Архитектура Социалистической Федеративной Республики Югославии. 1940-е - середина 70-х гг.

Социалистическая Федеративная Республика Югославия

Глава «Архитектура Социалистической Федеративной Республики Югославии». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга вторая. Архитектура зарубежных социалистических стран» под редакцией Н.В. Баранова. Авторы: В.Н. Белоусов, консультант Б. Богданович (СФРЮ) (Москва, Стройиздат, 1977)


Архитектура СФРЮ, отражая грандиозные социальные изменения, происшедшие после победы Народно-освободительного движения, и успехи народа под руководством Союза коммунистов Югославии, строящего новое общество, уходит корнями в античность, средневековье и эпоху Ренессанса. Прекрасные исторические города и великолепные памятники архитектуры, крупные индустриальные центры и многочисленные поселки тесно связаны со всем ходом истории этого многонационального государства.

В условиях буржуазно-помещичьего государства отдельные попытки создания и развития прогрессивной национальной архитектуры не могли противостоять стихийному росту городов, появлению рабочих окраин, превращению средневековых жилищ в трущобы XX в.

Только народная освободительная борьба и революционные преобразования в стране смогли поставить перед архитектурой и градостроительством исполненные социального смысла и профессионально масштабные задачи.

В развитии архитектуры социалистической Югославии можно выделить четыре периода.

Первый период — с 1945 до 1951 г., т. е. после окончания войны и до конца первой пятилетки — проходил под девизом восстановления городов и сел, ликвидации технической отсталости в народном хозяйстве и был ознаменован становлением социалистического градостроительства, большими проектными работами в области планировки городов и поселков. В этот период основные силы были направлены на выполнение первого пятилетнего плана развития народного хозяйства (1947—1951 гг.), который «...по форме планирования был в известной мере результатом копирования практики СССР... Он помог трудящимся массам увидеть перед собой широкие перспективы дальнейшего развития страны и вместе с тем обеспечить трудовой подъем...» [Васич В. Экономическая политика Югославии. Белград, 1967, с. 103.]

Второй период — 1951—1957 гг.— был связан с развитием промышленности и созданием прочной индустриальной базы. В условиях жесткой экономии проектирование и строительство жилых и общественных зданий велось в небольших объемах и выборочно с использованием уже существовавших в городах инженерных коммуникаций и оборудования.

Третий период — с конца 50-х гг.— характерен развитием массового жилищного строительства, созданием крупных кварталов, комплексным подходом к планировке и застройке новых районов, городов и поселков, широким размахом строительства городских центров, общественных зданий и мемориальных комплексов.

Если в первый период трудности становления новой архитектуры объединяли усилия архитекторов в работах над типовыми проектами и генеральными планами городов и рабочих поселков, то в последние годы политика децентрализации управления и самостоятельного развития шести республик, входящих в Федерацию, привела к усилению местных, специфических особенностей архитектуры и строительства.

Четвертый — современный период развития, началом которого условно можно считать конец 60-х гг., характерен значительными сдвигами, происходящими в первую очередь в области градостроительства. От проектирования и строительства отдельных городов, поселков, курортов, сельских населенных мест архитекторы перешли к решению проблемы расселения в республиках, к разработке проектов районной планировки как основы градостроительных решений и прежде всего таких первоочередных задач, как оздоровление воздушного и водного бассейнов, транспортные системы, инженерное благоустройство.

Проблема расселения была одной из основных проблем, вставших перед Югославией после победы Народной революции. Вопросы размещения новых промышленных объектов, жилищного строительства, развития системы культурно-бытового и коммунального обслуживания требовали составления проектов районной планировки. Однако в послевоенные годы для больших работ не было ни исходных данных, ни специалистов.

Отсутствие проектов районной планировки отрицательно сказывалось на размещении новых промышленных предприятий на территориях республик. Новые заводы и фабрики, а вместе с ними и поселки для рабочих тяготели к уже развитым районам, железнодорожным коммуникациям, сырьевым базам. Отсутствие проектов районной планировки и одновременно естественное стремление получить прибыль от новых промышленных объектов в кратчайшие сроки в ряде случаев противоречили гармоничному развитию промышленных комплексов всей страны.

В 1953 г. архитекторы И. Кортус и Д. Момчилович отмечали: «Наши старания перейти от фазы анализа к фазе районной планировки не дали ожидаемых результатов. Мы не смогли использовать всех преимуществ социалистического градостроительства, которые вытекают из государственного планирования народного хозяйства» [Градови и налельи у Србийи. Београд, 1953, с.20].

Первые работы по районной планировке появляются уже во второй период, когда среди густой сети населенных пунктов, сложившейся на протяжении многих веков, необходимо было выбрать перспективные для роста районные центры. В 1953 г. под руководством архит. В. Штрмецкого была разработана схема районной планировки Шалешкой долины в Словении, определившая места добычи угля, территории для размещения промышленных объектов, жилья, дорог и улиц в развивающихся поселках и населенных местах, которые должны были быть перенесены на новые территории.

До середины 60-х гг. проекты районной планировки разрабатывались для отдельных небольших, территорий, где предусматривался большой объем нового строительства, от правильного размещения которого зависела экономика всего района в целом. Схемы и проекты районной планировки обычно были подчинены одной главной функции, определявшей пространственную структуру района. В одних случаях основным направлением для района являлся туризм, в других — охрана природы и создание заповедников, в третьих — организация промышленного комплекса и т. д.

Но с каждым годом все больше появлялось схем районной планировки. Строительство гидростанции в Джардапе на Дунае, вызвавшее изменение гидрологического режима реки и интенсификации освоения пойменных территорий, потребовало разработки схемы районной планировки береговой зоны. Эта работа была выполнена в середине 60-х гг. Институтом коммунального хозяйства социалистической республики Сербии под руководством архит. А. Джокича и географа Д. Перишича.

В эти же годы были созданы схемы районной планировки для Словенской части Адриатического побережья. В Хорватии был разработан проект района курортной зоны Плитвицких озер. В 1966 г. группа югославских и зарубежных специалистов под руководством польского градостроителя А. Циборовского закончила проект районной планировки северной части Македонии, на основе которого был разработан генеральный план разрушенного землетрясением города Скотье.

Большое внимание развитию районной планировки в стране уделяет Союз градостроителей Югославии (организован в 1955 г.), который на своих конференциях и съездах еще в 50-х гг. призвал архитекторов, инженеров, экономистов, географов перейти от теоретических работ, анализа исходных данных и сбора информации, от отдельных работ на незначительных территориях к научно обоснованным проектам районной планировки в масштабе крупных регионов.

С конца 60-х гг. работы по составлению схем районной планировки приобретают широкий размах, а в самих проектах наблюдается комплексный подход к организации пространственной среды в масштабе республики. В 1967 г. правительство Сербии выделило крупные средства для разработки районной планировки территории республики. Работы над проектами по отдельным республикам вызвали необходимость координации всей деятельности в области планировки, определения путей дальнейшего развития и совершенствования системы расселения в стране. В начале 70-х гг., особенно в связи с децентрализацией планирования народного хозяйства, обострились проблемы прогнозирования, развития и размещения производительных сил и тем самым создались дополнительные сложности в решении задач, связанных с районной планировкой.

В эти годы были разработаны два проекта районной планировки, охватившие все Адриатическое побережье страны. Проект южной части побережья включает в себя также территорию республики Черногории. В этих проектах комплексно разработаны перспективы развития туристских центров, промышленных районов и транспортных узлов на побережье, намечены пути сохранения ценных природных и исторических мест в зонах интенсивного нового строительства. На основе проектов районной планировки были разработаны генеральные планы и проекты детальной планировки для 27 городов и туристских центров.

В конце 1973 г. под руководством архит. Ф. Венцлера была закончена работа над составлением так называемого территориального плана развития республики Хорватии до 2000 г. В работе выделены два этапа: первый — до 1985 г., второй — до 2000 г.; основные выводы, сделанные в этой работе, указывают на значительный рост урбанизации республики. Так, предполагается, что в 2000 г. городское население составит 70%, т. е. в 2 раза превысит данные 1971 г.

Градостроительство социалистической Югославии отличается необычайной динамичностью, прогрессивными приемами планировки и застройки. За короткий срок архитекторы прошли путь от методов чисто интуитивного решения планировки городов до более объективного метода работы крупных коллективов над градостроительными проблемами.

Первые работы югославских архитекторов (1945—1951 гг.) над проектами восстановления и строительства городов Младеновац (архит. А. Милосавльевич), Ниш (архит. И. Кортус), Стремска Митровица (архит. М. Пантович), Неготин (архит. С. Мандич), поселков Бор (архит. Д. Момчилович), Лиса (архит. Д. Маринкович), Рудника Морала (архит. Й. Йефтанович) уже были отмечены комплексным подходом к проектированию. Проекты предусматривали создание развитой сети культурно-бытового обслуживания и равные условия жизни и быта всех жителей.

В первые послевоенные годы начались работы над планами реконструкции и дальнейшего развития крупных промышленных и культурно-административных центров Белграда, Загреба, Скопье, Любляны, Сараева, Нови Сада.

Строительство и восстановление заводов и фабрик привело к миграции крестьян из деревень, к быстрому росту численности населения крупных городов, что осложняло и без того сложную проблему обеспечения жильем трудящихся. Многоэтажные жилые дома строились в основном по индивидуальным проектам на свободных территориях в старых районах, а на окраинах больших городов возникали кварталы одноэтажных домов, подчас застраиваемых без проектов и разрешений. Стихийное строительство малоэтажных домов в середине 50-х гг. грозило превратиться в социальную проблему. Поэтому с самого начала архитекторы не ограничивались только составлением генеральных планов, а старались осуществить реализацию проектов в натуре.

Проекты планировки городов и застройки жилых районов публиковались в печати и обсуждались среди населения для привлечения общественности к поддержанию градостроительной дисциплины при реализации проектов, однако избежать элемента стихийности в малоэтажной застройке периферийных районов городов в первые периоды развития страны не удавалось.

Разнообразные по характеру югославские города требовали различного подхода к реализации генеральных планов. Белград, Загреб, Риека, Сараево — крупные промышленные центры с историческими памятниками и коммерческой застройкой начала XX в.— помимо реконструкции требовали новых территорий для развития; другие с населением в 5—7 тыс. жителей мало чем отличались от деревень, которые иногда имели до 10 тыс. жителей. Поэтому возникла необходимость интенсивного развития целого ряда малых городов — опорных центров для окружающих их мелких населенных мест. Третьи, как, например, Титоград, создавались заново на месте разрушенных в войну селений и городов. Четвертые, такие, как Дубровник, Сплит, Трогир, настолько хорошо сохранились, что возникла задача их сохранения и превращения в центры туризма.

В первый период никаких значительных градостроительных работ не проводилось. В городах преобладала периметральная застройка магистралей и улиц, площадей для того, чтобы даже при небольшом объеме строительства придать законченный вид части города. Примером может служить Скопье, где в конце 50-х гг. в период строительства жилого района «Мичурин» и проектирования жилого района «Чаир» все внимание сосредоточивалось на застройке основных магистралей города с тем, чтобы преобразить лицо столицы Македонии, закрыть многоэтажными домами ветхую застройку в центральном районе, в перспективе подлежащую сносу.

Во второй период, когда в стране была создана прочная экономическая база, начался новый этап в градостроительстве — осуществление крупных градостроительных проектов.

Своеобразной школой для архитекторов, работающих в области планировки и застройки городов, эталоном в методике проектирования, в анализе материалов и определении перспективных задач стал генеральный план Белграда 1950 г. Уже в первых эскизах проекта, разработанного под руководством проф. Н. Добровича, были заложены верные принципы превращения Белграда в современный благоустроенный город с удобным размещением промышленных и жилых районов, продуманной системой озеленения, освоением новых территорий, ранее непригодных для застройки. Последовательная реализация этих проектных установок обеспечила успех работы большого коллектива проектировщиков во главе с архит. М. Сомборским и составила основу генерального плана г. Белграда (рис. 1).

Важным фактором развития столицы явилось объединение Белграда с г. Земун, расположенным на левом берегу Савы, и превращение заливных лугов между ними в новый центральный жилой район на 250 тыс. человек.

Генеральным планом было четко определено отношение к старым частям города и новым районам. В старых кварталах центральных районов по генеральному плану были проведены работы по реконструкции с сохранением их специфических особенностей, отразивших историю города. Периферийные трущобные районы — Ятаганмала, Прокоп, Душановец были подвергнуты полной перестройке.

Зонирование столицы преследовало цель концентрации промышленности в крупные узлы, создание крупных жилых районов по всей территории, устройство сети больших парков и лесопарков внутри города и связь их с окрестностями. Впервые в практике застройки столицы Югославии Сава рассматривалась не как транспортная артерия и граница города, а как важный композиционный элемент в организации всей структуры Белграда. Освобождение берегов реки от грузовых пристаней, железнодорожных путей, складов и свалок потребовало разработки целого ряда сложных проблем зонирования территории, транспорта, благоустройства, превращения береговой полосы в «зеленый диаметр» города.

Береговая полоса Дуная теперь активно включилась в систему озеленения города. Левобережная часть Дуная по генеральному плану города отводилась как резервная территория для дальнейшего строительства.

Смелым явлением для мировой практики градостроительства явилось решение о развитии центра города с выходом в новом районе. Дальнейшее развитие исторически сложившегося центра было значительно затруднено, новые территории были слишком удалены от него, характер застройки старого центра не отвечал требованиям к облику столицы социалистического государства. Поэтому по генеральному плану началось создание нового центра в районе, получившем название Новый Белград.

Белград. Схема генерального плана развития. 1950 г.: 1 — жилая зона; 2 — промышленная зона; 3 — центр города и центры планировочных районов; 4 — зеленые насаждения и лесопарки
1. Белград. Схема генерального плана развития. 1950 г.: 1 — жилая зона; 2 — промышленная зона; 3 — центр города и центры планировочных районов; 4 — зеленые насаждения и лесопарки
Белград. Новый Белград. Площадь Манифестаций перед зданием Союзной Скупщины
Белград. Новый Белград. Схема транспорта в системе площадей центра
2. Белград. Новый Белград. Площадь Манифестаций перед зданием Союзной Скупщины. Схема транспорта в системе площадей центра
Белград. Схема генерального плана развития до 2000 года. 1972 г. Архитекторы А. Джордживич, М. Главички и др. Система пяти центров города
3. Белград. Схема генерального плана развития до 2000 года. 1972 г. Архитекторы А. Джордживич, М. Главички и др. Система пяти центров города

Городской центр в Новом Белграде органически связан с новыми жилыми районами, хотя и является самостоятельным ансамблем из трех площадей, расположенных вдоль 1,5-километровой пешеходной аллеи по главной меридиональной оси.

Главная из них — площадь Манифестаций — располагается перед зданием Союзной Скупщины. Она предназначена для демонстраций и массовых митингов. Вдоль границы площади проходит бульвар имени В.И. Ленина — основная магистраль, соединяющая все три части Большого Белграда (рис. 2).

Следующая по проекту — площадь для народных гуляний и развлечений, квадратная в плане. В зданиях, обрамляющих площадь, разместятся театры, кинолекционные аудитории, выставочные галереи, концертные залы, кафе, рестораны и т. д.

Третья площадь — перед новым центральным железнодорожным вокзалом — по проекту решается как вестибюль города. От площади начинаются магистрали, ведущие во все части города. В районе вокзала будут расположены магазины, торговые и туристические бюро, отели. 

В зданиях, расположенных около площади Манифестаций, будут размещены министерства и другие государственные учреждения.

Весь новый центр по генеральному плану четко делится на зону пешеходного движения и зону транспорта. Городские магистрали пересекут пешеходные аллеи или на уровне второго этажа, или под землей, с тем чтобы ничто не мешало пешеходам свободно передвигаться по центру. Вдоль всей главной пешеходной аллеи за прилегающими зданиями разместятся автостоянки.

Градостроительная идея Центра, разработанная в Институте градостроительства Белграда под руководством М. Главички, постепенно реализуется. На каждый жилой район центра, на каждое административное здание проводится конкурс, после чего автор, получивший премию, разрабатывает проект, по которому осуществляется строительство.

Новый масштаб столицы задан крупными жилыми и общественными зданиями нового Белграда с вертикальной доминантой — домом ЦК Союза коммунистов Югославии (архитекторы М. Янкович, Д. Миленкович, М. Марьянович) и основным объемом здания Союзной Скупщины (архит. В. Поточняк).

В начале 70-х гг. Городской Совет Белграда утвердил новый генеральный план развития столицы до 2000 г., разработанный в Градостроительном институте Белграда под руководством А. Джордживича и М. Главички (рис. 3). Новый генеральный план предусматривает рост числа жителей города до 2 млн. человек и резкое увеличение территории для новых жилых районов и общественных центров, где сосредоточивается административная, общественная и торговая деятельность (рис. 4—7).

Белград. 21-й квартал района Новый Белград. 1960 г. Архитекторы У. Мартинович, М. Главички
4. Белград. 21-й квартал района Новый Белград. 1960 г. Архитекторы У. Мартинович, М. Главички
Белград. Жилой район Баново Брдо
5. Белград. Жилой район Баново Брдо
Белград. Жилой район Шумица
6. Белград. Жилой район Шумица
Белград. Жилой комплекс в районе Юлино-Брдо. 1972 г. Архитекторы М. Лойаница, Й. Лукич. Общий вид
Белград. Жилой комплекс в районе Юлино-Брдо. 1972 г. Архитекторы М. Лойаница, Й. Лукич. План
7. Белград. Жилой комплекс в районе Юлино-Брдо. 1972 г. Архитекторы М. Лойаница, Й. Лукич. План. Общий вид 
Сараево. Жилой район
8. Сараево. Жилой район
Загреб. Схема генерального плана. 1970 г.
9. Загреб. Схема генерального плана. 1970 г.
Титово-Ужице. Жилые дома Титово-Ужице. Площадь Партизан. Архитекторы С. Мандич, М. Пантович. Фрагмент площади с памятником и зданием мемориала
10. Титово-Ужице. Жилые дома

11. Титово-Ужице. Площадь Партизан. Архитекторы С. Мандич, М. Пантович. Фрагмент площади с памятником и зданием мемориала. План. 1 — мемориальное здание с театром и помещениями общественных организаций, 2 — жилой дом с универмагом и выставочным залом, 3 — жилой дом с встроенным кинотеатром, кафе, банком, магазинами и т. д.

Титово-Ужице. Площадь Партизан. Архитекторы С. Мандич, М. Пантович. План

Важное значение придается территории трех районов — Верхней Среме, Нижней прибрежной части Дуная и Обреновацу, где предполагается размещение промышленных узлов, которые получат возможность развития и после 2000 г.

Генеральные планы столиц республик и крупных городов сходны по основным принципам проектирования, но в каждом случае главное внимание уделяется выявлению специфических особенностей конкретного города.

Так, генеральный план развития Сараево, столицы республики Босния и Герцеговина, предусматривает увеличение территории города почти в три раза при увеличении численности населения только в полтора раза (рис. 8), а градостроители Загреба в генеральном плане города не сочли необходимым увеличивать территорию столицы Хорватии в ближайшие 30 лет, земли внутри города будут перераспределены, а плотность населения в центральных районах доведена до 900 чел./га (рис. 9). Надо отметить, что в обоих городах территориальный рост селитебных территорий осложнен условиями рельефа и, главное, существующей структурой застройки, закрывающей свободное развитие города из-за расположения промышленных узлов и железнодорожных станций. В генеральном плане столицы Словении — Любляны на 2000-й год предусмотрен рост территории в два раза, причем уже сегодня для этого резервируются земли на периферии, а также полосы вдоль основных магистралей (шириной 75—200 м) для строительства в будущем магистралей непрерывного движения.

Следует отметить, что большинство генеральных планов разрабатывается параллельно с проектами детальной планировки центров и крупных жилых районов. Это дает возможность ясно выразить в генеральном плане города идею объемно-пространственного решения застройки, четко определяет требования к композиции вновь создаваемых ансамблей, отдельных зданий и сооружений.

В создании нового облика города югославские архитекторы придают особо важную роль центральным районам. Градостроительное значение центральных площадей определяется не только необходимостью создания больших пространств для демонстраций, массовых митингов и манифестаций, но и во многих случаях мемориальным характером центров, их ролью как памятников исторических событий.

Наглядным примером законченного ансамбля такого рода может служить площадь Партизан в Титове-Ужице (архитекторы С. Мандич и М. Пантович) (рис. 10). Созданный на основе генерального плана города проект планировки и застройки площади кроме чисто функциональных вопросов решает задачу создания мемориального комплекса, посвященного восстанию 1941 г., когда в период фашистской оккупации город был центром свободной территории Югославии. Весь ансамбль был выстроен одновременно и закончен в 1961 г. к 20-летию Восстания.

Архитекторы из зданий универмага, театра и кинотеатра, магазинов и кафе, здания общественных организаций и жилых домов (рис. 11) создали выразительную архитектурную композицию, в которой каждое сооружение по своей форме, трактовке фасада, пластике, отделочным материалам подчинено единой цели создания мемориальной площади.

Все здания ансамбля имеют открытые первые этажи, образующие галерею вокруг центральной площади, и горизонтальные членения фасадов зданий. В композиции подчеркивается суровая монументальность стены с рельефами, а здание театра как бы составляет единое целое с памятником маршалу Тито. Памятник маршалу Тито, несмотря на свои небольшие размеры, является композиционным центром всей площади. Площадь решена в виде террас с яркой ковровой зеленью, разнообразным покрытием тротуаров и дорожек, декоративными вазами для цветов, оригинальными фонарями и подпорными стенками, которые являются неотъемлемой частью архитектурного ансамбля. Ясно выраженная градостроительная идея площади Партизан гармонирует с решением остальных частей города.

Проектирование центров крупных городов является значительным событием в архитектурной жизни страны и осуществляется на основе конкурсов. Проект, получивший I премию на конкурсе, принимается к строительству. Так застраивалась центральная площадь Революции в столице Словении. Архитектор Э. Равникар, получивший в 1960 г. первую премию на конкурсе, построил площадь в виде замкнутого пространства с двумя 86-метровыми административными зданиями-башнями посредине, которые отмечают центральный ансамбль в силуэте города.

В центре площади автор расположил памятник Революции с трибунами. В ансамбль центра включены также здание кинотеатра, Дом техники, библиотека, зал собраний, ресторан и торговые сооружения. Под всей площадью в 1963 г. построен двухэтажный гараж-стоянка на 800 машин.

Международный заказной конкурс был проведен на центр города Скопье, разрушенного землетрясением 1963 г. В конкурсе участвовали архитекторы из Югославии, Японии, США, Италии и Голландии.

По генеральному плану для центра города была определена территория около 300 га и составлена программа из расчета обслуживания центром не только жителей столицы Македонии, но и жителей окружающих населенных мест. Проекты зарубежных архитекторов строились на одной ярко выраженной композиционной теме. Например, идея проекта архит. М. Ративоля (США) сводилась к постройке одного крупного пирамидообразного здания, в котором сверху вниз должны были разместиться все общественные и административные учреждения и организации от «мыслителей» до «исполнителей». Л. Пиччинато из Италии предложил «ковровую» застройку центра, максимально сохраняя существующие здания и характер старых улочек и небольших площадей исторического ядра города.

Наиболее ясно градостроительная идея была сформулирована в проекте японских архитекторов во главе с К. Танге. Она сводилась к созданию замкнутого ансамбля из жилых и общественных зданий — административных многоэтажных башен при въезде в центр около железнодорожной станции и средней высоты жилой застройки в южной части, окруженной полосой высоких жилых домов как стеной, создающей своеобразный силуэт нового центра. Авторы удачно использовали в композиции застройки старую крепость на высоком холме, ориентируя на нее и подчинив ей «стену» из жилых зданий.

В четырех югославских проектах прежде всего решалась социальная задача создания площадей для массовых действий, крупных ансамблей, отвечающих не только функциональным требованиям, но и требованиям художественной выразительности застройки народного форума. Правда, почти во всех югославских проектах попытки решить сразу несколько проблем нарушили цельность основной идеи проекта. В этом отношении проект К. Танге выигрывал ясностью своих предложений, хотя еще больше подчеркивал разрыв между проектными предложениями и реальными возможностями осуществления программы застройки центра.

Скопье. Торговый центр. 1973 г.
12. Скопье. Торговый центр. 1973 г.
Сплит. Жилой район Бол-Плоките. Фрагмент застройки
Сплит. Макет центрального района города
13. Сплит. Жилой район Бол-Плоките. Фрагмент застройки и макет центрального района города
Поторож. Комплекс гостиниц на набережной Адриатического моря
14. Поторож. Комплекс гостиниц на набережной Адриатического моря

В результате конкурса первую премию жюри присудило группе архитекторов во главе с К. Танге и архитекторам из Загреба под руководством Р. Мишчевича и Ф. Венцлера. Победители конкурса разработали совместный проект, который был утвержден городским Советом города Скопье в 1967 г. По всем отдельным объектам центра города проводятся самостоятельные конкурсы, часть из которых уже закончилась и началось строительство основных сооружений (рис. 12).

Осуществление в натуре проектов, требующих значительных средств и рассчитанных на многие годы, начинается, как правило, с ключевых объектов, которые несут на себе всю идею застройки будущего центра.

В этом отношении удачным примером может служить центр Нового Белграда. Заложенная в первом проекте 1947 г. идея формирования центра в виде системы переливающихся пространств замкнутых площадей вдоль единой продольной оси между зданием Дома правительства и вокзалом начала осуществляться со строительством Дома правительства (архит. В. Поточняк). Это здание по своему положению, массе и трактовке фасада заставляет и в новых предложениях развивать первоначальную идею, что доказано последующим конкурсом на проекты жилых микрорайонов.

Реконструкция старинных городов занимает особое место в градостроительной практике Югославии, поскольку во многих районах страны сохранились архитектурные ансамбли мирового значения.

В городах ведется массовая реставрация и реконструкция старинных зданий и целых архитектурных ансамблей. При строительстве новых сооружений в исторических частях городов архитекторы внимательно относятся к сохранению сложившейся городской среды, разрабатывается система охранных зон. Например, новые многоэтажные дома в Сплите построены на большом удалении от исторического центра (рис. 13). Здания и сооружения, сооружаемые вблизи памятников архитектуры, как правило, не нарушают сложившегося ансамбля (гостиница «Сплит» около дворца Диоклетиана).

В проекте планировки г. Сараево особое внимание уделено охране таких известных сооружений и ансамблей, как Беговая и Царева мечети, бывшего торгового центра Баш-Чаршии с площадью, окруженной старыми лавочками и кустарными мастерскими.

Значительные работы по реконструкции исторических ансамблей центров городов ведутся в столице Словении — Любляне, в Загребе, Задаре, Риеке и других городах. В ряде проектов архитекторы удачно противопоставляют современные здания старой застройке, не нарушая масштаба и характера сложившихся ансамблей (Сплит, Пула). Однако столь смелый подход не всегда приносит успех, как, например, это произошло при строительстве в г. Копре. Здесь изящный силуэт древней части города, органическая застройка старых кварталов, площадей и улиц нарушена новыми зданиями школы и жилыми домами-башнями. Хотя новые постройки выполнены качественно, но отсутствие продуманной композиционной связи между старым и новым сыграло здесь отрицательную роль.

Проблема охраны памятников и исторического ландшафта относится не только к городам, но ко всей стране, так как культурно-исторические и архитектурные памятники гармонично связаны с пейзажем. Например, при трассировке автомагистралей вдоль побережья Адриатического моря не были учтены специфические особенности местности, в результате чего была нарушена цельность пейзажа и масштабность ряда ценных памятников архитектуры. Традиционная масштабность выдержана в застройке набережной Адриатического моря в курортном городе Портороже (рис. 14).

В плане крупных градостроительных мероприятий ведутся значительные работы по реконструкции отдельных объектов и приспособлению старых зданий к новым функциям, например, жилые дома городка на острове Св. Стефан превращены в туристический центр.

Большой интерес представляют реставрационные работы по дворцу Диоклетиана. Градостроительный институт Далмации совместно с Институтом по защите памятников культуры города Сплита с 1955 г. ведут систематические работы по реставрации дворца по трем направлениям: приведение в порядок набережной и Перистиля, раскопки подземных помещений бывших подвалов дворца, реконструкция и приспособление для использования старых и ветхих домов разных эпох, сросшихся в одно целое в границах исторического центра, сложившегося в конце III — начале IV в.

В 1955—1957 гг. был восстановлен верхний вестибюль, который сейчас используется как открытая театральная сцена. В 1959—1961 гг. приведен в порядок Перистиль. К 1963 г. проведена самая сложная с технической точки зрения операция — разделение помещений центрального зала и вестибюля. Были реставрированы античные помещения в нижнем этаже, а в верхней части дворца сохранились характер и атмосфера средневековой архитектуры. Наиболее продолжительным этапом явилась реконструкция жилой зоны, которая потребовала переселения почти 3 тыс. человек.

Градостроительная политика, направленная на регулирование и управление развитием городов и поселков, последовательно проводимая во всех республиках, направлена на эффективное воздействие на процесс урбанизации Югославии, с тем чтобы она являлась активным фактором формирования новой среды.

Проектирование и строительство промышленных зон, жилых районов, общественных центров, зон отдыха и спорта, транспортных коммуникаций осуществляется на новом этапе не изолированно друг от друга, а комплексно, причем населенное место рассматривается как сложная, в ряде случаев саморегулируемая система.

***

Основная тенденция развития жилой застройки городов Югославиистроительство крупных комплексов. Уже в первых работах по планировке и застройке жилых кварталов и микрорайонов применялось четкое зонирование территории с ясной системой культурно-бытового обслуживания. Хотя в практике застройки не существовало жестких норм по системе обслуживания населения жилых комплексов, обычно рядом с жилыми домами проектировались школы, детские учреждения, спортивные сооружения и площадки, торговые и общественные центры, гаражи.

Любляна. Жилой район Шишка. 1956 г.
15. Любляна. Жилой район Шишка. 1956 г.
Веленье. Общий вид центра
Веленье. Схема планировки города
Любляна. Блокированные дома
16. Веленье. Общий вид центра. Схема планировки города. Любляна. Блокированные дома
Хорватия. Рабочий поселок Карловац. 1971 г.
17. Хорватия. Рабочий поселок Карловац. 1971 г.
Сербия. Рабочий поселок Лозница
18. Сербия. Рабочий поселок Лозница

Объемно-пространственные композиции первых микрорайонов, застраиваемых домами по типовым проектам, решались просто, порой схематично. По существу использовались приемы периметральной застройки или строчной застройки в разных вариантах. К таким работам можно отнести район Вардар в Скопье (1954 г.), район Шишка в Любляне (1956 г.) (рис. 15), микрорайоны 1 и 2 в Новом Белграде.

В последующие годы творческие возможности градостроителей увеличиваются за счет постройки жилых зданий по индивидуальным проектам. Большое внимание начинает уделяться композиционным аспектам застройки новых жилых комплексов. Примером может служить 21-й квартал Нового Белграда (архитекторы У. Мартинович, М. Главички и др., 1960 г.). Микрорайон состоит из группы 17-этажных жилых башен, двух 11-этажных и одного 5-этажного жилых домов, 25-этажного корпуса для малосемейных и целого ряда зданий культурно-бытового назначения.

Композиция застройки в этом микрорайоне имеет важное значение для всего облика будущего центра Белграда. Поэтому шесть 17-этажных башен поставлены таким образом, чтобы встречать въезжающих в новый район со стороны р. Савы. В их первых этажах разместились столовые, кафе, магазины, детские сады, аптеки и другие учреждения обслуживания. Внутреннее пространство квартала объединяет длинный 5-этажный дом, проходящий через всю территорию, и имеющий в плане форму карданного вала.

Аналогичный характер застройки башенными и секционными многоэтажными зданиями носят жилой микрорайон Трнско в Загребе (архитекторы З. Колацио, М. Маретич, И. Ухлик, 1960—1961 гг.), жилой микрорайон Турнич в Риеке (архит. З. Сила, 1959—1960 гг.)

Во всех городах страны продолжается застройка малоэтажными зданиями, которая в массовом жилищном строительстве по-прежнему сохраняет значительный удельный вес. Но если в первые годы после войны строительство малоэтажных домов велось с облегченными конструкциями и упрощенным благоустройством, то в середине 60-х гг. качество малоэтажной застройки повышается. В стране создается ряд законченных жилых микрорайонов с красивыми, благоустроенными домами в 1—2 этажа. На внутреннюю планировку таких домов в первое время влияние оказывали дома сельского типа, но в конце 60-х гг. они получают законченный городской характер.

В 60-е гг. происходит заметный процесс индустриализации строительства малоэтажных домов. Однако в эстетическом отношении и с экономической точки зрения в ряде случаев такой подход в застройке крупных городов нельзя признать приемлемым. Например, сборные щитовые дома позволили быстро разместить около 70 тыс. жителей Скопье, лишившихся крова во время землетрясения в микрорайонах Козла, Драчево, Бутель, построенных вокруг разрушенной землетрясением столицы Македонии. Но эти дома и микрорайоны не представляют особого интереса ни по планировке, ни по архитектуре. Плотность застройки говорит о слишком расточительном отношении к земле: так, район Манджара на 7 тыс. жителей построен из расчета 48 чел/га и т. д.

В небольших городах, таких, как, например, Веленье, малоэтажные дома для семей горняков, которые все еще тяготеют к земле и индивидуальному хозяйству, удачно сочетаются с кварталами многоэтажных домов и служат переходом от городской застройки к сельскому пейзажу, окружающему город (рис. 16).

В конце 60-х гг. малоэтажное строительство в городах принимает специфические формы городского жилища, прежде всего благодаря стремлению к экономному использованию дорогостоящей земли. Появляются застройка на склонах оврагов, непригодных для многоэтажного строительства, блокированные дома, плотно застроенные кварталы (рис. 17, 18).

Примером городского малоэтажного дома могут служить сблокированные дома на крутом рельефе по Вочарскому шоссе в Загребе (архитекторы М. Маретич и В. Иванович, 1965—1970 гг.). Если раньше дома располагались вдоль улиц, то теперь квартал застраивается и в глубину. Достигнуты большее разнообразие планировки квартир и объемного решения всего дома. Небольшая кухня и маленькая столовая расположены отдельно от общей комнаты на уровне входа в дом. Большая общая комната расположена по склону и из нее открывается выход в сад. Две небольшие спальни с санитарным узлом размещены наверху.

В 1973 г. был сдан в эксплуатацию район малоэтажной застройки Мургле в Любляне. Типовые одноквартирные дома (архит. Ф. Иваншек) рассчитаны на разнообразную планировку в пределах дома в соответствии с индивидуальными запросами заказчиков, поскольку дома были предназначены для широкой продажи. Каждый дом имеет свой небольшой приусадебный участок до 100 м2, в который открываются общая комната и 1—2 спальни.

Любляна. Жилой 8- квартирный дом. 1959—1961 гг. Архит. М. Водичка. Общий вид
Любляна. Жилой 8- квартирный дом. 1959—1961 гг. Архит. М. Водичка. Разрез
Любляна. Жилой 8- квартирный дом. 1959—1961 гг. Архит. М. Водичка. План типового этажа
19. Любляна. Жилой 8- квартирный дом. 1959—1961 гг. Архит. М. Водичка. Общий вид, план типового этажа, разрез

В начале 70-х гг. в новых жилых районах крупных городов среди многоэтажных зданий появились дома в 1—2 этажа (рис. 19). Одноквартирные блокированные дома в районе Шумицы в Белграде по своей архитектуре отличаются от домов в пригородах. Здесь нет приусадебных участков, зато есть гаражи, расположенные в подвалах, плоские крыши, панели наружных стен тождественны многоэтажным зданиям.

В конце 60-х гг. появляются отдельные проекты жилых комплексов, в которых объемно-пространственная композиция превалирует над функциональным решением, а в отдельных случаях вступает в противоречие с естественными градоопределяющими факторами: рельефом местности, ориентацией по солнцу, направлением господствующих ветров. В качестве примера можно привести планировку жилого района Земуна в Белграде (архит. И. Свобода), в композиции которой ясно читается нарочитая симметричность, противоречащая характеру территории.

Но, несмотря на схематичность градостроительного решения, характерной для архитектуры жилых зданий является индивидуальность облика дома. При строительстве жилых зданий по типовым или повторно применяемым проектам архитекторы также стремились учесть характер и масштаб города или района, расположение зданий в существующем ландшафте, цветовую гамму застройки. Типовые жилые дома проектировались и разрабатываются для определенного поселка или района. Широкое использование типовых проектов предусматривает внесение различных изменений в проект, за исключением основных элементов здания. За годы первой пятилетки было построено 15 млн. м2 жилья. Естественно, что в этот период на первый план выходили задачи максимальной экономичности строительства. Комфортабельность домов, а не их архитектурный облик обеспечила успех преобразования ранее трущобных рабочих поселков Косчолцы, Железник в Бановиках и других в удобные для жилья населенные пункты.

В последующие годы архитекторы в силу развития строительной базы и из-за стремления к разнообразию жилой застройки получили возможность отойти в типовом проектировании от ограниченного числа серийных зданий и перейти к проектированию открытых систем типовых элементов.

Широкое распространение получает заводское изготовление лестничных маршей, деталей перекрытий, окон, дверей, санитарных кабин. С середины 50-х гг. внедряется в жизнь полносборное жилищное строительство. Крупные строительные организации, например «Югомонт» в Загребе, созданная в 1955 г., ежегодно сдают в эксплуатацию по 1300—1500 квартир в домах из сборных элементов заводского изготовления.

В конце 50-х гг. появляются каталоги типовых элементов, квартир, домов. Например, Институт коммунального хозяйства Сербии в 1962 г. на основании анализа современной практики строительства в городах и поселках, учитывая перспективные требования, предложил 17 типовых жилых домов, в том числе пять 3-этажных домов на 9—12 квартир, семь 4-этажных на 40 и 60 квартир. Во всех домах предусматривался набор типовых квартир, предназначенных для семей различного состава.

В квартирах использованы различные типы кухонь и санузлов. В большинстве квартир комнаты изолированы. Главная роль сохраняется за общей или, как ее называют в Югославии, дневной комнатой, которая соединяется с кухней-столовой дверью или раздвижной перегородкой.

Белград. Район Новый Белград. Типовой этаж 114-квартирного дома в квартале № 1. Архит. В. Петричич, инж. Б. Жежель
20. Белград. Район Новый Белград. Типовой этаж 114-квартирного дома в квартале № 1. Архит. В. Петричич, инж. Б. Жежель
Загреб. Жилой дом в районе «Запруда». Сборное строительство по плану «Югомент». Общий вид
Загреб. Жилой дом в районе «Запруда». Сборное строительство по плану «Югомент». План типового этажа
21. Загреб. Жилой дом в районе «Запруда». Сборное строительство по плану «Югомент». Общий вид, план типового этаж
Белград. Жилой дом «Три сестры» в Новом Белграде
22. Белград. Жилой дом «Три сестры» в Новом Белграде
Белград. Микрорайон № 1 в районе Новый Белград. 1958 г. Архит. Б. Петричич
23. Белград. Микрорайон № 1 в районе Новый Белград. 1958 г. Архит. Б. Петричич
Белград. Жилые дома на бульваре Революции. Архит. В. Поточняк, инж. М. Иеротиевич
24. Белград. Жилые дома на бульваре Революции. Архит. В. Поточняк, инж. М. Иеротиевич
Чачак. Жилые дома с обслуживанием. 1970 г. Архит. М. Митрович. Фрагмент фасада
25. Чачак. Жилые дома с обслуживанием. 1970 г. Архит. М. Митрович. Фрагмент фасада

Если в первое десятилетие многоэтажные секционные дома отличались богатством пластики фасадов, разнообразием трактовки входов и верхних этажей, например в домах Нового Белграда, Нови Сада, то процесс индустриализации строительства снизил значение одного дома как самостоятельного архитектурного сооружения в композиции микрорайона. В первых 9-этажных крупнопанельных жилых домах фирмы «Югомонт» (рис. 20) нет ни балконов, ни лоджий. Простые «пластины» зданий рассчитаны на массовую застройку и на восприятие их в группе, а не (в отдельности. В домах имеются лишь одно- или двухкомнатные квартиры. Конструкция дома — поперечно-несущие стены из железобетонных панелей толщиной 15 см с навесными панелями ограждения, выполненными на деревянном каркасе. Снаружи панели облицованы листами волнистого алюминия и армированного стекла.

В практике жилищного строительства важное место занимает возведение башенных домов, массовое строительство которых развернулось в Югославии только с середины 50-х гг., когда строительная индустрия достигла достаточно высокого уровня (рис. 21, 22). Одними из первых появились башенные дома в Мариборе, где архит. И. Коцмут в 1956 г. выстроил четыре 8-этажных жилых здания. Их конструкция проста: несущие кирпичные стены с монолитными железобетонными перекрытиями. Типовая секция состоит из четырех двухкомнатных квартир, сдвинутых по высоте на один марш. Особенностью дома является подчеркнутое значение главного фасада. Квартиры, выходящие на главный фасад, имеют лоджии с солнцезащитными вертикальными пластинами на всю высоту этажа, которые кроме функциональной играют важную декоративную роль.

В 60-е гг. этажность башенных домов повышается, а их композиционное значение в застройке возрастает.

При строительстве башенных домов каркасного типа используются различные сборные железобетонные элементы. Наибольший интерес представляет группа 13-этажных каркасных зданий, построенная в районе Новый Белград (архит. В. Петричич, констр. Б. Жежель) (рис. 23). Здесь использованы полносборные конструкции. Типовой этаж дома состоит из восьми одинаковых двухкомнатных квартир. Продуманная взаимосвязь конструктивной схемы со структурой плана жилой секции и всей объемно-пространственной композицией дома позволила достичь успеха и в сокращении количества типоразмеров сборных элементов.

Большинство типов домов-башен, используемых в строительной практике последних лет, имеют в плане четко выраженную ось с двумя равнозначными симметричными фасадами. Балконы и лоджии подчеркивают ритм поднимающихся вверх этажей 12-этажных домов, выстроенных в Белграде по проекту архит. И. Антича.

12-этажные башенные жилые дома на бульваре Революции в Белграде (архит. В. Поточняк, инж. М. Иеротиевич) (рис. 24) стали не только вертикальными акцентами среди невысоких разнохарактерных горизонтальных объемов, но и объединяющими элементами в сложной объемно-пространственной композиции новой застройки.

В конце 60-х гг. появился ряд типов жилых зданий, в которых по-новому трактуется образ жилого дома. Если многие годы индивидуальность фасадов жилых домов достигалась разнообразием деталей входов, окон или балконов, то теперь их живописность зависит от пластики самой архитектуры жилых зданий, их силуэта и формы.

Одним из первых жилых зданий нового направления были дома жилой группы в южной части Любляны, построенные по проекту архит. Э. Равникара (1966—1968 гг.). По выражению самого автора проекта, эта группа представляет собой не организованный микрорайон, а скорее является «гроздью» жилых квартир. Блокированные секции высотой 6—12 жилых этажей со сдвижкой их на 3—4 м, перемежающиеся по высоте эркеры и балконы создают сложную пластику всей группы, беспокойную живописность, отвечающую замыслу архитектора.

Усложнение конфигурации жилого дома в плане и по вертикали в целях пластического обогащения объемно-пространственной композиции можно наблюдать в жилом доме квартала Златобор в Титово-Ужице (архит. С. Мандич), в зданиях микрорайона Юлино Брдо в Белграде (архитекторы М. Лойаница, Б. Иованович, П. Цагич). Жилые дома в этом районе отличаются не только скульптурностью массы, но и удобством квартир, разнообразием планировочных решений квартир в секциях, наличием помещений обслуживания в первых двух этажах.

Авторы проекта добились максимальной унификации элементов, необходимых для сборного домостроения. Все 14 жилых секций возведены на базе прототипа одного этажа, поэтому разнообразие в планировке квартир, пластичность зданий достигнуты при помощи вариаций одних и тех же элементов. При строительстве жилой группы применялись плиты заводского изготовления и монолитный железобетон. Типоразмеры отдельных элементов были сведены к минимуму. Например, при кажущемся разнообразии окон в жилой группе их было применено всего три типа, но в различных вариантах.

В приведенных примерах следует отметить развитую сеть обслуживающих учреждений в первых этажах. В Титово-Ужице — это ресторан и кафе, магазин, библиотека с читальным залом, клубные комнаты и административные помещения. В жилых домах Юлино Брдо в первых этажах размещены столовая, клубные помещения, выставочный зал, магазины и т. п. Кроме того, во всех домах устроены подземные гаражи, а рядом с ними открытые автостоянки.

В работах по прогнозированию в области жилищного строительства отмечается, что к концу 80-х гг. в городах Югославии появятся первые примеры пространственных структур коллективных домов.

Жилые дома и группы домов выполняют ту или иную градостроительную роль. Так, группа 13-этажных башенных домов в Скопье (архит. Б. Колев) решает сложную градостроительную задачу связи между зданиями — памятниками архитектуры, расположенными вблизи.

В последнее десятилетие значительная часть жилых домов строится по индивидуальным проектам. В большинстве случаев их облик выразителен и своеобразен, а планировка квартир удобна и экономична (рис. 25). Таковы 17-этажные дома на левом берегу р. Савы в Белграде (архитекторы Л. Кабилио и Б. Игнятович), 13-этажные дома в Скопье (архит. А. Серафимовски). Архитектор М. Митрович использует в своих домах в г. Чачак и Белграде крупные элементы из фактурного железобетона, которые в сочетании с гладкой поверхностью кирпичной кладки создают выразительные по цвету и фактуре плоскости стен, выявляют образ жилого дома.

Характерной особенностью жилищного строительства в Югославии следует признать стремление к максимальному удовлетворению потребностей населения, желание как можно точней ответить на поставленные жизнью социальные задачи, подъем качества и выразительности архитектуры каждой жилой группы или района в целом.

***

Новые общественные отношения вызвали появление новых типов общественных зданий и сооружений: Дворцов культуры, центров здоровья, Домов матери и ребенка, Домов пионеров и молодежи, студентов и многих других.

В первое послевоенное десятилетие в области проектирования общественных зданий велся усиленный поиск новых форм, отвечающих социальным преобразованиям в жизни страны. Поиск происходил именно в сфере проектирования, так как экономические трудности восстановительного периода разрешали строить лишь самые необходимые сооружения.

Различные направления в трактовке архитектурного образа общественных зданий наиболее отчетливо проявились в конкурсных проектах. Здесь встречались работы и в духе конструктивизма, с простыми до «серости» фасадами, и работы, в которых наблюдалось стремление к излишней декоративности форм, восходящее к эклектике.

В эти годы были построены первые общественные здания, такие, как поликлиника алюминиевого комбината в Ражине (архит. Ю. Бертол), туберкулезная больница на Охридском озере (архит. С. Клиска), стадион югославской Народной армии в Белграде (архитекторы М. Янкович, К. Попович), стадион «Динамо» в Загребе (архитекторы В. Турина, Е. Эрлих, Ф. Нейдхардт, инж. Б. Магаш), целый ряд школ и детских садов, кинотеатров и Домов культуры, где скупыми средствами авторы добились выразительных по облику построек, в которых чувствуется стремление ответить на требования времени.

В середине 50-х гг. возросший экономический потенциал страны позволил увеличить объем строительства общественных зданий. Многочисленные конкурсы на различные объекты, несомненно, повлияли на практику застройки городов и сел. В лучших проектах умело используются характер и особенности ландшафта города, здесь же нашли применение традиционные приемы народного зодчества: сочетание в отделке камня, дерева, керамики, полихромия зданий и др.

Одновременно с этим в конце 50-х гг. упрощенное понимание проблемы художественного образа общественного здания привело к созданию многочисленных похожих друг на друга «стеклянных кубиков». Более всего стандарт сказался на архитектуре административных, учебных и торговых зданий.

Однако в республиках сохранялись традиции самостоятельных архитектурных школ. В Словении продолжали развиваться традиции национальной школы архит. А. Плечника, отличающиеся ясностью композиционного замысла, разнообразием фактур облицовки и своеобразным лиризмом, которые отвечали характеру небольших городов Словении. В крупных постройках ведущих архитекторов Словении, например в застройке площади Революции в Любляне (архит. Э. Равникар), типографии в Любляне (архит. С. Севера), Доме народного здоровья в Самоборе (архит. М. Водичка), можно проследить своеобразные черты Словенской архитектурной школы.

Архитектор С. Радович сумела в современных формах гостиницы «Подгорицы» в Титограде отразить черты суровой народной архитектуры Черногории, вписав стелющиеся по берегу реки лаконичные объемы гостиничного корпуса с несколько огрубленными формами в каменистый берег и использовать естественный камень в отделке как самого здания гостиницы, так и при благоустройстве ее территории.

Чачак. Фрагмент застройки центра
26. Чачак. Фрагмент застройки центра
Мостар. Торговый центр «Развитак»
27. Мостар. Торговый центр «Развитак»
Международный клуб на Адриатическом побережье. Архит. Б. Лазар, худож. Б. Маскарелли. Вид со стороны внутреннего двора
Международный клуб на Адриатическом побережье. Архит. Б. Лазар, худож. Б. Маскарелли. План
28. Международный клуб на Адриатическом побережье. Архит. Б. Лазар, худож. Б. Маскарелли. Вид со стороны внутреннего двора. План
Скопье. Педагогическая гимназия. 1966—1969 гг. Архит. Я. Константинов
29. Скопье. Педагогическая гимназия. 1966—1969 гг. Архит. Я. Константинов
Сараево. Спортивно-молодежный центр «Скендерия». Архит. Ж. Янкович, X. Мухасилович
30. Сараево. Спортивно-молодежный центр «Скендерия». Архит. Ж. Янкович, X. Мухасилович

Элементы, характерные для народной архитектуры, можно встретить в Боснии — Герцеговине (универмаг «Развитак» в г. Мостар, архит. А. Паляги) (рис. 27), Сербии, например, в постройках архит. М. Митровича и народной библиотеке, построенной по проекту архит. В. Куртовича, в которых прослеживается характер и дух сербской архитектуры.

В конце 60-х гг. появились сооружения, отвечающие различным новым направлениям в практике мировой архитектуры. В качестве примеров можно назвать произведения органической архитектуры, например Международный клуб в г. Порече (архит. Б. Лазар, худож. Б. Маскарелли), где свободная пластика объемов дала возможность построить удобное и яркое по образу общественное здание, предназначенное для отдыха и развлечений.

Широкое распространение получили приемы обогащения пластики зданий за счет усложнения структуры сооружения, дифференциации отдельных пространств. Построенные в 70-е гг. такие сооружения, как гостиница «Соларис» (архит. Б. Магаш), административное здание «Астра» (архит. В. Лончарич), здание Управления торговли (архит. И. Кожель) в Любляне, отражают и тенденции брутализма, выразившиеся в югославской архитектуре в использовании архитектурных приемов, связанных с применением монолитного железобетона с необработанной поверхностью. В зданиях Педагогической гимназии (архит. Я. Константинов, 1966—1969 гг.) (рис. 29), Медицинского центра (архит. Я. Константинов, 1967—1972 гг.) (рис. 29) и Исторического архива в г. Скопье (архит. Г. Константиновский, 1966—1968 гг.) можно увидеть влияние американской разновидности брутализма. В целом ряде новых построек, таких, как культурно-спортивный центр «Скендерия» в Сараеве (архитекторы Ж. Янкович, X. Мухасилович) (рис. 30), мы встречаем смелое архитектурное решение из монолитного железобетона с активным включением средств монументальной живописи и скульптуры.

Но как бы интересны и своеобразны по своей архитектуре ни были уникальные общественные здания, лицо города, жилых районов в Югославии определяет массовая застройка.

Одной из наиболее ответственных и сложных проблем в Югославии является строительство школ. Во время войны половина всех школьных зданий была разрушена или сильно повреждена.

В первые годы школы строятся на основе типовой схемы: одни классы, без вспомогательных помещений. Примером может служить трехэтажная школа с 12 классными комнатами архит. Б. Стояновича или школа с 9 классами архит. Д. Брашована. Подобные здания из сборных железобетонных элементов были построены во многих местах.

Жестких нормативов для проектирования школьных зданий нет. Первые параметры для школьного строительства были приняты в 1958 г. в Словении на совещании архитекторов, педагогов, строителей, общественных деятелей. Но эти параметры и сейчас различны по республикам. Строительство школ долгие годы отставало от жилищного строительства. Коренной поворот в массовом возведении новых зданий начался в годы третьей пятилетки. В плане народного хозяйства на 1961—1965 гг. предусматривалось увеличение фонда школьных зданий в полтора раза.

Крань. Школа. Архитектор Д. Фюрст. План
31. Крань. Школа. Архитектор Д. Фюрст. План
Сплит. Универмаг «Прима». Архит. А. Шатар
32. Сплит. Универмаг «Прима». Архит. А. Шатар
Шишак. Универмаг. 1965 г. Архит. М. Бонч
33. Шишак. Универмаг. 1965 г. Архит. М. Бонч

В последующие годы появился ряд интересных школьных зданий, строительство которых осуществляется по этапам. Школа в г. Крань (архит. Д. Фюрст) состоит из трех соединенных между собой корпусов (рис. 31). В первом корпусе — двухэтажном — размещены классы для старших школьников, мастерская, кабинеты, административные помещения и столовая. Во втором — классы для младших школьников, в третьем — спортивные залы, гардеробы, душевые. Здесь удачно проведено зонирование помещений и участка, применена схема широких классов с верхним освещением, отсутствуют коридоры.

В первые годы после войны сеть существовавших торговых учреждений, кафе, столовых, ресторанов и мастерских с трудом могла обслуживать население городов и сел, но с началом массового жилищного строительства встала проблема создания новых центров повседневного и периодического обслуживания. При строительстве новых поселков и городов возникают универсальные центры первичного обслуживания, такие, как в микрорайоне Трнско в Загребе (архит. З. Колацио), в микрорайоне Турнич в Риека (архит. З. Сила), где построены магазины, кафе, закусочные, мастерские, административные помещения.

В конце 60-х гг. появились специализированные торговые центры и универсальные магазины. В качестве примера можно назвать круглое в плане торговое здание в Воловчице (архит. Б. Тушек), универмаг «Прима» в Сплите (архит. А. Шатар) (рис. 32).

Половину общей площади универмага «Прима» занимают торговые залы. Для удобства покупателей здание оборудовано установками кондиционирования воздуха, эскалаторами и лифтами. Все оборудование универмага решено в едином модуле с конструкцией здания, что обеспечивает его универсальность и мобильность, необходимые в торговле. Подобная схема универсальных магазинов часто встречается в практике, но архитектура универмагов и магазинов в последующие годы стала значительно сложней; например, торговое здание «Прехрана» в Осеке (архит. М. Михелич, 1967 г.), магазины в Любляне (архит. М. Бонч, 1964 г.) отличаются не только повышенной пластикой фасадов, но и более широким применением современных отделочных материалов, превращением ряда конструктивных узлов в декоративные элементы, активным использованием цвета.

В строительстве магазинов, универмагов, рынков и других типов торговых зданий и учреждений обслуживания с середины 60-х гг. можно проследить заметное стремление к укрупнению и многоцелевому использований) помещений. В ряде случаев различные по назначению учреждения кооперируются под одной крышей. Например, в Храстнике построен коммунально-торговый комплекс (архит. М. Бонч), а в Жабляке — административно-торговый комплекс с почтой и туристическим центром (архит. П. Ропович). Большинство торгово-бытовых зданий отличают простые геометрические формы (рис. 33), как, например, универмаг «Беко» в Титограде (архит. Б. Минц) или «Супермаркет» в Любляне (архит. Э. Михевц). Встречаются здания, на архитектуре которых сказалось влияние брутализма. Простой бетон со следами опалубки, подчеркнуто грубоватые детали при удобной и простой планировке помещений отличают универмаг в Земуне (архит. Д. Миленкович), торгово-промышленное здание в Омише (архит. Ф. Готович).

В 1974 г. началась эксплуатация крупнейшего в стране городского торгового центра в Скопье (архитекторы Т. Арсовски, М. Гелевски, К. Маркова, Ж. Поповски). Это крупный 5-этажный комплекс, состоящий из целого ряда сооружений, включающий склады, выставочные и демонстрационные залы, рестораны, кинотеатр. Два подземных этажа занимают гаражи-стоянки на 400 автомашин. Еще один подземный этаж отведен под складские помещения. Два надземных этажа занимают помещения, предназначенные для широкой публики и покупателей. В состав центра входят два гостиничных корпуса, связанных с обслуживающими помещениями переходами и лифтами, и пять жилых башенных домов.

После победы революции кардинально изменилось состояние здравоохранения в стране. Развитие сети медицинских учреждений привело к массовому строительству лечебных зданий. В первые годы по типовым проектам строилось много станций здоровья, амбулаторий, диспансеров, поликлиник, необходимых для налаживания нормального медицинского обслуживания. Примером может служить амбулатория, построенная по проекту архит. Л. Кабилио. План здания предельно прост. Основное помещение — зал ожидания, вдоль которого расположены терапевтические и зубоврачебный кабинеты, процедурная, санузлы и комната администрации. Значительный интерес представляют специализированные медицинские учреждения: центры матери и ребенка, построенные в Новом Белграде (архит. А. Нешич), в Раковицах (архитекторы Л. Кабилио, Б. Гардыновачки); дома народного здоровья в Самборе (архит. М. Водичка). В последнее десятилетие введены в эксплуатацию и строятся крупные больницы и медицинские центры в Белграде, Словенском Броде, Фоче, Сиске и многих других городах.

За короткий срок в Югославии создано большое количество спортивных сооружений — от крупных стадионов до физкультурных площадок во дворах жилых домов. К их числу относятся стадион югославской Народной армии в Белграде (архитекторы М. Янкович, К. Попович, 1948—1951 гг.), комплекс стадиона «Динамо» в Загребе (архитекторы В. Турина, Е. Эрлих, Ф. Нейдхардт, 1946 г.). В стране построено много небольших спортивных баз: плавательный бассейн в Радечи возле г. Зидани Мост (архитекторы З. и Ф. Цацаки, 1955 г.), молодежный городок отдыха в Тьентиште (архитекторы С. Хаджихалилович, Н. Муфтич, М. Кушан, Ш. Осмерович, 1956 г.). В живописных уголках страны появились туристические центры, спортивные лагеря. В 1973 г. вступил в строй спортивно-рекреационный центр «23 мая» в Белграде (архит. А. Антич).

Загреб. Комплекс зданий международной выставки. 1974 г.
34. Загреб. Комплекс зданий международной выставки. 1974 г.
Белград. Музей современного искусства. Архиг. И. Антич, И. Распопович. Общий вид
Белград. Музей современного искусства. Архиг. И. Антич, И. Распопович. План
35. Белград. Музей современного искусства. Архиг. И. Антич, И. Распопович. Общий вид. План

За последние годы выстроено много крупных универсальных залов, которые могут служить выставочными помещениями и спортивно-концертными залами: «ярмарочный комплекс» в Белграде, спортивный зал в Любляне, выставочные павильоны в Загребе (рис. 34) и Нови Саде.

Комплекс белградской выставки (архит. М. Пантович, 1957 г.) состоит из трех крупных павильонов, расположенных в парке вдоль берега р. Савы. Основное назначение комплекса — выставка достижений народного хозяйства, но в то же время в павильонах проводятся крупные международные спортивные соревнования, фестивали, концерты. В первом павильоне, представляющем в плане круг диаметром 110 м, использованы сборные предварительно-напряженные железобетонные элементы (конструктор Б. Жежель). Интересными с архитектурной точки зрения являются своды-оболочки второго и третьего павильонов, разработанные конструктором М. Кристичем.

Универсальное использование крупных помещений по-новому поставило проблему их создания и размещения. Архитекторы стремятся размещать универсальные залы не вблизи спортивных центров, а рядом с постройками общественно-культурного назначения. Характерным примером является центр «Скендерия» в Сараеве (архитекторы Ж. Янкович, X. Мухасилович), который включает Дом молодежи, торговый центр и большой зал, где предусмотрена возможность проведения различных крупных спортивных соревнований, массовых мероприятий культурно-развлекательного характера (кино, концерты и т. д.), а также съездов и конгрессов, устройства выставок и ярмарок.

За послевоенное десятилетие сооружено много небольших кинотеатров на 300— 500 мест. Только за один 1955 г. было построено 60 кинозалов, но с развитием телевидения строительство замедляется, а с конца 60-х гг. количество кинотеатров резко уменьшается.

В стране создано большое количество музеев, экспозиция которых отражает борьбу югославского народа за свободу и независимость, а также выставочных комплексов достижений СФРЮ в области науки, техники и культуры.

Примером удачного решения экспозиционного пространства может служить музей Народной революции в Сараеве (архитекторы Б. Магаш, Э. Шмидхен). Популярностью пользуется музей Современного искусства в Белграде (архитекторы И. Антич и И. Распопович) (рис. 35). Здание, расположенное в парковой зоне на берегу Савы, хорошо просматривается с высокого берега старого города и удачно сочетается как с легкими парковыми сооружениями, так и с высотным зданием ЦК Союза коммунистов Югославии. Место расположения музея определило его масштаб, компактность, пластику фасадов. Здание музея как бы слеплено из нескольких кубических объемов, которые вместе образуют скульптурную композицию, отвечающую внутренней структуре музея. Универсальные по планировке интерьеры образуют ряд переливающихся пространств в разных уровнях и объемах. Связанные друг с другом залы музея создают разнообразные и интересные перспективы.

На протяжении всех послевоенных лет велось интенсивное строительство административных зданий, в архитектуре которых отражены все этапы развития творческой мысли югославских зодчих.

На первом этапе в послевоенное десятилетие здания отличались монументальностью форм, строго осевой композицией. Одним из примеров может служить здание Дома правительства в Новом Белграде (архит. В. Поточняк). В 60-е гг. появился целый ряд зданий, представляющих совершенно одинаковые «стеклянные» параллелепипеды: Энергопроект (архит. М. Стерич), Дом социального страхования (архит. А. Бркич), которые отличаются хорошим качеством отделочных работ.

Для многих административных зданий этого периода характерны горизонтальные полосы сплошного остекления и глухие торцовые стены, как это сделано на Доме профсоюзов в г. Скопье (архит. С. Брезовски).

Белград. Здание ЦК СКЮ. Архит. М. Янкович, Д. Миленович, М. Марьянович
36. Белград. Здание ЦК СКЮ. Архит. М. Янкович, Д. Миленович, М. Марьянович
Белград. Здание Военного министерства. Архит. Н. Добрович
37. Белград. Здание Военного министерства. Архит. Н. Добрович
Белград. Дом проектных организаций и дирекции строительства и реконструкции Белграда. 1971 г. Архит. Б. Йован
38. Белград. Дом проектных организаций и дирекции строительства и реконструкции Белграда. 1971 г. Архит. Б. Йован
Сплит. Гостиничный комплекс «Марьян». Начало 70-х гг. Архит. Л. Перкович. Общий вид
Сплит. Гостиничный комплекс «Марьян». Начало 70-х гг. Архит. Л. Перкович. План
39. Сплит. Гостиничный комплекс «Марьян». Начало 70-х гг. Архит. Л. Перкович. Общий вид. План
Опатия. Отель «Амбасадор». Начало 70-х гг. Архит. З. Бреговца
40. Опатия. Отель «Амбасадор». Начало 70-х гг. Архит. З. Бреговца

Хорошее впечатление от ряда зданий, построенных в 60-е гг., прежде всего достигнуто благодаря удачному градостроительному решению. Например, здание ЦК СКЮ (архитекторы М. Янкович, Д. Миленович, М. Марьянович) (рис. 36) доминирует среди различных по стилю, этажности и назначению зданий в центре Нового Белграда. Хорошие пропорции 25-этажной башни строгой прямоугольной формы в плане, удачное завершение всего сооружения в виде тонкой плиты, слегка приподнятой над верхними этажами, светлый колорит стен, сверкающие в лучах солнца алюминиевые импосты делают здание привлекательным и, несмотря на «интернациональность» стиля, придают ему индивидуальные черты.

Своеобразной реакцией на недостаточное внимание функционализма к художественным вопросам, на сухость и ординарность образов стали административные здания, для которых характерны пластичность форм и выразительность в трактовке фасадов. Одним из первых можно назвать ансамбль зданий Военного министерства в Белграде, построенный известным югославским зодчим Н. Добровичем (рис. 37). Планы этажей с коридорной системой в главных корпусах типичны для административных зданий, но сами сооружения выделяются среди застройки необычностью трактовки фасадов в виде нависающих объемов первых этажей и ступенчатой формы торцов. В зданиях применены различная фактура и строгий цвет в облицовке стен, что подчеркивает своеобразие и суровость облика всего комплекса.

Характерным примером применения неофактуренного железобетона может служить Дом проектных организаций и дирекции строительства и реконструкции Белграда (архит. Б. Иован, 1971 г.) (рис. 38). 

В начале 70-х гг. в архитектуре общественных зданий появилась тенденция к выявлению национальных особенностей, хотя строительство многих административных зданий в первую очередь ставило цели экономичности. К числу наиболее интересных зданий этого направления относится Национальная библиотека в Белграде (архит. И. Крутович, 1971 г.). Библиотека имеет книгохранилище на 3 млн. книг и центральный читальный зал на 500 чел. Современная архитектура библиотеки, отвечающая характеру общественного здания, благодаря большим крышам, открытой галерее и балконам, нависающим отдельным объемом сооружения, удачно перекликается по образу с формами народной архитектуры Сербии.

Природа Югославии с ее высокими горами и песчаными пляжами на Адриатическом побережье привлекает большое количество иностранных туристов. Поэтому с конца 60-х гг. особое внимание уделяется строительству комфортабельных гостиниц, пансионатов, отелей. В гостиницах предусматриваются крытые бассейны, спортивные и киноконцертные залы. Первые крупные гостиничные комплексы появились в Сплите«Марьян» (архит. Л. Перкович) (рис. 39), в Опатии«Амбасадор» (архит. З. Бреговац) (рис. 40), в Кладове — «Джардан» (архит. С. Миличевич).

Многие гостиницы отличаются запоминающимся архитектурным обликом. Например, гостиница «Пилигрин» (архит. Д. Финц), возведенная в Купару на берегу Адриатического моря вблизи Дубровника, напоминает врезанную в землю перевернутую пирамиду. Благодаря лаконичной и своеобразной форме автор добился интересного контраста здания и живописного пейзажа. В какой-то мере здесь удобства, хорошая ориентация принесены в жертву форме, но комфорт и благоустройство каждого номера и всего отеля в целом сглаживают эти недостатки, тем более что именно облик «Пилигрина» и приобрел европейскую известность.

Стремление к необычности форм оправдано в тех случаях, когда это связано с комплексами, предназначенными для развлечения и активного отдыха. Созданный по проекту архит. З. Масловаца развлекательный центр отдыха «Котор» на 2 тыс. человек состоит из десяти различающихся по формам сооружений с различными по назначению и отделке помещениями, перекрытыми разнообразными конструкциями. Автор добился исключительной пластичности композиции, не потеряв стилевого единства центра.

Аналогичный комплекс создан в Порече по проекту архит. Б. Лазаря и худож. Б. Маскарелли, но здесь эмоциональная сторона архитектурного замысла подчинила себе требования удобства, зонирования, ориентации комнат и т. д.

Перговица. Гостиница «Ривьера». Конец 60-х гг. Архит. М. Митрович
41. Перговица. Гостиница «Ривьера». Конец 60-х гг. Архит. М. Митрович
Словения. Комплекс гостиниц. 1972 г. Архит. Э. Михевц
42. Словения. Комплекс гостиниц. 1972 г. Архит. Э. Михевц
Нивица. Комплекс пансионатов. 1970 г.
43. Нивица. Комплекс пансионатов. 1970 г.
Район Дубровника. Курортная гостиница «Астареа»
44. Район Дубровника. Курортная гостиница «Астареа»

На крутых склонах в конце 60-х гг. строятся «ступенчатые» гостиницы. Одной из первых была построена гостиница «Ривьера» в Перговице (архит. М. Митрович) (рис. 41). Своеобразный облик получила гостиница «Кроация» (архит. С. Миличевич), одна из наиболее благоустроенных на Адриатическом побережье.

В многочисленных постройках архитектора Э. Михевца, современных по форме и комфорту гостиницах, мотелях, туристических базах проступают черты словенской архитектуры (рис. 42).

Большинство гостиниц и туристических центров обеспечено гаражами и стоянками для автомобилей. Например, в гостинице «Марьян» в Сплите на 220 номеров построен гараж для 120 автомашин и предусмотрены места на открытой стоянке еще для 150 машин (рис. 43—44). 

***

Особое место среди проблем, стоящих перед архитекторами Югославии, занимает синтез архитектуры и скульптуры, особенно в монументальных и мемориальных сооружениях.

Памятники и мемориальные сооружения. Югославии можно условно разделить на две группы. К первой относятся те, в композиции которых ведущее место занимает скульптура, ко второй — в которых объемно-пространственная композиция определяется преимущественно архитектурными средствами.
 
Скульптурные монументы начали создаваться сразу же после освобождения от фашистского ига. Увековечивая память о погибших патриотах, авторы чаще всего стремились воссоздать обобщающий образ героя, а не портретное сходство. В этом бесспорно сказалось влияние советской художественной школы.

К числу лучших произведений первых лет народной власти следует отнести работы А. Августинчича: памятник советскому воину в Белграде (1944 г.) (рис. 45), памятник бойцам Красной Армии в Гатине (1945—1947 гг.), работы А. Косты: памятник восстанию в Дрежнице (1949 г.), работа И. Долинара — монумент сопротивлению и страданию в городе Кралеве (1946—1955 гг.) Главная роль в этих памятниках принадлежит скульптуре, выполненной с высоким профессиональным мастерством и производящей большое эмоциональное впечатление на зрителя.

В конце 50-х гг. произошли существенные изменения в художественной трактовке памятников. Скульптура, как правило, перестала главенствовать в композиции. На смену ей пришли архитектурные формы в сложных пространственных композициях.

По-новому решен архитектором З. Колацио монумент в честь погибших патриотов в крае Подравино (1960 г.). Памятник состоит из массивной опоры, на которой покоится огромный каменный блок с высеченными именами погибших. Рядом лежит 2-метровая квадратная плита для венков. Сочетание лежащей белокаменной плиты с тяжелым вертикальным монолитом самого памятника создает впечатление незыблемости, внутренней силы и величественного спокойствия. Истоки форм памятников подобного рода уходят в древность югославской земли, напоминая каменные саркофаги и надгробия.

Социалистическая Федеративная Республика Югославия. Ясеновац. Памятник жертвам фашизма
Социалистическая Федеративная Республика Югославия. Ясеновац. Памятник жертвам фашизма
Белград. Памятник советскому воину. Скульп. А. Августинчич
45. Белград. Памятник советскому воину. Скульп. А. Августинчич
Белград. Памятник советским и югославским воинам-освободителям Белграда. Архит. Б. Бон, скульп. Р. Станкевич, ландшафтный архит. А. Кристич
46. Белград. Памятник советским и югославским воинам-освободителям Белграда. Архит. Б. Бон, скульп. Р. Станкевич, ландшафтный архит. А. Кристич
Мостар. Мемориальный комплекс. 1959—1965 гг. Архит. Б. Богданович
47. Мостар. Мемориальный комплекс. 1959—1965 гг. Архит. Б. Богданович
Сутески. Здание панорамы битвы. 1973 г. Архит. Р. Радович
48. Сутески. Здание панорамы битвы. 1973 г. Архит. Р. Радович

Мемориальные ансамбли различны по своему характеру: в одном случае — это обычное кладбище с современными памятниками, в другом — единый мемориальный комплекс. На сочетании пропилей со скромными надгробиями построено образное решение братского кладбища советских и югославских воинов, погибших в боях за освобождение Белграда в октябре 1944 г. (архит. Б. Бон, скульптор Р. Станкевич, ландшафтный архит. М. Кристич) (рис. 46).

В Сремской Митровице архит. Б. Богданович создал необычайное по выразительности и строгой красоте братское кладбище расстрелянных фашистами патриотов (1959—1960 гг.). Прямая аллея подводит к площади с памятником народным героям. Площадь расположена среди курганов братских могил, на вершинах которых языки пламени из кованой красной меди.

Б. Богданович сумел использовать в современных постройках мастерство сегодняшних народных умельцев, резчиков по камню, и, сочетая традиции прошлого с новаторскими композиционными средствами, добился эмоциональной напряженности мемориальных памятников, став по существу основателем символико-романтического направления в югославской архитектуре. Мемориальный комплекс в Придепе (1960—1961 гг.) с его белоснежными амфорами по чистоте линий, гармонии форм и материала можно сравнить с классическим памятниками. В последующие годы Б. Богданович создает известный памятник в Мостаре (1959—1965 гг.) (рис. 47), мемориальные ансамбли в Крушеваце (1960—1965 гг.), в Ясеноваце (1959—1966 гг.), около Косовской Митровицы (1960—1973 гг.).

Почти 15 тыс. мемориальных комплексов на братских могилах, мавзолеи, обелиски, пирамиды, скульптурные памятники вечно будут напоминать о героической борьбе югославского народа за независимость (рис. 48).

***

Размещение промышленности в Югославии тесно связано с распределением производительных сил в республике, с комплексным развитием районов и специализацией их хозяйств, с занятостью рабочей силы, с решением градостроительных проблем расселения, развития городов и населенных мест.

За годы войны в стране было уничтожено более двухсот рудников и угольных шахт, более половины всех железнодорожных путей. Развитие архитектуры промышленных зданий и сооружений Югославии началось с восстановительных работ и реконструкции заводов и фабрик, ремонта транспортных сооружений и т. д. Несмотря на трудности восстановительного периода, архитекторы с первых дней уделяли серьезное внимание образной стороне архитектуры промышленных сооружений.

Архитектура промышленных зданий и сооружений в Югославии служит примером творческого подхода к решению сложных композиционных и художественных задач промышленного строительства.

В числе первых промышленных объектов, построенных после войны в тяжелых условиях восстановления народного хозяйства, был электрозавод «Раде Кончар» в Загребе. Склад готовой продукции (архит. М. Каузларич, 1945 г.) и основные корпуса (архитекторы И. Жульевич, С. Гомыш, 1947—1950 гг.) продемонстрировали возможность простыми средствами, используя шедовые фонари, узкие горизонтальные полосы остекления, пластику кирпичных стен, достигнуть выразительного облика современного промышленного здания; этим было продемонстрировано новое отношение зодчих к созданию удобных благоустроенных рабочих помещений.

Корпуса крупнейшего предприятия — автомобильного завода в Крагуеваце — решены в простых и ясных формах. Легкие конструкции шедовых перекрытий цехов в сочетании с глухими стенами создают образ, может быть, и не очень эффектного, но вполне современного промышленного здания (рис. 49). Многие промышленные здания решены на первый взгляд просто, без сложных перекрытий, с обыкновенными окнами для освещения, с частой сеткой колонн и ребристыми плитами кровель, но во всех этих зданиях созданы удобные внутренние помещения, тщательно «прорисованы» фасады цехов, интенсивно использованы цвет и фактура материала, особенно в интерьерах. В пространственную композицию многих заводов удачно включен ряд различных по объему цехов административных зданий и инженерных сооружений, в большинстве своем они удачно вписаны в окружающий ландшафт. Заводы сульфатной целлюлозы в Баня Лука и близ города Маглавия (архит. Д. Фюрст) состоят из различных по величине объектов, расположенных среди высокой зелени. Автору удалось вписать их в сложный рельеф местности холмистого района, не нарушая характера природного окружения.

Крушевац. Автомобильный завод
49. Крушевац. Автомобильный завод
Плотина гидростанции «Потрэц» на р. Лим
50. Плотина гидростанции «Потрэц» на р. Лим
Белград. Телевизионная башня на горе Авале. Архит. М. Кристич, У. Богунович, С. Яниц
51. Белград. Телевизионная башня на горе Авале. Архит. М. Кристич, У. Богунович, С. Яниц

К началу 70-х гг. в стране насчитывалось более 2,5.тыс. промышленных предприятий, и хотя треть из них составляли небольшие заводы, основное направление было взято на строительство крупных промышленных комплексов. В это время создается крупный металлургический комбинат в Зенице, который дает стране почти половину всего чугуна и стали. Крупные Металлургические комбинаты построены в Есенице, Сисаке, Скопье, Смодарове.

Особое место в архитектуре промышленных зданий Югославии занимают энергетические сооружения (рис. 50). За тридцать послевоенных лет было построено более 20 крупных гидро- и теплоэлектростанций и столько же находится в процессе строительства. В большинстве случаев тяжелые формы электростанций созвучны суровой природе. В ряде случаев они контрастны окружению, эффектно выделяются на фоне гор, не нарушая общей гармонии пейзажа. Например, архит. М. Заберле как бы врезал в склоны гор сооружения водосливной части плотины Ябланицкой ГЭС.

Гидроэлектростанция Эворник на р. Дрине, вступившая в строй в 1955 г., вытянута вдоль широкого водохранилища. Крупные членения пилонов на водосливной части плотины придают величавость и спокойствие всему сооружению, расположенному среди гор.

Самая крупная на Дунае гидроэлектростанция Джердап построена в районе Железных ворот совместными усилиями Югославии и Румынии. Исследовательские и проектные работы велись на протяжении 10 лет начиная с 1957 г. Архитектура гидроэлектростанции отличается простыми лаконичными формами ограждающей конструкции, что соответствует не только крупному масштабу всего сооружения, но и характеру окружающего ландшафта.

В республиках построены крупные теплоэлектростанции. Одна из крупнейших ТЭЦ построена в Загребе по проекту архитекторов М. Хамела и М. Томпчича.

Особое место в промышленной архитектуре Югославии занимают мосты. Они не поражают своими грандиозными размерами, но в их изящных, легких формах слилось воедино искусство конструктора и художника, они созданы для конкретных мест, и кажется, что без них — и природа обеднеет. В одних случаях 310-метровый мост в спокойном ритме высоких арок и стройных опор проходит над широкой долиной р. Белой, в другом — как натянутый лук над глубоким горным ущельем р. Неретвы на фоне суровых скал и темного леса перекинулась белая арка железнодорожного моста пролетом 72 м.

Развитие строительной базы и совершенствование научных исследований и творческой мысли позволили создать такие уникальные, с точки зрения архитектурно-конструктивного решения, сооружения, как телевизионная башня на трех опорах на горе Авале вблизи Белграда (архитекторы М. Кристич, X. Богунович и С. Яниц) (рис. 51), мост через Дунай в Нови Саде (инж. Б. Жежель) и мост в Шибинеке.

К 1970 г. построено 10 новых целлюлозно-бумажных комбинатов. В числе новостроек комбинаты в г. Сремска Митровице (архит. X. Бринчич, 1964 г.), в Видем-Кршко (архит. X. Бринчич, 1964 г.), в Загребе (архит. 3. Неуман).

В конце 60-х гг. начинает развиваться сборное домостроение. Строительные детали изготовляются на домостроительных комбинатах и на полигонах вблизи новостроек. Хорошо зарекомендовал себя на практике домостроительный комбинат, подаренный городу Скопье советским народом после землетрясения 1963 г. Продукция комбината — 4-этажные дома с хорошей внутренней отделкой — пользуется популярностью у населения.

Развитие строительной индустрии позволяет осуществлять сложные по пластике и конструкциям сооружения. Однако в промышленном строительстве используются главным образом линейные конструкции, которые по расчетам и по изготовлению значительно проще и дешевле. Югославская архитектура достаточно свободна в выборе конструкций для своих сооружений, так как климатические условия позволяют осуществлять ординарное остекление заводских помещений, а железобетонные несущие конструкции открывать наружу.

Многие промышленные здания и сооружения, несмотря на лаконичность форм и простоту отделки, имеют выразительный и запоминающийся архитектурный облик. Интересные по архитектуре здания выстроены в Словении. Одним из первых стал Литострой, а в конце 60-х гг. были построены типография в Любляне (архит. С. Север, 1966 г.), завод полупроводников «Искра» в Трбовле (архитекторы Ф. и Н. Веховары, 1966 г.), Институт ядерных исследований недалеко от Любляны (архит. О. Йуговец, 1965 г.) и многие другие.

В последние годы в крупных городах Югославии создаются промышленные узлы, которые позволяют более экономично и эффективно использовать городские земли, активизировать деятельность по оздоровлению окружающей среды, добиваться более выразительной объемно-пространственной композиции всех сооружений. В эти районы постепенно переносятся из городских районов «вредные» или чуждые жилой застройке небольшие заводы и мастерские.

***

Архитектура и строительство социалистической Югославии прошли за 30 лет сложный путь восстановления разрушенного в войну народного хозяйства, реконструкции и строительства городов и сел.

За эти годы выросла и окрепла строительная индустрия, появились крупные цементные и кирпичные заводы, домостроительные комбинаты, заводы железобетонных изделий.

С каждым годом увеличивается объем полносборного строительства и строительства с использованием стандартных деталей по типовым проектам.

Накопленный опыт и знания, высокая квалификация кадров и современная механизация строительных и отделочных работ создали с конца 60-х гг. условия для успешной работы югославских архитекторов и строителей за рубежом.

В начале 70-х гг. они работали в 50 странах Европы, Африки и Азии. Среди наиболее крупных объектов, построенных в начале 70-х гг., гостиница «Панорама» в ГДР (архитекторы К. Маринкович, И. Потконяк, Ч. Белош), стекольный завод в ЧССР (инж. Л. Йоции, архит. Д. Опргхич), стадион на 100 тыс. зрителей в Замбии (архитекторы Д. Миленкович, З. Бойович). Под руководством архит. Р. Мишчевича разработан генеральный план Конакри в Гвинее.

С каждым годом преображаются города и села Югославии. Архитекторы, конструкторы, инженеры достигли высокого мастерства в проектировании и строительстве жилых и общественных зданий социалистической Югославии. Архитектура домов, планировка квартир, решение вопросов типизации и стандартизации строительных элементов, разнообразие отделочных материалов находятся в стране на высоком уровне.

В строительстве гостиниц, туристических комплексов югославские зодчие как по трактовке архитектурных образов, так и по качеству строительства добились значительных успехов.

Талантливый народ Югославии на протяжении многих веков создавал прекрасные произведения архитектуры и искусства, но только теперь он создает их для себя, а не для господствующего класса, и в этом залог успеха нового строительства, залог процветания всей страны.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации