Архитектура Венгерской Народной Республики. 1940-е - 60-е гг.

Венгерская Народная Республика

Глава «Архитектура Венгерской Народной Республики». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга вторая. Архитектура зарубежных социалистических стран» под редакцией Н.В. Баранова. Авторы: В.И. Кудряшов при участии Н.А. Самойловой (Москва, Стройиздат, 1977)


За короткий период, прошедший с 1945 г., в Венгрии произошли сложные социально-политические, экономические и культурные преобразования. Являясь до войны «монархией без короля», преимущественно сельскохозяйственной, она стала социалистической страной с высокоразвитым промышленным производством. В этих условиях в Венгрии начинается развитие социалистической архитектуры.

В межвоенный период (1918—1940 гг.) сфера деятельности венгерских архитекторов была ограничена. Общественных зданий строилось немного, а в промышленном строительстве архитекторы практически не участвовали. Сельское строительство обходилось вовсе без них. В основном архитектурные заказы составляли проекты и постройки особняков и доходных домов для аристократии и буржуазии. Проектирование и строительство домов с дешевыми квартирами для рабочих было крайне незначительным.

В творчестве венгерских архитекторов этого периода существовали два взаимоисключающих направления. Одно из них, господствовавшее, сочетало различные виды эклектики, стилизации и отчасти разновидности отживавшего модерна. Другое направление зарождалось и развивалось на основе идей европейского функционализма. В Венгрии это прогрессивное направление возглавляли архитекторы Ф. Молнар и И. Фишер. К 30-м гг. в стране образовалась значительная группа сторонников функционализма, в которую наряду с Ф. Молнаром и И. Фишером вошли такие видные архитекторы, как Л. Козма, Г. Прейзич, Л. Лаубер, М. Майор, И. Ньири, Л. Габор, И. Шалл, К. Давид, Д. Риманоци и И. Переньи.

После окончания второй мировой войны и установления в стране демократического общественного строя многие сторонники функционализма 30-х гг. стали активными организаторами и ведущими мастерами социалистического строительства.

В развитии архитектуры Венгерской Народной Республики различаются три исторических периода: вторая половина 40-х гг. — первая половина 50-х гг., переходный период 1955—1958 гг. и период, начавшийся в конце 50-х гг., продолжающийся и в настоящее время.

В первом историческом периоде первые годы (1945—1947 гг.) связаны с восстановлением пострадавших во время войны промышленных объектов и жилых зданий [за годы войны в Венгрии было уничтожено 38% рудников и промышленных предприятий, 18% жилых домов]. Архитекторы в это время еще работали в основном по частным заказам. Однако в в новой социальной обстановке они начинают переходить на государственные и кооперативные заказы. Ведущим стилистическим направлением первых послевоенных лет стал утвердившийся в Венгрии еще в предвоенные годы функционализм.

В 1948 г. страна встала на путь строительства социализма. Это было закреплено Конституцией 20 августа 1949 г., провозгласившей Венгрию Народной Республикой — государством социалистического типа.

Для выполнения больших государственных задач потребовалась новая организация проектного дела и архитектурно-строительной науки. В 1949 г. был организован Всеобщий строительный научно-проектный институт, в котором были созданы первые типовые проекты жилых и общественных зданий. В 1949 г. образовалось «Общество новой архитектуры» во главе с Л. Козмой и наряду с журналом «Пространство и форма» стал издаваться журнал «Новая архитектура». Был создан также Центр науки строительства при Институте науки и рационализации труда.

К 1950 г. успешное выполнение принятого в конце 1947 г. трехлетнего плана восстановления народного хозяйства создало необходимые предпосылки для принятия первого пятилетнего плана развития народного хозяйства и строительства в ВНР основ социализма (1950—1954 гг.).

С годами первой пятилетки связан второй этап развития венгерской архитектуры, отличающейся иной, по сравнению с первым периодом, во многом противоречивой стилистической направленностью.

С одной стороны, задачи индустриализации страны, ликвидации отсталости сельского хозяйства и повышения жизненного уровня трудящихся обусловили невиданный размах строительства. Вслед за Всеобщим строительным научно-проектным институтом и Государственным проектным институтом создавались специализированные государственные научно-исследовательские и проектные организации: Институт жилищного проектирования, Институт промышленного проектирования, проектные бюро в крупных городах — Мишкольце, Дебрецене, Сегеде, Пече, Дьёре. В 1951 г. был создан научный и проектный центр — Институт градостроительства.

С другой стороны, в эти годы под значительным влиянием процессов, происходивших в это время в советской архитектуре, был принят тезис освоения классического наследия. Последователи функционализма были осуждены как формалисты и космополиты. Вместо того чтобы развивать прогрессивные черты архитектуры 1945—1950 гг., зодчие обратились к образцам далекого прошлого. Наперекор интересам индустриализации и массового строительства произошел поворот к эклектическому освоению классики. Этот процесс был закреплен на Первом съезде венгерских архитекторов, состоявшемся в 1951 г.

Однако, несмотря на отмеченные противоречия, 1950—1954 гг. были важным этапом в развитии венгерской архитектуры, отразившим объективный прогресс общественного развития. Начало реконструкции отечественной промышленности и возведения новых крупных промышленных предприятий сопровождалось строительством новых сел и городов. Новые города (Дунауйварош, Тисаполконья, Варпалота, Татабанья, Комло и др.) стали школой профессионального мастерства, здесь ставились и решались новые социальные проблемы архитектуры, шли поиски рациональных методов массового строительства. Начало развиваться типовое проектирование, разрабатывались новые типы жилых домов, квартир, школ и некоторых других общественных зданий массового характера; осуществлялись первые эксперименты в области индустриализации строительства. Большой вклад в развитие архитектуры и градостроительства этого периода внесли опытные мастера венгерской архитектуры Д. Риманоци, Л. Гадорош, К. Давид, Л. Лаубер, Г. Прейзич, И. Переньи.

Задачи индустриализации и типизации массового строительства заставили венгерских архитекторов уже в конце 1953 г. критически отнестись к чрезмерному увлечению классикой. Этому же способствовали изменения, происшедшие в конце 1954 г. в советской архитектуре. Процесс переоценки ценностей, изучения опыта современной мировой архитектуры, утверждения новых позиций и первые практические шаги в новом направлении завершились в Венгрии примерно в 1958 г.

Третий, современный, период развития венгерской архитектуры, связанный с утверждением рационального понимания задач архитектуры и эстетических идеалов, основанных на новых принципах тектоники и архитектурных форм, начавшийся в конце 50-х гг., отмечен плодотворным развитием всех отраслей гражданского и промышленного строительства Венгрии на основе комплексного решения социальных, технических и художественных проблем. В области жилищного строительства создаются новые типы зданий, новые планировочные, объемные и конструктивные решения жилых домов. Большое разнообразие композиционных приемов появляется и в архитектуре общественных зданий. В промышленном строительстве современные конструкции, особенности технологии и повышенное внимание к социальным и эстетическим вопросам обусловили создание выразительных промышленных комплексов и отдельных сооружений.

Значительные изменения произошли в области теории и практики градостроительства. Введение микрорайонного принципа организации жилых комплексов с научно обоснованной сетью культурно-бытового обслуживания, определение жилого района как основной структурной единицы селитебной территории крупных городов преобразили облик новых жилых комплексов в Будапеште, Мишкольце и других городах. Большое внимание уделяется вопросам реконструкции исторических городов, причем восстанавливаемые архитектурные памятники и историческая застройка удачно включаются в современные архитектурные комплексы и городские ансамбли. Градостроительные проблемы стали решаться в связи с общими проблемами районной планировки. Города рассматриваются не изолированно, а в системе взаимосвязанных населенных мест.

***

Вступление Венгрии на путь социализма выдвинуло задачу широкого развития градостроительства, планового строительства, подчиненного общим задачам поднятия экономики страны и уровня жизни широких народных масс. Интенсивная индустриализация страны вызвала необходимость развития районной планировки. Необходимо было обеспечить более равномерное распределение промышленности на территории страны с учетом изменений общей структуры расселения, связанных с развитием промышленности в новых и существующих городах и поселках, предусмотреть удобные транспортные связи между местами приложения труда и населенными пунктами (особенно в районах угольных и рудных месторождений). Согласно разработанной в конце 50-х гг. новой системе расселения в Венгрии предусматриваются ограничение дальнейшего роста населения Будапешта, достигшего 2 млн. жителей [На 1 января 1973 г. население Будапешта составляло 2 млн. 39 тыс. чел.], строительство нескольких новых городов в аграрных областях, преимущественное развитие существующих малых и средних городов, укрупнение сельских поселений и ликвидация системы хуторов.

Первым объектом районной планировки явилось побережье оз. Балатон, для которого уже в 1957 г. был создан проект территориальной организации курортов (архит. Т. Фаркаш и др.) [За проект районной планировки Балатона его авторскому коллективу Международным союзом архитекторов присуждена премия Аберкромби]. В дальнейшем этот проект развивался и детализировался.

С 1959 г. началась планомерная разработка проектов районной планировки для всей страны. Для проведения этой работы республика была разделена по территориально-хозяйственному признаку на 9 крупных районов; к середине 60-х гг. для них были разработаны схемы районной планировки. Началась работа над детальным проектированием подрайонов специализированного народнохозяйственного профиля.

Важным этапом в развитии районной планировки стал детальный проект планировки северо-восточного экономического района страны, центром которого является Мишкольц.

С середины 60-х гг. проекты районной планировки становятся основой дальнейшей работы венгерских градостроителей над проектированием генпланов городов, над составлением проектов расширения и реконструкции исторических городов страны, над развитием зон отдыха и т. д.

Именно на основе учета в проектах планировки профиля специализации ряда городов (или районов) составлен в 1969 г. проект реконструкции г. Шопрона, предусматривающий дальнейшее развитие этого знаменитого древним центром и живописными окрестностями города как центра отдыха и туризма в общей системе расселения. В ходе реализации проекты районной планировки подвергаются пересмотру и дальнейшему уточнению и развитию. Так, в 1972 г. были опубликованы новые материалы по перспективному развитию курортных поселений и транспорта зоны отдыха оз. Балатон. Одновременно разрабатываются проекты планировки других районов Венгрии, предназначенные для строительства спортивных баз и сооружений, прежде всего проект планировки территории излучины Дуная недалеко от Будапешта.

Задачи проектирования и строительства новых жилых массивов и поселений начали решаться сразу же после ликвидации последствий второй мировой войны и осуществления неотложных восстановительных работ.

Первой крупной градостроительной работой был конкурс 1946 г. на проектирование двух жилых комплексов в Будапеште: на участке набережной Дуная между мостами Свободы и Борош и в районе Магдольна-Варош. Авторы уделили много внимания городскому благоустройству, а также выразительности архитектуры самих зданий и силуэту застройки, в которой наряду с протяженными секционными и галерейными домами предусматривались здания башенного типа.

Крупными событиями в архитектурной жизни новой Венгрии конца 40-х гг. были выставки «Жилищное строительство агрогорода» (1947 г.) и «Новый Чепель — город трудящихся» (1948 г.). Представленные на них материалы свидетельствовали о широком понимании венгерскими архитекторами значения и социальной специфики новых градостроительных проблем.

В эти годы уделялось большое внимание шахтерским поселкам, которые застраивались спроектированными специально для них благоустроенными домами. Такой комплекс был построен, например, в Татабаньи (архит. М. Майор). Новые жилые комплексы появились в Будапеште — на площади Эльмункаш (архитекторы Й. Шалл, И. Пишер), на улицах Хармат (архитекторы Б. Пал, Ф. Киш), Беке (архитекторы Э. Шемер, Д. Черба), Запор (архит. З. Видош), а также в районе Чепель (архит. Л. Гадорош).

Будапешт. Схема генерального плана
1. Будапешт. Схема генерального плана
Будапешт. Памятник Освобождения на горе Геллерт. Скульптор Ж. Кишфалуди-Штробл. 1947 г.
2. Будапешт. Памятник Освобождения на горе Геллерт. Скульптор Ж. Кишфалуди-Штробл. 1947 г.
Будапешт. Жилой район Обуда. Архитекторы А. Киш, Я. Помшар
3. Будапешт. Жилой район Обуда. Архитекторы А. Киш, Я. Помшар

Важнейшим делом стало составление генерального плана восстановления и реконструкции столицы ВНР — Будапешта. Работа над генпланом началась в 1945 г. и проводилась под руководством архит. Г. Прейзича (рис. 1—3). Новый генеральный план предусматривал разуплотнение застройки центральной части города с созданием на освободившейся территории зеленых зон и уплотнение застройки окраинных районов с улучшением их коммунального благоустройства и созданием районных центров культурно-бытового обслуживания. Для реализации общих градостроительных замыслов по организации равномерного культурно-бытового обслуживания и хороших бытовых условий для всего населения Будапешта необходимо было децентрализовать промышленность и распределить ее по городу более равномерно. Развитие города принималось с севера на юг параллельно Дунаю. Всю плотно застроенную центральную часть города предполагалось опоясать зеленым кольцом парков, в двух точках выходящим к Дунаю. Для разгрузки центра от сквозных транспортных потоков было решено организовать кольцо из улиц, лежащих в запроектированном зеленом поясе. Подлежала реконструкции и радиально-кольцевая система планировки. Большую роль во внутренних связях города должно было сыграть строительство метрополитена.

Важную градостроительную роль стали играть в это время первые монументальные сооружения, памятники советским воинам, освободившим Венгрию. Среди них особенно выделяется памятник Освобождения на горе Геллерт в Будапеште, созданный в 1947 г. известным скульптором Ж. Кишфалуди-Штроблом. Этот монумент стал важной градостроительной доминантой и неотъемлемой частью силуэта города.

Развитие градостроительства приобрело еще более широкий размах в годы первого пятилетнего плана (1950—1954 гг.). Создание большого числа новых промышленных центров вызвало необходимость строительства новых жилых районов, поселков и городов. В процессе их проектирования утверждались новые градостроительные концепции и приемы (ступенчатая система обслуживания, изоляция промышленности), развивалась методика типового проектирования и типовой застройки и т. д.

Особенно большая работа была проделана в это время по проектированию и строительству новых городов — Дунауйвароша, Татабаньи, Комло, Орослани, Айки, Казинцбарцики. В планировочной структуре генпланов и детальной разработке этих городов нашли отражение стилистические приемы градостроительства этого периода: сплошная периметральная застройка улиц и площадей, замкнутые кварталы, осевые композиции ансамблей. Силуэт застройки главных городских магистралей и площадей, как и членения и пластика фасадов зданий, определялся стремлением к парадности и монументальности городской застройки, использованием ордерных мотивов. Но наряду с этим в проектировании и строительстве новых городов имелись и значительные достижения в решении важных социальных проблем: в организации расселения и культурно-бытового обслуживания населения по социалистическому принципу, а также в придании цельности общему архитектурно-художественному облику города. В отличие от большинства новых венгерских городов, возникших на базе угольных или рудных месторождений, Дунауйварош создан в связи со строительством крупного металлургического комбината на территории между существовавшей деревней и комбинатом (рис. 4). Проект его планировки и застройки был разработан архит. Т. Вейнером. Принятая в проекте прямоугольная схема планировки с замкнутыми кварталами отвечает задаче оптимальной ориентации зданий по странам света и направлению господствующих ветров, соответствует она и спокойному рельефу местности. Главная магистраль, проложенная в направлении от деревни к комбинату параллельно Дунаю, застроена 5-этажными жилыми домами и общественными зданиями. На ее пересечении с главной поперечной улицей образован ансамбль центра города. Остальные улицы застроены домами в 1—2 этажа.

Дунауйварош. Вид застройки. Архит. Т. Вейнар
4. Дунауйварош. Вид застройки. Архит. Т. Вейнар
Комло. Генплан. Архит. Э. Денеши
5. Комло. Генплан. Архит. Э. Денеши

В целом Дунауйварош представляет собой один из наиболее цельных примеров градостроительства первой половины 50-х гг. с присущими ему достоинствами и недостатками. В числе достоинств — организованность и равномерность в распределении сетей коммуникаций, элементов благоустройства, озеленения, общественного обслуживания, комплексность в решении социальных и технических проблем градостроительства, широкое применение типовых проектов, масштабность общей застройки. Среди недостатков — жесткость градостроительной композиции и соответственно монотонность общего облика застройки, а также немасштабность некоторых градостроительных элементов, например излишняя ширина главной магистрали. Кроме того, надо отметить оторванность, отгороженность города от реки, которая могла бы стать важным фактором создания индивидуального облика города.

В традициях функционализма застроен в 50-е гг. другой венгерский город — Комло (планировка архит. Э. Денеши) (рис. 5). Типы домов, характер застройки хорошо приспособлены здесь к холмистому складчатому рельефу. Главная городская магистраль с парадными площадями и монументальной многоэтажной застройкой проходит по южному краю города. Выше, на склонах холмов, размещены извилистые улицы, застроенные большей частью малоэтажными жилыми зданиями. Своеобразная живописная планировка явилась здесь результатом умелого и творческого использования природных особенностей территории.

В первой половине 50-х гг. наряду со строительством новых городов интенсивно строятся новые жилые районы и массивы на окраинах крупных исторических городов — Будапешта, Мишкольца, Печа, Сегеда, Веспрема, Шальготарьяна и др.

Развивая принципиальную основу нового генерального плана Будапешта, в столице на местах окраинных трущоб возводятся благоустроенные жилые массивы: Ладьманьош (I и II очереди, архитекторы Ш. Азбей, И. Кёрнер, Л. Мишкольц и др.), кварталы по улицам Юллеи (I очередь, архит. Э. Зелди), Керепеши (архитекторы З. Легани, Л. Шмидт и др.), Надь Лайош (архитекторы А. Карой, Л. Борошньянкой, Л. Медвед), Фиаштюк (архитекторы З. Видош, М. Габриел) и др. В строительстве этих районов, как и в строительстве новых городов первой половины 50-х гг., преобладают периметральная застройка улиц и кварталов, осевые системы композиции ансамблей и площадей. Характерный пример — проект жилого массива по ул. Юллеи (архит. И. Шалл), 1952 г.

Печ. Центр нового западного района. Архит. Э. Денеши
6. Печ. Центр нового западного района. Архит. Э. Денеши
Шалготарьян. Общий вид новой площади. На переднем плане универмаг «Печке». Архит. Й. Финта. 1968 г.
Шалготарьян. План новой площади. 1968 г.
7. Шалготарьян. Общий вид и план новой площади. На переднем плане универмаг «Печке». Архит. Й. Финта. 1968 г.
Шалготарьян. Жилые дома в районе Печкедомб. Архит. Г. Мадьяр
8. Шалготарьян. Жилые дома в районе Печкедомб. Архит. Г. Мадьяр
Дьер. Центральная площадь
9. Дьер. Центральная площадь
Будапешт. Застройка жилого комплекса у моста Арпад. Архитекторы А. Мештар, Г. Прейзич, жилые дома по проекту архит. Т. Гашпар. 1964 г.
10. Будапешт. Застройка жилого комплекса у моста Арпад. Архитекторы А. Мештар, Г. Прейзич, жилые дома по проекту архит. Т. Гашпар. 1964 г.
Будапешт. Жилой комплекс в районе Йожефа Аттилы. Архит. А. Мештар. Середина 60-х гг. Фрагмент застройки
Будапешт. Жилой комплекс в районе Йожефа Аттилы. Архит. А. Мештар. Середина 60-х гг. Генплан
11. Будапешт. Жилой комплекс в районе Йожефа Аттилы. Архит. А. Мештар. Середина 60-х гг. Фрагмент застройки. Генплан
Будапешт. Экспериментальный жилой район Кёленфельд. Коллектив архитекторов под руководством З. Ёкоба. Фрагмент застройки
Будапешт. Экспериментальный жилой район Кёленфельд. Коллектив архитекторов под руководством З. Ёкоба. Макет
12. Будапешт. Экспериментальный жилой район Кёленфельд. Коллектив архитекторов под руководством З. Ёкоба. Фрагмент застройки. Макет

Второй период в архитектуре Венгрии, начавшийся в середине 50-х гг., характерен функциональным подходом к архитектурно-пространственной организации жилых и общественных комплексов. Начинают применяться свободная система планировки и пространственная, открытая система застройки улиц и кварталов разноэтажными зданиями. Формируется структура микрорайона как первичной единицы членения жилой территории. На основе новых принципов планировки и застройки корректируются старые проекты жилых районов и поселков, создаются проекты новых массивов (рис. 6—12). Среди крупнейших можно назвать Западный район в г. Пече (архит. Э. Денеши), районы Шелемрейт (архит. И. Шеленьи) и Килиан (архит. П. Хецкенаш) в Мишкольце, поселок Лайоша Киш в Веспреме (архит. Й. Мартон), поселок Одесса в Сегеде (архит. А. Тюркоши). В Будапеште проектируются и строятся крупные комплексы на ул. Юллеи (архит. А. Мештар), Ладьманьош (III очередь, архитекторы А. Киш, Г. Прейзич), у моста Арпад (архитекторы А. Мештар, Г. Прейзич) (рис. 10), на дороге Качо Понграц (архит. А. Мештар), экспериментальный жилой комплекс в Обуде (архитекторы А. Киш, Я. Помшар и др.).

Эти изменения в приемах планировки и застройки отчетливо видны, например, в новом Западном районе г. Печа, проект которого был закончен в 1958 г. (архит. Э. Денеши). Здесь еще нет сформировавшихся микрорайонов, но нет и прежних жестких по планировке кварталов с периметральной застройкой. Широко используются строчная система застройки с отступом жилых домов от красной линии и выводом к ней магазинов и предприятий культурно-бытового обслуживания. Для обогащения силуэта в застройке предусмотрены дома башенного типа. На первом этапе строительства этого района типовые дома имели характерный для архитектуры начала 50-х гг. тяжеловесный облик, однако и здесь уже видны черты, которые впоследствии будут отличать структуру фасадов крупноблочных домов. Проекты жилых домов для следующих этапов строительства в новом Западном районе предусматривали плоские крыши, открытые лоджии, активную роль стал играть цвет. Наряду с секционными и башенными домами проектировались дома галерейного типа, дома для холостяков и др. Это в большой степени способствовало созданию живописной застройки.

Представляет интерес крупный жилой массив Будапешта по ул. Юллеи (рис. 11), носящий теперь имя Йожефа Аттилы, созданный на месте бывших трущоб и бараков. Рассчитанный на 40 тыс. жителей и занимающий площадь 90 га, он состоит из пяти микрорайонов площадью 15—20 га. Здесь применены приемы строчной застройки, а также объединения домов в группы-комплексы. Объемно-пространственная композиция застройки основана на сочетании многоэтажных жилых зданий (односекционных и многосекционных), галерейных и других домов средней этажности и т. д. Строительство осуществлялось как традиционным, так и индустриальным методами. Каждый микрорайон имеет комплекс учреждений повседневного обслуживания. Учреждения районного значения размещены в общественно-торговом центре.

Сравнение реализованного проекта района им. Йожефа Аттилы с проектом того же района, разработанным в первой половине 50-х гг. (архитекторы И. Шелл, И. Шаламон), демонстрирует значительные успехи в области градостроительного мастерства. Учтены условия ориентации, продумана рациональная система обслуживания, богаче и разнообразнее стала объемно-пространственная композиция застройки.

Своеобразным показателем зрелости венгерских градостроителей явилось их участие в международном конкурсе на проект экспериментального жилого района в Москве (1960 г.). Из двух венгерских проектов один (архит. И. Переньи и др.) отражал сложившуюся в стране во второй половине 50-х гг. градостроительную практику, и в нем можно видеть сходство с комплексами нового Западного района в г. Пече или с жилым районом имени Йожефа Аттилы в Будапеште.

Особенно интересен второй проект, отмеченный на конкурсе в числе лучших (Институт по проектированию городов и жилых зданий). Застройка района формируется из ряда унифицированных комплексов, состоящих из повторяющегося набора типов зданий жилого и общественного назначения. В центре района предусмотрен районный парк с водоемом. Замкнутая и довольно жесткая объемно-пространственная композиция застройки отличалась большой четкостью и продуманностью системы общественного обслуживания и транспортных связей.

Стремясь придать новым жилым районам выразительность и своеобразие, архитекторы Венгрии широко использовали в градостроительстве 60-х гг. высокие односекционные жилые дома башенного типа, которые создавали высотные акценты или ритмические ряды иногда перед водоемами или другими свободными пространствами, открывающими на них дальние точки зрения (район Ладьманьош), или на фоне живописного ландшафта (спаренные башни на проспекте Букакеси в сочетании с поросшими лесом склонами).

Однако во второй половине 60-х гг. в Венгрии складывается и новая градостроительная тенденция. Наряду с приемами живописной группировки зданий вновь получает развитие регулярная, прямоугольная система застройки, в которой широко применяются длинные многоэтажные и многосекционные корпуса. Характерные примеры регулярно застроенных жилых массивов — жилой комплекс у южного склона горы Аваш в Мишкольце (архитекторы П. Хецкенаш и И. Хорват), жилой поселок Одесса в Сегеде (архит. А. Тюркоши) и экспериментальный жилой район Кёленфельд в Будапеште (архит. З. Ёкоб и др.) (рис. 12).

Наряду с проектированием и строительством новых жилых массивов и поселков венгерские архитекторы уделяют достаточно большое внимание реконструкции старой застройки Будапешта, Шопрона, Веспрема, Эстергома, Эгера и других исторических городов. В этой сложной работе учитывается ценность исторически сложившихся ансамблей, улиц и площадей.

Старые дома реконструируются и при возможно полном сохранении внешнего исторического облика модернизируются внутри. Широкое использование архитектурных памятников, по мнению архитекторов Венгрии, является важнейшим средством сохранения и развития художественного своеобразия городов.

Примером тщательной и длительной реконструкции ценного исторического ансамбля являются работы на территории Будайской крепости в Будапеште. Разрушения военных лет обнажили средневековую застройку и ряд ценных художественных деталей готической и ренессансной архитектуры. Целью реставрационных работ стало восстановление исторически наиболее достоверного облика этого архитектурного ансамбля и высвобождение от напластований времени художественно ценных архитектурных и скульптурных фрагментов.

Однако Будапешт не только реставрируется, но и строится. Архитекторы идут двумя путями в реконструкции исторической части города. В первом случае современное нейтральное по характеру здание включается в старую застройку; при этом сохраняется этажность окружения, строго соблюдается фронт застройки, ритмические членения нового здания и прежних построек получают единый масштаб. В другом — новое активно вводится в среду памятников архитектуры. Тут возможны сильные контрасты, столкновения, подчеркнутая образность. Так, например, новое здание Союза композиторов из стекла и бетонных панелей густого красного цвета, включенное в историческую застройку, создает своим подчеркнуто современным видом остроконтрастную ситуацию.

Важной линией третьего этапа венгерского градостроительного искусства, начавшегося с конца 60-х гг., стало развитие общественных центров в городах и селах. Строительство новых крупных общественных сооружений и комплексов используется как важное средство формирования и развития застройки центральных районов крупных городов, создания общественных центров в небольших городах и селах и т. д. Так, создаются и проектируются торговые центры в Мишкольце, Веспреме, Шальготарьяне, Центр просвещения в Сексарде, Центр воспитания в Будапеште, Центр здравоохранения в с. Эдём и т. д.

В поисках оптимальных решений общественных центров широко проводятся общественные конкурсы. Проекты, представленные на конкурс сельского центра, (1969 г.), отражают тенденцию венгерского градостроительства — включение исторических памятников в новую городскую среду как одно из активных средств создания художественного образа поселения. Так, в проекте центра с. Лебены в качестве важного компонента его пространственной структуры использована находящаяся в селе церковь (памятник романской архитектуры). В ряду новых общественных зданий (Дом культуры, Народный Совет, универмаг) памятник архитектуры занял важное место как эстетический акцент пространственной композиции.

***

В работе архитекторов ВНР одно из важнейших мест занимают проблемы жилищного строительства. В обстановке экономической разрухи и острого жилищного кризиса уже в 1946 и 1947 гг. проводятся конкурсы на проекты жилых домов и квартир, рассчитанных на применение строительных элементов заводского изготовления. Интересен проект односекционного многоэтажного дома; на каждом этаже расположены четыре квартиры, выходящие на лестничную клетку (архит. Д. Руднай) (выставка «Новый Чепель — город трудящихся»), прототип современного дома башенного типа. Удачным представляется проект многоэтажного дома галерейного типа (архит. Г. Прейзич). Однако все эти предложения в то время не были осуществлены, хотя и имели большое значение для последующего проектирования и строительства жилых зданий (рис. 13).

Строительство новых жилых домов фактически началось лишь в 1947—1949 гг., и было связано прежде всего с созданием новых шахтерских поселков. Первые дома нового типа для шахтеров были построены в Татабаньи по проекту архитекторов М. Майора, Д. и Э. Флейш. Это 3- и 4- этажные кирпичные здания с тремя лестничными клетками. Квартиры, имеющие двустороннюю ориентацию (сквозное проветривание), общую комнату, две или три спальни и лоджию, отличаются компактной и удобной планировкой (подсобные помещения группируются вокруг передней, при кухне предусмотрена кладовая и т. д.). Подобные благоустроенные дома для шахтеров, ютившихся раньше в неблагоустроенных домах и бараках, явились показателем происшедшего в стране огромного социального сдвига.

Будапешт. Жилой дом в районе Чепель. Архит. Л. Гадорош. Общий вид
Будапешт. Жилой дом в районе Чепель. Архит. Л. Гадорош. План
13. Будапешт. Жилой дом в районе Чепель. Архит. Л. Гадорош. Общий вид. План
Будапешт. Жилой дом на Дунайской набережной. Архитекторы П. Немет, Л. Гадорош, 1948 г. Общий вид Будапешт. Жилой дом на Дунайской набережной. Архитекторы П. Немет, Л. Гадорош, 1948 г. План
14. Будапешт. Жилой дом на Дунайской набережной. Архитекторы П. Немет, Л. Гадорош, 1948 г. Общий вид. План 

В 1947—1949 гг. в Венгрии начинает развиваться типовое проектирование. Сначала проектируются типовые проекты жилых домов, главным образом для рабочих поселков. В этот период в реальном строительстве появляются новые типы жилых домов, среди которых были односекционные многоэтажные здания, секционные дома с тремя квартирами на лестницу, дома галерейного типа, рядовые и спаренные одноэтажные дома. В архитектуре этих домов применялись формы, которые были выработаны еще в предвоенное время. В качестве основных выразительных элементов композиции использовались балконы, лоджии, несущие столбы первого этажа, горизонтальные и ленточные окна, плоские крыши. Большое внимание уделялось разработке рациональной внутренней планировки. Таковы 6-этажные дома, построенные в 1949 г. на пл. Элмункаш в Будапеште (архитекторы Е. Пишер и И. Шелл). Характерный пример односекционного многоэтажного дома — 9-этажный дом на Дунайской набережной в Будапеште (1948 г., архитекторы П. Немет, Л. Гадорош) (рис. 14). Строгий башенный объем, частично поднятый на столбы, плоская крыша с навесом, предназначенная для солярия, прямоугольные окна и балконы — типичные выразительные средства функциональной архитектуры. Продуман и рационально решен план секции с шестью однокомнатными и двухкомнатными квартирами, выходящими на одну лестничную клетку.

Большое распространение получили в жилищном строительстве Венгрии односекционные малоэтажные (так называемые кубовидные) дома, напоминающие традиционные особняки и виллы. Такими домами застроены некоторые районы Дунауйвароша (1951 г., архит. И. Шелл) и Комло.

Мягкий климат создал предпосылки для довольно широкого распространения в стране жилых домов галерейного типа, которые обеспечивают необходимые удобства и соответствуют характеру социальных запросов населения.

В Будапеште галерейные дома были построены в конце 40-х гг. на ул. Миро (архитекторы Э. Шемер, Д. Черба и др.), на ул. Запор (архит. И. Хамор), в районе парка Барток (архит. И. Маломшоки) и в Чепеле (архит. Л. Гадорош).

В первой половине 50-х гг. в связи с увеличившимися объемами жилищного строительства были поставлены задачи развития типового проектирования и строительства при уменьшении стоимости квартир. Введение жестких экономических нормативов сопровождалось ограничением числа типов жилых домов и схематизацией типовых секций, в которых начали широко применяться проходные комнаты и совмещенные санузлы; исчезают кладовые, утрачивается пространственное единство. Вместе с тем требования периметральной застройки вызвали появление сложных по конструкциям и планировке угловых секций, увеличивающих количество стандартных строительных элементов, что противоречило задачам повышения экономичности строительства.

Не отвечали требованиям индустриализации строительства и его экономичности и распространившиеся в архитектуре приемы декорирования фасадов зданий элементами ордерной архитектуры.

Одновременно с массовым строительством по типовым проектам возводились жилые дома по индивидуальным проектам с использованием типовых секций. В этих домах, возводившихся на главных улицах Будапешта и других крупных городов, архитекторы особенно увлеклись декоративным «обогащением» фасадов, а иногда и силуэта застройки. Характерный пример — жилой дом на бульваре Роберта Карой в Будапеште (архит. Э. Зелди, 1953—1955 гг.). Протяженный объем дома расчленен на несколько частей путем сдвига стен, их раскреповкой. Верхний и нижний этажи оформлены сплошными рядами спаренных пилястр. Центр главного фасада акцентирован высокой аркой и башенкой, оживляющей его силуэт. В данном случае, однако, пластику фасадов отличает умеренное и строгое использование классических ордерных форм.

Рассматривая свойственные архитектуре жилища первой половины 50-х гг. противоречивые тенденции, необходимо отметить объективные успехи, достигнутые в этот период в области типового проектирования и утверждение градостроительного подхода к проектированию отдельных зданий. Начало вырабатываться понимание градостроительной роли каждого дома в застройке соответствующего участка улицы, квартала или комплекса.

Середина 50-х гг. явилась переломной в развитии архитектуры Венгрии. В жилищном строительстве это выразилось в отказе от декорирования здания формами ордерной архитектуры, в поисках оптимальных в функциональном и экономическом отношении планировочных и пространственных решений жилых зданий, квартир и секций, а также в разработке новых средств архитектурной выразительности, соответствующих современной строительной технике и современному художественному мировоззрению.

Перед архитекторами и инженерами были поставлены задачи развития индустриального сборного домостроения и разработки новых типов домов и квартир с учетом различного социального, возрастного и количественного состава семей, а также специфики условий строительства в различных районах страны.

Уже к середине 60-х гг. количество типов домов по сравнению с предыдущим периодом увеличилось в несколько раз. Наряду с секционными домами вновь появились дома галерейного типа, малоэтажные и многоэтажные односекционные дома, дома блочные, панельные и из монолитного бетона, дома с квартирами в двух уровнях, рядовые, блокированные, с внутренним коридором (гостиничного, типа), коллективные дома для холостяков и престарелых. К этому времени блочное и панельное строительство составляло уже более 50% всего жилищного строительства Венгрии.

Будапешт. Блочные дома в жилом районе Йожефа Аттилы. Архитекторы Т. Чордаш, И. Аркай. Вид застройки
Будапешт. Блочные дома в жилом районе Йожефа Аттилы. Архитекторы Т. Чордаш, И. Аркай. План дома
15. Будапешт. Блочные дома в жилом районе Йожефа Аттилы. Архитекторы Т. Чордаш, И. Аркай. План дома. Вид застройки
Будапешт. Крупнопанельные дома на ул. Юллеи. Архит. Б. Бакош. Вид застройки
Будапешт. Крупнопанельные дома на ул. Юллеи. Архит. Б. Бакош. План дома
16. Будапешт. Крупнопанельные дома на ул. Юллеи. Архит. Б. Бакош. План дома. Вид застройки
Будапешт. Экспериментальный район Обуда. Жилые дома. Архит. Д. Дул
17. Будапешт. Экспериментальный район Обуда. Жилые дома. Архит. Д. Дул

Примеры крупнопанельных жилых зданий первой половины 60-х гг.— дома в новом районе Будапешта имени Йожефа Аттилы (архитекторы Т. Чордаш, И. Аркай) (рис. 15) и (архит. Б. Бакош) (рис. 16). По сравнению с крупнопанельными зданиями второй половины 50-х гг. здесь появилась тенденция обогащения пластики фасадов, придания зданиям большего разнообразия за счет таких выразительных средств, как лоджии, объединенные в вертикальные полосы на фронтальных и боковых сторонах зданий, балконы, вертикальные полосы остеклений лестничных клеток, а также окна различных типов. Интересна планировка панельных домов на ул. Юллеи, представляющих своеобразное соединение галерейного дома с односекционной башней. Сложная конфигурация плана дала возможность обеспечить здания большим ассортиментом квартир, различающихся по количеству комнат и планировке.

Панельные дома, построенные по проекту архитекторов Т. Чордаша и И. Аркай в Дебрецене, также отличаются рациональной планировкой и выразительной пластикой фасадов. Их особенностью являются сплошные ленточные окна на фасадах и последовательная унификация планировочных параметров.

В связи с большим жилищным строительством в начале 60-х гг. был проведен ряд конкурсов на проекты оптимальных типов домов, экономичных решений квартир для различного численного состава семей, а также рациональных конструкций, инженерного оборудования и мебели. Лучшие проекты были реализованы в экспериментальном квартале Обуда в Будапеште, застройка которого началась в 1961 г. В разработке новых типов квартир и жилых домов (рис. 17), построенных в Обуде, принимали участие видные архитекторы Венгрии — Д. Риманоци, К. Беньямин, З. Варош, И. Кернер, Е. Хорват, О. Минари, Д. Дул.

Построенные в экспериментальном квартале здания представляли практическую апробацию типовых проектов в процессе строительства и эксплуатации сооружений. Наиболее удачные из этих проектов предназначались для широкого использования в массовом индустриальном строительстве периферийных городских районов и поселков. При проектировании экспериментальных зданий архитекторы уделили большое внимание мебели и оборудованию квартир (устройству встроенных шкафов, передвижных перегородок и т. д.).

Наряду с большим объемом типового строительства в Венгрии по-прежнему строится много жилых домов по индивидуальным проектам. В центре городов возводятся дома-«пломбы», часто представляющие собой удачные вкрапления в сложившуюся застройку. Некоторые индивидуальные дома проектируются и строятся с целью эксперимента, необходимого для дальнейшего развития типов домов и квартир, для проверки новых конструктивных систем и объемно-пространственных решений.

В жилищном строительстве 60-х гг. получили значительное распространение дома гостиничного типа для малосемейных и одиноких. Развитая система обслуживания превращает эти дома в коллективные дома нового типа. Примеры таких домов — коллективный дом на ул. Байза в Будапеште (архитекторы И. Тот и Е. Хейкал), Дом холостяков в Дунауйвароше (архит. И. Финта) и Дом престарелых в Дебрецене (архит. Бики-Табор). В больших городах такие дома строятся обычно в виде высотных корпусов в сочетании с низкими распластанными блоками обслуживания или магазинами. Эти здания приобретают важное значение в силуэте жилого района, и поэтому архитекторы уделяют большое внимание выразительности их объемов.

Характерным примером сочетания высотного здания со стелющимся объемом универмага и клуба может служить «Дом холостяков» в Дунауйвароше — один из первых крупных объектов видного венгерского архитектора Й. Финты. Вознесшийся вверх многоэтажный объем основного жилого здания задуман как высотная архитектурная доминанта города, призванная оживить несколько монотонный силуэт застройки. Внутренняя планировка этого здания основана на коридорной системе гостиничного типа с небольшими квартирами, предназначенными для одиноких и малосемейных.

Озд-Фаркашлюк. Блокированные жилые дома. Архит. Й. Секереш. Общий вид застройки
Озд-Фаркашлюк. Блокированные жилые дома. Архит. Й. Секереш. План этажа
Озд-Фаркашлюк. Блокированные жилые дома. Архит. Й. Секереш. План этажа
18. Озд-Фаркашлюк. Блокированные жилые дома. Архит. Й. Секереш. Общий вид застройки. Планы этажей
Будапешт. Жилой дом галерейного типа в жилом районе Йожефа Аттилы. Архит. Г. Мадьяр. 1963 г. Общий вид
Будапешт. Жилой дом галерейного типа в жилом районе Йожефа Аттилы. Архит. Г. Мадьяр. 1963 г. План
19. Будапешт. Жилой дом галерейного типа в жилом районе Йожефа Аттилы. Архит. Г. Мадьяр. 1963 г. План. Общий вид
Будапешт. Жилой дом на ул. Орвошленче. Архит Л. Шмидт. 1964 г. Общий вид
Будапешт. Жилой дом на ул. Орвошленче. Архит Л. Шмидт. 1964 г. План
20. Будапешт. Жилой дом на ул. Орвошленче. Архит Л. Шмидт. 1964 г. План. Общий вид

Значительный удельный вес в жилищном строительстве Венгрии занимают рядовые и блокированные дома с небольшими садовыми участками. Особенно характерны они для шахтерских поселков. Обычно квартиры в таких домах располагаются в двух уровнях. Эти дома нередко ставятся вдоль уклонов рельефа, образуя ступенчатый силуэт, как в Озд-Фаркашлюк (архит. И. Секереш) (рис. 18), или поперек уклона, когда каждая квартира на противоположных сторонах дома выходит на разные уровни земли (дома в Эгере, архит. Э. Вереш).

Новые технические приемы и принципы строительства, присущий ему массовый характер стимулируют разработку приемов художественной организации повторяющихся типовых функциональных элементов жилого здания — балконов, лоджий, окон и пр. Появляются шахматные системы размещения балконов и лоджий, косоугольные эркеры и т. д.

В композиции жилых домов галерейного типа обыгрываются варианты объемных решений зданий с выносной лестничной клеткой, как в жилом доме в парке Барток (архит. И. Маломшоки), или с лестницей, включенной в общий объем, как в домах на ул. Варалия (архит. Л. Шмидт), или на ул. Юллеи (архит. Г. Мадьяр) (рис. 19). В композиции новых односекционных домов башенного типа используются разнообразные вертикальные членения архитектурных объемов, которые становятся пластичнее и выразительнее. В отделке фасадов сочетаются разные по фактуре и цвету материалы, широко используются элементы солнцезащиты, создающие выразительную игру света и тени на фасадах.

Среди удачных произведений современной архитектуры Венгрии можно назвать башенные жилые дома Будапешта в районе Ладьманьош (архит. Я. Помшар), на ул. Мередец и на ул. Берешхадшерег (архит. И. Финта), «кубовидные» (односекционные) малоэтажные дома на ул. Лендвай в Будапеште (архит. Д. Дул) или в комплексе «Келемен Ласло» в Будапеште (архитекторы З. Легани, Л. Шмидт), секционный ступенчатый дом на ул. Орвошленче в Будапеште (архит. Л. Шмидт) (рис. 20) и др. Большим разнообразием отличаются также строившиеся в конце 60-х — начале 70-х гг. крупноблочные и крупнопанельные жилые дома.

Особый тип жилых зданий составляют общежития, строительство которых особенно широко ведется с начала 60-х гг. в комплексах вузов, техникумов, научных центров и крупных промышленных предприятий. Интересны по своей архитектуре общежития в Сольноке (архит. И. Балог), Веспреме (архит. И. Мартон). Типичный пример — общежитие Сельскохозяйственной академии в Кестхели (архит. М. Модош). Композиция наружного объема сооружения основана на контрасте распластанного объема нижнего общественного этажа и высокого объема основного корпуса. Общежитие в шахтерском городе Озде (архит. Т. Карсан) — пример скромной и сдержанной композиции, выполненной на основе ограниченного набора элементов. Хорошие пропорции общего объема и его горизонтальных членений, удачное сочетание гладких оштукатуренных плоскостей и кирпичной кладки дали возможность создать привлекательный образ современного комфортабельного рабочего общежития.

К следующим за общежитиями типам жилых зданий, где еще активнее выражен общественный характер здания, относятся городские гостиницы, а также туристские курортные гостиницы, дома отдыха и санатории, получившие в Венгрии большое значение в связи с развивающейся индустрией туризма.

Будапешт. Гостиница «Дуна-интерконтиненталь». Архитекторы Й. Финта, Л. Ковачи. 1969 г.
21. Будапешт. Гостиница «Дуна-интерконтиненталь». Архитекторы Й. Финта, Л. Ковачи. 1969 г.
Шиофок. Курортная гостиница «Балатон». Архит. Э. Циглер
22. Шиофок. Курортная гостиница «Балатон». Архит. Э. Циглер
Хайдусобосло. Санаторий. Архит. Д. Дул. 1963 г. Общий вид
Хайдусобосло. Санаторий. Архит. Д. Дул. 1963 г. План
23. Хайдусобосло. Санаторий. Архит. Д. Дул. 1963 г. Общий вид. План
Венгерская Народная Республика. Дебрецен. Здание гостиницы
Венгерская Народная Республика. Дебрецен. Здание гостиницы

Большой выразительностью отличаются здания городских гостиниц, которые строятся обычно в ответственных в градостроительном отношении местах. В числе лучших могут быть названы гостиницы «Будапешт» (архит. Д. Срог), «Спорт» (архит. И. Брешка), «Юность» (архит. А. Чанго) и «Дуна-интерконтиненталь» (архитекторы И. Финта, Л. Ковачи) в Будапеште, «Араньхомок» в Кечкемете (архит. И. Янош) (рис. 21) и «Каранч» в Шальготарьяне (архитекторы Д. Яноши, И. Храчка). Гостиница «Будапешт» имеет вид круглой в плане башни, гостиница «Каранч» также представляет башенный, но прямоугольный в плане объем, гостиницы «Араньхомок», «Юность» и «Спорт» решены как горизонтально вытянутые объемы с подчеркнуто горизонтальными членениями. Все эти сооружения отличают строгие и четкие формы, выразительность использованных в отделке фасадов строительных материалов — стекла, рифленого алюминия и алюминиевых рам, матового армированного стекла балконных ограждений. В основу композиции некоторых сооружений, например гостиницы «Будапешт» в Будапеште или «Араньхомок» в Кечкемете, положена сетка типовых сотообразных элементов, выражающих функциональную и конструктивную структуру сооружений.

Среди курортных туристических гостиниц могут быть отмечены: международная гостиница журналистов в Балатон-сеплаке (архит. И. Мартон), гостиница «Балатон» в Шиофоке (архит. Э. Циглер) (рис. 22), и гостиницы «Тихань» (архит. А. Кун) и «Аврора» в Балатон-алманди (архит. Л. Кюрти, 1970 г.). Гостиница «Аврора» на 500 мест — пример международной гостиницы большой вместимости. Следует признать удачным, что основной 12-этажный корпус гостиницы имеет башнеобразный объем, зрительно облегченный рядами лоджий. Размещенный у подножия спускающегося к озеру пологого холма, между двумя заливами, он обогатил силуэт ландшафта, не конкурируя со старой застройкой.

Широкое строительство домов отдыха, санаториев и пансионатов в курортных зонах, особенно значительное в районе оз. Балатон, предоставило архитекторам широкие возможности для поисков новых приемов композиции на основе современ¬ной строительной техники.

Примером развитого типа санатория, включающего в себя кроме основного жилого корпуса здания лечебного и других видов обслуживания с большим закрытым бассейном, является санаторий в Хайдусобосло (архит. Д. Дул) (рис. 23). В фасаде главного корпуса этого санатория использован распространенный в современной венгерской архитектуре прием сотообразного членения стены, образуемого лоджиями на одну комнату. В объеме крытого бассейна применена арочная большепролетная железобетонная конструкция.

Характерный пример небольшого дома отдыха — профсоюзный дом отдыха в Мюнкешфюрак (архитекторы Т. Пушкаш и Л. Ивани). В оформлении фасадов главную роль играют сплошные балконы, опоясывающие поднятый на столбы объем здания. Широкая наружная лестница, ведущая на второй этаж, способствует объединению здания с окружающей средой.

В конце 60 — начале 70-х гг. в Венгрии получило широкое развитие строительство в зонах отдыха различных домов и дач облегченного типа, рассчитанных на сезонное использование,— домов отдыха, коллективных баз отдыха, мотелей. При строительстве дач широко применяются местные строительные материалы и традиционные для народной венгерской архитектуры приемы композиции (ручная обработка камня, красная волнистая черепица кровель, отделка интерьера необработанными досками и т. д.). Комплекс «Баричка» в Балатонфюреде, состоящий из объединенных в общую, обращенную к Тихани террасную композицию 4-этажных жилых корпусов и блокированных коттеджей, является характерным примером современной базы коллективного отдыха.

***

В развитии типов общественных зданий и в поисках средств их образной выразительности ярко проявились общие тенденции и стилевые особенности отмеченных нами исторических этапов становления архитектуры ВНР. В первые послевоенные годы строительство общественных зданий было незначительным. В ряде случаев использовались оставшиеся коробки разрушенных зданий, что в значительной степени обусловило плановое и объемное решение новых сооружений, однако в их архитектурных членениях проявлялись черты новой эпохи. Пример — административное здание на берегу Дуная в Будапеште, построенное в 1947 г. на месте разрушенного квартала с использованием сохранившихся стен (архитекторы А. Бенкхард, Л. Габор, Л. Гадорош, Д. Руднаи). Оставшиеся от старой застройки две параллельные стены, соединенные посередине поперечным корпусом, обусловили схему плана нового сооружения в форме буквы Н. Главный фасад со стороны Дуная решен симметрично. Его стена с равномерной сеткой окон опирается на столбы первого этажа, центр второго этажа акцентируется лоджией. Стена верхнего этажа заглублена. Здание венчает сильно выступающий козырек-карниз. В целом в архитектуре здания достигнуто впечатление монументальности и строгости, соответствующее его назначению.

Будапешт. Дом профсоюза строителей. Архитекторы Л. Гадорош, Г. Прейзич, И. Переньи. 1949 г. Общий вид Будапешт. Дом профсоюза строителей. Архитекторы Л. Гадорош, Г. Прейзич, И. Переньи. 1949 г. План
24. Будапешт. Дом профсоюза строителей. Архитекторы Л. Гадорош, Г. Прейзич, И. Переньи. 1949 г. План. Общий вид
Казинцбарцика. Больница. Архит. Д. Яноши. 1969 г. Будапешт. Народный стадион. Архит. К. Давид и др. 1953 г.
25. Казинцбарцика. Больница. Архит. Д. Яноши. 1969 г. 26. Будапешт. Народный стадион. Архит. К. Давид и др. 1953 г.
Брюссель. Венгерский павильон на Международной выставке 1958 г. Архит. Л. Гадорош
27. Брюссель. Венгерский павильон на Международной выставке 1958 г. Архит. Л. Гадорош

Одним из первых значительных и новаторских общественных сооружений Народной Венгрии стал Дом профсоюза строителей в Будапеште (архитекторы Л. Гадорош, И. Переньи, Г. Прейзич, 1947—1948 гг.) (рис. 24). Выразительное и динамичное по композиции сооружение состоит из блока зрительного зала на 1200 мест и связанного с ним переходом 6-этажного корпуса с клубными комнатами, библиотекой, аудиториями, административными помещениями и спортивным залом. Невысокий компактный объем зального корпуса с гладью нерасчлененной стены его торцового фасада, обогащенной свободным, динамичным по композиции контррельефом, контрастирует с многоэтажным объемом главного корпуса, характерным множественностью повторяющихся форм и членений,— высоких в шесть этажей столбов, рельефно воспринимаемых на фоне общей лоджии фасада и др.

Стремясь выразить в архитектурных формах здания его конструктивную сущность, новую тектоническую логику железобетона, авторы проекта не избежали и некоторой противоречивости. Так, например, такие структурные элементы, как столбы главного фасада, символизируя стиль «новой архитектуры», поддерживают лишь тонкие железобетонные плиты покрытия, а в силу своей большой высоты соединены со стеной поперечными железобетонными связями. Такое чисто декоративное использование конструктивных по своему прямому назначению элементов можно видеть и в других частях сооружения. Однако, несмотря на эти противоречия, сооружение представляет яркое образное воплощение нового демократического общественного содержания Клуба трудящихся.

Уже с 1947 г. в Венгрии развернулось строительство детских учреждений, ремесленных училищ, Домов культуры, больниц и поликлиник. Среди лучших сооружений 1947—1949 гг. Дом культуры в г. Ходмезевашархей (архитекторы И. Янаки, Г. Яноши), госпиталь в Уйпеште (архит. Ф. Киш), поликлиника на ул. Фехервари в Будапеште (архитекторы И. Сендрёи, А. Леваи).

Видное место в проектировании и строительстве конца 40-х гг. занимают учебные здания. Строятся новый Аграрный институт в Будапеште (архитекторы И. Сендрёи, Л. Лаубер), Патологофизиологический институт в Дебрецене (архит. Ф. Киш), проектируется новое здание Будапештского политехнического института (архит. Й. Янаки). При крупных промышленных предприятиях сооружаются большие здания ремесленных училищ, например в Чепеле на 1800 учащихся (архит. Э. Фекете) и в Диошдьере на 2200 человек (архит. Л. Паоловитш).

В эти годы начинается также строительство новых школ. В 1949 г. в Будапеште были построены две школы на 12 учебных классов: одна на ул. К. Дьердь (архит. Л. Козма), другая на ул. Яс (архит. В. Тарнок), имеющие четкую планировку и выразительное объемное построение. По проектам архит. К. Давида в 1949 г. были построены школы в Диошдьере и в Озде. Широкое использование ленточных, и горизонтальных окон, применение открытых столбов на первом этаже, плоские крыши, железобетонные горизонтальные плиты и козырьки — характерные элементы венгерской архитектуры этого периода.

С начала 50-х гг. развитие архитектуры общественных зданий получило новое направление, связанное с «освоением классического наследия». Первые опыты имеют еще характер компромисса. Это можно видеть, например, в здании училища в г. Варпалоте (архит. Д. Риманоци, 1951—1952 гг.), в Доме областного Совета в г. Шальготарьяне (архит. П. Немет, 1951 г.), в которых новые черты архитектуры еще смешиваются с предшествующими, например, с элементами модерна.

Широкое увлечение псевдоклассикой продемонстрировали материалы конкурса на проект Дворца культуры в Чепеле, организованного в конце 1951 г.

В 1952 г. венгерские архитекторы оперировали уже всеми средствами классического наследия. В это время было построено немало зданий в духе дворцовой архитектуры ренессанса и классицизма. Нередко архитектура общественных зданий приобретала характер откровенных стилизаций. Таков Дом партии в Будапеште (архит. Й. Кернер). Главным мотивом его убранства является классическая колоннада. Тяжеловесными ордерными формами декорированы фасады новых корпусов Будапештского политехнического института (архит. Д. Риманоци). С широким использованием ордерной системы и пластических форм был запроектирован в это время и новый Политехнический институт в Мишкольце (архит. И. Янаки).

Применение ордерных форм и симметричной осевой системы планировки и объемно-пространственной композиции отличали и строящиеся в первой половине 50-х гг. Дома культуры, Дома партии, ремесленные училища и другие общественные здания.

Однако было бы неверным не видеть положительных сдвигов в развитии венгерской архитектуры в этот противоречивый период. В широком строительстве массовых общественных зданий — больниц, школ, детских садов, яслей — продолжались поиски рациональных функциональных связей и новых типов сооружений, отвечавших характеру социальных идеалов; использовались достижения строительной техники, вырабатывались и проверялись более высокие, чем прежде, нормы освещенности и проветривания помещений и т. д.

Некоторые зодчие, например архитекторы Л. Гадорош, И. Переньи, продолжали работать в традициях и формах рационалистической функциональной архитектуры Венгрии 30-х — 40-х гг. Характерный пример — здание киностудии в Будапеште (архит. Л. Гадорош). Ярким результатом непрекращавшихся творческих поисков явилось строительство Народного стадиона на 80 тыс. зрителей в Будапеште (коллектив авторов под руководством архит. К. Давида, 1953 г.) (рис. 26). Это выдающееся сооружение венгерской архитектуры отличает рациональность объемно-пространственной композиции, обеспечивающей хорошую видимость, и конструктивной структуры. В конструкции трибун целесообразно сочетаются земляная насыпь (нижние ряды) и сборные железобетонные элементы (верхние ряды). Умеренное и разумное использование классических форм не вступает здесь в противоречие с образом сооружения. Традиционная форма амфитеатра осовременена оригинальным решением внутренних лестниц, размещенных в мощных пилонах, ритмично расставленных по периметру стадиона. Ажурные декоративные решетки, вкомпонованные в пилоны для освещения лестниц, представляют собой активный декоративный мотив в общей системе выразительных средств архитектурной композиции.

В 1955—1958 гг., характеризующихся некоторыми экономическими и политическими трудностями, проходила смена стилевой направленности венгерской архитектуры. Лишь в венгерском павильоне на Международной выставке 1958 г. в Брюсселе реально проявили себя признаки нового направления (архит. Л. Гадорош) (рис. 27). Они выражены здесь в свободной композиции плана и объемов, в использовании контрастного сопоставления глухой, пластически обогащенной стены и больших остекленных поверхностей, в освобождении архитектуры от ордерной системы, в применении современных конструкций.

Новый подъем венгерской архитектуры начался с конца 50-х гг.

Большие успехи в проектировании и строительстве общественных зданий были связаны с отказом от жестких симметрических систем планировки и объемно-пространственной композиции, что облегчило решение функциональных задач архитектуры, а также с широким использованием достижений строительной техники.

Утверждение нового творческого направления в развитии венгерской архитектуры дало первые положительные результаты в создании новых типов школьных зданий, отвечавших задачам рациональной организации политехнического обучения, прогрессивных методов обучения.

Вместе с тем в проектировании и строительстве школьных зданий велись активные поиски новых выразительных средств, значительное внимание уделялось пропорциям архитектурных объемов и т. д.

В условиях плотной застройки крупных городов строятся школы с компактным планом (крупнопанельная школа И. Мартона в районе Кёленфельд в Будапеште, многоэтажная школа в Мишкольце, архит. П. Кристин и др.). При наличии свободных территорий школы компонуются обычно из различных по своему функциональному назначению архитектурных объемов.

Веспрем. Школа. Архитектор Й. Мартон. Общий вид
Веспрем. Школа. Архитектор Й. Мартон. План
28. Веспрем. Школа. Архитектор Й. Мартон. План. Общий вид
Комло. Средняя школа. Архитектор Й. Секереш. 1966 г. Общий вид
Комло. Средняя школа. Архитектор Й. Секереш. 1966 г. План
29. Комло. Средняя школа. Архитектор Й. Секереш. 1966 г. План. Общий вид
Секешфехервар. Здание детского сада. Архит. И. Ференц. 1960 г. Общий вид
Секешфехервар. Здание детского сада. Архит. И. Ференц. 1960 г. План
30. Секешфехервар. Здание детского сада. Архит. И. Ференц. 1960 г. Общий вид. План
Фот. Детский городок. Архит. П. Рейшл. 1960 г.
31. Фот. Детский городок. Архит. П. Рейшл. 1960 г.
Комаром. Детский городок. Архит. Е. Мюллер. 1970 г. Общий вид
Комаром. Детский городок. Архит. Е. Мюллер. 1970 г. План
32. Комаром. Детский городок. Архит. Е. Мюллер. 1970 г. Общий вид. План

Решение новых функциональных задач, таких, как изоляция лабораторий и мастерских от классных комнат или организация территорий для занятий на открытом воздухе, способствовало формированию новых и выразительных объемно-пространственных композиций. Большое распространение получают планировочные системы, соединяющие черты павильонных и компактных школ. К такому типу относится, например, школа в Веспреме (архит. Й. Мартон), в которой учебные классы отделены от других вспомогательных помещений и между классами образуются рекреационные дворики на воздухе (рис. 28).

Оригинальную планировку и объемно-пространственное решение представляет гимназия в Комло (архит. И. Секереш, середина 60-х гг., рис. 29). Учебный и лабораторные корпуса объединены со зданием общежития в целостную и компактную группу. Во внутреннем дворе устроены открытый амфитеатр (умело использован рельеф местности) и небольшой водный бассейн. Внешний облик комплекса, основанный на сочетании крупных и контрастных по высоте и расположению архитектурных объемов и на противопоставлении вертикальных и горизонтальных членений и обширных поверхностей необработанного после распалубки бетона и больших плоскостей стекла, динамичен и выразителен. 

Аналогичные приемы архитектурной композиции применены и в гимназии в Шальготарьяне (архит. Г. Мадьяр, 1967—1968 гг.). Учебный комплекс гимназии образует единый комплекс со зданием средней неполной школы, в общую архитектурную структуру которого включены и открытые дворы. В наружной отделке фасадов сооружения широко использованы выразительные возможности сочетания контрастных поверхностей гладкого и фактурного бетонов (шлифованного или необработанного после снятия опалубки), стекла, алюминия и рельефно члененных вертикальными полосами парапетов наружных лестниц и цокольных этажей. Объемно-пространственная композиция комплекса, вписанная в наклонный рельеф территории, динамична и выразительна.

Крупных успехов достигли венгерские архитекторы в строительстве детских садов, яслей (рис. 30), а особенно детских городков, предназначенных для воспитания и обучения детей и состоящих из круглосуточных детских садов, школ-интернатов, общежитий и различных обслуживающих учреждений. Такие детские городки построены в Фоте (архит. П. Рейшл, 1960 г.) (рис. 31), в Будапеште (архит. Г. Прейзич, середина 60-х гг.) и в Комароме (архит. Е. Мюллер, 1970 г.). Детский городок в Фоте представляет собой живописный архитектурный комплекс, скомпонованный из простых и привлекательных по своему облику небольших зданий, объединенных между собой и с природным окружением на основе хорошо продуманной в функциональном отношении павильонной системы планировки и общего пространственного замысла. Детский городок в Комароме (рис. 32) выявляет тенденцию объединения всех входящих в комплекс сооружений в единый блок. Размещение комплекса на периферии города, на плоской свободной территории, позволило организовать застройку на основе четких и рациональных функциональных связей. Два учебных здания, столовая и три четырехэтажных жилых блока объединены одноэтажными корпусами в общее сооружение — комплекс сложной Г-образной конфигурации. Единая система коридоров, проходящих по периферии замкнутых и полуоткрытых двориков, обеспечивает удобные коммуникации. Главный фасад сооружения, обращенный в сторону магистрали (застройка отнесена от нее на расстояние 50 м), представляет собой четкую ритмическую систему связанных одноярусным блоком трех 4-этажных жилых корпусов и монолитного объема столовой, завершающего композицию на углу территории.

В строительстве общественных зданий, предназначенных для массового обслуживания населения, значительное место занимают здания больниц, амбулаторий и поликлиник. Ряд больничных зданий, сооруженных к началу 70-х гг. в различных городах Венгрии, отличается продуманным решением функциональных, технологических и санитарно-гигиенических задач, отвечающих требованиям современной медицины, и высоким уровнем композиционного мастерства; характерные примеры — больницы в Ваше и Цегледе (архит. У. Ференц), в Домбоваре и Шиофоке (архит. К. Тибор) и самое крупное здание — больница на 440 коек в Казинцбарцике (архит. Д. Яноши) (рис. 25).

Стремясь улучшить психологический климат в лечебных сооружениях, венгерские архитекторы уделяют значительное взимание наружной и внутренней отделке зданий, устройству в составе комплексов благоустроенных двориков, красивых холлов для отдыха, балконов и лоджий. В числе примеров удачной реализации художественных задач архитектурного проектирования могут быть названы построенные в 1968—1969 гг. здание специальной амбулатории в Будапеште (архит. М. Агоштон) и центр здравоохранения в с. Эмёд (арх. А. Эберт).

Печ. Главное здание клиники Научно-исследовательского медицинского института. Архит. Л. Гадорош 1966 г.
33. Печ. Главное здание клиники Научно-исследовательского медицинского института. Архит. Л. Гадорош 1966 г.
Будапешт. Проектный институт горной промышленности. Архит. И. Зилахи. 1965 г.
34. Будапешт. Проектный институт горной промышленности. Архит. И. Зилахи. 1965 г.
Будапешт. Административное здание «Хунгаротекс». Архитектор Т. Пушкаш
35. Будапешт. Административное здание «Хунгаротекс». Архитектор Т. Пушкаш
Мишкольц. Торговый центр в районе Килиан. Архитекторы З. Надь, Д. Червеньяк
36. Мишкольц. Торговый центр в районе Килиан. Архитекторы З. Надь, Д. Червеньяк

Большое внимание уделяется в Венгрии строительству вузов и научно-исследовательских учреждений. Среди крупнейших построек этого рода должны быть названы Центральный исследовательский институт химии Академии наук (архит. Л. Хока), здание теоретического отделения Медицинского института (архитекторы Э. Шюди и Л. Вагнер), Экспериментальный исследовательский институт медицинских наук (архит. Э. Кемпер) в Будапеште, главное здание клиники печского Научно-исследовательского мединститута (архит. Л. Гадорош) (рис. 33), Высший техникум строительной механики (архит. Б. Пинтер) и Аграрный институт в Дебрецене (архит. Т. Миклош). Объемно-пространственная композиция этих зданий отличается умелым использованием современной техники, широким применением больших поверхностей стекла с тонкими алюминиевыми переплетами, сильно вынесенных бетонных козырьков, пространственных покрытий, освобождением пространства под зданием путем устройства под частью его объема железобетонных столбов-опор.

Те же средства используются архитекторами Венгрии и в композиции новых зданий административного назначения. Типичное административное сооружение первой половины 60-х гг.— здание бюро «Вертес» в Будапеште (архит. И. Риманоци), характерное коридорной системой планировки и четкими горизонтальными членениями в композиции внешнего объема здания.

Административные здания, построенные во второй половине 60-х гг. и позже, отличают большие поверхности стекла и совмещение вертикальных и горизонтальных систем архитектурных членений с разными по цвету и фактуре отделочными материалами. Характерные (примеры — здание Проектного института горной промышленности (архит. И. Зилахи, 1965 г.) (рис. 34), трест алюминиевой промышленности (архит. О. Минари), предприятия «Хемолимпекс» (архит. З. Гуляш) и «Хунгаротекс» (архит. Т. Пушкаш) (рис. 35) в Будапеште, административное здание в г. Солноке (архит. М. Шалаи), административное здание комбината «Дунай Вашмю» в Дунауйвароше (архит. А. Вагнер).

Значительным событием в развитии венгерской архитектуры явился построенный в начале 60-х гг. Дом Советов и партии в Сегеде (архитекторы Э. Шёмер, Г. Севастич). Здание скомпоновано из двух архитектурных объемов: 7-этажного блока с конторскими помещениями и внутренним световым двором, характеризующегося равномерным строем мелких вертикальных членений, и низкого распластанного объема с пластичным коноидным покрытием, где находится зал заседаний. Контраст объемов и характера их членений, соответствующих особенностям функционального назначения обеих частей сооружения, сообщает зданию яркую образность.

В современной застройке новых жилых районов важную роль играют различные торговые предприятия. Используя эти здания как архитектурные акценты в жилой застройке, венгерские архитекторы часто придают их объемам горизонтальные вытянутые пропорции и подчеркивают их горизонтальность такими же членениями. Типичные примеры торговых сооружений Венгрии 60-х гг.— двухэтажные универмаги в Чепеле (архит. Д. Холлай) и Озде (архитекторы Е. Шпиро, Т. Лигетти). Контраст сплошного остекления витрин нижнего этажа и глухой стены верхнего этажа — основные средства выразительности их простых геометрических объемов.

В крупных жилых районах и в центральных районах городов магазины группируются в большие торговые комплексы. Примером служит торговый центр в районе Килиан в Мишкольце (архитекторы З. Надь, Л. Червеньяк) (рис. 36), торговый центр «Печке» на главной площади в Шальготарьяне (архит. И. Финта), запроектированный торговый центр в г. Казинцбарцике (архит. Л. Бороштьянкай).

Будапешт. Южный вокзал. Архит. Д. Кэвари
37. Будапешт. Южный вокзал. Архит. Д. Кэвари
Будапешт. Здание венгерского автоклуба. Архит. Л. Маниоки
38. Будапешт. Здание венгерского автоклуба. Архит. Л. Маниоки
Будапешт. Кинотеатр «Кебанья». Архитекторы П. Мольнар, И. Мюльбахер. 1961 г. Будапешт. Реконструкция Национального театра Архит. И. Азбей
39. Будапешт. Кинотеатр «Кебанья». Архитекторы П. Мольнар, И. Мюльбахер. 1961 г. 40. Будапешт. Реконструкция Национального театра Архит. И. Азбей

Из общественных зданий транспортного назначения следует отметить Южный вокзал в Будапеште (архит. Д. Кэвари) (рис. 37). Главный объем здания с залом ожидания представляет собой лежащий параллелепипед, опирающийся одной стороной на террасу перронной площадки, а другой — на небольшую опорную стенку и поднятый таким образом над уровнем привокзальной площади. Благодаря такой композиции создается впечатление динамики всего объема, усиливающееся контрастом стеклянных поверхностей и каменных стенок террас и лестниц.

В конце 60-х гг. началось строительство Будапештского метрополитена, где архитекторы проявили большое умение как в проектировании наземных павильонов, так и в архитектурном оформлении подземных залов. Удачны по цвету и фактуре отделочных материалов павильоны, построенные архитекторами И. Чегледи и Л. Мариаш, интересны по использованию в отделке пластмасс и алюминия станции на площади Батани (архитекторы Ш. Мурани, Ж. Надь), на площади Кошута (архит. Б. Якаб).

Во второй половине 60-х гг. широко развивается строительство общественных сооружений культурного, зрелищного и спортивного назначения, разнообразных объектов, предназначенных для досуга.

Повышенное внимание к художественным проблемам, отличающее проектирование разнообразных сооружений этой обширной области архитектуры, обусловило создание многих интересных архитектурно-композиционных решений. Часто строятся небольшие блоки в виде частично поднятых на столбы горизонтальных параллелепипедов с ленточным остеклением, например Дом культуры в Шальготарьяне (архит. Д. Срог) или венгерский автоклуб в Будапеште (архит. Л. Маниоки) (рис. 38). Можно встретить сооружения, отмеченные более смелыми поисками новых пространственных решений, новых сочетаний архитектурных форм или строительных материалов в облицовке фасадов и интерьеров. В ряде зданий получают широкое и интересное применение различные приемы солнцезащиты, например в кинотеатре «Кебанья» в Будапеште (архит. П. Мольнар) (рис. 39) или в спортзале в Мишкольце (архитекторы И. Хорват, И. Сабо, Л. Тури). В последнем представляет значительный интерес своеобразное сочетание наклонных и вертикальных плоскостей, создающее эффектную игру света и тени и придающее сооружению экспрессивный, динамичный характер.

В композиции многих общественных зданий культурно-зрелищного назначения успешно используются монументально-декоративная живопись и скульптура. Характерным примером может служить новый фасад реконструированного в 1966 г. здания Национального театра ВНР в Будапеште (архит. Ш. Азбей) (рис. 40). Богатая пластика фасадов отличает также здание Дома культуры, построенное в конце 60-х гг. в новом развивающемся центре г. Сексарда (архит. Э. Тиллаи).

Среди интересных объемно-пространственных композиций, встречающихся в строительстве общественных сооружений курортных зон, могут быть отмечены здание закрытой купальни при государственной лечебнице на о. Хэвиз (архитекторы А. Кун, З. Леган) и реконструкция термальной купальни в Мишкольц-Тапольце (архит. А. Жеффа, 1971 г.).

Некоторым курортным зданиям присущ специфически «развлекательный» характер архитектуры, например Чохантошский ресторан с камышовой ступенчатой кровлей и другие здания отличает подчеркнутая экзотичность, проявляющаяся в сочетании форм, материалов и окраски.

***

Промышленная архитектура Венгрии своими значительными успехами обязана сложившимся благоприятным условиям своего развития. Во-первых, с самого начала образования ВНР она была связана с прогрессивным направлением функционализма; во-вторых, все ее дальнейшее развитие основывалось на понимании первенствующего значения функционально-технологических задач и почти не испытало на себе влияния отрицательных сторон направления архитектуры 50-х гг. и, в-третьих, в промышленное строительство с первых послевоенных лет включились опытные и талантливые мастера. 

Мезекювешт. Зернохранилище. Архит. Л. Сабо. Конец 40-х гг.
41. Мезекювешт. Зернохранилище. Архит. Л. Сабо. Конец 40-х гг.
Тиссалек. Электростанция. Архитекторы И. Ньири, И. Гергей. 1951 г.
42. Тиссалек. Электростанция. Архитекторы И. Ньири, И. Гергей. 1951 г.
Ньиредьхазе. Консервный завод. Архитекторы Л. Фелдеши, Й. Сендрёи
43. Ньиредьхазе. Консервный завод. Архитекторы Л. Фелдеши, Й. Сендрёи
Тиссайский химический комбинат. Комплекс зданий Управления завода азотных удобрений. Архитекторы Л. Райнич, Л. Байнаи, Ш. Кирай-Надь, конструктор М. Гнедич. 1962 г. Ньиредьхазе. Табачная фабрика. Архит. Д. Риманоци. 1949 г.
44. Тиссайский химический комбинат. Комплекс зданий Управления завода азотных удобрений. Архитекторы Л. Райнич, Л. Байнаи, Ш. Кирай-Надь, конструктор М. Гнедич. 1962 г. 45. Ньиредьхазе. Табачная фабрика. Архит. Д. Риманоци. 1949 г.
Секешфехервар. Алюминиевый комбинат. Штамповочный цех. Архит. И. Фаркаш. 1962 г.
46. Секешфехервар. Алюминиевый комбинат. Штамповочный цех. Архит. И. Фаркаш. 1962 г.
Будапешт. Склад текстильных изделий. Архитектор И. Юхас Лепшень. Зерноочистительное устройство. Архит. И. Шебештьен. 1964 г.
47. Будапешт. Склад текстильных изделий. Архитектор И. Юхас 48. Лепшень. Зерноочистительное устройство. Архит. И. Шебештьен. 1964 г.

Уже в 40-х гг. в Венгрии были сооружены крупнейшая табачная фабрика в Ньиредхазе (архит. Д. Риманоци) (1949 г.), зернохранилище в Мезекювеште (архит. Л. Сабо) (рис. 41, 45), которые сразу же вошли в разряд выдающихся архитектурных сооружений страны. Технологические и конструктивные требования удачно совмещены с решением художественных задач.

Среди лучших объектов промышленной архитектуры первой половины 50-х гг. должны быть названы: металлургический комбинат в Дунауйвароше (архитекторы Д. Фрей, Ф. Модош, Т. Калман, Т. Томай и др.), металлургический комбинат в Диошдьере (архитекторы Э. Решатко, Й. Надь, И. Ваплер), теплоэлектроцентраль в Дунауйвароше (архит. Р. Матрай), электростанция в Тиссалеке (рис. 42), химический комбинат в Казинцбарцике (архитекторы Л. Лаубер, Ф. Шустер, Д. Хорват), в котором особенно интересен полуциркульный объем складского здания, смонтированного из сборных арочных элементов, пенициллиновый завод в Дебрецене (архит. Д. Рац), текстильный комбинат в Сегеде (архит. И. Фемьеш) и алюминиевый завод в Иноте (архит. И. Сендреи).

Решение сложных технологических задач сочетается в композиции этих сооружений с заботой о пространственной целостности комплексов, выразительности и гармоничности их строгой «функциональной» архитектуры.

В качестве художественных компонентов успешно используются сами объемы и элементы промышленных объектов. В композиции алюминиевого комбината в Иноте, например, использован прием контрастного сопоставления монолитных поверхностей бетона — с кирпичными стенами, ленточных окон — с большими вертикальными проемами, а также сочетание разнообразных по форме наружных лестниц, труб и вентиляционных установок. В текстильном комбинате в Сегеде как основная художественная тема прослеживается противопоставление преобладающих горизонтальных объемов цехов и отдельных вертикалей — водонапорного резервуара и трансформаторной станции. Тонкое композиционное умение автора проекта проявилось в прорисовке и размещении фасадных членений и деталей ленточных окон, козырьков, входов.

Рациональное понимание эстетических идеалов и творческих задач, заложенное в промышленной архитектуре Венгрии 1947—1949 гг., успешно развивавшееся в 50-х гг., поддержанное в дальнейшем техническим прогрессом, получило новые возможности плодотворного развития.

Большое значение для развития промышленной архитектуры ВНР имеет сотрудничество с братскими социалистическими странами. Венгрия, участвующая в работе СЭВ с момента его основания, стала одним из инициаторов разработки комплексной программы социалистической экономической интеграции и активно участвует в ее реализации. Так, в 1972 г. ВНР стала участницей соглашения о совместном строительстве на территории СССР Усть-Илимского целлюлозно-бумажного комбината.

В отличие от периода первого пятилетнего плана в 60-е гг. наряду со строительством предприятий тяжелой индустрии большой удельный вес занимает строительство предприятий легкой промышленности. В связи с этим промышленная архитектура обогатилась новыми композиционными решениями и формами.

Распространившиеся в архитектуре Венгрии новые приемы функциональной планировки нашли удачное выражение в композиции компактно спланированного вокруг внутренних дворов промышленного комплекса Тиссайского химического комбината (архитекторы Л. Райнич, Л. Байнаи, Ш. Кирай-Надь, конструктор М. Гнедич, 1962 г.) (рис. 44). Архитектурно-пространственная композиция основана здесь на сопоставлении стелющихся низких производственных корпусов, охватывающих два внутренних двора, и двух повышенных объемов — административного и лабораторного корпусов. Тиссайский комбинат является первым в Венгрии крупным промышленным объектом, целиком выполненным из унифицированных строительных элементов. Авторы проекта проявили большое мастерство в компоновке типовых элементов и в создании на их основе целостного ансамбля.

В 60-е гг. в строительстве крупных производственных цехов и складских помещений нашли применение большепролетные безопорные пространственные покрытия — тонкостенные железобетонные своды-оболочки, сборные и монолитные складки, сборные индустриальные пространственные элементы. Вместе с тем повышение требований к эстетическим качествам промышленных комплексов и сооружений, связанное с их ролью в формировании общего облика городской застройки, усилило внимание архитекторов к разработке художественных проблем промышленной архитектуры.

В эти годы на построенных ранее крупных предприятиях тяжелой индустрии возводятся новые, современные по архитектуре цехи. Таков, например, огромный цех холодного проката Дунайского металлургического комбината (архит. В. Пастор), в котором применены каркасные конструкции и навесные горизонтальные панели, сочетающиеся с семью поясами ленточных окон. Благодаря простоте общего вытянутого по горизонтали объема и подчеркнутому ритму горизонтальных членений стен архитектура цеха производит впечатление большой монументальности и ясности. Также весьма значительное впечатление производит архитектура нового штамповочного цеха алюминиевого завода в Секешфехерваре (архит. И. Фаркаш) (рис. 46), стены которого облицованы алюминием гофрированного профиля. Один пояс ленточных окон расположен в нижней трети высоты здания, цех имеет также верхнее освещение через большие шеды. Выразительность архитектуры здания достигается благодаря контрасту больших поверхностей глухой стены, узкой полосы ленточных окон и завершающих арок шедов.

В последнее время в Венгрии построено большое количество фабрик по переработке и консервированию сельскохозяйственной продукции. Для них характерны тип распластанного здания с блокированными под одной крышей цехами, подчеркнутая горизонтальность объемов и членений. В качестве примера можно привести консервный завод в Ньиредьхазе (архитекторы Л. Фельдеши и Й. Сендреи, см. рис. 43).

Общеизвестны большие успехи венгерской фармацевтической промышленности, предприятия которой также дают образцы высокого архитектурного творчества. Так, например, промышленным сооружением с очень впечатляющей архитектурой является фармацевтическая фабрика в Дебрецене (архитекторы З. Гуляш, Й. Сендреи).

Высотное построение объема использовано в складе текстильных изделий в Будапеште (архит. И. Юхас, рис. 47), в зерноочистительном устройстве в г. Лепшени (архит. И. Шебештьен, рис. 48).

Весьма выразительными и типичными для современной промышленной архитектуры Венгрии являются также фармацевтический институт «Гуман» в Гёдёлле (архит. Л. Эдви), стекольный завод в Орошхазе (архит. Т. Бейте), стекольный завод (закалочный цех) в Шалготарьяне (архит. К. Элекеш), машиностроительный завод нефтяной промышленности в Надьканиже (архит. Й. Орбан), цех шелка вискозной фабрики в Ниргешуйфалу (архитекторы О. Альминтайер, Т. Барабаш).

***

Большое значение в ВНР получила архитектура села. В недалеком прошлом Венгрия была по преимуществу аграрной страной. Удельный вес сельскохозяйственного производства и теперь велик. Союз венгерских архитекторов совместно с другими организациями не раз рассматривал проблемы наилучшей планировки сельских поселений и территориальной организации сельскохозяйственного производства. Постоянное внимание уделяется проектированию новых сельских жилых домов, общественных и производственных зданий для сельской местности. Уже в 1947 г. проводился конкурс на проекты жилых домов для новых владельцев земли. В этом конкурсе принимали участие такие видные архитекторы, как П. Немет, Э. Зелди, Л. Габор, Д. Рац, В. Тарнок и др. На основе конкурсных предложений создавались затем типовые проекты сельских домов.

Парники и элеватор для качественного зерна в районе Шопрона. Архитекторы Ш. Федьвернеки, И. Чаки, Э. Новак
49. Парники и элеватор для качественного зерна в районе Шопрона. Архитекторы Ш. Федьвернеки, И. Чаки, Э. Новак
Село Уймохач. Проект планировки. Архит. Л. Маниоки. 1956 г.
50. Село Уймохач. Проект планировки. Архит. Л. Маниоки. 1956 г.

В период 1951—1954 гг. в сельской архитектуре Венгрии наблюдалось увлечение национальными традиционными формами. Но вместе с этим решались важные вопросы увязки производственных и сельскохозяйственных промышленных объектов с жилыми зонами, вопросы наилучшей организации сельских населенных мест, вырабатывались новые типы жилых, общественных и производственных зданий (рис. 49). В результате исследований и творческих поисков в этой области в последующие годы стали разрабатываться конкретные проекты для реконструкции старых и строительства новых сел.

В 1956 г. был выполнен, а затем реализован проект нового села Уймохач (архит. Л. Маниоки, рис. 50), представлявший собой важный этап в формировании новых принципов проектирования сел, новых приемов сельской застройки. В проекте были четко разделены жилая, хозяйственная и производственная зоны, а в застройке жилой зоны предусматривалось создание условий бытового и культурного обслуживания, приближавшихся к городским. Реализация этого проекта — строительство жилых и производственных зданий — была осуществлена на основе современной строительной техники. Планировочным ядром села стал общественный центр со школой, Домом культуры, детским садом, яслями и пожарным депо.

Эта схема застройки получила свое распространение и в других селах Венгрии. В некоторых теоретических статьях, опубликованных в 60-х гг. в журнале «Венгерская архитектура», развивалась идея «агрогорода», т. е. максимального приближения условий сельскохозяйственного производства и жизни села к городским условиям.

В целях дальнейшего усовершенствования планировки и застройки села Союз венгерских архитекторов объявил в 1960 г. конкурс на проектирование «социалистического села». К этому конкурсу был привлечен также Союз польских архитекторов. В ряде проектов авторы пошли по пути приближения планировки и застройки села к городскому типу. В них можно видеть предложения по застройке сельских улиц сблокированными домами поселкового типа, некоторые кварталы по своей структуре приближаются к городским, большое развитие получает центр села (проект архитекторов Э. и Д. Кишмарти-Лехнер, П. Понграц). В этих проектах нашла свое отражение тенденция четкого разграничения жилых и производственных зон.

Укрупнение сельскохозяйственных кооперативов, объединяющих несколько сел, общие задачи комплексной механизации, орошения, химизации, строительства и т. д. выдвинули проблему районной планировки сельских местностей, к концу 60-х гг. охватившей почти все сельские районы.

***

В развитии архитектуры Венгерской Народной Республики имеется много общего с другими социалистическими странами Европы, однако есть и свои индивидуальные черты.

Сквозь различные наслоения, появляющиеся под влиянием современной мировой архитектуры, в венгерской архитектуре можно увидеть развитие традиций европейского функционализма 20—30-х гг. в его наиболее строгом проявлении. Можно сказать, что для современной венгерской архитектуры характерна известная строгость (но не сухость), иногда даже суровость общего облика сооружений. И тут же наряду с традициями строгого функционализма проявляется национальная романтическая традиция.

В современной венгерской архитектуре в особой форме сказываются национальные традиции народной архитектуры. Они выражаются не во внешнем использовании национальных форм прошлого, а в выявлении складывавшихся веками в венгерской национальной архитектуре принципов построения архитектурных форм, композиционного строя, в создании такого общего тона архитектурного произведения, который больше всего соответствует национальному характеру. Так, при рассмотрении народного венгерского зодчества обращает на себя внимание широкое использование в ней выступающих балок-консолей в сочетании с опирающимися на них поперечными балками. Этот прием в различных вариантах характерен для современной архитектуры Венгрии. Склонность венгерских зодчих к балочным системам определенным образом отразилась на всем характере венгерской архитектуры.

Широко развивается в архитектуре народной Венгрии и традиционное для национального зодчества сочетание различных строительных материалов, сопоставление различной их фактуры и цвета, причем теперь это сочетание обогащается новыми строительными материалами. Сильной стороной работы венгерских архитекторов является их умение вписывать современные здания в окружающую природу и существующую застройку города.

Архитектура народной Венгрии находится сейчас в процессе быстрого и успешного развития. Венгерские зодчие успешно выступают на международных конкурсах, по их проектам строятся сооружения в разных странах мира. Так, премиями и поощрениями отмечались: проект дома отдыха в Стамбуле, проект планировки и застройки экспериментального района в Москве, проект главного вокзала в Софии и др. По проекту венгерских архитекторов принят к строительству Олимпийский стадион в Алжире, построен стекольный комбинат в Гаване и т. д. Венгерские архитекторы принимают активное участие в деятельности Международного союза архитекторов, Комитета по гражданскому и жилищному строительству в европейской Экономической комиссии ООН, в архитектурно-градостроительных секциях СЭВ, разрабатывая по программам этих организаций узловые проблемы современной архитектуры.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации