Архитектура Польской Народной Республики. 1940-е - середина 70-х гг.

Польша (ПНР)

Глава «Архитектура Польской Народной Республики». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга вторая. Архитектура зарубежных социалистических стран» под редакцией Н.В. Баранова. Автор: Н.А. Самойлова (Москва, Стройиздат, 1977)


Формирование Польской Народной Республики началось в период жестоких боев за освобождение Польши от немецко-фашистских оккупантов. В июле 1944 г. Советская Армия и сражавшееся вместе с ней Войско Польское перешли советско-польскую границу на Буге и Польский комитет национального освобождения взял в руки государственную власть на первом освобожденном клочке польской земли.

Возрождение государственного суверенитета и победа народной революции, подготовленные активной национально-освободительной борьбой польского народа в годы оккупации (1939—1944 гг.), открыли новую эру в истории польского народа. Однако обстановка, в которой началась созидательная деятельность Народной Польши, была невероятно тяжелой. За годы войны и фашистской оккупации страна (и до войны находившаяся в числе слаборазвитых стран капиталистической Европы) понесла огромные потери. В городах, селах и в лагерях массового уничтожения погибло свыше 6 млн. польских граждан. В результате военных действий и особенно вследствие осуществлявшегося по приказу Гитлера планомерного, методического уничтожения памятников польской культуры, в том числе и исторически ценных польских городов, и в первую очередь столицы Польши — Варшавы, погибли ценнейшие памятники польской национальной культуры. В стране было уничтожено около 40 процентов материальных и культурных ценностей, разрушено свыше трети городского жилого фонда. Варшава была превращена в груды руин и пепла. На 80—90% были разрушены исторические центральные районы Вроцлава, Гданьска, Познани, Бялыстока, Щецина, Эльблонга. Были взорваны железные дороги, мосты, разрушены и уничтожены многие промышленные предприятия.

После окончания войны перед страной встали неотложные задачи: расчистка наиболее пострадавших городских и сельских территорий, восстановление коммуникаций и тех жилых зданий, которые можно было вернуть к жизни, восстановление и расширение промышленных предприятий, необходимых для поднятия экономического потенциала страны.

Огромный патриотический пафос, связанный с возрождением национальной независимости и осуществлением важных экономических и социальных реформ, способствовал небывалому трудовому подъему. Уже в 1948 г. были восстановлены важнейшие отрасли народного хозяйства страны, возвращены к жизни многие разрушенные села и города. Примером беспрецедентного трудового героизма стало восстановление разрушенной Варшавы, что, по мнению многих западных специалистов, считалось невозможным. Большие усилия были направлены и на возрождение экономики воссоединенных польских земель, и на объединение их в целостный организм с так называемыми старыми землями.

С первых дней народной власти развитие народного хозяйства страны осуществляется по государственным планам. После проведения национализации основных отраслей промышленности и восстановления народного хозяйства страны начался процесс его реконструкции и индустриализации. В Польше развиваются тяжелое машиностроение, химическая промышленность, энергетика.

В результате успешного использования социальных преимуществ новой общественной системы и планового развития народного хозяйства к концу 60-х гг. Польша стала развитой промышленной страной. Большое значение в процессе восстановления и развития народного хозяйства Польской Народной Республики имела дружеская помощь Советского Союза, а с 1949 г., после образования Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ),— также экономическое сотрудничество Польши с другими социалистическими странами.

Патриотический подъем и общественная активность польского народа, связанные с национальным освобождением и с образованием Народной Республики, а также постоянная забота народного правительства и Польской объединенной рабочей партии создали благоприятную атмосферу для расцвета польской национальной культуры.

Уже в первые послевоенные годы наряду с осуществлением первоочередных работ по восстановлению важнейших отраслей народного хозяйства народное правительство уделяло значительное внимание возобновлению деятельности культурных учреждений страны и изыскивало средства на восстановление исторических архитектурных ансамблей и памятников прошлого, а также на строительство новых учебных зданий и культурных учреждений массового типа — народных читален, Домов культуры, клубов. Всемерное распространение просвещения и ликвидация неграмотности (завершенная к 1951 г.) представляли собой важные вехи в подготовке широких народных масс к восприятию культурных ценностей.

Широкое общественное значение получила архитектура, ставшая одним из важных средств формирования новой жизни.

В истории архитектуры ПНР могут быть выделены три основных периода, различающиеся спецификой задач и материальной базы строительства, а также общей творческой направленностью.

Первый период развития новой польской архитектуры (1945—1949 гг.) был связан прежде всего с гигантским трудом восстановления разрушенных городов и сел и с зарождением новых принципов градостроительства, подчиненных общей цели — поднятию уровня жизни всего населения. Коренная перестройка строительного и проектного дела на основе национализации строительной промышленности и перехода к системе государственного управления строительством и к методам коллективного труда в государственных проектных институтах и мастерских создает предпосылки для решения невиданных по своим масштабам задач строительства.

* Большую роль в реализации градостроительных замыслов сыграло организованное в 1949 г. предприятие по строительству рабочих поселков — ЗОР.

В эти годы широко развиваются не имевшие возможности осуществления в условиях буржуазной Польши демократические по своим идеалам замыслы и начинания польских урбанистов 20-х и 30-х гг., а также творческие концепции прогрессивных объединений польских архитекторов межвоенных лет «Блок» и «Презенс» (работавших в контакте с международными конгрессами современной архитектуры CIAM); применяются стилевые формы и композиционные приемы польского довоенного функционализма.

Активными участниками и руководителями градостроительного проектирования и воспитателями новых кадров польских градостроителей являются архитекторы Я. Хмелевский, П. Толвинский, К. Вейхерт, В. Островский, З. Скибневский, передающие и развивающие на новой почве прогрессивные градостроительные идеи прошлых лет. Другие передовые польские архитекторы 30-х гг.: Е. и Ш. Сыркус, Б. и С. Брукальские, Б. Ляхерт, Б. Пневский, Р. Гутт — становятся зачинателями нового жилищного и общественного строительства.

Второй период истории архитектуры Народной Польши охватывает годы выполнения шестилетнего плана реконструкции народного хозяйства страны (1950—1955 гг.). В эти годы создаются материальные основы строительства социализма: возводятся крупные промышленные предприятия, инженерные сооружения (плотины, гидроэлектростанции) и сельскохозяйственные производственные здания, на базе которых проводится модернизация сельского хозяйства. Развитие промышленности сопровождается возникновением новых городов и поселков и развертыванием комплексного жилищного строительства в старых городах. Для подготовки кадров проектировщиков и строителей и решения современных проблем градостроительства и архитектуры открываются новые институты и техникумы, а также архитектурные факультеты в существующих политехнических институтах, создается широкая сеть научных учреждений.

Однако в 1949 г. в Польше началась перестройка стилевых принципов архитектуры, связанная с отказом от художественной концепции архитектуры функционализма. Новые творческие искания развиваются под лозунгом возрождения национальных традиций и отмечены стремлением к репрезентативности и монументальности градостроительных ансамблей и сооружений. В первой половине 50-х гг. в Польше сложилось стилевое направление, характерное широким применением ордерных форм и композиционных приемов исторических архитектурных стилей, а также возвратом к распространенным в Польше в 20-х — 30-х гг. приемам парадной и регулярной застройки. Применение традиционных форм и приемов классицизма часто носило эклектический характер и, противореча особенностям современной строительной техники, затрудняло решение функциональных задач. Однако для творчества некоторых зодчих, например Б. Пневского, Р. Гутта или З. Стемпинского, было характерно творческое отношение к архитектурному наследию. В их работах обобщенные и упрощенные ордерные членения и формы успешно сочетались с рациональной функциональной планировкой и выразительной и оригинальной объемной композицией, обычно отвечавшей характеру функционального решения.

Ряд архитекторов — З. Карпинский, Е. Гриневецкий, М. Лейкам, З. Игнатович, Р. Романьский, Т. Зелинский, Б. Лисовский, Г. Адамчевская, К. Вейхерт и некоторые другие — избежали влияния эклектического течения и создали в эти годы выразительные и новаторские архитектурные композиции, основанные на понимании специфики новых социальных задач архитектуры и использовании современных достижений строительной техники.

Третий период развития архитектуры Народной Польши, начавшийся в середине 50-х гг., был отменен дальнейшим расширением программ и объемов промышленного и комплексного жилищного строительства и важным переломом в понимании архитектурных задач. Уже в 1954 г. в Польше развернулось движение против увлечения «фасадничеством» и осевыми симметричными системами в застройке городских улиц и площадей. В апреле 1955 г. Пленум правления Союза архитекторов ПНР принял резолюцию, в которой была дана критическая оценка архитектурной практике истекшего десятилетия и намечены пути дальнейшего развития польской архитектуры. Резолюция осудила неправомерное отождествление некоторыми критиками метода социалистического реализма с архитектурным направлением, пользующимся арсеналом стилевых форм ордерной архитектуры. В 1956 г. Всепольское совещание архитекторов фактически завершило этот поворот. В архитектуре утвердились рационалистические творческие принципы, основанные на комплексном подходе к решению функциональных, технических и художественных проблем, и новые эстетические идеалы, включавшие в число важнейших качественных критериев сооружений рациональность и современность конструктивной системы, выразительность, простоту и целесообразность художественной формы.

С середины 50-х гг. важным фактором прогресса польской архитектуры становится развитие строительной техники. Процесс индустриализации строительства, позволивший значительно увеличить объем строительных работ, и внедрение новых конструктивных систем сыграли важную роль и в формировании новой архитектурной эстетики, в сложении новых композиционных средств и систем.

Наряду с отмеченными уже нами прогрессивными архитекторами, работавшими еще в предшествующие периоды, в ряд талантливых созидателей польской архитектуры выдвинулись архитекторы Г. Бушко, Г. Скибневская, М. и К. Пехотка, М. Новицкий, М. и Е. Красиньские, В. Заболоцкий, В. Ценкевич, Е. Готфрид, М. Круль, Ю. Ярецкий, З. Поллак, З. Михаляк, инженеры В. Залевский, А. Влодаж и др.

К началу 70-х гг. польская архитектура достигла значительных успехов в комплексной застройке городских районов, в строительстве школ, спортивных и выставочных зданий и отелей, в промышленном строительстве и в застройке зон отдыха и туризма. Польские города обогатились новыми выразительными архитектурными ансамблями и интересными и оригинальными по форме зданиями, в композиции которых получили удачное художественное осмысление современные конструктивные системы — сборные и монолитные оболочки, вантовые покрытия, стены-экраны и пр.

Восстановленная, обновленная и выросшая Варшава стала одной из самых прекрасных и современных столиц мира (рис. 1—10).

***

Вступление страны на путь социализма и утверждение плановой системы народного хозяйства раскрыли широкие просторы развитию градостроительства и в то же время возложили на архитекторов огромную ответственность перед всем народом за будущее городов и сел страны и за рациональное использование ее территорий.

Почти сразу после окончания войны в Польше возобновляются начатые еще в 30-е гг. работы в области районной планировки, а в 1946 г. издается декрет о плановом благоустройстве всех районов и городов страны.

Работы по планировке отдельных районов и всей страны в целом, выполненные во второй половине 40-х гг. (под общим руководством архит. Я. Хмелевского), отличались смелостью прогнозирования и широтой градостроительной мысли, однако они были во многом утопичны, что объяснялось неразработанностью государственных планов развития отдельных отраслей народного хозяйства районов. Значительные отклонения от проектов районной планировки, допускавшиеся в процессе реального строительства, привели в конце 40-х гг. к сокращению ассигнований на работы по районной планировке и к сужению ее тематики.

Следующий этап развития районной планировки связан с осуществлением шестилетнего народнохозяйственного плана 1949—1955 гг. и развитием промышленности, размещение которой стало реальным фактором, определяющим процесс урбанизации страны. Проекты районной планировки, разрабатывавшиеся в первой половине 50-х гг. под руководством архит. З. Скибневского (возглавившего тогда Комитет по делам градостроительства и архитектуры), предусматривали поэтапное освоение проектируемых районов, а также повышение плотности застройки населенных пунктов.

Первым успехом польских градостроителей в области районной планировки явился удостоенный Государственной премии проект планировки Верхнесилезского промышленного округа (1953 г., авторский коллектив под руководством Р. Пиотковского), принятый в качестве основы для развития народного хозяйства района. Определив территории для закладки новых городов — Нове-Тыхы, Пысковице и др., проект установил также очередность их застройки и перспективную численность населения, наметил сроки ввода новых шахт и направление развития транспортных коммуникаций.

С середины 50-х гг. работы по районной планировке ведутся в еще более тесной связи с народнохозяйственным планированием.

После завершения первой стадии работ по проектированию локальных промышленных районов (например, Верхнесилезского или агломерации Гданьск — Сопот — Гдыня) осуществляется перспективное концепционное планирование комплексных экономических районов — воеводств (например, Катовицкого, в которое входит Верхнесилезский промышленный район). Позднее, в 60-х гг., концепционные проекты планировки воеводств становятся основой детальной планировки локальных промышленных районов Варшавы, Кракова, Лодзи, а также курортных районов — Татр и Балтийского побережья.

Развитие районной планировки во многом определяется теперь народнохозяйственной задачей ликвидации существенных противоречий, проявившихся в условиях жизни больших и малых городов, города и деревни, а также учетом значения городов в системе культурно-бытового и материально-технического обслуживания районов и агломераций.

Вместе с тем с начала 60-х гг. в Польше осуществляется координация соответствующих градостроительных проектов с соседними странами. (В 1960 г. был проведен первый координационный польско-чешский семинар по вопросам районной планировки, посвященный рассмотрению проектов планировки пограничных промышленных районов обеих стран — Верхнесилезского в ПНР и Остраво-Карвинского в ЧССР).

Со второй половины 60-х гг. в сферу районной планировки начинают включаться задачи сохранения природы, ландшафта, проблемы эстетических функций населенных пунктов и природной среды и проблемы формирования пространств для различных форм и видов отдыха в масштабах страны.

Среди различных градостроительных проблем, возникших в Польше после освобождения от фашистских захватчиков и возрождения ее государственного суверенитета, важное значение получили проблемы восстановления исторических городов, их социалистического переустройства при сохранении памятников национальной культуры.

Варшава стала для польских архитекторов основным объектом градостроительной деятельности и практической школой социалистической реконструкции и социалистического градостроительства. Город, создававшийся в течение семи веков, насчитывавший до войны свыше миллиона жителей, лежал в руинах. Судьба Варшавы была предрешена в первые дни оккупации, когда гитлеровское командование разработало план методического уничтожения города почти со всем его населением и культурными ценностями для возведения вместо него нового немецкого города. В результате массовых уличных облав, расстрелов, зверских расправ с участниками героических восстаний (узников гетто в 1943 г. и Варшавского восстания 1944 г.) и, наконец, массированного варварского уничтожения города специальными подрывными командами в конце войны из 1300 тыс. жителей Варшавы погибло 800 тыс. человек и 85% зданий было разрушено. (Частично уцелели правобережная часть города — Прага и окраинные кварталы левобережья — Мокотов и Жолибож.)

Перед правительством Польской Народной Республики встал вопрос: быть или не быть Варшаве польской столицей? Однако уже в январе 1945 г. правительство приняло единственно верное историческое решение, основанное на смелости и уважении к истории национальной культуры: Варшава остается столицей Польши. Варшавяне возвращались в родной город и устраивали себе временные пристанища среди руин (каждый месяц в Варшаву возвращалось 50 тыс. жителей). Миллионы поляков откликнулись на призыв Народного фронта, выраженный в лозунге «Весь народ строит свою столицу». Советский Союз помог польскому народу в реализации этого призыва.

В начале 1945 г. было создано «Бюро восстановления столицы», приступившее к планомерной разработке генерального плана новой Варшавы, к инвентаризации оставшихся зданий и к составлению проектов их восстановления. В мае того же года архит. М. Новицкий представил первый эскизный проект делового центра города с группой башенных зданий.

В результате трудового героизма населения уже в 1946 г. были восстановлены 1,5-километровый мост Понятовского (соединивший левую и правую части города), многие жилые дома, школы, институты, сады, парки и ряд ценных памятников польской архитектуры и культуры.

Варшава. Проект планировки центральной части города. Архитекторы Р. Пиотровский, с невский, Я. Захватович, Б. Ляхерт и др. 1946 г.
1. Варшава. Проект планировки центральной части города. Архитекторы Р. Пиотровский, с невский, Я. Захватович, Б. Ляхерт и др. 1946 г.
Варшава. Жилой район Мокотов. Архитекторы З. Малицкий, С. Творковский. Вид застройки второй половины 40-х гг.
2. Варшава. Жилой район Мокотов. Архитекторы З. Малицкий, С. Творковский. Вид застройки второй половины 40-х гг.
Варшава. Магистраль «Восток — Запад». Архитекторы Ю. Сигалин, З. Стемпинский, Я. Кнотэ, С. Янковский, З. Скибневский. 1949 г.
3. Варшава. Магистраль «Восток — Запад». Архитекторы Ю. Сигалин, З. Стемпинский, Я. Кнотэ, С. Янковский, З. Скибневский. 1949 г.
Варшава. Колонна Сигизмунда и улица «Краковское предместье», восстановленные к началу 50-х гг. Архитекторы Я. Захватович, П. Беганьский и др.
4. Варшава. Колонна Сигизмунда и улица «Краковское предместье», восстановленные к началу 50-х гг. Архитекторы Я. Захватович, П. Беганьский и др.
Варшава. Рыночная площадь старого города в середине 50-х гг. после восстановления
5. Варшава. Рыночная площадь старого города в середине 50-х гг. после восстановления
Варшава. Маршалковский жилой район. Архитекторы Ю. Сигалин, З. Стемпинский, Я. Кнотэ, С. Янковский. 1951—1952 гг. Фрагмент застройки
6. Варшава. Маршалковский жилой район. Архитекторы Ю. Сигалин, З. Стемпинский, Я. Кнотэ, С. Янковский. 1951—1952 гг. Фрагмент застройки. Генплан
Варшава. Маршалковский жилой район. Архитекторы Ю. Сигалин, З. Стемпинский, Я. Кнотэ, С. Янковский. 1951—1952 гг. Генплан
Варшава. Жилой район «Беляны». Архитекторы М. и К. Пехотка. Конец 50-х гг. Фрагмент застройки Варшава. Жилой район «Беляны». Архитекторы М. и К. Пехотка. Конец 50-х гг. Генеральный план
7. Варшава. Жилой район «Беляны». Архитекторы М. и К. Пехотка. Конец 50-х гг. Фрагмент застройки. Генеральный план
Варшава. Жилой район «Сады Жолибожские». Архит. Г. Сибневская. 1959—1965 гг.
8. Варшава. Жилой район «Сады Жолибожские». Архит. Г. Сибневская. 1959—1965 гг.
Польская Народная Республика. Варшава. Лазенковская магистраль
Польская Народная Республика. Варшава. Лазенковская магистраль
Варшава. Жилой район «Прага III». Архитекторы Е. Чиж, Л. Фурман, Л. Робачиньский, А. Скопиньский. 1962 г.
9. Варшава. Жилой район «Прага III». Архитекторы Е. Чиж, Л. Фурман, Л. Робачиньский, А. Скопиньский. 1962 г.
Варшава. Новый центральный комплекс города «Восточная стена». Архитекторы З. Карпинский (градостроительное решение), Я. Клеве, З. Вацлавек и др.
Варшава. Новый центральный комплекс города «Восточная стена». Архитекторы З. Карпинский (градостроительное решение), Я. Клеве, З. Вацлавек и др. Схема размещения основных объектов
Варшава. Новый центральный комплекс города «Восточная стена». Вид новой застройки
Варшава. Новый центральный комплекс города «Восточная стена». Фрагмент пешеходно-торговой зоны восточного комплекса Варшава. Новый центральный комплекс города «Восточная стена». Фрагмент пешеходно-торговой зоны восточного комплекса
10. Варшава. Новый центральный комплекс города «Восточная стена». Архитекторы З. Карпинский (градостроительное решение), Я. Клеве, З. Вацлавек и др. Схема размещения основных объектов. Вид новой застройки. Фрагменты пешеходно-торговой зоны восточного комплекса

В 1946 г. был разработан, широко обсужден и утвержден генеральный план восстановления и реконструкции Варшавы как столицы нового демократического государства (архитекторы Р. Пиотровский, З. Скибневский, Я. Захватович, Б. Ляхерт) (рис. 1). Прогрессивные градостроительные идеи, содержавшиеся в этом проекте, основанные на национализации земли на всей территории города (реформа 1945 г.), заключавшиеся в преодолении прежнего деления кварталов на богатые и бедные (путем создания на бывших городских окраинах новых благоустроенных жилых районов), в концентрации промышленности в новых районах (преимущественно на правом берегу Вислы) и др., сочетались с воссозданием прежнего облика исторического центра Варшавы с восстановлением или отстройкой по старым рисункам и чертежам всех его основных художественно ценных исторических архитектурных памятников и ансамблей. Сеть городских магистралей также расширялась на основе бережного сохранения исторически сложившейся планировочной системы. Согласно этому проекту, крупные административные и культурно-общественные здания сосредоточивались в центральной части города, около его главной северо-южной оси, а на высоком левом берегу Вислы был запроектирован большой парковый массив, переходящий в партеры набережных. Осуществление проекта было решено начать с центра и с менее пострадавших жилых районов.

В первые же послевоенные годы в Польше были проведены конкурсы на проекты застройки отдельных площадей и ансамблей центра столицы (например, площади Победы и территории Саксонской оси). В 1946 г. началось также проектирование и строительство жилых районов Варшавы, например заложенных еще до войны рабочих районов Коло (архитекторы Е. и Ш. Сыркус), Жолибожа (архитекторы Б. и С. Брукальские), а также новых районов Млынова (архит. Н. Пшерва-Тетмайер) и Мокотова (архитекторы З. Малицкий, С. Творковский), а в 1949 г. на месте сожженного фашистами варшавского гетто возводится новый благоустроенный жилой район Муранов (архит. Б. Ляхерт).

* В строительстве Муранова и некоторых других районов Варшавы широко использовались материалы, полученные от разборки руин.

В планировке и застройке этих жилых районов преобладает традиционная для польского градостроительства предвоенных лет строчная система застройки. Однако градостроительные проекты второй половины 40-х гг. отличало внимание к организации культурно-бытового обслуживания населения. Небольшие культурно-бытовые комплексы обычно размещались в центрах кварталов, а детские учреждения, школы и иногда гаражи — на периферии районов.

Планировку и застройку некоторых районов, например жилого района Млынов или Мокотов, отличает также удачная пространственная организация комплексов. Сгруппированные около озелененных дворов и спортивных площадок невысокие жилые здания создают в них уютные внутренние пространства (рис. 2).

В конце 40-х гг. был восстановлен, частично модернизирован и благоустроен жилой район Мариенштадт, характерный живописной ступенчатой структурой зданий, расположенных на спускающемся к реке рельефе.

Первым крупным объектом социалистической реконструкции Варшавы стала новая транспортная магистраль Восток — Запад, существенно улучшившая связь основной левобережной части города с правобережными районами (1949 г., архитекторы Ю. Сигалин, З. Стемпинский, Я. Кнотэ, С. Янковский, З. Скибневский). Пропустив часть трассы в туннеле под Замковой площадью, архитекторы сумели разрешить сложную проблему развития городских коммуникаций при изоляции исторических кварталов Варшавы от движения городского транспорта. Магистраль Восток—Запад, сформированная на большом протяжении новыми жилыми районами, представляет собой технически совершенную магистраль и обладает большой архитектурной выразительностью, особенно в ее главной части между Замком и Вислой (рис. 3).

Выдающимся событием в деятельности польских архитекторов и строителей первой половины 50-х гг. стало осуществление работ по восстановлению и реставрации лежавших в руинах исторических районов и ансамблей Варшавы — Старого и Нового города с Рыночной площадью и улицами Краковское предместье и Новы-Свят. Проектная документация для этих работ подготавливалась начиная с 1945 г. под руководством архитекторов Я. Захватовича и П. Беганьского на основе тайно вывезенных из Варшавы в период оккупации обмерных чертежей и рисунков * и уцелевших фрагментов старой застройки.

* Чертежи и рисунки выполнялись по инициативе архит. О. Сосновского (погибшего при обороне Варшавы в 1939 г.) студентами Варшавского политехнического института еще в довоенные годы, а также в период подпольной деятельности основанного в 1940 г. архитектурного факультета.

В основу этих реставрационных работ были положены два основных принципа — максимально точное воссоздание прежнего облика исторически ценных зданий с освобождением их от позднейших наслоений и органическое включение исторических памятников архитектуры в современную структуру будущей социалистической столицы (рис. 4, 5).

Решая сложную проблему рационального использования отстраиваемых зданий, а в ряде случаев приспособления их к новым функциям и учитывая художественную ценность восстанавливаемых исторических зданий, польские реставраторы полностью восстановили здания, прилегающие к Рыночной площади и улицам Старого города. Некоторые здания, выходящие на Рыночную площадь, превращены в музеи, в других размещены рестораны и кафе с удачным использованием сохранившихся сводчатых залов и подвалов под магазины, почту, аптеку. Верхние этажи многих зданий, переданные под жилье или небольшие учреждения, подверглись внутренней перепланировке.

Выдающимися объектами реставрации исторических архитектурных ансамблей стали также так называемый Главный город г. Гданьска (архитекторы Я. Боровский, З. Жулавский, В. Долинский) (рис. 11) и Старый город с Рыночной площадью в г. Познани.

Тщательное воссоздание облика этих ценнейших памятников, польской культуры, как и восстановление исторических районов других городов Польши — Вроцлава, Ополе и др., основывалось на сохранившихся фрагментах старой застройки, документах и чертежах. В то же время восстановление многих разрушенных или пострадавших исторических ансамблей и городских районов было связано с прокладкой новых городских артерий, с разуплотнением застройки, с изменением ее прежних габаритов. Примеры удачной реконструкции исторических городских ансамблей имеются в Щецине, Эльблонге и в Торуне. В Торуне успешно восстановлены и реконструированы с сохранением подлинно ценных архитектурных памятников целые городские кварталы.

Реставрационные работы польских зодчих, возвратившие польскому народу памятники его национальной культуры, стали предметом изучения архитекторов, историков архитектуры, реставраторов и градостроителей многих стран мира.

Несмотря на то что после войны главные силы архитекторов были сосредоточены на проектировании и восстановительном строительстве столицы, уже в 1947 г. началось проектирование генеральных планов восстановления и реконструкции других пострадавших в годы войны польских городов, включая и города на воссоединенных западных землях (Гданьск, Щецин, Вроцлав и др.).

К 1950 г. реализация первого трехлетнего плана восстановления и строительства народного хозяйства страны и завершение процесса национализации основных отраслей промышленности создали предпосылки для перехода к следующему этапу развития градостроительства Народной Польши. Широким полем деятельности для формирования новых принципов социалистического градостроительства стали новые жилые районы исторических городов и развернувшееся в первой половине 50-х гг. на базе новых промышленных предприятий проектирование и строительство новых рабочих поселков и городов.

В процессе проектирования этих новых градостроительных объектов осуществлялись интенсивные поиски оптимальных систем функциональной и пространственной организации комплексной жилой застройки, культурно-бытового обслуживания и благоустройства жилых комплексов и населенных пунктов в целом. Однако эти поиски несколько тормозились утвердившимися в эти годы ложными представлениями о художественных задачах градостроительства и его эстетических идеалах.

Преувеличенное стремление к монументальности архитектурных ансамблей и отождествление понятий идейно-художественной выразительности и репрезентативности привели к увлечению периметральной системой застройки улиц, кварталов, площадей, а также симметрическими композициями с подчеркивающими центральную ось башнями и курдонерами.

Приемы градостроительной композиции первой половины 50-х гг. получили наиболее последовательное и яркое воплощение в планировке и застройке Маршалковского жилого района Варшавы (МДМ), сыгравшего важную роль в процессе реконструкции и благоустройства центрального района города. Согласно проекту архитекторов Ю. Сигалина, З. Стемпинского, Я. Кнотэ и С. Янковского (1951—1952 гг.), этот крупный район (100 га), рассчитанный на 45 тыс. жителей, был трактован как часть общей системы ансамблей центра. В соответствии с этим в МДМ были размещены общественные и коммунальные здания общегородского значения (гостиница, специализированные магазины) и капитальные многоэтажные жилые здания, украшенные ордерными деталями, с магазинами и другими общественными учреждениями, в первых этажах, образовавшие сплошной фронт застройки магистрали и площади Конституции. В 1953—1954 гг. парадная застройка центрального района Варшавы была продолжена сооружением у пересечения Маршалковской улицы и Иерусалимских аллей грандиозного высотного здания Дворца культуры и науки (проект советских архитекторов Л. Руднева, С. Чернышева, И. Рожина, А. Хрякова и др.), определившего новый градостроительный масштаб города. Организованная перед Дворцом площадь Дефилад (Парадов) стала центральным местом народных празднеств и демонстраций.

Гданьск. Исторический город в руинах в 1944 г. Гданьск. Исторический после восстановления. Архитекторы Я. Боровский, З. Жулавский, В. Долинский
11. Гданьск. Исторический город в руинах в 1944 г. и после восстановления. Архитекторы Я. Боровский, З. Жулавский, В. Долинский
Нова-Гута. Генплан городского центра. Архит. Т. Пташицкий, начало 50-х гг.
12. Нова-Гута. Генплан городского центра. Архит. Т. Пташицкий, начало 50-х гг.
Нове-Тыхы. Архитекторы К. Вейхерт, Г. Адамчевская. Фрагмент застройки центра в начале 70-х гг.
Нове-Тыхы. Архитекторы К. Вейхерт, Г. Адамчевская. Генеральный план города
13. Нове-Тыхы. Архитекторы К. Вейхерт, Г. Адамчевская. Фрагмент застройки центра в начале 70-х гг. Генеральный план города.
Люблин. Поселок им. Ю. Словацкого. Архитектор О. Хансен и др. Середина 60-х гг. Фрагмент застройки
Люблин. Поселок им. Ю. Словацкого. Архитектор О. Хансен и др. Середина 60-х гг. Генеральный план
14. Люблин. Поселок им. Ю. Словацкого. Архитектор О. Хансен и др. Середина 60-х гг. Фрагмент застройки. Генеральный план
Гданьск. Жилой район «Приморье». Архитекторы Т. Ружанский, Д. Олендзака и др. 1968 г. Фрагмент застройки
Гданьск. Жилой район «Приморье». Архитекторы Т. Ружанский, Д. Олендзака и др. 1968 г. Генплан
15. Гданьск. Жилой район «Приморье». Архитекторы Т. Ружанский, Д. Олендзака и др. 1968 г. Фрагмент застройки. Генплан

Первой крупной новостройкой Польши стал город Нова-Гута, заложенный в 1950 г. в связи со строительством близ Кракова крупного металлургического комбината. Первоначально задуманный как самостоятельный социалистический город на 100 тыс. жителей, он уже с 1951 г. рассматривается как автономный промышленный район Кракова. Проект планировки Нова-Гуты 1950 г., (коллектив под руководством Т. Пташицкого) (рис. 12) предусматривал создание развитой сети культурно-бытового обслуживания жителей и высокий уровень жизненного благоустройства. Принципы «парадной» градостроительной композиции воплощены в трехлучевой планировке центрального района города. Улицы, расходящиеся от главной площади, связали жилые районы с окружающим город лесопарковым кольцом и металлургическим комбинатом.

В проекте второй крупной новостройки шестилетки — города Нове-Тыхы (архитекторы К. Вейхерт, Г. Адамчевская, первый проект 1951 г.) (рис. 13) уже наметился поворот к более рациональной и «функциональной» архитектуре следующего периода. В свободной от формального схематизма, хотя и преимущественно периметральной застройке этого города учтены природные особенности территории и созданы удобные связи жилых и промышленных районов, обеспечена хорошая изоляция крупных жилых кварталов от городского транспорта. Удачно запроектирована и система городского озеленения, состоящая из широких зеленых полос вдоль пешеходных улиц в кварталах, межквартальных скверов и общегородской парковой зоны спорта и отдыха.

Новое промышленное и жилищное строительство, проводившееся в годы шестилетки в Варшаве и других исторических городах Народной Польши — Гданьске, Кракове, Познани, Вроцлаве, Жешове, Бялыстоке, Лодзи и пр., также сопровождалось озеленением и благоустройством этих городов, упорядочением и развитием сети их улиц и магистралей. Реконструкция городских кварталов, закладка новых парков и водоемов и строительство благоустроенных жилых районов способствовали ликвидации в городской застройке унаследованных от прежних эпох социальных противоречий.

Во второй половине 50-х гг. происходят важные сдвиги в развитии искусства планировки и застройки населенных пунктов и городов Польши. Освобождение архитекторов от жестких канонов классицистических градостроительных систем открыло новые, более широкие возможности решения функциональных задач градостроительства. Поиски оптимальных городских структур осуществляются как в реальном и экспериментальном проектировании, так и в комплексных научных исследованиях.

В градостроительной практике Польши второй половины 50-х гг. распространяется система членения селитебной зоны городов на жилые районы, микрорайоны и жилые группы с организацией ступенчатой системы культурно-бытового обслуживания. 

Главными объектами градостроительной деятельности польских архитекторов становятся жилые районы и микрорайоны, которые в этот период в интересах скорейшей ликвидации жилищной нужды обычно располагаются на свободных или малозастроенных территориях.

Переключение внимания градостроителей с формально-эстетических на функциональные проблемы городской застройки и отказ от приемов «фасаднической» застройки улиц и нарочитой симметрии в композиции городских ансамблей способствовали распространению в строительстве новых городских районов живописной системы застройки. Криволинейные аллеи и дорожки, планировавшиеся обычно с учетом природных особенностей территории и рельефа, и связанные с зеленью группы свободно стоящих зданий становятся новыми художественными компонентами городской застройки.

Художественные возможности градостроительства значительно обогащаются за счет большего разнообразия применяемых в застройке районов типов зданий и их свободной постановки в пространстве. Наряду с 5-этажными секционными зданиями широко распространяются в строительстве односекционные башенные дома в 7, 8 и 9 этажей, а наряду со встроенными в жилые здания магазинами и кинотеатрами — отдельно стоящие объемы общественных зданий и т. д.

Первые примеры реализации новых градостроительных принципов — варшавские жилые районы «Вежбно» (архит. З. Фафиус, 1956—1959 гг.) и «Беляны» (архитекторы М. и К. Пехотка, 1956—1959 гг.). Для объемно-пространственной композиции этих жилых комплексов характерно преобладание спокойного ритма застройки. Ряды жилых зданий широтной и меридиональной ориентации расположены вдоль пешеходных криволинейных аллей. Небольшие отдельно стоящие общественные и бытовые здания — детские учреждения, школы, торговые и бытовые павильоны распределены на территории по принципу равномерных радиусов обслуживания, а хорошо озелененные внутренние пространства предоставляют необходимые условия для приятного и спокойного отдыха вблизи дома (рис. 7).

Один из удачных примеров польской архитектуры — жилой комплекс Варшавы «Сады Жолибожске» (архит. Г. Скибневская, 1959—1965 гг.). Этот небольшой микрорайон (территория 5,5 га, 3 тыс. жителей), расположенный вдали от центра, застроен спроектированными для этого района 3- и 5-этажными зданиями, образующими масштабные и уютные пространственные группы (рис. 8).

С начала 60-х гг. развитие градостроительства отмечено дальнейшей трансформацией принципов городской планировки и застройки. Актуальной проблемой стало преодоление отрицательных последствий роста городов, таких, как увеличение расстояний от жилья до работы или усиление транспортных заторов на улицах и площадях. В поисках путей решения этих проблем делаются попытки отказа от жесткого расчленения промышленных и жилых зон, разрабатываются гибкие системы городской планировки, обеспечивающие возможность свободного развития городских организмов в соответствии с растущими и меняющимися градостроительными факторами, развиваются идеи линейного города.

Идея гибкой городской структуры получила интересную разработку в теоретических концепциях и практических работах архитекторов О. Хансена (Варшава) и В. Грушинского (Краков), например, в частично реализованных в 60-х гг. проектах О. Хансена — жилых поселках — «Гроховского» в Варшаве и «Словацкого» в Люблине (рис. 14).

Проекты и реализации О. Хансена основаны на идеях открытой системы, позволяющей свободно наращивать объемы жилых и общественных сооружений, не нарушая связи жилья с природой, и на поисках новых тем художественной выразительности, связанных с возможностями эстетического воплощения идеи гибких развивающих систем, а также целостности, основанной на многообразии связанных единством общей структуры композиционных элементов.

Задачи дальнейшего повышения уровня жилищного строительства, выдвинутые партией и правительством в конце 50-х гг., потребовали критического изучения и пересмотр а градостроительной практики. В начале 60-х гг. в Польше создаются научные центры социологических исследований, которые на практике строительства города Нове-Тыхы, некоторых районов Варшавы и других городов изучают проблемы устойчивости градостроительных идей. Так, на основании опросов населения новых районов массового строительства было подвергнуто критике излишнее размельчение общественных учреждений по многоступенчатой структуре — от жилой группы до общегородского центра.

В градостроительной практике последующих лет польские архитекторы фактически отказались от первого звена общественного обслуживания, от культурно-бытовых и торговых учреждений, рассчитанных на использование населением небольшой жилой группы, пойдя по пути укрупнения и объединения учреждений общественного обслуживания, а также дифференциации функционального назначения общественных центров.

Развитие транспортных проблем находит выражение в дифференциации функционального назначения улиц и магистралей. На территории микрорайонов планируются пешеходные аллеи, а по периферии микрорайонов — улицы смешанного пешеходного и транспортного назначения. В общей сети городских магистралей крупных городов предусматриваются скоростные автомагистрали (кольцевые и диагональные).

Проблему сокращения переездов от жилья к работе пытаются решить как путем создания гибких, развивающихся городских структур, так и путем создания комплексных промышленно-жилых районов.

В интересах решения той же проблемы, а также для развития городского благоустройства и общественного обслуживания населения уже к середине 60-х гг. была значительно повышена средняя этажность жилой застройки и увеличена плотность заселения жилых районов.

Критически оценивая градостроительную практику предшествующего периода, в частности систему живописной застройки районов, не всегда связанную с рельефом и другими природными особенностями территории, или необоснованно частое использование приема повтора обращенных к улицам торцов секционных зданий или башенных жилых домов, представляющее собой новую форму штампа и новую разновидность монотонности, польские градостроители предпринимают поиски новых художественных приемов организации городской застройки. Одно из направлений этих творческих поисков — объединение жилых зданий в жилые группы, а первичных бытовых учреждений и торговых павильонов в кооперированные общественные здания или комплексы создает предпосылки для укрупнения первичных элементов градостроительной композиции. Важными компонентами, разнообразящими рядовую жилую застройку городов, становятся также отдельно стоящие здания общественного или торгового назначения с прозрачными стеклянными фасадами, а также общественные сооружения с пространственными пластичными покрытиями.

Для придания новым жилым районам художественной выразительности и индивидуальности польские архитекторы начинают шире использовать также разнообразные природные факторы. Ряды или группы башенных зданий часто располагают на возвышенных территориях или около водных или других открытых пространств, создавая условия восприятия общего силуэта застройки с дальних точек зрения и в сочетании с окружающим ландшафтом.

Характерный пример такой градостроительной композиции — размещенный на высоком плато жилой район Кракова «Кшеславицкие холмы» (архитекторы М. и Я. Ингарден и В. Леонович, начало 60-х гг.) и жилой район Варшавы «Прага— III» (см. рис. 9).

Важным фактором выразительности и индивидуальности общего облика «Праги— III» (архитекторы Е. Чиж, Я. Фурман и др.) является его передний план — широкое зеркало Вислы и перекинутый через реку двухъярусный мост, предваряющий развивающиеся в глубь района мощные ритмические ряды вертикальных архитектурных объемов.

Пример выразительной пространственной композиции, основанной на удачном использовании природных особенностей застраиваемой территории (двух богатых растительностью возвышенностей и пруда), представляет собой жилой район «Тысячелетия» в Катовицах (архитекторы Г. Бушко, А. Франта и др.). Пешеходные аллеи удачно соединяют окружающую пруд зеленую зону с комплексами рекреационных площадок для школ и детских учреждений, а также с расположенным невдалеке Хожувским парком.

Поиски разнообразных форм сочетаний архитектуры с природой нашли интересное выражение также в композиции жилого района Гданьска — «Приморье» (архитекторы Т. Ружанский, Д. Олендзка и др.). Его характерной особенностью являются 11-этажные жилые дома криволинейного очертания, размещенные вдоль зеленых поясов, членящих район на микрорайоны. Эти дома, как бы повторяющие линии морских волн, так называемые «волновцы», доминирующие в общей 5-этажной застройке района, придают всему ансамблю оригинальный и живописный характер (рис. 15).

С конца 60-х гг. в поисках разнообразных пространственных систем градостроительной организации жилой застройки польские архитекторы пробуют наряду со свободными живописными системами планировки также и регулярные приемы застройки жилых районов с параллельно расположенными многосекционными жилыми корпусами одинаковой этажности.

Стремление к выразительности массовой жилой застройки находит выражение во все более широком использовании в композиции жилых районов разнообразных средств художественной организации архитектурных объемов — ритма, контраста, цвета, а также произведений изобразительных искусств и малых форм архитектуры — элементов городского благоустройства.

Среди произведений смежных искусств, успешно используемых в композиции внутреннего пространства кварталов, детская игровая скульптура и организующие пространство бетонные, иногда ажурные стенки. Новые транспортные станции, торговые павильоны, скамейки, фонтаны, осветительная арматура, световая информация и другие элементы городского благоустройства, выполняемые из современных материалов на основе широкой унификации, также являются важными средствами придания городской застройке выразительности и целостности.

В конце 50-х гг. после ряда лет, когда строились преимущественно жилые районы, опять развернулись работы по проектированию и застройке городских центров и строительству в них крупных ансамблей общественного назначения.

В 1958 г. был вновь проведен конкурс на проект центрального ансамбля Варшавы, так называемой «Восточной стены» — участка Маршалковской улицы, напротив здания Дворца культуры и науки. Первая премия была присуждена проекту архит. З. Карпинского.

Осуществленный в основном к концу 60-х гг. ансамбль Восточной стены (архит. З. Карпинский (градостроительное решение), архитекторы Я. Клевин, З. Вацлавек и др.) состоит из зданий смешанного назначения — жилых, торговых, административных. В его многоплановой ярусной композиции широко использован прием сопоставления контрастных по формам и членениям архитектурных объемов.

Передний план и нижний ярус застройки образуют три близко придвинутых друг к другу, поднятых на столбы горизонтальных объема с общественными и торговыми залами, с большими витражами и стеклянная ротонда со складчатым пространственным покрытием. Задние кулисы ансамбля составляют ритмический ряд широко раздвинутых, вертикальных параллелепипедов: трех 26-этажных жилых башен и 15-этажного административного корпуса, замкнутый высотным зданием гостиницы «Форум». Башенные корпуса вместе с доминирующим в градостроительной композиции призматическим объемом Дворца культуры и науки образовали крупный пространственно целостный и выразительный по ритму и силуэту архитектурный ансамбль. Его крупный столичный масштаб, подчеркнутый многократно повторяющимися поэтажными членениями новых высотных сооружений, «очеловечен» интимным, камерным масштабом пешеходной торговой улицы с нарядными фирменными магазинами, кафе, барами, винными погребками, проходящей между общественной и жилой зоной застройки. В планировке всего ансамбля предусмотрено полное отделение транспорта от пешеходов. Подвоз товаров осуществляется под землей, а вся территория под площадью парадов оборудуется под автостоянку. Комплекс Восточной стены стал важным звеном в формировании общественно-культурного центра Варшавы.

Менее удачной оказалась судьба проходящей через Саксонский парк и площадь Победы Саксонской оси, представляющей западно-восточную поперечную ось центра Варшавы. Территория любимого варшавянами Саксонского парка вместе с площадью Победы, всегда являвшаяся важным и необходимым в плотной застройке центра пространственным элементом, предназначалась по генплану Варшавы к дальнейшему расширению. Однако возведенный в 1965—1967 гг. новый жилой район Варшавы «За железными воротами» (архитекторы Е. Чиж, Я. Фурман, В. Юзефович, А. Скопинский), плотно застроенный массивными 16- и 11-этажными жилыми блоками, сделал невозможным развитие пространственной оси города в западном направлении и закрыл Саксонский парк от западных районов Варшавы.

Намечено дальнейшее поэтапное развитие центра к югу и западу от Дворца культуры и науки. В строящейся новой западной зоне центра предусмотрено строительство выставочного комплекса международного сотрудничества и ряда общественных и торговых зданий. Высшие учебные заведения, специальные библиотеки и архивы намечено постепенно вывести с территории городского центра. Важными элементами в композиции центрального района Варшавы остаются исторические архитектурные памятники и ансамбли, приспосабливаемые внутри для современного использования.

Существенным звеном в структуре центра Варшавы, также являющимся в настоящее время объектом реконструкции и планирования, является Театральная площадь. Проект достройки северной стороны площади, выполненный архитекторами B. Гжибовичем, И. Едынаком и И. Матышкевичем, отмеченный первой премией на конкурсе 1971 г., успешно сочетает сохраняемые в ансамбле площади исторические сооружения, прежде всего здания Большого театра (архит. А. Корацци, XIX в., реконструкция архит. Б. Пневского, 1946—1965 гг.), с сооружениями и памятниками современности, с доминирующим в структуре площади экспрессивным памятником Героям Варшавы, так называемой «Варшавской Нике» (скульптор М. Конечный, 1968 г.) и др. В начале 70-х гг. в Варшаве развернулись крупные работы по воссозданию варшавского королевского замка. Благодаря заботе группы музейных работников под руководством проф. C. Лоренца по сохранению архитектурных фрагментов разрушенного замка, хранившихся в нем произведений искусства и по подбору разнообразных иконографических материалов по данному архитектурному памятнику этот важнейший памятник истории архитектуры и культуры Варшавы восстанавливается в своем прежнем виде, завершая процесс воссоздания исторического облика центра польской столицы.

Катовицы. Новый центр города. Архитекторы Г. Бушко, И. Ярецкий, З. Кносала, М. Крул и др. 1958—1970 гг. Общий вид
Катовицы. Новый центр города. Архитекторы Г. Бушко, И. Ярецкий, З. Кносала, М. Крул и др. 1958—1970 гг. Фрагмент ансамбля с памятником Силезским повстанцам (скульптор Г. Земла) и спортивно-зрелищным комплексом
16. Катовицы. Новый центр города. Архитекторы Г. Бушко, И. Ярецкий, З. Кносала, М. Крул и др. 1958—1970 гг. Общий вид. Фрагмент ансамбля с памятником Силезским повстанцам (скульптор Г. Земла) и спортивно-зрелищным комплексом 
Силезия. Курортно-рекреационная полоса Устронь — Висла — Щирк. Середина 60-х гг.: 1 — санаторий; 2 — лечебные сооружения; 3 — административные здания; 4 — ревматологический корпус; 5 — дом здоровья; 6 — профилакторий
17. Силезия. Курортно-рекреационная полоса Устронь — Висла — Щирк. Середина 60-х гг.: 1 — санаторий; 2 — лечебные сооружения; 3 — административные здания; 4 — ревматологический корпус; 5 — дом здоровья; 6 — профилакторий
Шавница. Санаторий «Гутник». Архитекторы З. Федык, Е. Новицкий
18. Шавница. Санаторий «Гутник». Архитекторы З. Федык, Е. Новицкий
Яшковец. Генеральный план зоны отдыха. Середина 1960-х гг.
19. Яшковец. Генеральный план зоны отдыха. Середина 1960-х гг.

Значительным произведением польского градостроительства стал новый центр промышленного города Катовице (архитекторы Г. Бушко, И. Ярецкий, З. Кносала и др., 1958—1970 гг.) (рис. 16). В течение короткого периода на месте хаотичной и ветхой застройки на сложной для строительства территории возникли новые жилые комплексы с высокими башенными жилыми домами, современные по форме административные и деловые здания и первоклассная автострада с развязкой движения в двух уровнях. Новые здания, объединенные общим пространственным замыслом и наличием ряда повторяющихся единообразных членений, и автострада составили обширный и выразительный по силуэту архитектурный комплекс, совершенно преобразивший облик города в целом. Важными компонентами ансамбля стали проектный институт «Сепаратор», Дворец бракосочетания, жилой дом-гигант «Супередностка», грандиозный спортивно-зрелищный комплекс с пластичным пространственным покрытием круглого в плане зала, а также современная транспортная развязка «Рондо» с подземным пешеходным тоннелем, оборудованным помещениями бытовых услуг. Нижний ярус примыкающих к центральному участку магистрали сооружений образуют встроенные в нижние этажи жилых и административных зданий магазины или пристроенные к многоэтажным зданиям невысокие блоки с учреждениями торгового или бытового назначения и пешеходные пространства их внутренних двориков и пассажей.

Главной доминантой центрального ансамбля Катовиц является памятник Силезским повстанцам (скульптор Г. Земла, архит. В. Заблоцкий, 1967 г.). Скомпонованный из трех крылообразных элементов, полный движения и экспрессии, памятник обладает огромной силой образной выразительности и является ярким, контрастным элементом по отношению к окружающим его прямолинейно-геометричным сооружениям. Он установлен на высоком подиуме огибаемой кольцевой дорогой наклонной площади и прекрасно воспринимается со всех сторон, в различных эффектных ракурсах.

Во второй половине 60-х — начале 70-х гг. в Польше было проведено значительное количество конкурсов на проекты реконструкции центров многих городов страны (Кракова, Щецина, Вроцлава, Лодзи, Познани, Люблина, Олыптына, Колобжега и пр.). Среди новых реализаций этой темы следует отметить общественный центр города Нове-Тыхы (градостроительное решение архитекторов К. Вейхерта и Г. Адамчевской), отчетливо воплотивший современные прогрессивные тенденции проектирования и строительства общественных центров. Здесь сосредоточены крупнейшие в городе общественные и административные здания и выделено обширное пешеходное пространство, необходимое для осуществления общественных коммуникаций и имеющее четко выраженные связи с внешней средой — с жилыми районами города и с выходящими за пределы города районными магистралями (см. рис. 13).

Определенный интерес представляет собой развитие центральных районов Гданьска и Вроцлава, успешно сочетающее элементы старой и новой застройки и создающее предпосылки сохранения индивидуальности этих городов, являющихся ценнейшими памятниками польской национальной культуры. Среди новых крупных ансамблей этих городов выделяется экспрессивная современная застройка Грюнвальдской площади во Вроцлаве (осуществляемая с начала 70-х гг. по проекту архит. З. Гавриляк).

Для современного периода развития польского градостроительства характерен широкий интерес к проблемам отдыха трудящихся, причем проблема отдыха понимается польскими градостроителями в органической связи со всеми другими сферами человеческой деятельности. Такое отношение к проблеме обусловливает комплексный подход польских градостроителей к планированию и развитию зон, сооружений и мест отдыха не только на территориях существующих курортов или еще не освоенных строительством живописных природных районов и городских пригородов, но и в самих городах — в городских и районных общественных центрах, в городских парках, в жилых районах и микрорайонах.

Одной из самых актуальных проблем польского градостроительства, связанных с задачей создания необходимых для сохранения сил и здоровья населения условий жизни и отдыха, является проблема рекультивации (восстановления биологического равновесия) главных промышленных районов страны, прежде всего характерных чрезвычайно высокой концентрацией промышленности районов Верхней Силезии.

В течение первого послевоенного десятилетия в Польше развивались идеи «дегламерации» Силезии — вывода населения за пределы угольного бассейна в города-спутники. Город Нове-Тыхы — один из примеров воплощения этой идеи. Принятое затем решение о сохранении и развитии промышленного характера силезских городов обусловило создание широкой программы преобразований ее индустриализированной среды, направленных к созданию в ней полноценных бытовых и гигиенических условий жизни. В программу вошли мероприятия по выводу за пределы жилой застройки наиболее вредных предприятий, по модернизации старых призаводских поселков, по развитию городских сетей транспорта и общественного обслуживания, по созданию городских общественных центров, в которых можно отдыхать и заниматься спортом, по восстановлению природы и обеспечению доступности всех зеленых массивов для отдыха и туризма.

Особый интерес в опыте восстановления природной среды промышленного района Силезии и Катовицкого воеводства представляет собой Парк культуры и отдыха в Хожуве (разбитый на заброшенном пустыре с образовавшимися на месте использованных шахт прокисшими впадинами) (архит. В. Немирский и др.). В парке расположено значительное число объектов культурного спортивного и развлекательного назначения, связанных монорельсовой дорогой: Силезский стадион на 120 тыс. человек, зоосад, выставочные павильоны Центра научно-технического прогресса, участки и павильоны Международной цветочной выставки, плавательные бассейны и места народных гуляний, а в лесопарковой части парка — планетарий и астрономическая обсерватория (архит. З. Солява).

В числе крупных объектов отдыха Верхней Силезии находится курортно-рекреационная полоса с курортными комплексами Устронь, Висла-Щырк (1959 — начало 70-х гг.) (рис. 17,18), с соединенными транспортной магистралью «центрами-гнездами», в которых сосредоточены гостиницы и объекты курортного обслуживания. «Гнезда» отделены друг от друга лесами и извилинами рек. Самое крупное «гнездо» — завершенный в 1970 г. курортный комплекс «Яшовец» (архитекторы Ч. и И. Котел я и др.) (рис. 19). В нем расположены 16 гостиниц на 2500 чел. и центр обслуживания. Туристические и спортивные объекты Силезской зоны отдыха, частично предназначенные для нужд еженедельного, кратковременного отдыха, размещаются в самостоятельных «гнездах».

В строительстве курортных комплексов и ансамблей Народной Польши успешно развивается искусство сочетания архитектурной композиции с природным пейзажем. В числе удачных примеров можно назвать, например, санаторий «Гутник» в Шавнице (рис. 18) или Спортивный центр в Закопане (архитекторы А. Скочек, Б. Зауфаль и др.), воспринимаемый в органическом единстве с выразительным силуэтом составляющих фон этого комплекса отрогов Татр.

Уделяя в последние годы значительное внимание задачам сохранения, а в возможных случаях и обогащения естественной красоты природных ландшафтов, архитекторы и градостроители Польши придают большое значение развитию эстетических связей с ландшафтом размещаемых вне населенных пунктов новых инженерных сооружений и коммуникаций: плотин, путепроводов, дорог и мостов.

В целом работы польских градостроителей последних лет отличают интенсивные поиски новых решений разнообразных социальных, технических и эстетических задач градостроительства и стремление к выявлению региональной специфики в планировке и застройке различных городов, поселков и зон отдыха и туризма.

***

С первых лет народной власти развитие жилищного строительства Польши подчинено задаче улучшения условий жизни трудящихся; при этом острота жилищного кризиса, связанная с разрушениями в годы войны и малым объемом жилищного строительства в буржуазной республике, вынуждала искать функционально целесообразные и в то же время максимально экономические планировочные решения.

В числе лучших жилых сооружений первого периода развития новой польской архитектуры следует отметить жилые дома архитекторов Е. и Ш. Сыркус в районе Варшавы Коло (рис. 20). Галерейный дом этого района с компактными полуторакомнатными квартирами — характерный пример эстетических идеалов и стилевых черт польской архитектуры второй половины 40-х гг., близких к прогрессивным начинаниям предвоенных лет.

С начала 50-х гг. широкая программа жилищного строительства составила важную часть шестилетнего плана социалистической реконструкции народного хозяйства. Индустриализация страны и увеличение объемов жилищного строительства выдвинули проблему его типизации и рационализации в ряд важнейших проблем польской архитектуры.

Однако развитие жилищного строительства несколько затормозили распространившиеся в этот период ретроспективные тенденции. Каменная облицовка фасадов, пилястры, раскреповки и декоративные завершения зданий, как и угловые жилые секции, проектировавшиеся в интересах ложно понятых «формальных» задач, удорожали строительство, не повышая его функциональных качеств.

Нельзя не отметить и противоречий, существовавших в этот период между реальными потребностями и возможностями заселения квартир в условиях острой жилищной нужды и принятым тогда по нормам соотношением типов квартир. Недостаточное количество крайне нужных тогда малометражных квартир приводило иногда к практике покомнатного, а не принятого в Польше за основу поквартирного расселения отдельных семей.

Варшава. Жилые дома в районе «Коло». Архитекторы Е. и Ш. Сыркусы. Конец 40-х гг. Вид застройки Варшава. Жилые дома в районе «Коло». Архитекторы Е. и Ш. Сыркусы. Конец 40-х гг. Фрагмент плана галерейного дома
Варшава. «Коло». Жилые секции, спроектированные на модульной сетке. Архитекторы Е. и Ш. Сыркусы. 1953 г.

20. Варшава. Жилые дома в районе «Коло». Архитекторы Е. и Ш. Сыркусы. Конец 40-х гг. Вид застройки. Фрагмент плана галерейного дома

21. План крупноблочного жилого дома с унифицированными санитарно-кухонными узлами. 1954 г.

22. Варшава. «Коло». Жилые секции, спроектированные на модульной сетке. Архитекторы Е. и Ш. Сыркусы.
1953 г.

План крупноблочного жилого дома с унифицированными санитарно-кухонными узлами. 1954 г.

Тем не менее жилищное строительство 1950—1955 гг. отмечено дальнейшим развитием прогрессивной творческой мысли. В ряде проектных институтов и мастерских продолжались поиски оптимальных в техническом и экономическом отношении планировочных и конструктивных систем жилых зданий и секций для массового строительства, а с 1953 г. начали осуществляться попытки унификации параметров функциональных и конструктивных узлов жилого дома и создания серий взаимозаменяемых стандартных строительных элементов. Представляет интерес, например, проект жилого дома архит. 3. Клейфа (1954 г.) (рис. 21). Он основан на унификации кухонно-санитарных узлов и свободной компоновке жилой части квартир в пределах основных конструктивных параметров зданий. Тогда же в Польше развернулись работы по проектированию и строительству экспериментальных зданий из крупных стеновых блоков и панелей. Первый в Польше крупнопанельный дом был сооружен в 1954 г. в районе Варшавы «Прага-П». Тогда же в строительстве Нова-Гуты начали широко применять крупноразмерные сборные строительные элементы и осваивать поточно-скоростные методы монтажного строительства.

Происшедшая в середине 50-х гг. радикальная творческая перестройка польской архитектуры способствовала дальнейшему развитию архитектуры жилища по пути индустриализации и технического прогресса. В Варшаве, Кракове и в других городах строятся заводы железобетонных изделий. Налаживается производство легких пустотелых газобетонных блоков и блоков из керамзитобетона. Получают развитие работы по унификации общих параметров зданий и их элементов (первые серии жилых секций из элементов, основанных на модульной сетке 30X30 см, были разработаны в 1956 г. в мастерской архитекторов Е. и Ш. Сыркус) (рис. 22).

От экспериментального строительства отдельных крупноблочных и крупнопанельных зданий переходят к строительству индустриальными методами крупных жилых комплексов и районов (новый район Варшавы — Вежбно, архитекторы З. Фафиус, Т. Венглярский, проект 1956 г.).

Рационально меняются с середины 50-х гг. и принципы планировки квартир. Жесткая и схематичная система соединения жилых комнат и других помещений квартиры длинными коридорами уступает место компактной и целостной организации ее внутреннего пространства. В интересах более полного удовлетворения потребностей населения в разнообразных типах квартир расширяется и количество типов зданий, применяемых в массовом строительстве. Наряду с секционными в 4—5 этажей строятся башенные односекционные дома, блокированные коттеджи и дома гостиничного типа с малометражными квартирами и коридорной системой планировки, дома галерейного типа и др.

Внешний облик жилого дома с середины 50-х гг. приобрел свойственную его сущности приветливость и простоту.

В течение 60-х гг. польское жилищное строительство получает значительное развитие на основе широкого внедрения в его практику прогрессивных строительных конструкций, материалов и технологии. Наряду с традиционными жилыми зданиями с кирпичными несущими стенами (преимущественно малоэтажными) начинают широко строиться многоэтажные жилые дома с поперечными несущими стенами из железобетонных панелей и многоэтажные крупноблочные и крупнопанельные здания с каркасами из Н-образных рам. Многие жилые дома возводятся из монолитного бетона с применением скользящей опалубки.

Своеобразная конструкция в виде центральной опорной шахты с подвешенными на стальных тросах перекрытиями этажей применена в строительстве 12-этажного дома во Вроцлаве (начало 60-х гг.). Расположение кухонно-санитарных узлов у центрального опорного стержня предоставило возможность свободной планировки этажей и квартир.

С конца 60-х гг. в жилищном строительстве интенсивно осваивается технология замоноличивания стен и перекрытий в сборных секционных опалубках.

В интересах отбора наиболее качественных проектов для массового жилищного строительства, удовлетворяющих не только техническим и экономическим, но и функциональным требованиям будущих жильцов, в Польше утвердилась система строительства домов-прототипов. Только после проверки всех «аспектов» жилого дома в ходе эксплуатации лучшие из них могут быть утверждены для массового использования.

Варшава. Экспериментальный жилой район «Служевец». Архитекторы В. Миних, И. Столярска, инженеры А. Богуш, Я. Копчёвский. 1959—1969 гг. Фрагмент застройки
Варшава. Экспериментальный жилой район «Служевец». Архитекторы В. Миних, И. Столярска, инженеры А. Богуш, Я. Копчёвский. 1959—1969 гг. План района
Варшава. Экспериментальный жилой район «Служевец». Архитекторы В. Миних, И. Столярска, инженеры А. Богуш, Я. Копчёвский. 1959—1969 гг. План 5-этажного жилого дома. План 10-этажного жилого дома
23. Варшава. Экспериментальный жилой район «Служевец». Архитекторы В. Миних, И. Столярска, инженеры А. Богуш, Я. Копчёвский. 1959—1969 гг. Фрагмент застройки. План района. План 5-этажного жилого дома. План 10-этажного жилого дома

Самым большим в стране экспериментальным полигоном для проверки домов- прототипов стал опытно-показательный жилой район Варшавы — Служевец (рис. 23). С 1959 г. застройка района осуществляется по сериям проектов, в которые включаются здания различной этажности и с различной системой планировки, разработанные на основе системы ВУФ (Варшавская универсальная форма). Основная черта системы — взаимозаменяемость    элементов. В целях упрощения конструкций и ограничения количества индустриальных строительных элементов квартиры различных категорий, а также коммуникации во всех типах зданий формируются на основе сетки 4,8 X 2,7 или 4,8 X 5,4 м. В некоторых квартирах предусмотрены трех-или четырехэлементные шкафы-перегородки, позволяющие приспосабливать квартиры к индивидуальным требованиям жильцов. Специального внимания заслуживает организация в этих квартирах дневного освещения: высоко помещенные щелеобразные горизонтальные окна в кухнях и спальнях представляют значительные удобства при размещении мебели и бытовых приборов.

С начала 60-х гг. в научных учреждениях Польши (в институтах жилищного строительства и строительной техники, в бюро типового проектирования и др.) интенсивно разрабатываются конструктивные и планировочные системы и каталоги изделий для жилых зданий из крупноразмерных элементов индустриального изготовления.

На основе материалов конкурсов и в результате обобщения данных исследований и экспериментального строительства в 1968 г. в проектном отделе строительного объединения «Варшава» была разработана и рекомендована к повсеместному использованию «открытая система» строительства из крупноразмерных элементов «W-70» (архитекторы М. и К. Пехотка). Эта система, предназначенная для многоквартирного жилищного строительства, позволяет создавать из типизированных строительных элементов (разработанных применительно к модульной сетке 60X60 см) сооружения, разнообразные в отношении программы, величины, функциональной схемы и пространственной формы.

Развитие планировки жилых зданий 60-х гг. (как государственных, так и кооперативных) отличает дифференцированный подход к проектированию квартир, основанный на учете конкретного возрастного и профессионального состава семьи.

Так, например, в застройке одного из районов г. Новы-Тыхы применен своеобразный тип жилого дома, представляющий собой сочетание двухэтажных квартир в первых этажах [с самостоятельными выходами на участок, с объединенными галереей малометражными квартирами для холостяков в третьем этаже (архитекторы К. Вейхерт, С. Риверс, 1961—1962 гг.)]. Выступающие из общих объемов зданий лестничные клетки явились характерным элементом их объемной композиции.

Широкое развитие получило в Польше строительство жилых зданий гостиничного типа для бездетных семей и холостяков с однокомнатными квартирами, с маленькой кухней или кухней-нишей, рассчитанных на пользование общественным питанием, и с развитым общественным обслуживанием, предприятия которого располагаются в первых этажах, а иногда и в коридорах типовых этажей.

С начала 60-х гг. жилищное строительство ПНР отмечено значительными успехами и в области композиционного мастерства.

Важным средством формирования современного художественного облика жилых зданий стало эстетическое выражение в членениях их фасадов многократной повторяемости первичных типовых структурных ячеек и функциональных элементов сооружений (лоджий, балконов), а в композиции зданий индустриального строительства свойственного им модульного начала. Типичные примеры жилых сооружений 60-х гг., композиция которых основана на этих рациональных творческих принципах: башенные дома в районе Кшеславицких холмов в Нова-Гуте (архитекторы М. и Я. Ингарден, 1961—1962 гг.), 12-этажные жилые дома в районе Варшавы «Прага-111» (архитекторы Е. Чиж, Я. Фурман и др., первая половина 60-х гг.), жилой дом на ул. Вейской в Варшаве (архит. А. Маркевич, 1963 г.).

В поисках выразительных и оригинальных композиционных систем польские архитекторы проявляют большую изобретательность, создавая разнообразные варианты сочетания и ритмического чередования простых функциональных и конструктивных элементов жилого здания.

Варшава. Фрагмент жилого дома на ул. Лумумбы. Архитекторы З. Вацлавек, Г. Франкевич. 1967 г.
24. Варшава. Фрагмент жилого дома на ул. Лумумбы. Архитекторы З. Вацлавек, Г. Франкевич. 1967 г.
Варшава. Дом крестьянина. Архитекторы Б. Пневский, М. Хандзелевич-Вацлавкова. 1957—1961 гг.
25. Варшава. Дом крестьянина. Архитекторы Б. Пневский, М. Хандзелевич-Вацлавкова. 1957—1961 гг.
Краков. Дом туриста. Архитекторы С. Спыт, З. Миколаевский. 1963 г. Общий вид
Краков. Дом туриста. Архитекторы С. Спыт, З. Миколаевский. 1963 г. План
26. Краков. Дом туриста. Архитекторы С. Спыт, З. Миколаевский. 1963 г. Общий вид, план
Краков. «Дом студенток». Архит. В. Бризек и др. 1964 г. План
Краков. «Дом студенток». Архит. В. Бризек и др. 1964 г. Фрагмент здания Познань. Гостиница «Меркурий». Архитекторы Я. Чешьминский, Я. Венцлавский, X. Грохульский. 1965 г. Общий вид
27. Краков. «Дом студенток». Архит. В. Бризек и др. 1964 г. Фрагмент здания. План 28. Познань. Гостиница «Меркурий». Архитекторы Я. Чешьминский, Я. Венцлавский, X. Грохульский. 1965 г. План. Общий вид
Познань. Гостиница «Меркурий». Архитекторы Я. Чешьминский, Я. Венцлавский, X. Грохульский. 1965 г. План

Удачна, например, шахматная система разгораживающих ленточные балконы вертикальных стенок в жилом доме на ул. Конопницкой в Варшаве (архитекторы Е. Гейштор, Е. Кумеловский, 1962 г.), выразителен ритм сильно вынесенных вперед коротких балконов в доме «100 балконов» в Кракове (архит. Б. Лисовский, 1963 г.) или треугольных балконов-лоджий в композиции жилого дома на ул. Лумумбы в Варшаве (архитекторы 3. Вацлавек, Г. Франкевич, 1967 г.) (рис. 24).

Важным фактором композиции становится цвет, при помощи которого выявляются и подчеркиваются многократно повторяющиеся в композиции зданий или комплексов функциональные или конструктивные элементы — балконы, стенки лоджий, балконные ограждения, швы в разрезке панельных стен, иногда межоконные простеночные панели и пр.

Существенно обогатили художественную палитру архитекторов новые строительные материалы, используемые в отделке фасадов и интерьеров зданий для получения новых и разнообразных фактур. Прозрачные и полупрозрачные (часто цветные) балконные ограждения, выполненные из армированного стекла или стеклопластика, рифленый алюминий в облицовке наружных стен, волнистые плиты покрытий над козырьками крылец и витрин стали важными факторами выразительности многих жилых зданий Польши.

Новые конструктивные системы и современные строительные материалы получают особенно широкое применение и удачное эстетическое выражение в «общественной» отрасли жилищного строительства — в строительстве зданий общежитий, гостиниц, домов отдыха, домов туристов.

Дом крестьянина в Варшаве (архитекторы Б. Пневский, М. Хандзелевич-Вацлавкова, 1957—1961 гг.) (рис. 25) — одна из первых удач в этой отрасли строительства. Сооружение выделяется рациональной планировкой и выразительностью пространственного решения внутреннего дворика и украшенных мозаикой холла, ресторана и других общественных помещений первого этажа.

Среди гостиниц 60-х гг. могут быть выделены Дом туриста в Кракове (архитекторы С. Спыт, 3. Миколаевский, 1963 г.) (рис. 26), гостиницы Орбиса (Интуриста) «Краковия» в Кракове (архит. В; Ценцкевич, 1964 г.) и «Меркурий» в Познани (архитекторы Я. Чесьлинский, Я. Венцлавский, X. Грохульский, 1965 г.) (рис. 26). Все эти отели отличают рациональная планировка, современное санитарно-техническое оборудование, простая и строгая меблировка. Просторные общественные помещения холлы, рестораны — представляют интерес как общей пространственной композицией, так и эффективным включением в оформление интерьеров произведений монументального и декоративного искусства — стилизованных мозаичных и живописных панно, рельефов, наложенных на фон грубофактурной штукатурки, декоративных тканей и осветительной арматуры. Выразительная композиция наружных объемов сооружений основана на ясном эстетическом осмыслении рациональных планировочных и конструктивных структур. В композиции всех трех сооружений нижний общественный ярус с широким ленточным остеклением, раскрывающим интерьеры общественных залов, обогащенный выступающими на его фоне навесами и козырьками террас и входов, образует своеобразный прозрачный стилобат нависающего над ним объема жилой части здания, контрастируя с ним в системах членений и фактурах. Легкий изгиб главного корпуса гостиницы «Меркурий» и краковского Дома туристов придает геометрическим объемам сооружения мягкость, пластичность.

С начала 70-х гг. в городах Польши был построен еще ряд крупных отелей, рассчитанных на обслуживание иностранных гостей — «Форум» в Варшаве, гостиница в Познани и в других городах. Эти здания отличает высокое мастерство и качество отделки фасадов и интерьеров.

К числу удачных сооружений современной польской архитектуры относятся также некоторые здания студенческих общежитий, например общежитие «Ривьера» в Варшаве или Дом студенток в Кракове 

Дом студенток (архит. В. Брызек, 1964 г.) (рис. 27) представляет собой комплекс, состоящий из 8-этажного жилого корпуса с развитой клубной частью и просторным холлом в первом этаже и соединенного с ним под прямым углом галереей одноэтажного павильона бара-столовой [Это женское общежитие, как и «Ривьера» в Варшаве, используется в период летних каникул в качестве международной студенческой гостиницы]. Важным элементом композиции сооружения является внутренний дворик, пространство которого удачно объединено с интерьером столовой, прорезающей ее стеклянное ограждение крупной глыбообразной скульптурой.

Среди курортных сооружений Польши заслуживают внимания санаторий Совета Министров в Закопане (архитекторы Е. Мей, А. Коваль, Б. Климек, 1962 г.) и здание санатория металлургов «Гутник» в Шавнице (архитекторы З. Федык, Е. Новицкий, 1958—1960 гг.). Санаторий «Гутник» примечателен рациональной планировкой и современным оборудованием медицинской части, привлекательностью интерьеров общественных помещений и стройностью силуэта хорошо вкомпонованного в горный пейзаж башенного объема здания. В композиции санатория Совета Министров связь сооружения с природным ландшафтом и общая живописность композиции достигаются ступенчатой блокировкой на рельефе небольших павильонов-секций.

Научно-технический прогресс, во многом обусловивший растущее в стране стремление к активному общению с природой и массовому развитию туризма, нашел удачное выражение в легкой и современной архитектуре туристских пансионатов и мотелей, например в архитектуре туристских отелей в Сопоте (архит. С. Совинский, инж. Ю. Совиньский, 1964 г.), в Хожуве (архитекторы Г. Бушко, А. Франта, 1964 г.) и в Ловиче (архитекторы В. Клышевский, Е. Мокшинский, Е. Вержбицкий, 1966 г.). Основное гостиничное здание туристского комплекса в Ловиче представляет собой цилиндрический объем со сплошным остеклением по наружному периметру и с объединяющими жилые комнаты по периметру внутреннего круглого дворика галереями.

В широком строительстве туристских баз, мотелей и кемпингов облегченного типа наряду с применением местных материалов, успешно используются новая техника сборного и монтажного строительства и современные материалы — яркий цветной пластик, синтетические водонепроницаемые ткани и др.

В последние годы одним из важных направлений в строительстве туристских объектов стало строительство так называемых микробаз — небольших, легко монтируемых домиков с переносной конструкцией и высоким уровнем комфорта. Такие свободно перемещаемые сооружения представляют широкие возможности для рациональной и гибкой организации массового и индивидуального отдыха.

***

Задачи и идеи нового общественного строя получили особенно яркое выражение в архитектуре общественных и административных зданий и сооружений.

В первые же годы народной власти восстановление некоторых общественных зданий старой Польши, жилых домов и дворцов польской шляхты сочеталось с их реконструкцией, с приспособлением для нужд новых общественных учреждений. Вместе с тем уже в 1947 г. ведется проектирование и строительство новых сооружений государственного аппарата, проводятся конкурсы на проекты зданий ЦК Польской объединенной рабочей партии, Главного статистического управления, Польского национального банка.

Рациональный, хорошо продуманный план, строгость и простота объемов и членений — характерные черты лучших общественных зданий Польши, спроектированных или построенных в период первого послевоенного пятилетия.

Варшава. Здание ЦК ПОРП. Архитекторы Е. Вержбицкий, В. Клышевский, Е. Мокшинский. Общий вид
Варшава. Здание ЦК ПОРП. Архитекторы Е. Вержбицкий, В. Клышевский, Е. Мокшинский. План
29. Варшава. Здание ЦК ПОРП. Архитекторы Е. Вержбицкий, В. Клышевский, Е. Мокшинский. Общий вид. План
Варшава. Здание Главного статистического управления. Архит. Р. Гутт. 1948—1953 гг. План Варшава. Здание Главного статистического управления. Архит. Р. Гутт. 1948—1953 гг. Общий вид
31. Варшава. Здание Главного статистического управления. Архит. Р. Гутт. 1948—1953 гг. План. Общий вид
Познань. Здание универмага. Архит. М. Лейкам. 1948—1952 гг. Варшава. Здание Министерства коммуникаций. Архит. Б. Пневский. 1948—1951 гг. Общий вид
30. Познань. Здание универмага. Архит. М. Лейкам. 1948—1952 гг. 32. Варшава. Здание Министерства коммуникаций. Архит. Б. Пневский. 1948—1951 гг. Общий вид. План
Варшава. Здание Министерства коммуникаций. Архит. Б. Пневский. 1948—1951 гг. План

Приемы и средства художественной композиции многих зданий этого периода связаны со спецификой их конструктивных решений. Так, в здании ЦК ПОПР (архитекторы Е. Вержбицкий, В. Клышевский, Е. Мокшинский, 1947—1951 гг.) (рис. 29) основной композиционной темой являются повторяющиеся вертикальные членения железобетонного каркаса. Тектоничен и своеобразный композиционный мотив сотообразных членений фасадов Института геологии в Варшаве или цилиндрического объема здания универмага в Познани, построенных архит. М. Лейкамом (1948—1952 гг.) (рис. 30).

Композиция другой группы сооружений этого периода строится на использовании выразительных возможностей пластического выявления их функциональных элементов. Характерный пример — здание Главного статистического управления (архит. Р. Гутт, 1948—1953 гг.) (рис. 31), в плане трилистник, поднятый над землей на железобетонных столбах. Прием выделения в объемной структуре зданий его отдельных функциональных частей использован и в композиции здания Министерства коммуникаций (архит. Б. Пневский, 1948—1951 гг.) (рис. 32). Низкая ротонда холла, выступающая перед прямоугольными объемами сооружения,— выразительный акцент в композиции здания.

Новая часть здания Народного Сейма, также работа архит. Б. Пневского (1949—1954 гг.), как и здание Министерства коммуникаций,— пример характерного для творчества этого зодчего сочетания рационального, новаторского подхода к решению внутреннего пространства сооружения и творческой интерпретации и обобщения ордерных форм в декоре фасадов и интерьеров.

Большинству сооружений, построенных в конце 40-х гг. в духе лучших принципов и традиций польской архитектуры межвоенных лет, присуща ясно ощутимая новая настроенность, в той или иной мере отразившая новое социальное назначение и идейное содержание важных в структуре народного государства общественных учреждений.

Первым в Польше примером нового стилевого направления, связанным с использованием деталей и форм классического наследия, стал неосуществленный проект театра Войска Польского (архит. Р. Гутт, 1949 г.) с центрирующим его главный фасад портиком, увенчанным высоким фронтоном.

В течение всей первой половины 50-х гг. в проектировании крупных уникальных общественных зданий и ансамблей господствовало стремление к репрезентативности и парадности, понимавшимся тогда почти как синонимы классической симметричной осевой композиции. Характерные примеры сооружений этого направления — здания Министерства сельского хозяйства (архитекторы Е. Грабовский, С. Янковский, Я. Кноте) и театра в районе Жолибож (архит. С. Брукальский) в Варшаве, а также Дом рыбака во Владиславове (архит. Е. Заремба). 

Однако это неоклассическое стилевое направление было в Польше недолговечным и не сыграло существенной роли в процессе развития ее современной архитектуры. (К тому же декоративные формы классицизма использовались польскими архитекторами преимущественно в строительстве крупных общественных зданий на центральных улицах и площадях Варшавы). Параллельно с ним в Польше продолжали развиваться прогрессивные тенденции польской архитектуры, связанные с пониманием важнейшего значения в архитектуре ее функциональных задач и значения технических основ строительства в процессе формирования объемно-пространственной структуры сооружения. Влияние неоклассических тенденций мало затронуло строительство общественных зданий массового типа — школ, больниц, поликлиник и детских садов.

Строгостью вертикальных членений и простотой общего объема отмечены построенные в эти годы в Варшаве административное здание на Маршалковской улице (архит. М. Лейкам) и административное здание Металлоэкспорта (архит. З. Карпинский).

Варшава. Стадион «Десятилетия». Архитекторы Е. Гриневецкий, М. Лейкам, Ч. Раевский. 1955 г.
33. Варшава. Стадион «Десятилетия». Архитекторы Е. Гриневецкий, М. Лейкам, Ч. Раевский. 1955 г.
Нова-Гута. Школа. Архит. Ю. Голомб. 1960 г. Общий вид
Нова-Гута. Школа. Архит. Ю. Голомб. 1960 г. План
34. Нова-Гута. Школа. Архит. Ю. Голомб. 1960 г. План. Общий вид
Варшава. Школа в районе «Беляны». Архитекторы Е. Баумиллер, Я. Зданович. 1961 г. План Варшава. Школа в районе «Беляны». Архитекторы Е. Баумиллер, Я. Зданович. 1961 г. Общий вид
35. Варшава. Школа в районе «Беляны». Архитекторы Е. Баумиллер, Я. Зданович. 1961 г. План. Общий вид
Щецин. Школа. Архит. М. Яновский. 1962 г.
36. Щецин. Школа. Архит. М. Яновский. 1962 г.

К числу лучших произведений польской архитектуры этого периода относится стадион «Десятилетия» в Варшаве (архитекторы Е. Гриневецкий, М. Лейкам, Ч. Раевский, 1955 г.) (рис. 33). Это первое в Польше спортивное сооружение большой вместимости (80 тыс. зрителей) расположено на правом берегу Вислы. Экономична конструкция его насыпных трибун, выполненных с использованием имевшегося на территории щебня и речного песка, и функционально обоснована их необычная форма (наверху приближающаяся к кругу), обеспечивающая со всех мест хорошую видимость. Рациональное решение функционально-технических задач успешно сочетается со строгой красотой и пластичностью форм сооружения и с осязаемой целесообразностью простых и немногочисленных элементов его объемно-пространственной композиции. Сооружение стало важной вехой в развитии польской архитектуры на пути сочетания эстетических идеалов художественной простоты с активным использованием достижений технического прогресса.

Во второй половине 50-х гг. отказ от приемов жестко симметрической осевой композиции способствовал успешному развитию функциональных приемов планировки и сложению новых типов общественных зданий.

Первые значительные успехи были достигнуты польскими архитекторами в проектировании и строительстве школьных зданий, широко развернутом в связи с принятием обязательств построить тысячу школ к отмечавшемуся в 1959—1964 гг. тысячелетию Польского государства.

Успехи в строительстве школ были во многом связаны с широким применением в нем принципа дифференциации архитектурных объемов школьных комплексов по функциональному назначению (классов, спортивных залов, мастерских и лабораторий) преимущественно на основе павильонной системы планировки. Эта система создала условия для рациональной, соответствующей технологии учебных процессов и требованиям политехнического обучения, группировки и изоляции помещений и для организации изолированных пространств для проведения занятий на воздухе. Вместе с тем она предоставила широкие возможности формирования живописных и разнообразных объемно-пространственных решений, согласованных с рельефом и другими природными особенностями школьных участков.

Характерные примеры успешной реализации новых композиционных систем — школьное здание в Нова-Гуте (архит. Ю. Голомб, 1960 г.) (рис. 34), школы архитекторов Е. Баумиллера и Я. Здановича, школы, построенные архитекторами 3. Фафиус и Т. Венгляровским, а также здания школ, спроектированные архитекторами А. и Т. Уневскими. Важной особенностью павильонной планировки некоторых из них, например школы в Нова-Гуте, является повторение ряда одинаковых блоков с классными комнатами для различных возрастных групп, предоставляющее широкие возможности для достройки и расширения зданий путем добавления типовых блоков-секций.

С начала 60-х гг. в крупных городах Польши начинают строиться укрупненные школьные здания и школьные комплексы с объединенным спортивным центром. Такова блокированная школа на Белянах в Варшаве, состоящая из двух учебных корпусов с общим участком (архитекторы Е. Баумиллер и Я. Зданович, 1962 г.) (рис. 35).

Известный интерес представляет строительство небольших школьных зданий в сельской местности с применением передовых методов проектирования и строительства. Экспериментальные здания сельских начальных школ, построенные на основе модульной системы планировки из сборных элементов заводского изготовления (середина 60-х гг., архитекторы М. Красиньский и Е. Речко), отличают рациональная планировка и художественная выразительность, достигнутые весьма скромными средствами: соразмерностью немногочисленных и целесообразных элементов архитектурной композиции (шедовых покрытий, железобетонных решеток, оконных проемов и др.) и гармоничной связью объемной композиции и силуэта сооружения с природным окружением.

Своеобразна по своему облику и планировке школа, размещенная в пригородном районе Щецина, в сосновом лесу (архит. М. Яновский, 1962 г.) (рис. 36). Каждый класс имеет здесь самостоятельный объем, двустороннее освещение с севера и юга и соединен с равным ему по площади открытым пространством, предназначенным для проведения занятий на воздухе. Открытые летние классы ограждены ажурной железобетонной решеткой.

С конца 50-х гг. асимметричная планировка, подчиненная функциональным задачам, стала характерной особенностью композиции большинства массовых культурно-бытовых и общественных сооружений Польши, и в первую очередь детских учреждений и больничных комплексов.

Лодзь. Онкологическая больница. 1963 г. Лодзь. Здание Университетской библиотеки. Архит. Е. Орлик с коллективом. 1956—1962 гг.
37. Лодзь. Онкологическая больница. 1963 г. 38. Лодзь. Здание Университетской библиотеки. Архит. Е. Орлик с коллективом. 1956—1962 гг.
Варшава. Здание Объединенной крестьянской партии. Архитекторы Е. Чиж, Я. Фурман, Е. Юзефович, А. Скопиньский. 1965 г. Краков. Здание факультета физики и математики. Архит. С. Ющук. 1964 г.
39. Варшава. Здание Объединенной крестьянской партии. Архитекторы Е. Чиж, Я. Фурман, Е. Юзефович, А. Скопиньский. 1965 г. 40. Краков. Здание факультета физики и математики. Архит. С. Ющук. 1964 г.
Освенцим. Дом культуры. Архит. И. Полак. 1962. Общий вид
Освенцим. Дом культуры. Архит. И. Полак. 1962. План
41. Освенцим. Дом культуры. Архит. И. Полак. 1962. Общий вид. План

Для объемно-пространственной композиции больничных зданий и комплексов, строящихся в Польше на основе модульной системы планировки и индустриальной техники, характерно широкое использование повторяющихся типовых блок-секций. Важными элементами пластики больничных сооружений, например клинической онкологической больницы в Лодзи (рис. 37) и др., являются предназначенные для проведения климатолечения балконы.

При рассмотрении общего процесса многогранного развития польской архитектуры, связанного с эстетическим освоением новых строительных конструкций и новым функциональным и социальным содержанием строящихся сооружений, нельзя не отметить наличия специфики преобладающих в строительстве тех или иных групп сооружений творческих задач, тем и проблем. Так, если приемы функциональной дифференциации объемов сооружений имеют решающее значение в композиции таких общественных сооружений массового типа, как здания школ или детских садов, то новые пространственные конструкции часто служат основой художественного образа крупных уникальных зданий общественного назначения. Своя специфика «архитектурных тем» объединяет и разнообразные деловые здания административного, научного и учебного назначения.

Со времени утверждения в польской архитектуре рационального творческого направления одной из самых распространенных художественных тем в композиции фасадов административных сооружений стало выявление присущей их конструктивной и функциональной структуре повторяемости одинаковых пространственных ячеек и конструктивных звеньев. Стойки каркаса, рамы, навесные панели стали составлять своеобразную канву художественной композиции зданий, определяя равномерный строй вертикальных членений и спокойную пластику фасадов. В композиции некоторых сооружений горизонтальные членения сочетаются с вертикальными рельефными ребрами, образуя системы клеточных или сотообразных членений. Здание лодзинской университетской библиотеки (архит. Е. Орлик и др., 1956—1962 гг.) (рис. 38) — одно из первых в Польше административно-деловых сооружений нового направления. Оно собрано из изготовленных на полигоне строительных элементов девяти основных типов, в том числе Н-образных несущих рам. Ячеистая структура бетонных стен вертикального параллелепипеда книгохранилища составляет выразительный контраст с горизонтальным стеклянным витражом низкого объема читальни.

В поисках новых художественно-композиционных решений при проектировании административных зданий и институтов осуществляются разнообразные искания в области пропорций и систем сочетания сборных индустриальных элементов их фасадов. Для придания сооружениям индивидуальности и предотвращения штампов применяются «шахматные» системы размещения вертикальных переплетов стеклянных витражей, различная фактура облицовочных плит и т. д. В 60-Х гг. возможности такого варьирования композиции значительно обогащались по мере освоения и развития прогрессивных строительных конструкций и расширения производства современных строительных материалов. Большое значение получили, например, стены-экраны, расширившие возможности композиции фасадов и интерьеров, ограждающие панели из стеклопластика и гофрированного алюминия (обогащающие фактуру фасадов и повышающие их качество и долговечность), а также широкие стеклянные витражи с тонкой сеткой металлических переплетов.

Крупным произведением современной польской архитектуры является здание Центрального комитета Объединенной крестьянской партии в Варшаве (архитекторы Е. Чиж, Я. Фурман, Е. Юзефович, А. Скопиньский, 1965 г.) (рис. 39). Особенности архитектуры здания связаны с его планировкой (интерьеры холлов раскрываются в просторный внутренний двор) и со своеобразной пластикой фасадов, облицованных рельефными фактурными плитами и солнцезащитными жалюзи в нижних этажах.

В 60-х гг. в Польше значительно увеличился объем строящихся крупных научно-исследовательских учреждений и высших учебных заведений; главным центром строительства новых вузов стал Краков, где к 600-летию краковского Ягеллонского университета (1964 г.) было возведено несколько новых зданий его факультетов и отделений. Институт физики и математики Ягеллонского университета в Кракове (архит. С. Ющик, 1964 г.) с фасадами, облицованными гофрированным алюминием,— пример удачного эстетического освоения современной строительной техники.

С начала 50-х гг. значительное место в строительстве общественных зданий Польши получили здания зрелищного назначения и прежде всего наиболее массовые из них — дворцы культуры, клубы и кинотеатры, а также торговые здания — кафе, рестораны, магазины.

Дом культуры в Освенциме (архит. И. Полак и др., 1962 г.) (рис. 41) — один из удачных примеров современной польской архитектуры. Простой объем сооружения, представляющий собой горизонтальный параллелепипед, расчлененный живописно распределенными на плоскостях фасадов проемами и обогащенный мозаичным панно на главном фасаде, пластичен и пропорционален. Рациональна внутренняя планировка здания. Разнообразны и индивидуальны по своему цветовому колориту и общему облику интерьеры сооружения — зрительный зал, холл, библиотека, кафе и др. В числе важных средств их индивидуальной характеристики успешно использованы пластические искусства — барельефы из смальты и битого цветного стекла и фактурная живопись на стенах и потолках залов и комнат.

Кинотеатры, как и торговые здания, вплоть до начала 60-х гг. размещались преимущественно в нижних этажах строившихся на магистралях и площадях капитальных многоэтажных сооружений (жилого, административного или смешанного назначения) и использовались как активные «средства» парадного оформления градостроительного ансамбля. Главной проблемой, стоявшей при проектировании встроенных кинотеатров, магазинов и ресторанов, являлось их композиционное выделение в ряду периметральной застройки улиц.

В этих целях использовались рекламы, освещенные неоновым светом витрины и транспоранты.

Однако с середины 60-х гг. преимущественное распространение получили отдельно стоящие кинотеатры и торговые здания. Большую популярность завоевали, например, раскрывающие во внешнюю среду свое внутреннее пространство бар-кафе «Альга» в Сопоте (архит. А. Сераковский и др., 1960 г.), комбинат общественного питания бар-кафе «Венеция» в Варшаве (архитекторы З. Игнатович и Е. Солтан, 1959—1961 гг.) или бар «Под Смеркалне» в Закопане (архитекторы С. Тылька, С. Важивиода, 1962 г.).

С конца 60-х гг. важной тенденцией строительства в Польше массового типа культурно-бытовых сооружений — магазинов, кинотеатров и пр. — является объединение их в крупные комплексы одного или смешанного функционального назначения. Представляют интерес разместившийся в подземном пешеходном переходе торговый комплекс катовицкого центра «Под Рондо» (архит. В. Липовчан) — первый в Польше пример подземного торгового сооружения — и торговый комплекс Восточной стены (архитекторы З. Карпинский, З. Вацлавек и Др.). Последний отличают высокое мастерство оформления торговых интерьеров и витрин, органическая связь магазинов с примыкающим к ним пешеходным пространством. Созданная здесь пространственная среда превратила посещение магазинов в своеобразную форму отдыха и общественных контактов.

В строительстве кинотеатров наряду с введением технических усовершенствований и увеличением размеров экрана и вместимости залов развивается тенденция обогащения состава помещений и расширения функций этих общественных сооружений путем включения в их состав кафе, читальных залов, иногда клубных комнат.

Значительным усовершенствованием сценического оборудования и модернизацией объемно-пространственной композиции отмечено с конца 60-х гг. проектирование театральных сооружений.

Среди наиболее крупных и значительных сооружений, построенных в Польше в конце 60-х гг.,— театр Оперы в Лодзи (архитекторы В. и Ю. Корские, Р. Шниборский, 1967 г.), театр Оперы в Гданьске (архитекторы Л. Кадлубовский, Д. Олендзкий), филармония в Ченстохове (архит. Т. Гавловский), Малый театр в Нове-Тыхы (архитекторы К. Вейхерт и В.Яцов). С конца 60-х гг. в Польше наряду со строительством традиционных театральных сооружений проводятся интересные эксперименты в области усиления средствами архитектуры связи актеров и зрителей. Эти новые функционально-технологические задачи нашли интересное выражение в композиции театра в Ласку (архит. В. Яцкевич), в которой актеры получили кроме основной сцены дополнительные сценические площадки, выдвинутые в пространство зрительного зала.

Наряду со строительством капитальных городских сооружений зрелищного назначения в курортных городах Польши получило широкое распространение строительство легких сезонных концертных и танцевальных площадок с легко монтируемыми и демонтируемыми кровлями и стенками из различных водоотталкивающих тканей, закрепленных на каркасе из стальных труб.

Яркий пример такого сооружения — театр Лесной оперы в Сопоте (1964 г.). Его раздвижное пространственное покрытие представляет собой грандиозное полотно, сшитое из цветных полос стилона. Натянутое на поддерживаемых стальными столбами тросах, оно эффектно парит над великолепно вписанным в лесной пейзаж открытым амфитеатром.

Особая линия развития архитектуры Польши и происходящего в ней процесса формообразования широко связана с эстетическим освоением пространственных конструктивных систем, в частности широко применяемых в строительстве спортивных, зрелищных, торговых и транспортных сооружений, а также универсальных и выставочных залов большой вместимости, пространственных покрытий.

Варшава. Суперсам. Архитекторы Е. Гриневецкий, М. Красинский. 1961 г.
42. Варшава. Суперсам. Архитекторы Е. Гриневецкий, М. Красинский. 1961 г.
Варшава. «Беляны». Спортивный комплекс Польского олимпийского комитета. Архит. В. Заболоцкий, инж. С. Куш. 1963 г. Гимнастический павильон. Общий вид Варшава. «Беляны». Спортивный комплекс Польского олимпийского комитета. Архит. В. Заболоцкий, инж. С. Куш. 1963 г. Гимнастический павильон. Разрез
43. Варшава. «Беляны». Спортивный комплекс Польского олимпийского комитета. Архит. В. Заболоцкий, инж. С. Куш. 1963 г. Гимнастический павильон. Общий вид. Разрез
Закопане. Спортивный центр. Архитекторы А. Скочек, Б. Зауфал и др. 1963 г. План
Закопане. Спортивный центр. Архитекторы А. Скочек, Б. Зауфал и др. 1963 г. Фрагмент Люблин. Спортивный зал. Архит. З. Михаляк. 1968 г.
44. Закопане. Спортивный центр. Архитекторы А. Скочек, Б. Зауфал и др. 1963 г. План. Фрагмент 45. Люблин. Спортивный зал. Архит. З. Михаляк. 1968 г.
Катовицы. Спортивно-зрелищный комплекс. Архитекторы М. Гинтовт, М. Красинский; инж. А. Журавский. 1971 г. Общий вид
Катовицы. Спортивно-зрелищный комплекс. Архитекторы М. Гинтовт, М. Красинский; инж. А. Журавский. 1971 г. Разрез
Катовицы. Спортивно-зрелищный комплекс. Архитекторы М. Гинтовт, М. Красинский; инж. А. Журавский. 1971 г. План
46. Катовицы. Спортивно-зрелищный комплекс. Архитекторы М. Гинтовт, М. Красинский; инж. А. Журавский. 1971 г. Общий вид. Разрез. План

Ярким примером крупного торгового здания (моноблока) с оригинальным по форме пространственным покрытием является варшавский «Суперсам» — крупный магазин самообслуживания (архит. М. Красинский, инж. В. Залевский, 1961 г.) (рис. 42). Сооружение состоит из двух частей: первой — большого зала продовольственных товаров (1100 м2) с галереями хозяйственных товаров (500 м2) и второй, где находятся ресторан, бар самообслуживания и два кафе. Конструкция здания — ряды опор, размещенных между двумя главными залами и по торцам, и система металлических тросов, поддерживающих легкое складчатое покрытие с подшитой деревом алюминиевой кровлей. Остроумной особенностью конструкции покрытия является чередование элементов вантовой конструкции и ферм, взаимно уравновешивающих силы растяжения и сжатия, позволившее избежать устройства контрфорсов. Внешний облик здания необычайно пластичен. Динамический взлет покрытия и всего объема подчеркнут и усилен напряженными рядами вертикальных членений главного фасада, повторяющего изогнутую линию покрытия рифленого алюминия бокового ограждения.

Среди первых примеров сооружений, построенных с применением прогрессивных пространственных систем перекрытий, можно назвать спортивный зал в Эльблонге с покрытием в виде предварительно-напряженной в двух направлениях висячей конструкции из сборных железобетонных элементов (архитекторы М. Красинский, Е. Гриневецкий, 1958 г.).

Интересным как в функциональном, так и в художественном отношении является Спортивный центр Польского Олимпийского комитета (архит. В. Заблоцкий, инж. С. Кусь, 1963 г.) (рис. 43). Этот комплекс состоит из четырех одинаковых небольших зальных павильонов (15X30 м), объединенных галереями в две группы (для фехтования и бокса и для борьбы и тяжелой атлетики). Архитектурная композиция комплекса построена на ритме повторения невысоких, прямоугольных в плане объемов с вогнутыми кровлями в виде висячих оболочек и на сочетании их с группой сохраненных в центре комплекса могучих вековых ясеней и тополей. Выразительная объемно-пространственная композиция ансамбля сочетается с рациональным решением деталей архитектурного замысла: высокое размещение оконных проемов (2,7 м от уровня пола), колористическое решение интерьеров, выполненное с учетом различия эмоционального воздействия того или иного цвета и специфики нервной нагрузки различных видов спорта, и т. д.

Среди спортивных объектов Польши 60-х гг. следует отметить спортивный центр в Закопане (архитекторы А. Скочек, Б. Зауфал, 1963 г.) (рис. 44), спортивный центр общества «Варшавянка» в Варшаве (архитекторы З. Игнатович, Е. Солтан, Л. Томашевский, 1966 г.), выделяющийся рациональной и связанной с рельефом планировкой и богатством пластических форм, лыжный трамплин в Закопане — «Вышка больших прыжков» (архит. С. Карполь и др.) и спортивный зал в Люблине (архит. З. Михаляк, 1968 г.) (рис. 45).

Крупным достижением современной польской архитектуры является крытый спортивно-зрелищный комплекс в Катовицах (архитекторы М. Гинтовт, М. Красиньский, инж. А. Журавский, 1971 г., Государственная премия 1972 г.) (рис. 46). Главный корпус ансамбля представляет собой зал с центральной ареной, круговыми трибунами на 14 тыс. человек и параболическим купольным покрытием, покоящемся на стальном кольце жесткости. В ансамбль входит еще ряд связанных с залом галереями и переходами архитектурных объемов: гимнастический зал, каток, гостиничный корпус и амбулатория, отмеченных тщательно продуманным планировочным и пространственным решением. Общий архитектурный облик сооружения, в значительной мере предопределенный главной темой его композиции — пластичной формой доминирующего в ансамбле купола, ясно выражает общественное назначение сооружения и обладает значительной силой эмоционального воздействия.

Большую роль в процессе создания новых форм и художественных приемов польской архитектуры сыграло строительство ряда выставочных павильонов на родине и на международных ярмарках, за границей. Рассматривая эти здания как важное средство пропаганды достижений национального искусства и отечественной техники, польские архитекторы воплощали в них смелые дерзания как в области конструкции, так и художественной формы. Заметным явлением явился в свое время польский павильон на международной ярмарке в Триполи — Ливан (архитекторы Е. Романьский, Н. Швейковский, инженеры З. Зелинский, Т. Зюлковский, 1962 г.). Типовые пространственные элементы в виде полуцилиндрических оболочек, перекрывающие его разновысотные части, являются одним из основных элементов его живописной и выразительной композиции.

Павильон ПНР на выставке в Сан-Паулу. Архитекторы О. Хансен, Л. Томашевский
47. Павильон ПНР на выставке в Сан-Паулу. Архитекторы О. Хансен, Л. Томашевский
Хожув. Павильон цветов. Архит. Е. Готфрид, инж. В. Фейферк. Начало 70-х гг. Общий вид Варшава. Восточный железнодорожный вокзал. Пассажирский зал. Архитекторы А. Романович, П. Шиманьяк. 1969 г.
48. Хожув. Павильон цветов. Архит. Е. Готфрид, инж. В. Фейферк. Начало 70-х гг. Общий вид 50. Варшава. Восточный железнодорожный вокзал. Пассажирский зал. Архитекторы А. Романович, П. Шиманьяк. 1969 г.
Варшава. Подземный перрон станции «Срюдместье». Архитекторы Е. Солтан, З. Игнатович, Л. Томашевский и др. 1963 г.
49. Варшава. Подземный перрон станции «Срюдместье». Архитекторы Е. Солтан, З. Игнатович, Л. Томашевский и др. 1963 г.
Варшава. Аэропорт «Океньче». Архитекторы К. и Я. Добровольские, инж. А. Влодаж. 1969 г.
51. Варшава. Аэропорт «Океньче». Архитекторы К. и Я. Добровольские, инж. А. Влодаж. 1969 г.

Пластичен увенчанный пространственной оболочкой двоякой кривизны павильон Польши на выставке в бразильском городе Сан-Паулу (архитекторы О. Хансен, Л. Томашевский) (рис. 47).

С конца 60-х гг. в Польше разработан ряд интересных проектов выставочных и спортивных зданий со сборными пространственными покрытиями, основанными на оригинальной и рациональной трактовке современных конструктивных систем (некоторые из них осуществлены).

Значительный интерес представляет оригинальная и рациональная вантовая система, находящаяся под постоянным напряжением, получившая название самонапряженной. Эта система составила конструктивную основу Павильона цветов в Хожуве (архит. Е. Готфрид, инж. В. Фейферк, начало 70-х гг.) (рис. 48). Она же определила структуру универсального (демонстрационно-спортивно-зрелищного) зала в Люблине (архит. В. Заблоцкий, инж. С. Кусь, проект 1970 г.).

Широкое применение прогрессивных систем пространственных покрытий и других достижений современной строительной техники имело важное значение и в архитектуре транспортных сооружений, как небольших по объемам станций автобусов или железных дорог, так и особенно крупных вокзалов главных железнодорожных и авиационных линий.

Среди небольших зданий транспортного назначения можно отметить выделяющийся изящной формой пространственного покрытия наземный павильон станции «Охота» Варшавской пригородной электрической железной дороги (архитекторы А. Романович, П. Шиманьяк), а также подземный перрон станции той же дороги «Срюдместье» (архитекторы Е, Солтан, З. Игнатович, Л. Томашевский и др., 1963 г.) (рис. 49).

Среди крупных транспортных сооружений можно отметить радикально перестроенный и расширенный Восточный железнодорожный вокзал Варшавы (архитекторы А. Романович, П. Шиманьяк, 1969 г. (рис. 50) и международный аэропорт Океньче в Варшаве (архитекторы К. и Я. Добровольские, инж. В. Влодаж, 1969 г.) (рис. 51).

В наружной и внутренней отделке главного корпуса Восточного вокзала использованы красивые и прочные естественные материалы: гранит, мрамор, травертин. Планировка и пространственное решение всего комплекса отвечают высоким функционально-технологическим требованиям, предъявляемым к современным вокзалам.

Композицию аэропорта Океньче, основанную на каркасной конструкции, отличают гибкая система планировки и рациональная дифференциация различных функциональных зон, находящихся под общим пространственным перекрытием. Среди основных художественных компонентов выразительности и современности общего облика сооружения открытое во внутреннее пространство верхнего пассажирского зала складчатое пространственное покрытие, поддерживаемое гранеными железобетонными столбами, и обилие естественного света, обеспечиваемое световыми фонарями и большеформатным остеклением выходящего на летное поле фасада. В композиции сооружения удачно использован прием контрастного сочетания в отделке стен различных по фактуре и цвету строительных материалов — стекла, дерева, мрамора и алюминия.

Памятник Силезским повстанцам на горе Святой Анны. Скульптор Кс. Дуниковский Памятник на территории лагеря в Тремблинке. Архит. А. Хаунт, скульптор Ф. Душенке, 1966 г.
52. Памятник Силезским повстанцам на горе Святой Анны. Скульптор Кс. Дуниковский 53. Памятник на территории лагеря в Тремблинке. Архит. А. Хаунт, скульптор Ф. Душенке, 1966 г.
Памятник Победы под Грюнвальдом. Архитекторы В. Ценцкевич, Е. Бандура, скульптор Кс. Дуниковский. 1961 г.
54. Памятник Победы под Грюнвальдом. Архитекторы В. Ценцкевич, Е. Бандура, скульптор Кс. Дуниковский. 1961 г.

Особое место в творчестве польских зодчих занимает сооружение памятников и мемориалов, увековечивающих героические и трагические события национально-освободительной борьбы. Эти памятники, наглядно отображающие страстную любовь польского народа к истории своего государства, располагаются как в центральных ансамблях городов, так и на местах героических боев, на территориях, связанных с трагическими страницами польской истории. Среди первых сооружений, успешно решающих задачу увековечения событий и героев революционно-освободительной борьбы польского народа, должны быть отмечены памятник Силезским повстанцам на горе Анны (скульптор Кс. Дуниковский, конец 40-х гг.) (рис. 52), памятник героям Варшавского гетто (скульптор Л. Сузин, 1948 г.).

Дальнейшую разработку эта тема получила в памятнике битвы под Грюнвальдом, представляющем своеобразную органично вписанную в природное окружение композицию из гранитных монументов с врезанными в них профилями героев, металлических мачт и завершенного галереей с музейными экспонатами амфитеатром (архит. В. Ценцкевич, скульптор Е. Бандура, 1960 г.) (рис. 53), в памятнике жертвам фашизма в Треблинке, впечатляющем тысячью каменных глыб, увековечивающих память погибших (архит. А. Хаупт, скульптор Ф. Душенко, А. Стрынкевич, 1964 г.) (рис. 54), в мемориалах на территориях концентрационных лагерей в Освенциме (совместная работа польских и итальянских художников, 1967 г.), в Майданеке (1969 г.) и Штутгофе (1968 г.), в памятнике героям Бялыстокской земли (скульпторы Е. Григорчук, М. Збихарский, 1974 г.).

В поисках средств художественно-образной выразительности и эмоциональной действенности польские художники-монументалисты сочетают пластику и архитектонику, абстрактные символы, страшные атрибуты лагерей смерти и природный пейзаж, создавая произведения, ошеломляющие силой воздействия увековеченных в них трагических событий.

***

Значительные успехи Польши в реконструкции народного хозяйства, в развитии науки, искусства и архитектуры не были бы возможны без осуществления большого объема промышленного строительства, создавшего материальную базу для общего движения страны по пути прогресса.

С первых лет народной власти восстановление промышленных предприятий часто сочеталось с их перестройкой.

Новое промышленное строительство широко развернулось в годы выполнения шестилетнего плана в первой половине 50-х гг. В эти годы были построены крупные металлургические заводы «Варшава» в Варшаве, имени Ленина близ Кракова, завод легковых автомобилей в Варшаве (Жерань), заводы сельскохозяйственных машин в Познани и Плоцке и пр.

С середины 50-х гг. в строительстве промышленных зданий начинают широко применяться новые прогрессивные конструкции покрытий. В числе первых сооружений с покрытием из коноидных оболочек, обеспечивших прекрасное освещение внутреннего пространства, предприятие по ремонту железнодорожных составов в Минске-Мазовецком (архитекторы З. Игнатович, Е. Романьский, инж. В. Селицкий, 1954—1961 гг.).

Широкие задачи промышленного строительства определили необходимость его типизации. Серьезные шаги в развитии строительных конструкций были осуществлены в конце 50-х и в 60-х гг. Технический прогресс нашел выражение в усовершенствовании традиционных конструктивных систем и в развитии сборных методов строительства (с постепенным увеличением объемов заводского производства строительных элементов), а также в широком использовании монолитных и сборных пространственных покрытий.

С конца 50-х гг. в строительстве промышленных зданий применяются крупноразмерные железобетонные элементы, в том числе налаживается производство железобетонных ферм и прогонов с предварительным напряжением, осуществляются пространственные покрытия из тонкостенных оболочек и складчатых элементов, применяются вантовые системы покрытий. 

Традиционные конструктивные системы, состоящие из сетки колонн и прогонов, сохраняют свое значение преимущественно в строительстве многоэтажных промышленных зданий и крупных цехов с тяжелым оборудованием.

Текстильная фабрика с шедовым покрытием
55. Текстильная фабрика с шедовым покрытием
Калиш. Текстильная фабрика. Архитекторы Е. Глувчевский, С. Сикорский, инж. В. Залевский, 1959-1962 гг. Общий вид
Калиш. Текстильная фабрика. Архитекторы Е. Глувчевский, С. Сикорский, инж. В. Залевский, 1959-1962 гг. Фрагмент разреза
56. Калиш. Текстильная фабрика. Архитекторы Е. Глувчевский, С. Сикорский, инж. В. Залевский, 1959-1962 гг. Общий вид. Фрагмент разреза
Сандомеж. Завод стеклоизделий. Архит. З. Байтингер, инж. З. Пивоварчик. 1966 г.
57. Сандомеж. Завод стеклоизделий. Архит. З. Байтингер, инж. З. Пивоварчик. 1966 г.
Торунь. Завод «Элана». Архит. Е. Романьский. Середина 60-х гг.
58. Торунь. Завод «Элана». Архит. Е. Романьский. Середина 60-х гг.
Варшава. Мебельная фабрика в Вышкове. Архитекторы А. Дзержавский, З. Павельский, М. Сенницкий; инженеры В. Залевский, А. Влодаж, 1962 г.
59. Варшава. Мебельная фабрика в Вышкове. Архитекторы А. Дзержавский, З. Павельский, М. Сенницкий; инженеры В. Залевский, А. Влодаж, 1962 г.
Варшава. Двухъярусный мост через Вислу Тресна. Плотина на р. Сола. Архит. Г. Червинский, инж. К. Чижевский и др. 1968 г.
60. Варшава. Двухъярусный мост через Вислу 61. Тресна. Плотина на р. Сола. Архит. Г. Червинский, инж. К. Чижевский и др. 1968 г.
Турошув. Здание теплоцентрали. Архитекторы Й. Свежевски, С. Мондры. 1966 г. Познаньский район. Фрагмент новой застройки села. Начало 70-х гг.
62. Турошув. Здание теплоцентрали. Архитекторы Й. Свежевски, С. Мондры. 1966 г. 63. Познаньский район. Фрагмент новой застройки села. Начало 70-х гг.

Процесс типизации в промышленном строительстве осуществляется в Польше на основе широкого использования методов экспериментальной проверки в натуре предлагаемых проектов типовых зданий и их элементов. Наиболее удачные были положены в основу дальнейших работ над типовыми конструкциями и стандартными элементами. В результате было налажено индустриальное производство типовых железобетонных балок, плит перекрытий, ферм, а также пространственных элементов покрытий различных параметров. Типизация и унификация сборных железобетонных элементов нашли широкое применение в строительстве одноэтажных промышленных зданий, в частности текстильных фабрик с шедовыми покрытиями из типовых пространственных элементов (рис. 55).

Сооружением, отличающимся оригинальностью как конструктивной системы, так и объемно-пространственной композиции, явилась текстильная фабрика в Калише (архитекторы Е. Глувчевский, С. Сикорский, инж. В. Залевский, 1959—1962 гг.) (рис. 56). Перекрытие здания состоит из висячих напряженных оболочек (длиной около 30 м), имеющих вогнутую кривизну и световые фонари, обеспечивающие дополнительное верхнее освещение (цехи освещаются также проемами, расположенными в нижней части стен сооружения). Вся система перекрытия поддерживается перпендикулярными оболочками, наклонными стенками, в свою очередь опирающимися на межосевые столбы (с сеткой 30X30 м). Образовав просторный и светлый интерьер, позволяющий осуществлять рациональное размещение оборудования и организацию технологического процесса, эта пространственная система стала основой смелой и динамичной композиции сооружения, наружный объем которого представляет собой ряд повторяющихся, стоящих на острых углах ромбовидных элементов.

Завод «Элана» в Торуне (рис. 58) и особенно завод стеклоизделий в Сандомеже (архит. З. Байтингер, инж. З. Пивоварчик, 1966 г.) (рис. 57) также примеры композиции, основанной на сочетании выразительных и оригинальных по силуэту архитектурных объемов. Большие своды, опирающиеся непосредственно на фундамент, формирующие контуры стеклянных фасадов отдельных корпусов Сандомежского завода, образуют динамичную и выразительную композицию.

Наряду с огромным значением формы архитектурных объемов, часто представляющей ту или иную художественную интерпретацию образующей ее прогрессивной конструкции, важное значение среди выразительных средств промышленной архитектуры имеют различные элементы фасадной пластики. Среди сооружений, в композиции которых удачно использованы именно эти средства архитектурной выразительности, находится мебельная фабрика в Вышкове, выделяющаяся оригинальной объемной пластикой выступающих на ее главном фасаде эркеров и навесов (архитекторы A. Дзержавский, З. Павельский, инженеры B. Залевский, А. Влодаж, 1962 г.) (рис. 59).

Другой пример пластичного и выразительного модулирования фасадов промышленного сооружения — фабрика насосов в Варшаве (архит. З. Пецинский и др.). Ее длинные и низкие корпуса, выполненные из стекла и металла, обогащены волнистой линией покрытия, состоящего из оболочек с наклонными световыми фонарями, а также небольшими участками глухих бетонных стен с узкими проемами окон и входов.
 
Эти гладкие участки представляют собой своеобразные контрастные «накладки» на стеклянных фасадах зданий.

Важное значение в системе выразительных средств, модулирующих фасады промышленных сооружений, получили приемы сочетания контрастных цветов и фактур облицовочных материалов, а также разнообразные виды солнцезащиты — ажурные или рельефные решетки, ребра и пр. Разноцветные панели удачно применены в облицовке фасадов электростанции в Лагише (архит. В. Уневский и др., 1966 г.). Основным элементом выразительной пластики многоэтажного здания телефонной станции в Варшаве (архитекторы М. Врубель, М. Помяновский, 1959—1963 гг.) является густой ряд наложенных на его «стеклянный» фасад вертикальных солнцезащитных ребер.

Важной проблемой архитектуры промышленных зданий и сооружений является развитие и применение в нем гибких конструктивных и планировочных систем, создание сооружений, пригодных для дальнейшего расширения и осуществления трансформации помещений по мере модернизации оборудования и технологии.

Большое значение в условиях нового общественного строя имеют и социальные проблемы промышленного строительства. Лучшие промышленные сооружения и комплексы современного периода имеют развитой общественно-бытовой сектор, включающий в свой состав благоустроенные и озелененные территории, спортивные и игровые площадки. Большое внимание при проектировании промышленных сооружений уделяется оформлению интерьеров производственных и бытовых помещений, промышленной эстетике.

Успешное развитие польской архитектуры промышленных зданий — во многом результат продуктивного и постоянного творческого содружества польских архитекторов и инженеров, способствовавшего созданию оригинальных, рациональных и красивых объемно-пространственных форм.

Развитие строительной техники и эстетическое освоение технического прогресса находят успешное выражение и в инженерном строительстве Польши. Высокие технические и эстетические качества отличают, например, двухъярусный мост через Вислу в Варшаве (рис. 60),плотину на р.Нарев в Дембе (инж. В. Баварский и др.), плотину на р. Сола в Тресне (архит. Г. Червинский, инж. К. Чижевский и др., 1968 г.) (рис. 61), здание ТЭЦ в Турошове (архитекторы И. Свежевски, С. Мондры, 1966 г.) (рис. 62) и многие другие гидротехнические и инженерные сооружения Польши 60-х и 70-х гг. Все эти сооружения, основанные на использовании природных источников энергии, отличает органическая связь с природой, с изгибами рек, с окружающим ландшафтом.

Достижением польского инженерного искусства явилась сооруженная в 1973—1974 гг. вблизи Варшавы гигантская радиомачта-антенна, смонтированная из 86 стальных труб и поддерживаемая с трех сторон закрепленными на различных уровнях тросами. Общая высота мачты 445 м.

***

Развитие архитектуры польского села за время, прошедшее с окончания второй мировой войны, осуществлялось в тесной связи с постановкой и решением народно-хозяйственных задач.

В 1945—1950 гг. в селах велось преимущественно восстановительное строительство. Новая застройка сел начала осуществляться в первый период реконструкции народного хозяйства, в 1950—1955 гг. Наряду с возобновлением индивидуального строительства сельских жилых домов в эти годы развивается кооперативное строительство сельских производственных комплексов, связанное с созданием сельскохозяйственных кооперативов и ряда государственных центров технического обслуживания. Эти государственные центры и станции технического обслуживания строились по широкой программе и включали кроме производственных установок и мастерских здания магазинов и гаражей.

Однако, по мнению многих польских архитекторов, в ряде планировочных предложений первой половины 50-х гг. под общественное и производственное строительство сельских населенных мест отводились слишком большие площади. Это привело к потерям пахотных земель и к излишней удаленности производственных объектов от жилой застройки. Жилищное строительство в годы шестилетки велось традиционными методами из дерева или кирпича. Дома, предназначенные обычно для одной семьи, отличались скромными размерами и разумной архитектурой. Главным украшением построек явились черепичные кровли и иногда веранды.

В середине 50-х гг. поднятие уровня благосостояния сельского населения и концентрация рабочей силы стимулировали развитие частного, кооперативного и государственного жилищного строительства, а также значительное увеличение объемов строившихся в селах культурно-общественных и бытовых зданий.

Первым прогрессивным явлением стало развитие типового проектирования сельских зданий на основе модульной сетки, осуществляемое при полной координации размеров типовых строительных элементов.

Другим важным явлением в развитии архитектуры села стало экспериментальное строительство жилых и производственных сельских зданий из местных материалов, осуществляемое на основе новой технологии, а также внедрения в строительство производственных сельских зданий прогрессивных конструктивных систем. Так, при возведении крупногабаритных складов, предназначенных для хранения сельскохозяйственных машин, находят применение типовые своды из сборных железобетонных волнистых плит, опирающиеся непосредственно на фундаменты, а в отдельных случаях применяются и вантовые системы.

Важной тенденцией в развитии планировки и застройки сельских мест становится повышение плотности застройки их селитебных, общественных и производственных зон для максимального сохранения и развития пахотных земель и сближения сел и поселков с местами приложения труда (в поле или в мастерских).

В интересах повышения качества и утверждения единообразия в индивидуальном строительстве сельских жилых зданий государство помогает крестьянам в приобретении проектов и материалов, предоставляет кредит и т. д.

Большое внимание уделяется в последние годы архитектурной выразительности сельских общественных зданий, которые рассматриваются как важные вехи в придании традиционному облику польской деревни современного характера. Получает развитие и новый тип универсального по назначению сельского общественного здания, предназначенного для размещения культурных и бытовых учреждений.

Разрабатываются и оптимальные варианты общественных центров сел, уточняется программа застройки этих центров, в которые входят здания культурного, административного и торгового назначения (рис. 63).

Важной проблемой современной планировки и застройки сел стало сочетание архитектуры села с природой, с ландшафтом. Так, в строительстве сельских населенных мест горных районов Польши — в Карпатах, Судетах и др. наблюдается тенденция к применению свободных живописных приемов композиции комплексов и сооружений, в то же время на равнинных территориях преобладает традиционная регулярная застройка сел и т. д.

***

За время после окончания второй мировой войны польские архитекторы прошли сложный и трудный путь восстановления культурных ценностей, утраченных в годы войны и оккупации. За эти годы благодаря развитию системы архитектурного образования и воспитанию и росту молодежи были постепенно восстановлены утраченные профессиональные кадры. Польские архитекторы в короткий срок не только возродили утраченное, но и прошли значительный путь постановки и разработки новых социальных, технических и художественных проблем архитектуры формирующегося социалистического общества.

Наряду с благоустроенными жилыми комплексами с развитой сетью учреждений повседневного культурно-бытового обслуживания польские архитекторы построили в последние годы ряд оригинальных и художественно выразительных сооружений и комплексов общественных, административных и промышленных зданий и создали крупные градостроительные ансамбли, получившие широкое признание в стране и за рубежом.

В 60-х гг. польские архитекторы провели интересные эксперименты в области массового строительства, разрабатывая и проверяя на практике рациональную систему проектирования жилых и общественных зданий из стандартных строительных элементов. Они добились заметных результатов в сфере художественно-композиционного мастерства, в создании новых выразительных средств и композиционных приемов индустриального строительства.

Значительные успехи польской архитектуры способствовали ее выходу на международную творческую арену. Деятельность польских архитекторов приобрела широкую международную известность как благодаря успехам в стране, так и в результате успешного участия польских зодчих в международных архитектурных конкурсах и организованного экспорта польских проектов промышленных сооружений, а также в результате строительства польскими архитекторами крупных объектов и комплексов в странах Азии и Африки.

К важным темам теории и практики архитектуры народной Польши относятся: проектирование городских центров, разработка проблем архитектуры отдыха, экспериментальное проектирование жилых и общественных зданий для перспективного строительства, определение путей развития строительной индустрии, а также создание теоретических концепций городов, городских общественных центров и расселения будущего.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации