных деталей и «большой» пластики в композиции этих сооружений (выступов, ризалитов), декоративные скульптурные или мозаичные украшения фасадов — характерные особенности стилевой направленности архитектуры этого периода. Усложненная конфигурация планов и силуэтов жилых зданий, обычно связанная с чисто формальными задачами градостроительной композиции, удорожала строительство и часто противоречила интересам функциональной планировки: в квартирах создавались затененные пространства и длинные коридоры и пр.

Однако в жилой застройке первого участка Карл-Маркс-аллеи имеются и существенные достоинства — при общей неблагоприятной широтной ориентации применены трехквартирные секции, в которых большая часть жилых помещений обращена на юг, кроме того, здания оснащены всеми видами инженерного благоустройства и отличаются хорошим качеством технического выполнения и отделки.

Во второй половине 50-х гг. радикальная перестройка творческой направленности архитектуры ГДР получает ясное выражение и в развитии архитектуры жилища. Архитектурные мастерские приступают к разработке типовых жилых зданий (до этого в ГДР разрабатывались преимущественно типовые секции). В ряде городов ГДР начинается строительство жилых зданий из крупных блоков и крупных панелей (в конце 50-х гг. 70% жилых зданий Хойерсверды строилось из крупных панелей).

Существенно меняется во второй половине 50-х гг. и объемно-пространственная композиция жилых зданий (рис. 30). Наибольшее распространение получают простые по конфигурации 3—5-этажные секционные дома, рассчитанные на широтную или на меридиональную ориентацию (без угловых секций), и односекционные башенные дома (рис. 31). Внутреннее пространство квартир становится более целостным и компактным. Пропорции и размеры комнат и других помещений квартиры тщательнее продумываются и увязываются с назначением.

Отказавшись от приемов искусственного членения зданий по высоте и от различных неорганичных акцентов в структуре их фасадов (ризалитов, раскреповок, колонн, пилястр, балюстрад и пр.), архитекторы начинают использовать в художественной композиции функционально и конструктивно оправданные элементы сооружений.

Характерной художественной темой композиции становится ритмический повтор одинаковых функциональных элементов жилых зданий — балконов, эркеров, лоджий, лестничных клеток, однотипных панелей. Большое значение в системе выразительных средств композиции получает цвет.

Распространяется, например, прием цветового выделения балконов, лоджий, оконных откосов, наличников и порталов. Окрашенные в яркие цвета (оранжевый, синий, желтый, голубой и т. д.), они хорошо выделяются на обычно сером фоне оштукатуренной стены. Используется и прием окраски однотипных жилых домов в разные цвета.

Проектирование г. Хойерсверды, имевшее важное значение в экспериментальной проверке ряда приемов градостроительства, сыграло определенную роль в разработке принципов архитектурной композиции в индустриальном жилищном строительстве. Индустриализация строительства оказала существенное влияние на художественный облик города. Все крупнопанельные жилые дома Хойерсверды (4—5- и 8-этажные здания) получили как бы единый художественный модуль фасадов, ячеистость которых определяется размером панели «на комнату». Применяя в структуре отдельных типовых зданий панели двух-трех различных цветов и варьируя цветовые сочетания цокольной части лестничных клеток и других вертикальных или горизонтальных форм и членений, архитекторы создали разнообразные фасадные композиции и внесли в типовую застройку элементы разнообразия и живописности.

Наглядный пример утверждения новых принципов композиции жилой застройки — жилые дома на примыкающем к Александерплац втором участке Карл-Маркс-аллеи. В отличие от зданий первого участка магистрали свободно стоящие крупнопанельные жилые дома второго участка имеют простой прямоугольный план (без угловых секций и ризалитов) и облицованы керамической плиткой. В ограждениях балконов и лоджий и в отделке их нижних этажей использованы новые синтетические материалы, в частности цветной пластик.

В 60-х гг. продолжается дальнейшее совершенствование планировочных и пространственных решений жилых зданий. Односекционные жилые дома строятся более разнообразных габаритов (наряду с прямоугольными также Т-образные, трехлучевые, крестообразные), повышается этажность многосекционных жилых домов и т. д.

Развивается и строительство различных видов жилых домов с общественным обслуживанием — домов для престарелых, домов молодежи и малосемейных и пр. Дома для престарелых проектируются в виде связанных остекленными переходами и общественными павильонами малоэтажных корпусов, расположенных на озелененных участках; дома для молодежи — в виде многоэтажных блоков с однокомнатными квартирами, клубом, столовой и другими общественными помещениями в первых этажах.

Берлин. Дом гостиничного типа на Штокверштрассе. Середина 60-х гг.
32. Берлин. Дом гостиничного типа на Штокверштрассе. Середина 60-х гг.
Берлин. Дом гостиничного типа на Унтер-дер-Линден. 1965 г.
33. Берлин. Дом гостиничного типа на Унтер-дер-Линден. 1965 г.
Берлин. Дом гостиничного типа на ул. Фридрихсграхт. Архит. X. Граффундер. 1965—1967 гг.
34. Берлин. Дом гостиничного типа на ул. Фридрихсграхт. Архит. X. Граффундер. 1965—1967 гг.
Карл-Маркс-штадт. Жилые дома в районе Роенхоф. Архитекторы Р. Вейсер, М. Шунк. Конец 60-х гг.
35. Карл-Маркс-штадт. Жилые дома в районе Роенхоф. Архитекторы Р. Вейсер, М. Шунк. Конец 60-х гг.
Котбус. Жилые дома и кафе «Космос» в центральном районе города. Конец 60-х гг.
36. Котбус. Жилые дома и кафе «Космос» в центральном районе города. Конец 60-х гг.

Жилой дом гостиничного типа на Штоковерштрассе и жилой дом гостиничного типа на Унтер-ден-Линден с однокомнатными и двухкомнатными квартирами, с кухней-нишей и коридорной системой планировки (так называемый «аппартамент-хауз») — характерные примеры высокого развития этого типа жилых зданий в середине 60-х гг. (рис. 32, 33). Удачен в художественном отношении и 10-этажный башенный жилой дом с квартирами для малосемейных, построенный в 1960 г. на Рыночной площади в Ростоке. Его стройный, легкий объем с широкими окнами, лоджиями и галереями в верхнем этаже и «обнаженным» кирпичом фасадов сочетает элементы традиционной ростокской архитектуры и современности.

С развитием строительной техники и внедрением новых строительных материалов в середине 60-х гг. композиции фасадов жилых домов ГДР как многоквартирных, так и домов гостиничного типа, а также композиции различных жилых сооружений общественного характера (общежитий, гостиниц, курортных отелей, пансионатов и пр.) значительно обогатились за счет сочетания и варьирования в пластике их фасадов разнообразных фактур и применения усложненных ритмов чередования функциональных элементов сооружений (лоджий, балконов, разгораживающих балконы или лоджии стенок и т. д.). Характерный пример такой усложненной фасадной пластики — фасад жилого дома гостиничного типа в Берлине на ул. Фридрихсграхт у Юнгфербрюке (архит. X. Граффундер, 1965 — 1967 гг.) (рис. 34).

В объемной композиции жилых зданий, расположенных в плотно застроенных центральных районах крупных городов, широко применяется прием освобождения пространства под зданием путем установки части объема сооружения на различного профиля железобетонных столбах. (В композиции Аппартаментхауз на Унтер-ден-Линден применены устои V-образного сечения.)

Большое значение в художественном облике жилых комплексов получают элементы благоустройства — зеленые насаждения, водоемы, пластика, навесы, скамейки. Характерные примеры — жилой комплекс Розенхоф в Карл-Маркс-Штадте и жилая застройка в центре Котбуса (рис. 35, 36).

Архитектурное решение крупных отелей часто подчиняется художественным задачам градостроительства, например, интересам обогащения силуэта городской застройки и создания уникальных градостроительных доминант. Яркими примерами решения такой задачи являются 39-этажный международный отель «Штадт Берлин» на Александерплац в Берлине (архитекторы Р. Корн, X. Шарлипп, X. Богатский, 1967—1970 гг.) и высотная гостиница «Нева» в комплексе Прагерштрассе в Дрездене (архит. К. Кайзер, 1970 г.). Объемная композиция этих сооружений построена на контрастном сочетании стройных башенных гостиничных корпусов и соединенных с ними общественных блоков.

Множественность    повторяющихся в структуре фасадов гостиничных зданий и общежитий одинаковых элементов — проемов, балконов, вертикальных стоек или рельефных плит декоративной облицовки (гостиница «Нева») создает иллюзию нерасчлененности как бы покрытых орнаментальным узором граней параллелепипеда.

Росток-Варнемюнде. Гостиница «Нептун». 1971 г.
37. Росток-Варнемюнде. Гостиница «Нептун». 1971 г.
Оберхоф. Гостиница «Панорама». 1971 г.
38. Оберхоф. Гостиница «Панорама». 1971 г.

Среди курортных отелей и пансионатов ГДР выделяется гостиница «Нептун» в прибрежном курорте Варнемюнде (проект разработан на основе проектного задания архитекторов ГДР коллективом шведских архитекторов, 1971 г.) (рис. 37). Ее башенный 15-этажный жилой корпус зубчатой конфигурации (обеспечивающей известную изоляцию комнат) поднят на широкий 4-этажный «постамент» общественной части, в составе которой имеются зал конгрессов, разнообразные кафе, бары, рестораны, гимнастический зал, плавательный бассейн, и учреждения обслуживания. Гостиницу «Панорама» в Оберхофе (район Тюрингскоголеса),построенную по проекту югославских архитекторов (1971 г.), отличает интересная и динамичная объемно-пространственная композиция из двух многоэтажных корпусов с асимметричными наклонными кровлями (скосы достигают по высоте 12 этажей), возвышающихся над широким общественным блоком (рис. 38). Своеобразный силуэт комплекса хорошо компонуется с горным пейзажем местности. Некоторые архитектурные детали сооружения (открытые деревянные консоли, дощатая облицовка стен и др.)» как и крупные скосы наклонной кровли,— элементы своеобразной художественной интерпретации форм и приемов народной архитектуры Тюрингии.

***

Общие тенденции и стилевые особенности развития архитектуры ГДР находят проявление и в разработке новых типов зданий общественного назначения, и в поисках новых средств их образной выразительности.

В первой половине 50-х гг. принятие законов о всеобщем среднем образовании и бесплатном медицинском обслуживании и общий курс на повышение уровня культурно-бытового обслуживания населения сделали чрезвычайно актуальным создание экономичных и рациональных проектов школ, больниц, поликлиник и детских садов для массового строительства. Однако проектирование и строительство общественных и административных зданий ГДР вступило в полосу рационального развития и прогресса лишь во второй половине 50-х гг. На основе достижений строительной техники начали создаваться принципиально новые объемно-пространственные решения функциональных задач архитектуры, отвечающие требованиям современной медицины, современной педагогики и т. п.

Принципиально новым явлением в строительстве общественных зданий стала тенденция их укрупнения и кооперирования. Так, в проектах застройки первых кварталов Хойерсверды (конец 50-х гг.) был предложен новый тип общественного здания — детский клуб с игровыми и спортивными площадками, предназначенный для детей школьного возраста.

Дрезден. Учебно-оздоровительный комплекс в районе Йоханесштадт
39. Дрезден. Учебно-оздоровительный комплекс в районе Йоханесштадт. Первая половина 60-х гг. 1 — школа; 2 — интернат; 3 — клуб молодежи; 4 — детский сад; 5 — детские ясли; 6 — школьный сад; 7 — рекреационный двор; 8 — площадка для игр; 9 — беговая дорожка; 10 — бассейн; 11 — детская деревня; 12 — футбольное поле
Эйзенхюттенштадт. Здание школы. Конец 50-х гг.
40. Эйзенхюттенштадт. Здание школы. Конец 50-х гг.
Берлин. Амбулатория в районе Ханс-Лox. Первая половина 60-х гг.
41. Берлин. Амбулатория в районе Ханс-Лox. Первая половина 60-х гг.

В числе интересных примеров разработки темы пространственного кооперирования общественных учреждений различного назначения может быть назван проект воспитательно-оздоровительного комплекса для района Йоханесштадт в Дрездене (первая половина 60-х гг.) (рис. 39). В его состав включены школа на 20 классов, интернат на 150 мест, детский сад, ясли, молодежный клуб, бассейн, игровые и спортивные площадки с беговой дорожкой и рекреационный двор.

В первой половине 60-х гг. для строительства в микрорайонных общественных центрах Шведта были запроектированы три типа сооружений общественного назначения: «Компактбау» — сооружение, содержащее школьную столовую, клуб-ресторан, магазин повседневных закупок и жилищное управление; кооперированное общественное здание с гимнастическим залом и производственными мастерскими и коммунально-торговые сооружения, объединившие магазины, предприятия бытового обслуживания, помещения районной администрации и амбулатории.

В 1970 г. в одном из жилых комплексов Шведта было передано в эксплуатацию первое кооперированное общественное здание («Компактбау»), содержащее столовую на 2000 школьников и гимнастические залы, предназначенные для учащихся трех соседних школ. В этом же здании находится ресторан для взрослых, к которому подсоединяется в необеденное время помещение школьной столовой.

Активно решая функциональные проблемы проектирования и строительства различных общественных сооружений учебного, торгового, оздоровительного и культурно-зрелищного назначения, архитекторы ГДР придают большое значение их образной выразительности и эстетической привлекательности, стараясь добиться художественного эффекта тщательной проработкой пропорций архитектурных объемов, соразмерностью простых и функционально необходимых форм и членений сооружений. Вместе с тем в композиции общественных зданий, даже небольших культурно-бытовых или учебных сооружений, размещаемых внутри жилых комплексов, начинают широко применяться средства синтеза архитектуры и изобразительных искусств, помогающие образному раскрытию назначения сооружения и связанных с его социальными функциями общественных идей. Примеры использования смежных искусств в композиции небольших общественных зданий массового типа — школьное здание в Эйзенхюттенштадте (конец 50-х гг.) (рис. 40) и амбулатория в районе Ханс-Лox-фиртель (первая половина 60-х гг.) (рис. 41).

Большое значение в системе художественно-композиционных приемов нового творческого направления архитектуры ГДР получила функциональная дифференциация и группировка помещений, широко используемая в проектировании общественных сооружений, имеющих разнообразные функции. Характерный пример удачной компоновки различных по функциональному назначению корпусов и частей сооружения и архитектурно оформленных открытых пространств в живописное и привлекательное архитектурное целое — здание Кораблестроительного института в Ростоке (1964 г.).

Объемная композиция уникального по своему назначению Дома учителя в Берлине (архит. X. Хензельман, 1964 г.) также основана на принципе функциональной дифференциации целого. Сооружение скомпоновано из двух контрастных по форме и высоте архитектурных объемов. Применен весьма типичный для композиции современных многофункциональных сооружений прием сочетания башенной части с ячеистой планировкой этажей и низкого, в данном случае купольного, объема с залом заседаний и рестораном. Важную роль в системе выразительных средств этого сооружения играет опоясывающий два этажа башенного корпуса Дома учителя монументальный фриз работы художника В. Вомака, выполненный из керамики, цветного стекла и алюминия; он, по словам автора проекта здания архит. X. Хензельмана, должен «привлекать внимание, останавливать быстрый шаг пешехода, волновать и возбуждать мысль».

Средства изобразительного искусства получили большое значение и в формировании художественного образа Дома путешествий на Александерплац в Берлине. Рельефный металлический фриз над главным входом в здание — «Человек преодолевает пространство и время» — выполнен худож. В. Вомака в 1971 г.

Дрезден. Альтмаркт. Дворец культуры. Архит. В. Хенш и др. 1969 г. Общий вид
Дрезден. Альтмаркт. Дворец культуры. Архит. В. Хенш и др. 1969 г. Панно (художник Г. Бондзин)
42. Дрезден. Альтмаркт. Дворец культуры. Архит. В. Хенш и др. 1969 г. Общий вид. Панно (художник Г. Бондзин)
Шверин. Универсальный спортивный зал. Архит. X. Фрелих. 1959—1962 гг.
43. Шверин. Универсальный спортивный зал. Архит. X. Фрелих. 1959—1962 гг.
Дрезден. Кинотеатр на Прагерштрассе. Архит. Г. Ландграф 1973 г.
44. Дрезден. Кинотеатр на Прагерштрассе. Архит. Г. Ландграф 1973 г.
Берлин. Ресторан в комплексе Фишеркиц. 1973 г.
45. Берлин. Ресторан в комплексе Фишеркиц. 1973 г.

Ярким примером успешного использования синтеза искусств является Дом культуры на площади Альтмаркт в Дрездене (архит. В. Хенш и др.) (рис. 42). Главные выразительные средства композиции его простого кубообразного объема — стеклянный витраж, переливающееся на солнце граненое металлическое покрытие и монументальное, героическое по своему масштабу и теме стеновое панно работы художника Г. Бондзина «Дорога красных флагов».

Особое значение в процессе нового формообразования в архитектуре ГДР получили вантовые конструкции и разнообразные по форме своды-оболочки, предоставившие широкие возможности создания крупногабаритных безопорных общественных залов большой вместимости (спортивного, выставочного, делового, зрелищного и универсального назначения), а также новых форм и художественных образов архитектуры.

Среди сооружений, в композиции которых эти прогрессивные пространственные системы получили определяющее значение, могут быть отмечены универсальный зал в Шверине (архит. X. Фрелих, 1959—1962 гг.) (рис. 43), здание кинотеатра «Панорама» на Прагерштрассе в Дрездене (архит. Г. Ландграф, 1973 г.) (рис. 44), здание ресторана «Теепот» в Росток-Варнемюнде (архитекторы Э. Кауфман, У. Мютер, 1968 г.), спортзал в Галле-Нёйштадте, крытый рынок в Галле, выставочные павильоны около берлинской телебашни, здание ресторана «Космос» в Котбусе и ресторан в районе Берлина Фишеркиц (рис. 45). Изящная, монолитная оболочка формы гиперболического параболоида, перекрывающая однопространственный объем ресторана «Теепот», сложная система оттянутых тросами и открытых сводов-оболочек, образующих покрытие трехнефного пространства спортзала в Галле-Нёйштадте, складчатая конструкция покрытия катка в Галле и вспарушенные элементы покрытия ресторана в Фишеркице демонстрируют широкий диапазон возможностей использования пространственных систем покрытий.

Важное значение в процессе развития современной архитектуры ГДР имеет проектирование и строительство административных, научно-исследовательских и проектных институтов и других зданий, характерных наличием в их пространственной структуре большого числа одинаковых конторских помещений, связанных коридором. Объемы этих сооружений, играющие большую роль в общем облике новой застройки городов ГДР, обычно представляют собой простые по габаритам горизонтально или вертикально поставленные параллелепипеды с рядами равномерных вертикальных или горизонтальных членений, отвечающих характеру их ячеистой пространственной структуры.

В 60-х гг. в ГДР возникло новое направление в строительстве административно-конторских зданий, характерное наличием крупнопространственных залов. К этому направлению относятся Дом электроиндустрии, здание Министерства строительства и др. Однако ячеистая система планировки административных и конторских сооружений сохранила свое преобладающее значение в строительстве.

Важной тенденцией развития архитектуры административных зданий является внедрение в их проектирование гибких конструктивных систем, основанных на принципе взаимозаменяемости и свободного сочетания типовых элементов, дающем большие возможности рациональной планировки и разнообразной компоновки фасадов навесных стен-экранов.

Берлин. Министерство иностранных дел. Архит. И. Кайзер. 1967 г.
46. Берлин. Министерство иностранных дел. Архит. И. Кайзер. 1967 г.
Нойбранденбург. Дом культуры и образования. Архит. И. Дуллин-Грунд. 1975 г. Фрагмент здания
Нойбранденбург. Дом культуры и образования. Архит. И. Дуллин-Грунд. 1975 г. План
47. Нойбранденбург. Дом культуры и образования. Архит. И. Дуллин-Грунд. 1975 г. План. Фрагмент здания
Берлин. Ресторан «Москва» на ул. Унтер-ден-Линден. Архит. И. Кайзер. 1961—1964 гг.
48. Берлин. Ресторан «Москва» на ул. Унтер-ден-Линден. Архит. И. Кайзер. 1961—1964 гг.
Лейпциг. Здание Центрального универмага. Архитекторы X. Кранц, Г. Герхард и др. 1965—1968 гг.
49. Лейпциг. Здание Центрального универмага. Архитекторы X. Кранц, Г. Герхард и др. 1965—1968 гг.
Зуль. Универмаг «Центрум». Архит. X. Лутер, худож. Ф. Кюн. 1971 г.
50. Зуль. Универмаг «Центрум». Архит. X. Лутер, худож. Ф. Кюн. 1971 г.

Примеры успешного использования этих возможностей и тонкого модулирования фасадных плоскостей сооружений с применением современных строительных материалов и высокоразвитой строительной техники — административное здание на Тиргартенштрассе в Дрездене (вторая половина 60-х гг.), здание Управления химической промышленности в Лейпциге (вторая половина 60-х гг.) и здание Министерства иностранных дел в Берлине (архит. И. Кайзер, 1967 г.) (рис. 46). Стройные пропорции фасадов зданий способствуют выявлению легкости их ненесущих, ограждающих стен из стекла и алюминия. В композиции здания Министерства иностранных дел рельефная пластика облицовочных элементов сообщает его главному фасаду известную орнаментальность.

Различные цветовые и фактурные сочетания и вариации в композиции фасадов сооружений занимают заметное места в системе выразительных средств современной архитектуры ГДР. Широко используется при этом и налаженное в ГДР индустриальное производство сборных элементов облицовки, отличающихся сложным рельефным профилем, а также ажурных структурных элементов ограждающих стен.

Ажурные структурные элементы стен, применяемые для дополнительного освещения дневным светом фойе, лестниц и других общественных пространств и помещений,— важные средства художественной выразительности и своеобразия фасадов Дома управления индустрией в Карл-Маркс-Штадте, Дома культуры и образования в Нёйбранденбурге (архит. И. Дуллин-Грунд, 1965 г.) (рис. 47) и ресторана «Москва» на Карл-Маркс-аллее в Берлине (архит. И. Кайзер и др., 1961—1964 гг.) (рис. 48). Фактурные облицовочные блоки-панели успешно применены в пластике фасадов Дворца культуры в Карл-Маркс-Штадте и здания Центрального универмага в Лейпциге (рис. 49). Эффектную игру светотени создают ажурные декоративные солнцезащитные «стенки» фасадов Центрального Дома торговли на Александерплац в Берлине (архитекторы И. Кайзер, Г. Кунерт, 1967—1970 гг.), универмага «Центрум» в г. Зуль (архит. X. Лутер, худож. Ф. Кюн, 1971 г.) (рис. 50).

Проектируя и строя важные в градостроительном или социальном аспекте общественные и административные сооружения, архитекторы ГДР широко комбинируют и используют рассмотренные выше разнообразные выразительные средства и приемы архитектурной композиции: контрастное сочетание объемов, художественное осмысление новых конструктивных форм, разнообразные средства пластической модуляции наружных граней сооружений, выразительный силуэт, синтез архитектуры и изобразительных искусств и пр.

Особое место в архитектуре и искусстве ГДР занимают мемориальные комплексы, сооруженные на местах бывших гитлеровских концентрационных лагерей в Бухенвальде, Равенсбрюке и Заксенхаузене.

Перед немецкими архитекторами, скульпторами и художниками, участвовавшими в их создании, стояли задачи образного увековечивания средствами искусства памяти погибших и осуждения нацизма. При проектировании отдельных объектов решались вопросы, что должно главенствовать в композиции: сохранившиеся постройки лагеря, музей с экспозицией или архитектурно-художественный монумент?

В каждом из осуществленных памятников имеются все эти три элемента: подлинные постройки, музей и монумент. Однако главным смысловым и композиционным элементом во всех памятниках является именно монумент, что позволяет рассматривать мемориальные комплексы в Бухенвальде, Равенсбрюке и Заксенхаузене не только как исторические или музейные центры, но и как выдающиеся архитектурно-художественные произведения социалистического искусства новой Германии.

Проектирование всех трех комплексов осуществлялось одним и тем же коллективом архитекторов в составе Л. Дейтерса, Г. Гротеволя, X. Кутцата, К. Таузендшёна, Г. Маттеса, Г. Намслауэра.

Бухенвальд. Мемориальный комплекс. Архитекторы Л. Дейтерс, Г. Гротеволь и др., скульптор Ф. Кремер. 1958 г. Монумент на площади Митингов Бухенвальд. Мемориальный комплекс. Архитекторы Л. Дейтерс, Г. Гротеволь и др., скульптор Ф. Кремер. 1958 г. Аллея Наций
Бухенвальд. Мемориальный комплекс. Архитекторы Л. Дейтерс, Г. Гротеволь и др., скульптор Ф. Кремер. 1958 г. План комплекса
51. Бухенвальд. Мемориальный комплекс. Архитекторы Л. Дейтерс, Г. Гротеволь и др., скульптор Ф. Кремер. 1958 г. Монумент на площади Митингов. Аллея Наций. План комплекса
Равенсбрюк. Мемориальный комплекс. 1959 г. Генплан комплекса Равенсбрюк. Мемориальный комплекс. 1959 г. Обелиск со скульптурой «Пиета»
Равенсбрюк. Мемориальный комплекс. 1959 г. Группа «Скорбящие» 52. Равенсбрюк. Мемориальный комплекс. 1959 г. Генплан комплекса. Обелиск со скульптурой «Пиета». Группа «Скорбящие»

Композиция мемориального ансамбля в Бухенвальде (1958 г., рис. 51) рассчитана на восприятие ее в процессе движения по определенному маршруту. От пропилеев зритель спускается по пологой лестнице, вдоль которой расставлены прямоугольные каменные стелы с барельефами, изображающими эпизоды из истории концентрационного лагеря (скульпторы Р. Грэтц, В. Гржимек и Г. Кис). Эта «аллея стел» приводит посетителя к широкой аллее (более 20 м шириной и длиной 350 м), соединяющей три братские могилы-воронки, носящей название «дороги наций». Вдоль нее (справа по ходу движения) расположены пилоны 18 стран, увенчанные плоскими чашами с вечным огнем. Строгий ритм пилонов и монументальная статичность трех чаш-могил, обнесенных по кругу глухими каменными стенами, создают атмосферу спокойствия и эпичности.

Пройдя зону захоронений, посетитель попадает к большому проему в стене, от которого начинается широкая лестница, символизирующая подъем «из мрака фашизма к свободе», ведущая к площади Митингов с 55-метровой башней Свободы с колоколом Бухенвальда. На площади Митингов перед башней находится бронзовый памятник, изображающий группу заключенных в момент восстания (скульптор Ф. Кремер).

Мемориальный комплекс в Равенсбрюке (1959 г.) (рис. 52), расположенный на территории бывшего женского концентрационного лагеря, также имеет четкое членение на различно художественно трактованные зоны. Его центральная часть — трапециевидная в плане площадь Митингов. С востока к ней примыкают расположенная у кирпичной стены лагерной ограды братская могила и небольшая площадь Траура (перед входом в крематорий), на которой установлена металлическая чаша для огня и скульптурная группа «Скорбящие». Западная сторона мемориального комплекса раскрывается к озеру и к размещенному на искусственном полуострове (20X30 м), окаймленном спускающимися к воде ступенями, главному, доминирующему в композиции монументу — скульптурной группе «Пиета» (скульптор В. Ламмерт).

В мемориальном комплексе Заксенхаузен (1961 г.) три зоны, как бы отвечающие трем этапам жизни заключенных в лагере. В первой зоне, у входа в лагерную ограду, на месте бывшей комендатуры, сооружено здание музея с двором Почета. Во второй зоне, на территории собственно концлагеря, сохранены два барака и разбит газон, на котором положены гранитно-порфировые плиты, обозначающие места расположения остальных 66 бараков. Бывшая «аппель-плац» обнесена по полукругу высокой каменной стеной с крестообразными отверстиями — символическими крестами в память погибших. В центральной зоне комплекса на площади Памяти размещен главенствующий в ансамбле треугольный в плане 40-метровый монумент Наций. У основания обелиска, на невысоком постаменте, стоит скульптурная группа, изображающая двух узников, которых, бережно поддерживая, выводит на дорогу Свободы советский Воин-освободитель (скульптор В. Гржимек).

Ярко выраженная сюжетность и программность мемориальных комплексов в Бухенвальде, Равенсбрюке и Заксенхаузене, стремление воздействовать не только на сознание, но и на чувства посетителя отличают эти памятники от многих сооруженных в капиталистических странах монументов жертвам войны.

***

Для Германской Демократической Республики характерны высокие темпы развития промышленности и в первую очередь основных отраслей тяжелой промышленности — угольной, химической, энергетической и металлургической.

Архитектуру промышленных зданий и инженерных сооружений ГДР в отличие от градостроительства и архитектуры жилых и общественных зданий почти не затронуло увлечение классицистическими композиционными приемами и архитектурными формами.

Одной из новых важных отраслей инженерного строительства ГДР явилось строительство гидротехнических сооружений, связанное с большими потребностями растущей промышленности в энергетических ресурсах. Проектирование этих сооружений, всегда тесно связанное с техническими проблемами, стало важным поприщем апробации новых строительных конструкций и в то же время средством эстетического обогащения и преобразования природной среды.

Раппбоде. Плотина водохранилища. Архитекторы Ф. Шааршмидт и др. 1952 г.
53. Раппбоде. Плотина водохранилища. Архитекторы Ф. Шааршмидт и др. 1952 г.
Машиностроительный завод. Архит. Р. Моргенштерн. 1952 г.
54. Машиностроительный завод. Архит. Р. Моргенштерн. 1952 г.
Хойерсверда. Буроугольный комбинат «Шварце Пумпе». 1959 г.
55. Хойерсверда. Буроугольный комбинат «Шварце Пумпе». 1959 г.
Торгау. Комбинат стеклянных изделийю Архитектор П. Клюге. 1964 г.
56. Торгау. Комбинат стеклянных изделийю Архитектор П. Клюге. 1964 г.
Ошатц. Завод стеклянных изделий. Конец 60-х гг.
57. Ошатц. Завод стеклянных изделий. Конец 60-х гг.

Удачным гидротехническим сооружением начала 50-х гг. является плотина водохранилища Раппбоде, расположенная в горной долине Гарца (архит. Ф. Шааршмидт и др., 1952 г.) (рис. 53). Железобетонная плотина высотой 106 м и длиной 450 м перегораживает р. Бода в том месте, где ее русло имеет высокие крутые берега. По гребню плотины проложена широкая автострада. Рациональное техническое решение этого инженерного сооружения сочетается с высокими эстетическими качествами объемной композиции. Пластично изогнутая ослепительно белая стена плотины органично вписана в живописный природный пейзаж и эффектно воспринимается с больших расстояний на фоне заросших лесом горных отрогов Гарца.

Объемно-пространственная композиция крупных инженерных сооружений или промышленных предприятий, на базе которых закладывались новые города, обычно связывалась и со значением этих сооружений в общем облике окружающей их городской или природной среды, в которой они часто получали важную доминирующую роль благодаря своим объемам и необычности силуэта.

Характерный пример выразительного по силуэту промышленного комплекса — крупнейший в стране металлургический комбинат в Эйзенхюттенштадте, сданный в эксплуатацию в 1952 г.

Индустриальный ансамбль комбината состоит из шести доменнных печей, мощной ТЭЦ, здание которой решено в виде лаконичного параллелепипеда и композиционно завершено рядом дымовых труб, и четырех градирен. Огромные, статичные и в то же время упругие по своей форме (с параболической образующей), поставленные в ряд с небольшими интервалами градирни образуют сильную и выразительную ритмичную композицию с ажурными силуэтами доменных печей.

Здания ТЭЦ и градирни, имеющиеся при всех крупных промышленных предприятиях и в больших городах (ГДР по производству электроэнергии на душу населения обогнала ФРГ, Францию, Англию и Италию), получили важное значение в силуэте многих промышленных городов и их районов и играют важную роль в формировании современного индустриального пейзажа страны.

Среди первых ТЭЦ ГДР должны быть отмечены крупнейшие: теплоэлектростанция в Траттерндорфе мощностью 450 тыс. кВт (1954 г.) и ТЭЦ в Берцдорфе (1956 г.). Важными элементами композиции красного кирпичного объема ТЭЦ в Берцдорфе стали ритмично расположенные в ряд четыре светло-серых трубы и градирни.

Большое значение в формировании нового облика ряда городов получили и новые портовые сооружения и прежде всего судостроительные верфи, превратившие Росток, Штральзунд и Висмар в крупные порты ГДР.

Значительную часть новых промышленных сооружений ГДР составляют предприятия химической промышленности, по развитию которой республика занимает одно из первых мест в мире. В отличие от компактных зданий ТЭЦ химические предприятия, так же как и сооружения металлургических комбинатов, имеют более сложные объемно-пространственные композиции, включающие в себя кроме собственно зданий расположенные под открытым небом отдельные производственные агрегаты и паутину многочисленных металлургических трубопроводов. Характерен в этом отношении введенный в строй в 1951 г. первый в мире буроугольный коксовый комбинат в Лаухаммере. Его основной протяженный производственный корпус завершается несколькими десятками вытянутых в ряд ажурных труб.

Иной характер носит архитектура машиностроительных заводов, промышленных предприятий легкой и пищевой промышленности. Все агрегаты на этих заводах находятся, как правило, внутри простых по планировке и компактных архитектурных объемов. Характерный пример — корпус машиностроительного завода «Германия» (архит. Р. Моргенштерн, 1952 г., рис. 54). Построенное в начале 50-х гг., это здание примечательно строгостью и гармоничностью силуэта и членений. Оно вполне удовлетворяет также современным эстетическим идеалам и представлениям о художественном образе промышленного сооружения.

Широкое применение сборного железобетона поставило перед проектировщиками практическую задачу создания типовых проектов промышленных зданий. В 1957 г. в Институте типового проектирования был создан первый проект универсального цеха (инж. Г. Швиндке, архит. Г. Хенель) — одноэтажного здания, предназначенного для определенного вида производства с тяжелым оборудованием и большим весом изготовляемых изделий.

В конце 50-х гг. был создан и первый типовой проект 5-этажного производственного здания из сборного железобетона (инженеры К. Риттер, X. Эбер), а также проект промышленного комплекса, в котором были объединены четыре 5-этажные типовых производственных корпуса, 15-этажное типовое здание конструкторского бюро, административное сооружение и ряд хозяйственных построек.

С конца 50-х гг. в ГДР ведутся активные поиски планировочных и объемно-пространственных решений промышленных зданий, создающих оптимальные условия для рационального размещения крупного оборудования и осуществления производственных процессов (равномерное освещение, хорошая вентиляция производственных помещений и т. д.).

Промышленные здания проектируются как с применением новых конструктивных систем, так и на основе усовершенствованных традиционных конструкций.

Строительство многоэтажных производственных корпусов с большими по высоте цехами осуществляется преимущественно на основе традиционных конструкций, состоящих из сетки колонн, балок и ферм из монолитного железобетона. Системы усовершенствуются путем предварительного напряжения арматуры и рационализации сечений несущих элементов, что позволяет увеличивать пролеты между опорами. При строительстве некоторых химических заводов железобетонные каркасы совмещаются со стальными фермами перекрытий.

В строительстве крупных производственных помещений, необходимых для установки современных станков и машин, большепролетных складов для крупных сельскохозяйственных агрегатов или ангаров для размещения самолетов, получают широкое распространение новые пространственные системы покрытий: тонкостенные железобетонные своды-оболочки и складки как монолитные, так и сборные, а также вантовые конструкции.

В числе первых крупногабаритных сооружений — ангар на Центральном аэродроме Берлина в Шёнефельде (начало 60-х гг.). Прямоугольное в плане сооружение (135 X 46 м) перекрыто системой пустотелых балок из предварительно-напряженного железобетона (с шагом 22,5 м) и опирающихся на эти балки оболочек.

Одна из первых практически осуществленных в ГДР вантовых конструкций — перекрытие ремонтной мастерской при автобусном парке в Берлине с пролетом 50 м и стрелой провисания 8,5 м (начало 60-х гг.). Основные тросы закреплены в верхней части поперечных стенок-контрфорсов, расположенных через каждые 20 м (общая длина перекрываемого зала 120 м). Сплошное остекление верхней части торцовых стен, почти не ощутимая зрительно толщина натянутого над помещением перекрытия, ряд контрфорсов — все это придает сооружению легкость и в то же время динамическую напряженность.

Актуальная проблема промышленной архитектуры — создание гибких конструктивных систем, предоставляющих возможность трансформации планировки по мере изменения технологии или модернизации оборудования, а также расширения и достройки помещений — разрабатывается в ГДР на основе модульной сетки и унификации параметров сборных элементов и секций. Это позволяет собирать из типовых строительных элементов или объемно-пространственных секций производственные залы требуемых форм и размеров.

В 60-х гг. в ГДР получило распространение строительство промышленных зданий универсального назначения с крупногабаритными компактными объемами, собранными из типовых секций. Характерный пример — бумагопрядильная фабрика в Лейнефельде (1960—1962 гг.). В основе планировочного решения сооружения — единая модульная сетка с шагом колонн 12x24 м. Общий объем здания площадью 30 000 м2 подразделен на семь участков-цехов.

В строительстве крупных промышленных предприятий широко применяется павильонная система планировки комплексов из повторяющихся однотипных корпусов-блоков. Такая система применена, например, в объемно-пространственной композиции комплекса экспериментальных производственных мастерских в Берлине, Адлерсхофе (архит. А. Краус, первая половина 60-х гг.).

Вместе с тем важнейшей проблемой промышленного строительства становится проблема компактного размещения промышленных объектов (как в пределах городской застройки, так и за ее чертой). В стране поставлена задача: сооружать все новые объекты, не имеющие к тому технологических противопоказаний, по методу компактного строительства. В связи с этим особенно большое значение придается блокировке промышленных зданий, т. е. объединению в одном корпусе технологических процессов, для каждого из которых раньше обычно строили отдельные здания. Это осуществляется путем блокировки цехов в многоэтажном или одноэтажном корпусе или же в сооружении, объединяющем в общий блок одноэтажный и многоэтажный корпуса. Блокировка промышленных зданий дает значительный экономический эффект: сокращает эксплуатационные расходы и стоимость транспортных и инженерных коммуникаций, помогает более рационально использовать территорию.

Все эти преимущества в еще большей степени проявляются при компактном размещении на общей территории не только различных корпусов отдельного промышленного объекта, но и нескольких предприятий с объединением в ряде зданий характерных для всех предприятий функциональных процессов. Это помогает правильно зонировать различные функциональные районы города и экономно использовать городские территории.

Особенно большой эффект дает объединение в единый комплекс небольших предприятий местной промышленности крупного города. Именно так поступили в Берлине, где большое количество мелких промышленных предприятий и ремесленных мастерских было выведено из центра города и жилых районов и сосредоточено в едином в стилевом отношении современном архитектурном комплексе промышленного района на Штоковерштрассе. В районе объединены 27 одноэтажных корпусов, 7 пятиэтажных промышленных зданий, 5 многоэтажных конторских зданий, 3 крупных гаража, а также ряд технических сооружений и предприятий коммунально-бытового обслуживания для трудящихся этих предприятий (четыре столовые с единой централизованной кухней, амбулатория и т. д.). Эта идея вывода мелких промышленных предприятий из центра большого города и их блокировки положена также в основу проекта нового промышленного района Дрездена Арм-Келлер.

Придавая огромное значение задаче создания оптимальных здоровых условий труда, максимального снижения утомляемости трудящегося населения, архитекторы ГДР уделяют значительное внимание как созданию хороших санитарно-гигиенических условий в производственных помещениях предприятий, так и устройству на территориях заводов развитых комплексов бытовых помещений и оздоровительных сооружений (спортивных площадок, бассейнов). Вместе с тем огромное значение придается и такому важному психофизиологическому фактору, как эстетика, эстетика промышленного интерьера и бытовых помещений, а также внешнему облику промышленного сооружения или комплекса. 

Большими художественными достоинствами отличается, например, буроугольный комбинат «Шварце Пумпе», построенный в Хойерсверде на рубеже 50-х — 60-х гг. (рис. 55). Наряду с рациональным учетом технологических процессов и широким применением в нем прогрессивных строительных конструкций комплекс отличают выразительность силуэта и гармоничность пространственной компоновки объемов и элементов оборудования. Особенно высокими художественными достоинствами обладает входящее в комплекс здание ТЭЦ. Выполненное в отличие от других тепловых электростанций почти целиком из стекла и завершенное волнистой линией покрытия, оно образует вместе с наклонным транспортером, трубами и соседними кирпичными корпусами контрастную и динамичную композицию.

К новаторским произведениям промышленной архитектуры ГДР принадлежит комбинат стеклянных изделий в Торгау (архит. П. Клюге, 1964 г., рис. 56), возведенный с широким использованием типовых несущих и ограждающих элементов конструкций и покрытий. Композиция некоторых его корпусов (например, главного) построена на многократном повторении одинаковых вертикальных звеньев, состоящих из ограждающих железобетонных плит (верхние снабжены солнцезащитными ребрами) и завершающего криволинейного элемента покрытия, выполненного из сводов-оболочек. Общая объемная и пластическая композиция комплекса отличается уравновешенностью и согласованностью пропорций отдельных объемов и широким повтором в структуре фасадов отдельных сооружений типовых архитектурных элементов и вертикальных членений. Важное значение для достижения композиционного единства комплекса имеет объединяющий мотив волнистого очертания покрытий.

Большой интерес представляет также выполненная из сборных типовых элементов пластичная композиция главного корпуса завода стеклянных изделий в Ошатце (рис. 57). V-образные железобетонные устои, поддерживающие складчатое покрытие здания, эффектно выделяющиеся на фоне стеклянного витража, создают выразительный и динамичный ритм его общей структуры.

Больших успехов добились строители ГДР при создании таких новых типов инженерных сооружений, как телевизионные и ретрансляционные башни, которые часто используются одновременно и как видовые башни. В верхней части таких башен обычно размещены видовые площадки и ресторан, столики которого располагаются по кругу у сплошь остекленной наружной стены. Первая такая башня была построена в Декведе (1956 г., проект инженеров Г. Фроста, В. Кисса, Р. Книппеле, И. Петерсона). Конструкция башни — железобетонный ствол высотой 124,4 м, над которым возвышается металлическая ажурная мачта квадратного сечения высотой 59,75 м, общая высота башни 184,15 м.

В 60-х гг. тип телевизионной башни с рестораном и видовыми площадками получил в ГДР дальнейшее развитие. Башни (относительно низкие) имеют массивный ствол и небольшие объемы ресторана (башни в Петерсберге, в Ринове, в Циппендорфе). Особенно большая удача — знаменитая телебашня центра Берлина.

***

С первых лет после образования Республики перед архитекторами ГДР встали проблемы обеспечения новых владельцев земли жильем и строительства в селах школ, больниц, домов культуры и других учреждений культурно-бытового обслуживания, т. е. проблемы всемерного улучшения условий жизни сельских жителей, проблемы архитектуры села. На каждом этапе общественного и народнохозяйственного развития Республики эти проблемы имели свою специфику. Уже в первой половине 50-х гг. после осуществления в селах необходимых восстановительных работ и обеспечения жильем остро нуждавшихся в нем крестьян в ГДР начался процесс социалистического переустройства деревни. С начала 50-х гг. организуются первые сельскохозяйственные кооперативы и МТС. Эти новые формы сельскохозяйственных объединений породили потребности в новых производственных сооружениях — в крупногабаритных амбарах, складах, в заводах, перерабатывающих сельскохозяйственные продукты.

В 1952 г. в ГДР был основан Институт проектирования сельскохозяйственных сооружений, в котором развернулись исследования и эксперименты, посвященные поискам оптимальных типов жилых, производственных и общественных зданий для строительства в сельской местности, а также поиски оптимальных планировочных систем сельской застройки.

С 1957 г. в ГДР осуществляется массовый переход к строительству жилых домов и производственных сооружений МТС по типовым проектам. Наибольшее распространение получили типовые проекты одноэтажных зданий на одну семью и спаренных коттеджей с трех- и четырехкомнатными квартирами. Для сельских рабочих и работников МТС строились двухэтажные типовые жилые дома с мансардой или одноэтажные с мансардой на четыре или шесть квартир. Все эти проекты имели ограниченное число типоразмеров и были рассчитаны на индустриальные методы строительства.

В некоторых типах индивидуальных домов предусматривались специальные помещения для стирки белья и приготовления корма для скота. Однако для сельского жилищного строительства в целом было характерно существенное сокращение площадей хозяйственных помещений, что отвечало кооперативной форме ведения хозяйства с обобществлением основных производственных функций.

Во второй половине 60-х гг. в экспериментальных проектах и исследовательских работах в области сельской архитектуры начали решаться проблемы создания в селах общественных центров, отвечающих новым общественным потребностям и задачам формирования социалистического быта и социалистических общественных отношений.

Ставя перед собой задачи приблизить уровень бытовых удобств в селе к уровню, обеспечиваемому в городе, архитекторы ГДР считают целесообразным сохранить специфику сельских поселений, основанную на тесной связи сельскохозяйственного производства с природой. 

С конца 60-х гг. развитие архитектуры села связано в ГДР с растущим вниманием к эстетическим качествам сельских зданий, комплексов, улиц, площадей и сел в целом. Разрабатываются специальные градостроительные концепции, предопределяющие характер планировки и застройки центров крупных сельских поселений для ряда областей и округов страны. В начале 70-х гг. была разработана, например, градостроительная концепция центра сельскохозяйственной зоны Эрфуртской области. Индивидуальный характер предлагаемого градостроительного решения обусловлен в ней учетом специфики природной среды.

Важные тенденции в развитии архитектуры села связаны с исследованием региональных художественных традиций, а также с программой привлечения населения к решению проблем развития эстетических качеств сельских поселений путем непосредственного участия в их благоустройстве и озеленении.

***

За сравнительно короткий период со времени освобождения от фашизма архитекторы ГДР проделали значительный путь осознания и разработки новых задач архитектуры социалистического общества.

Особенно большое внимание они уделили узловым проблемам социалистического градостроительства, таким, как функциональная и художественная структура городского жилого комплекса и района и функциональная и художественная структура городского общественного центра. Крупными достижениями архитекторов ГДР стали большие и интересные работы по реконструкции ряда исторических городов и по созданию центральных городских ансамблей общественного назначения.

С начала 60-х гг. архитекторы ГДР осуществляют поиски новых средств образной выразительности архитектуры, связывая их с решением функциональных задач строительства и с широким использованием достижений и возможностей технического прогресса. Важное значение в системе образно-выразительных средств современной архитектуры и современного градостроительства ГДР получило взаимодействие искусств, реализуемое на основе тесного и систематического творческого контакта архитекторов, скульпторов, художников и инженеров.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации