Архитектура Народной Республики Болгарии. 1940-е - середина 70-х гг.

Народная Республика Болгария

Глава «Архитектура Народной Республики Болгарии». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга вторая. Архитектура зарубежных социалистических стран» под редакцией Н.В. Баранова. Авторы: Т.Н. Самохина, консультант Л. Тонев (НРБ) (Москва, Стройиздат, 1977)


Коренной перелом в истории Болгарии, совершившийся в результате победоносного наступательного движения Советской Армии и революционного восстания 9 сентября 1944 г., положил начало глубоким политическим, социальным и культурным преобразованиям. Слаборазвитая, аграрная страна, в недавнем прошлом экономически и политически зависимая от европейских империалистических держав, вступила на путь социалистического развития.

К моменту установления народно-демократического строя болгарская архитектура была в известной степени провинциальной, в ней преобладали эклектические стилевые направления. Профессиональную подготовку зодчие получали в Западной Европе, главным образом, в Германии. Экономическая отсталость страны определяла слабость и неразвитость технической базы строительства.

Специфика исторического развития страны, в силу которой идеи национально-освободительной борьбы народа в течение многих веков питали культуру Болгарии, способствовала тому, что преобладающее большинство национальной интеллигенции, в том числе и архитекторы, принимало деятельное участие в борьбе народа за национальное и политическое освобождение, против монархо-фашистского режима. Большое значение имели идеи Великой Октябрьской социалистической революции, влияние советской культуры, культуры страны, с которой Болгарию связывала традиционная многовековая дружба. Прогрессивные архитектурные силы, сложившиеся в борьбе за демократизацию архитектуры в годы капитализма, после 9 сентября активно вошли в новую жизнь страны (среди них архитекторы Д. Цолов, И. Василёв, С. Белковски, Г. Овчаров, И. Йорданов, Л. Тонев, П. Кантаржиев, Хр. Берберов, Н. Паскалев и др.).

В становлении и развитии архитектуры новой Болгарии ясно намечаются несколько этапов: вторая половина 40-х гг., первая половина 50-х гг. и современный этап, начавшийся во второй половине 50-х гг.

В первое же десятилетие после победы народно-демократического строя осуществляются решительные революционные меры, демократические преобразования, подготовившие условия для строительства социализма. Важнейшие социально-политические и экономические мероприятия этих лет: провозглашение Народной республики (1946 г.), принятие Закона о трудовой поземельной собственности, национализация банков, промышленности, торговли и крупной собственности в городах (1947 г.), утверждение новой конституции, разработка первого двухлетнего плана развития народного хозяйства (1947—1948 гг.).

В тесной связи с решением основных народнохозяйственных задач развивается в 1944—1948 гг. архитектура.

Необходимость восстановления и развития городского хозяйства, острый жилищный кризис выдвинули на первое место проблемы градостроительства, которые и определили основное содержание первого этапа развития болгарской архитектуры. Значение градостроительной деятельности этого времени, сводившейся к разработке конкурсных проектов и предложений, в становлении и утверждении ее направленности, определяемой новым социально-политическим содержанием: стремление создать равноценные и благоприятные условия жизни для всех трудящихся на основе коренной реконструкции старых городов путем планового и комплексного решения основных градостроительных проблем.

Решение новых социальных задач в области градостроительства потребовало новых методов работы и новой организации архитектурно-проектного дела. В 1948 г. частные архитектурные бюро были преобразованы в государственные проектные организации, среди них: проектная организация по градостроительству и планировке (ПРОГРЕ) и Центральная архитектурно-проектная организация (ЦАПО), объединившие видных архитекторов — представителей прогрессивного направления болгарской архитектуры 20—30-х гг. (Г. Овчаров, И. Иорданов, И. Василёв, Д. Цолов, Н. Паскалев, П. Кантаржиев, Хр. Берберов и др.). Эти организации, а также вновь созданные проектные мастерские Софпроекта воспитывали новые кадры архитекторов и инженеров. Центральное руководство архитектурно-строительным делом осуществляли Министерство коммунального хозяйства и благоустройства и Министерство строительства. Утверждению новых принципов градостроительства способствовал принятый в 1949—1950 гг. «Закон о плановой застройке населенных мест».

Двухлетний план развития народного хозяйства наметил развитие жилищного строительства, хотя еще и в небольших масштабах. Выстроенные в эти годы жилые дома и общественные здания массового типа отличаются удачными функциональными решениями, экономичностью и логической ясностью облика.

В формировании творческого метода болгарских архитекторов значительную роль сыграло объединение деятелей культуры — Палата народной культуры (председатель Ал. Обретенов). Палата основала журнал «Архитектура» (1946 г.), где начали публиковаться и широко обсуждаться статьи ведущих деятелей культуры и искусства о роли и значении архитектуры в новых социальных условиях и осуществлялось знакомство с советским опытом. Первая национальная конференция архитекторов, созванная Палатой народной культуры в 1947 г., была посвящена обсуждению и формулированию насущных творческих проблем. Конференция, на которой демонстрировались проекты планировки городских районов, сел, жилых комплексов и т. п., показала значительный профессиональный уровень архитекторов, а проблемы, поставленные в выступлениях (разрешение жилищного вопроса при помощи комплексного жилищного строительства, необходимость разработки новых, рациональных строительных методов в условиях массового строительства и т. п.), не потеряли своей актуальности и в настоящее время.

Значение первого периода развития новой болгарской архитектуры — в становлении ее социальных основ и определении творческих позиций.

К 1948 г. в Болгарии было закончено восстановление народного хозяйства. Состоявшийся в декабре 1948 г. V съезд БКП определил задачи строительства экономических и культурных основ социализма. Важнейшие положения первого (1949—1953 гг.) и второго (1953—1957 гг.) пятилетних планов — индустриализация страны и социалистическое переустройство городов и сел — определили основное направление в развитии второго этапа болгарской архитектуры: создание крупных промышленных комплексов и гидроэнергосистем и на базе их строительство новых городов и населенных пунктов. Одновременно продолжалась разработка генеральных планов крупных городов, совершенствовалась организация архитектурно-проектного и строительного дела. В 1950 г. ПРОГРЕ и ЦАПО объединились в крупную комплексную проектную организацию Главпроект, в сферу деятельности которой входили все значительные архитектурно-градостроительные работы в стране. Активная роль принадлежала окружным и районным проектным организациям.

Быстрый рост строительства потребовал увеличения архитектурно-строительных кадров и улучшения их идеологической и профессиональной подготовки. Наряду с обучением и специализацией болгарских архитекторов в Советском Союзе, в 1950 г. организуется архитектурный факультет Высшего инженерно-строительного института в Софии. Для проведения научно-исследовательских работ создается специальный Институт по градостроительству и архитектуре (ИГА) при Болгарской академии наук (руководители Л. Тонев, П. Ташев, С. Белковски), а позже на его основе организуется Научно-исследовательский институт по градостроительству и архитектуре (НИГА) при Министерстве архитектуры и благоустройства (руководитель П. Греков).

Пафос утверждения народного строя, размах социалистического строительства определили стилевую направленность архитектуры первой половины 50-х гг. В поисках яркой образной выразительности ансамблей и отдельных сооружений архитекторы обращаются к освоению классического мирового и национального наследия, особенно зодчества эпохи болгарского Возрождения, эпохи формирования нации. Однако попытки создания национальной по форме современной архитектуры методом формального заимствования приемов и механического использования отдельных элементов старого народного зодчества путем стилизации оказались нежизненными.

Преувеличение роли классического и национального наследия, отказ от использования прогрессивных достижений современной мировой архитектуры тормозили процессы формообразования, поисков новых средств художественной выразительности, связанных с новыми социально-функциональными и конструктивными задачами проектирования сооружений.

Несмотря на указанные недостатки, архитектура начала 50-х гг. накопила большой положительный опыт в градостроительстве (центры городов, благоустройство), в разработке новых типов зданий, в экспериментальной подготовке к типизации и индустриализации массового жилищного строительства (В 1949 г. в Софии начал действовать первый завод по производству готовых сборных строительных конструкций и элементов — «Вибробетон», в 1954 г. началась разработка единой системы типового сборного строительства жилых и общественных сооружений).

Со второй половины 50-х гг. начинается новый этап в развитии болгарской архитектуры. Успешное выполнение второго пятилетнего плана развития народного хозяйства способствовало дальнейшему экономическому подъему и укреплению материально-производственной базы социализма. Размах строительства обусловил необходимость развития индустриальных методов и типового проектирования. В Директивах VI съезда БКП (февраль—март 1954 г.) по второму пятилетнему плану содержались специальные указания об ускорении внедрения новых методов в строительство. Вопросы создания и размещения промышленных объектов в стране требовали интенсивных работ по районно-территориальному планированию, подготовивших организацию в начале 60-х гг. Института районной планировки.

Вторая половина 50-х гг.— период отказа от ретроспективных и стилизаторских тенденций. Для болгарских архитекторов пересмотр позиций оказался естественным и закономерным. Перестройке способствовали нарастающие темпы жилищного, культурно-бытового строительства, реконструкция городов и открывающиеся возможности художественного освоения новых материалов и строительных методов. Начались активные искания во всех областях архитектурного творчества.

Характерно, что новая направленность проявила себя ранее всего в градостроительстве (новые жилые и курортные комплексы): сказался значительный проектный и практический опыт предыдущих лет. Основные достижения этих лет — комплексная застройка жилых районов, разработка оптимальных типов сооружений массового строительства, поиски новых средств образной выразительности ансамбля и отдельного здания. Получают распространение прогрессивные методы строительства, осваиваются новые материалы и конструкции.

Конец 50-х гг. стал творческой платформой для последующего этапа болгарской архитектуры, характерного всесторонним развитием всех отраслей гражданского и промышленного строительства. Особо выделяются достижения в курортном строительстве. Широко известные черноморские курортные комплексы выдвинули Болгарию в число ведущих стран в курортном строительстве. Созыв XI конгресса MCA в Варне осенью 1972 г. на тему «Архитектура и отдых» символизировал международное признание заслуг болгарских архитекторов в этой области.

Об уровне архитектурно-строительных задач 70-х гг. свидетельствует принятый сессией Народного собрания НРБ в марте 1973 г. «Закон о территориальной планировке и застройке населенных мест». Закон прежде всего предусматривает создание государственного плана территориальной планировки и застройки страны в целом, что позволит решить единую систему общественного обслуживания. Для координации и руководства этой работой, для концентрации архитектурных сил страны на базе ряда существовавших проектных и научно-исследовательских организаций создан Центр научных исследований и экспериментального проектирования территориальной планировки, градостроительства и архитектуры (ЦНИИПЕТУГА). Задача нового законодательства, опирающегося на решения декабрьского Пленума БКП (1972 г.) о повышении жизненного уровня трудящихся,— обеспечить целесообразную организацию жизненной среды в соответствии с материальными и духовными потребностями развитого социалистического общества.

***

С первых месяцев существования народной Болгарии решение вопросов градостроительства оказалось самым неотложным. До 1944 г. только София, Кюстендил и некоторые другие города имели генеральные планы, которые в условиях частной собственности могли обеспечить лишь частичную их реконструкцию. К моменту установления народно-демократической власти большинство городов и населенных мест было в критическом состоянии, усугубленном военной разрухой.

В ноябре 1944 г. был объявлен конкурс на проект нового генерального плана Софии, что было вызвано, с одной стороны, военными разрушениями столицы, а с другой — социально-политическими изменениями, т. е. необходимостью уничтожения противоречий капиталистического города. Было представлено 35 коллективных проектов, подготовленных 120 специалистами. Выставка проектов и их обсуждение дали результаты не только для разработки планов реконструкции столицы, но и сыграли важную роль в становлении принципов социалистического градостроительства в Болгарии. Основные положения генерального плана Софии должны были лечь в основу планировки других, городов. Однако значение конкурса этим не исчерпывалось. Он показал, что болгарские зодчие уже обладали в эти годы определенной творческой

зрелостью прежде всего в понимании прогрессивных идей градостроительства и в готовности к решению их в новых социальных условиях. Эта зрелость была достигнута в борьбе, которую вели передовые архитекторы начиная с 20-х гг. против хаотичности и стихийности капиталистического города и концепций предвоенного плана реконструкции Софии — «плана Мусмана». Немалое значение для болгарских архитекторов имело и изучение советского опыта градостроительства.

София. Схема генплана реконструкции. Архит. Л. Тонев и др. 1944-1945 гг.
1. София. Схема генплана реконструкции. Архит. Л. Тонев и др. 1944-1945 гг. 
София. Схема генплана реконструкции. Архит. Л. Нейков и др. 1961 г.
2. София. Схема генплана реконструкции. Архит. Л. Нейков и др. 1961 г.
София. Городской центр. Общий вид застройки. 50-е гг.
3. София. Городской центр. Общий вид застройки. 50-е гг.
София. Схема генплана реконструкции центра. Архит. В. Роменски и др., 1971 г.
4. София. Схема генплана реконструкции центра. Архит. В. Роменски и др., 1971 г.
София. Подземный переход ЦУМ — гостиница «Балкан». Архитекторы Г. Ганчев, И. Дамянов и др. План: 1 — памятник архитектуры — церковь св. Петки Самарджийски; 2—6 — кафе и торговые помещения
5. София. Подземный переход ЦУМ — гостиница «Балкан». Архитекторы Г. Ганчев, И. Дамянов и др. План: 1 — памятник архитектуры — церковь св. Петки Самарджийски; 2—6 — кафе и торговые помещения
София. Народный парк на Витоше
6. София. Народный парк на Витоше

Получивший на конкурсе высшую премию проект коллектива архитекторов во главе с Л. Тоневым и обобщение результатов конкурса послужили основой для разработки генерального плана Софии и ее окрестностей, утвержденного в конце 1945 г. и направлявшего до 1961 г. развитие и реконструкцию столицы (рис. 1—4). Главное в генплане — стремление ликвидировать противоречия капиталистического города, уничтожив контрасты застройки центра и окраин путем создания благоприятных условий жизни для всего населения; в проекте предусматривались зонирование промышленных территорий и комплексная застройка городских районов. Генплан намечал единую систему озеленения, упорядочение транспортных потоков с помощью обходных магистралей для разгрузки центра. Центр города решался как ансамбль парадных площадей. Предусматривалось создание выразительного силуэта столицы с помощью башенных объемов.

Значительная работа начала 50-х гг.— реконструкция центра столицы Софии. За основу было принято решение центра как единого архитектурного ансамбля административных и торговых зданий с учетом уже построенного в 1949 г. Мавзолея Георгия Димитрова и строившегося Дома партии. Проект 1951 г. сохранял решение, выработанное ранее, по которому две крупные городские артерии — Русский бульвар и бульвар Дундукова, сливаясь, образуют новую площадь Ларго, непосредственно переходящую в главную площадь Ленина, составляя систему парадных площадей, оформленных зданиями министерств, гостиницы, универсального магазина, правительственных учреждений (рис. 3).

Осуществление проекта выявило недостатки его планового и объемного решения, свойственные этому периоду градостроительства: излишняя симметричность и схематизм планировки, преувеличение масштабов зданий, помпезность и архаичность их архитектурных форм. Однако принцип организации центра как пространственной системы перетекающих одна в другую площадей удачен и лег в основу дальнейших работ по реконструкции центральной части города уже в 60—70-е гг.

В начале 50-х гг. была проведена большая работа по озеленению городов и населенных пунктов. Разрабатываются проекты парков в Плевене, Бургасе, Русе, Стара-Загоре, Димитровграде и других городах, начинается реализация этих проектов. В Болгарии — стране с удивительным разнообразием природных условий, живописных ландшафтов и мягким климатом — строительство парков имеет исторические корни. Парки закладывались зачастую на местах памятных событий в истории страны (парк им. Скобелева в Плевене, парк «Шипка-Бузлуджа» в Стара-Планине и т. п.) и, являясь памятниками культуры народа, становились местами отдыха и объектами туризма. Большинство из созданных в 50-х гг. парков вошло в состав пригородных зон крупных городов и объявлено национальными природными заповедниками. Примером парка, композиция которого образована умелым сочетанием природных особенностей — живописного рельефа скалистой местности с искусственными водохранилищами, может служить парк «Кайлыка» на окраине г. Плевена.

Созданием Народного парка на горе Витоше началась организация пригородной зоны отдыха Софии как части лесопаркового пояса города (архит. Д. Сугарев, инж. Г. Василёв, 1950 г.). Расположенный в 8—10 км к юго-западу от города, разнообразный по растительности и сложный по рельефу лесопарк Витоши площадью более 30 тыс. га служит, «легкими» столицы, очищая ее воздух от дыма и пыли, и создает прекрасные условия для отдыха горожан: в воскресный день на Витоше отдыхает более 100 тыс человек. По генеральному плану в лесопарке выделены три основные зоны для организации продолжительного отдыха, кратковременного отдыха и горного спорта и туризма. Туристские сооружения, возведенные главным образом из дерева и камня, органично вписываются в ландшафт и не только не нарушают, но и обогащают его (турбазы «Боерица», «9 сентября», «Средец», «Алеко» и др.). Удачно намеченные видовые площадки и места отдыха, расположенные в разнообразных участках парка, открывают живописные последовательные перспективы горного лесистого пейзажа и пейзажа, лежащего в долине (рис. 6). Уточнения и реализация проекта народного парка на Витоше, комплексно решающего задачи зонирования, организация отдыха, строительства, создания транспортной сети, водоснабжения, охраны и развития природных богатств, должны быть закончены к 1980 г.

С 1955 г. болгарское градостроительство вступило в новый период. В нем отразились результаты накопленного опыта и новая творческая направленность болгарской архитектуры. Его особенности выявились при строительстве жилых районов Софии, а также курортных комплексов на Черноморском побережье. Концентрация строительства на ранее неосвоенных территориях, в пределах сравнительно небольших строительных площадок, потребовала многоплановой, комплексной постановки градостроительных проблем. Они решались в ходе строительства, носившего экспериментальный характер.

София. Жилой комплекс им. Владимира Заимова. Софпроект, руководитель проекта архит. Б. Томалевский. 1957—1958 гг. Общий вид
7. София. Жилой комплекс им. Владимира Заимова. Софпроект, руководитель проекта архит. Б. Томалевский. 1957—1958 гг. Общий вид
София. Жилой комплекс «Гипподром». Софпроект, руководитель проекта архит. З. Колев. Конец 1950-х - начало 60-х гг. Генплан София. Жилой комплекс «Гипподром». Софпроект, руководитель проекта архит. З. Колев. Конец 1950-х - начало 60-х гг. Фрагмент застройки
8. София. Жилой комплекс «Гипподром». Софпроект, руководитель проекта архит. З. Колев. Конец 1950-х - начало 60-х гг. Генплан. Фрагмент застройки
София. Жилой комплекс «Молодость-I». Софпроект. Начало 1970-х гг. Генплан
9. София. Жилой комплекс «Молодость-I». Софпроект. Начало 1970-х гг. Генплан

Намеченное в первом послевоенном плане реконструкции Софии комплексное жилищное строительство в первом десятилетии еще не получило реального осуществления. Так, после возведения нескольких небольших жилых комплексов («Букина Левада», «Лагера», 1946 г.) строительство в Софии велось разбросанно, отдельными сооружениями, частью на незастроенных территориях, но, главным образом, на центральных улицах. С середины 50-х гг. началось освоение свободных и малозастроенных земель при одновременной реконструкции старых городских районов. Стали создаваться целостные архитектурно-градостроительные композиции — сначала микрорайоны, позднее целые районы, составившие первичные комплексы в общей структуре города. Оптимальные размеры жилых групп 2—4 тыс. жителей, микрорайонов 8—10 тыс., крупных жилых районов до 70 тыс. человек, со ступенчатой системой культурно-бытового обслуживания. Планировка каждого района, основанная на принципах функциональной целесообразности, учитывает природные особенности участка: она лишена жесткости, симметричности и предоставляет большие возможности для создания выразительной, эстетически осмысленной композиции застройки. Один из первых жилых комплексов, построенных в Софии по новым градостроительным принципам — комплекс им. Владимира Заимова (Софпроект, руководитель проекта — архит. Б. Томалевский, 1957—1958 гг.). Расположенный вдоль одноименного проспекта, в глубине парка, он состоит из трех 9-этажных блоков, объединенных цокольным этажом, и четырех 5-этажных. Пространственная композиция этого комплекса строится на контрастном сочетании протяженных и башенных объемов. Башенные здания в композиции жилого района здесь были использованы впервые и в дальнейшем получили широкое распространение (рис. 7).

Сложнее градостроительная организация жилого комплекса «Западный парк» (территория 48 га, население 15 тыс. человек) (Софпроект, руководитель проекта архит. К. Босев, 1955—1965 гг.). Расположенный по соседству с большим городским парком, район составляет его естественное продолжение. Лейтмотив композиции «Западного парка»— богатое озеленение. Рельефу местности подчинена планировка центральных и второстепенных улиц-аллей, связывающих отдельные жилые группы и культурно-бытовые учреждения. Характерно сочетание строчной застройки с редко поставленными башенными зданиями на границе парка и близкой к периметральной полузамкнутой застройки вдоль транспортной магистрали. В центре комплекса — площадки для спорта и отдыха, вокруг них — детские учреждения. Культурно-бытовые объекты распределены равномерно по всему комплексу. Крупные общественные здания вынесены на внешние границы комплекса, тем самым расширяя сферу обслуживания.

Развитие принципов живописного композиционного построения ансамбля получило отражение в застройке микрорайона «Гипподром» в юго-западной части Софии (Софпроект, руководитель проекта архит. З. Колев на основе конкурсного проекта архит. П. Ташева и др., 1957 г.). Комплекс на 5 тыс. жителей расположен на свободной территорий 23 га и состоит из двух жилых групп — восточной и западной, объединенных микрорайонным парком. В основе планировки — принцип свободной расстановки зданий различной этажности. Композиция жилых групп строится с таким расчетом, чтобы раскрыть вид на Витошу. Подчеркнутая связь микрорайона с горным ландшафтом придает ему своеобразие и индивидуальность (рис. 8). В 1970-х гг. развитием опыта оптимальной организации жилой среды выделяется софийский комплекс «Молодость». Для него характерна свободная, почти пейзажная композиция укрупненных жилых групп (рис. 9).

Наряду со строительством жилых комплексов на свободных и малозастроенных территориях большое значение в начале 60-х гг. приобретает реконструкция старых городских жилых районов, частичная или полная. Примерами частичной реконструкции могут служить квартал «Гео Милев» в Софии и значительная часть жилой застройки окружных городов. Характерно стремление найти органичную архитектурно-художественную и пространственную связь между новой застройкой и подлежащей сохранению архитектурной средой.

Полная реконструкция районов предусматривает коренное изменение существующей планировочной структуры и создание новой архитектурно-пространственной композиции, при которой существовавшая застройка сохраняется фрагментарно. В Софии — это кварталы «Конъовица», «Три кладенца» и большой район «Красное село», насчитывающий 7 микрорайонов с населением около 70 тыс. человек (архитекторы П. Ташев и Т. Данов, 60—70-е гг.). Микрорайоны «Красного села» связаны друг с другом не только системой обслуживания, но и композиционно. Разнообразие застройки достигается сочетанием башенных объемов и многосекционных протяженных корпусов. Единая система парков — микрорайонных и районного — объединяет этот крупный жилой район.

Одновременно с утверждением новых принципов жилищного строительства продолжались работы над генпланом Софии и ее пригородной зоны (руководитель — архит. Л. Нейков). Он был принят в 1961 г. (см. рис. 2). Главное внимание в нем было уделено вопросам реконструкции жилых кварталов и целых городских районов, упорядочению сети коммуникаций и транспорта, а также зонированию промышленных территорий и организации пригородной зоны. В связи с общей градостроительной тенденцией к ограничению территориального роста крупных городов генплан предусматривал повышение этажности и плотности жилой застройки и более рациональное использование внутригородской территории с учетом роста населения города к 1980 г. до 1 млн. человек.

Исторически сложившаяся радиально-кольцевая система центральных улиц Софии сохраняется со значительным развитием кольцевых транспортных магистралей, а в дальнейшем намечается прокладка магистралей скоростного движения, минующих центр.

Особое место в генплане Софии 1961 г. уделялось озеленению города и системе организации отдыха населения. Были приняты принципы ступенчатой системы обслуживания: озелененные внутриквартальные пространства, микрорайонные парки, городские парки и зоны отдыха. Кроме включенного в пригородную зону отдыха народного парка на горе Витоше и курорта Банкя осуществляется строительство системы зон отдыха на Искырской гидроэнергосистеме близ Софии вокруг водохранилищ Панчарево и Искыр. Детальная разработка перспективного плана развития пригородной зоны намечает к 1980 г. создание развитой сети пионерских лагерей, домов отдыха, водных и туристских баз, районов индивидуальной дачной застройки, что. позволит вдвое увеличить число отдыхающих в пригородной зоне по сравнению с 1958 г.

Следующий этап в работе над генеральным планом столицы относится к началу 70-х гг. Его значение — в обширной и глубокой разработке многочисленных проблем, связанных с развитием крупного столичного города, в определении принципиальных положений современного градостроительства. Генеральный план намечает общие тенденции перспективного развития столицы до 2000 г. и прежде всего создание софийского созвездия взаимосвязанных населенных мест как целостного многофункционального комплекса. Планом предусмотрена открытая градостроительная композиция, а также построение ее на основе прямоугольной структуры (при сохранении в существующих районах радиально-кольцевой системы). Намечено развитие новых селитебных районов вокруг Софии. Особое внимание уделено вопросам функционального зонирования городских территорий и развития сети обслуживания.

Уже в середине 40-х гг. начинается работа над проектами генпланов крупных городов страны — Пловдива (архит. Б. Марков и др.), Бургаса, Плевена, Ловеча (архит. Л. Тонев и др.), Стара-Загоры (архит. С. Мефано и др.). Характерные недостатки генпланов тех лет — отсутствие достаточных технико-экономических обоснований и учета перспективного развития городов — отражали общее состояние социально-экономической науки и планирования в стране.

Большую роль в утверждении социалистических начал градостроительства сыграл «Закон о плановой застройке населенных мест», предписывающий необходимость разработки генпланов при строительстве и реконструкции городов и населенных мест в соответствии с требованиями и положениями народнохозяйственных планов. Тем самым градостроительная деятельность приобрела реальную экономическую основу и стала частью общего государственного плана развития народного хозяйства страны. Закон обладал известной гибкостью: в целях сохранения специфического и индивидуального облика при планировке городов и населенных пунктов они были разделены на группы (крупные, средние, малые, исторические и др.), причем для каждой группы установлены различные нормативные требования и указания.

Рудозем. Общий вид города начала 1950-х гг.
10. Рудозем. Общий вид города начала 1950-х гг.
Димитровград. Генплан центра города. Коллектив Главпроекта, руководитель архит. П. Ташев. Начало 50-х гг.
11. Димитровград. Генплан центра города. Коллектив Главпроекта, руководитель архит. П. Ташев. Начало 50-х гг.
Бургас. Жилой комплекс им. Толбухина, Архитекторы В. Сиромахов, И. Косаров. Середина 60-х гг. Общий вид
12. Бургас. Жилой комплекс им. Толбухина, Архитекторы В. Сиромахов, И. Косаров. Середина 60-х гг. Общий вид
Бургас. Жилой комплекс им. Славейкова, Генплан. Конец 60-х гг.
13. Бургас. Жилой комплекс им. Славейкова, Генплан. Конец 60-х гг.

Значительный этап в развитии градостроительства в НРБ начинается после утверждения первого пятилетнего плана (декабрь 1948 г.), положившего начало индустриализации страны. На базе возникающих предприятий тяжелой и горнодобывающей промышленности начинается строительство новых городов и населенных пунктов (Димитровград, Мадан, Рудозем и др.), осуществляемое проектной организацией Главпроект. Генпланы Рудозема и Димитровграда — характерные примеры градостроительной деятельности этих лет (рис. 10). 

Димитровград возник в 1945—1946 гг. на берегу р. Марицы, в центре угольного бассейна на базе крупных промышленных объектов — азотно-тукового комбината, цементного завода, нескольких ТЭЦ и угольных шахт. Генеральный план 1950—1951 гг. (коллектив Главпроекта, руководитель — архит. П. Ташев) опирался на перспективный план развития всего городского хозяйства и учитывал рост населения Димитровграда до 1970 г. (рис. 11). Город рассматривался как целостный организм с концентрированной застройкой высокой и средней этажности, развитыми системами культурно-бытового обслуживания и озеленения. Проектирование и строительство Димитровграда выявило основные принципы градостроительства 50-х гг. — комплексный подход к организации городских пространств, выработка принципов формирования жилых районов с системой обслуживания. Однако очевидны жесткость и скованность композиций, схематизм общего решения, присущие градостроительству этих лет.

В 1949—1950 гг. в ПРОГРЕ были разработаны генеральные планы городов Русе, Варна, Сливен и других с учетом развития их в первую очередь как больших промышленных центров. В генпланах отчетливо проявилась характерная черта болгарского градостроительства, получившая развитие в дальнейшие годы,— стремление сохранить и выявить особенности природной среды, подчеркнуть своеобразие рельефа.

Опыт строительства жилых комплексов в Софии получил распространение во многих городах страны: Пловдиве («Пазарджишка» и «Втора Каменица», 60-е гг.), Плевене («Люлин»), а также в Варне («Рупите») и Бургасе (им. Толбухина, им. Славейкова, 1965—1970 гг.). Особенной выразительностью отличается групповая застройка домами различной этажности в комплексе им. Толбухина (рис. 12—13).

Комплексной постановкой вопросов градостроительства в условиях крупного города с ценным градостроительным и архитектурным наследием отличается план реконструкции второго по величине промышленного, торгового и культурного центра — Пловдива, разработанный в 1967 г. Интенсивное развитие общественной и экономической жизни определило изменения в объеме, структуре и планировочной схеме города, утверждённых в 1951 г. В новом генеральном плане, выполненном районной проектной организацией Пловдива (архит. И. Попов и др.), была сделана попытка при определении объемно-пространственной композиции и силуэта города избежать однообразия и шаблона в застройке, отказываясь от многократного повторного применения типовых проектов и непродуманного композиционного использования башенных объемов, которые могут нарушить специфический облик одного из старейших городов Болгарии. Исходя из исторических традиций развития Пловдива генплан предусматривает выявление местных природных факторов — р. Марицы и трех живописных холмов, придающих городу своеобразие. Преобладает 3—4-этажная застройка, высотные акценты используются для формирования довольно лаконичного городского силуэта. Предусматривается значительное увеличение парковых площадей — мест отдыха горожан.

Деятельность по составлению районной территориальной планировки была начата еще в начале 50-х гг. для упорядочения размещения промышленных объектов, в частности в Родопском горнорудном бассейне. В 1958 г. в связи с развертыванием курортного строительства началось составление районной территориальной схемы Черноморского побережья, а в 1961 г. созданный Институт районного планирования приступил к составлению территориальной схемы всей страны. Наиболее тщательное изучение получили вопросы районирования промышленности, а также курортных и туристских объектов. Кроме территориальной схемы общегосударственного масштаба подробно разработана система организации отдыха в отдельных районах, зонах и городах, а также промышленного комплекса Марица — Восток и ряда сельскохозяйственных районов. Результаты работ по районной территориальной планировке легли в основу классификации городов и населенных мест в стране и перспектив их развития.

По численности населения среди городов Болгарии преобладают малые (до 25 тыс.) и средние (25—100 тыс. жителей). Из 140 городов страны только София, Пловдив, Варна, Русе и Бургас насчитывают свыше 100 тыс. жителей. Значение малых городов (хотя в них живет только 25% городского населения) в общем развитии экономики страны быстро возрастает, поэтому исследованию особенностей их развития и планировки уделяется особое внимание.

Для некоторых малых и средних городов градообразующим фактором наряду с развитием различных отраслей промышленности и сельского хозяйства является международный туризм. Поэтому при реконструкции городов большое внимание уделяется строительству гостиниц, мотелей, кемпингов, распределению транспортных магистралей, а также выявлению природного, исторического и архитектурного своеобразия города. Стремление сохранить и использовать богатые природные возможности, составляющие традиционную черту народного зодчества,— одна из основных особенностей современного болгарского градостроительства. Умелое использование конкретных природных особенностей придает каждому болгарскому городу неповторимый индивидуальный облик. Так, в генеральных планах Варны, Созополя, Балчика отчетливо выявлена композиционная связь города с морем; генеральный план Смолян учитывает горный родопский пейзаж, а Карлова — живописную Розовую долину. Размещение и этажность застройки также тесно увязываются с характером и особенностями рельефа (Тырново, Смолян), однако в условиях крупных городов (Пловдив, Бургас) это не всегда удается.

Вторая особенность болгарского градостроительства связана с историческими условиями развития страны, долгие годы сохранявшей под чужеземным игом свою национальную культуру и искусство. Любовь к своему историческому прошлому определяет бережное и внимательное отношение не только к архитектурным памятникам античности, средневековья и болгарского Возрождения, но и к более поздним архитектурным ансамблям, связанным с событиями героической истории освобождения страны и первых лет ее самостоятельного существования. Эти ансамбли, умело реставрированные и бережно сохраняемые, составляют архитектурно-художественное богатство многих городов и определяют характер их обновления и развития. К ним принадлежат районы старой застройки Пловдива, а также значительная часть малых исторических городов — Велико-Тырново, Копривщица, Трявна, Банско, Мелник, Несебр, Созополь, Жеравна и др. Основное внимание при реконструкции этих городов уделяется сохранению их историко-архитектурного своеобразия. Консервации подвергаются как отдельные сооружения, так и районы исторической застройки в целом. Историко-архитектурные памятники, в том числе шедевры народного зодчества XVIII—XIX вв., сохраняются и приспосабливаются к современным условиям, продолжая свою жизнь как жилища или музейные помещения, для административных и общественных нужд, или в интересах туризма (гостиницы, «этнографические» рестораны). Генеральные планы городов с ценным историко-архитектурным наследием разрабатываются в строгом соответствии с характером исторической застройки. Особое внимание в связи с сохранением индивидуального своеобразия города, его объемно-пространственной композиции, масштаба и силуэта уделяется вопросам этажности зданий и степени использования сборного строительства и типовых проектов. В подавляющем большинстве строительство ведется по индивидуальным проектам. Характерно, что прием контрастного сопоставления старой и новой застройки почти не используется в болгарских исторических городах. Зато распространение получают композиционные приемы, направленные к сохранению масштаба старых ансамблей, их своеобразного силуэта, цветовой гаммы.

С конца 50-х гг., особенно после территориально-административной реформы 1959 г. и возникновения ряда новых окружных городов, в стране ведутся большие работы по организации общественных центров. Начиная с 60-х гг. их планировочная и пространственная композиция становится основной темой конкурсов, в результате которых были созданы проекты центров многих городов страны.

Варна. Бульвар им. Карла Маркса. Архит. П. Павлов и др. Общий вид застройки начала 70-х гг. Варна. Бульвар им. Карла Маркса. Архит. П. Павлов и др. Общий вид застройки начала 70-х гг.
14. Варна. Бульвар им. Карла Маркса. Архит. П. Павлов и др. Общий вид застройки начала 70-х гг.

Для большинства городов Болгарии в ансамбле центра основную роль по традиции играет главная улица, насыщенная торговыми учреждениями. С 60-х гг. распространение получают системы жилищно-торговых комплексов — групп жилых домов, объединенных фронтально расположенными по отношению к улице одно- и двухэтажными торговыми блоками. Такой прием сочетания различных по высоте и членению зданий обогащает пространственную композицию центральной улицы Варныбульвара им. К. Маркса (рис. 14), бульвара им. Москвы в Пловдиве, центра г. Стара-Загора. Главная улица с ее широкими озелененными тротуарами часто составляет вместе с прилегающими площадями, скверами, торговыми и культурно-зрелищными комплексами сложное глубинное пространство.

Сложные комплексные проблемы решения городских центров крупных городов Болгарии вызвали необходимость в проведении международных конкурсов на центры Софии, Варны, Бургаса и Пловдива.

Три премированных проекта центра Софии (архит. Л. Нейков, НРБ; архит. Л. Вылчанов, НРБ; архит. В. Дучке, ГДР) легли в основу разработки окончательного проекта (Софпроект, руководитель проекта — архит. В. Роменски, 1971 г.), где центр столицы рассматривается как единая система площадей, улиц, парков, охватывающая не только центральное ядро города, но и прилегающие районы, что открывает перспективы для его будущего развития (см. рис. 4). Новый проект учитывает исторически сложившуюся схему центральных улиц и площадей и опирается на положения генерального плана Софии, предусматривающие полицентрическую систему общественного обслуживания. Композиционное развитие центра Софии намечено в виде ленты в направлении восток—запад. Намечается несколько функциональных зон — общественно-административная, хозяйственно-торговая, зона с преобладанием транспортных функций и зона, охватывающая жилые территории, рассредоточенные в первых трех зонах. Таким образом, создаются условия оптимальной концентрации деловой и культурной жизни столицы.

Особое внимание в проекте центра уделено максимальному сохранению архитектурно-художественного образа его исторической части, в которой новая застройка минимальна, а озелененные территории преобладают.

О творческой смелости болгарских зодчих в решении конкретных вопросов сохранения и использования исторического архитектурного наследия в современной городской среде свидетельствуют два подземных перехода в центру Софии, построенных на рубеже 60—70-х гг.

Так, включенные в пространственную композицию перехода «Сердикские ворота» (архит. И. Бояджиев и др.) руины античного города-крепости Сердики превратили его в новое по типу сооружение, совмещающее функции подземной пешеходной артерии города и натурного археологического музея, постоянно открытого для посетителей. В подземном коридоре предусмотрены ниши для экспонатов, к нему примыкают залы, где сохранены остатки улиц античного города, наконец, отдельные архитектурные фрагменты стен и ворот включены в композицию перехода как самостоятельные элементы. Принцип сопоставления материальной среды двух далеких исторических эпох проведен очень тактично. Метод контраста, акцентирование свойств современных материалов — полированной мраморной облицовки стен и пола и алюминия потолка — позволяют оттенить и выявить своеобразие памятника античного периода истории города.

Оригинальным решением и развитой пространственной композицией отличается и другой переход — ЦУМ — гостиница «Балкан» (архитекторы Г. Ганчев и И. Дамянов и др.) (см. рис. 5). Он трактован как большой открытый двор, в центре которого памятник древней архитектуры — церковь св. Петки Самарджийски (XV в.). Под колоннадой двора — кафе и магазины. Сооружение этих переходов открывает путь к новым интересным решениям центра.

Центр Варны (архит. Д. Ганев и др.) представлен как система зонированных ансамблей, ориентированных к морю. Предусмотрена удачная функциональная и композиционная связь центра с основными градообразующими зонами — промышленной и курортной.

Как единый многофункциональный ансамбль задуман и центр Пловдива. Особое внимание уделено в его проекте пространственно-композиционным связям с районами старого города и сохранению их своеобразия.

***

Укрепление материально-технической базы в стране и рост благосостояния населения явились предпосылками широкого развертывания жилищного строительства. Невозможность быстрой ликвидации острой нехватки жилья только при помощи государственных средств, с одной стороны, и преемственность традиций кооперативного строительства, начавшегося в стране еще в 20-е гг., с другой, обусловили особенности организации современного жилищного строительства. Строительство жилья осуществляется в основном на кооперативных началах при помощи государственного кредита (80% всего объема жилищного строительства в городах). Это в значительной мере влияет на особенности типов жилых домов и планировочных решений, которые должны удовлетворять разнообразным требованиям пайщиков. Вторая особенность, повлиявшая на пути развития жилищного строительства,— необходимость учета специфических условий сейсмических районов, занимающих значительную часть территории страны. Значительную роль в сложении типа современного жилого дома в Болгарии играет его органическая связь с традициями народного жилища.

Основное направление жилищного строительства в течение всего рассматриваемого периода — создание крупных жилых комплексов, полностью обеспеченных культурно-бытовым обслуживанием, благоустройством и озеленением.

Значительная часть всего объема жилищного строительства осуществляется в наиболее крупных городах, новых промышленных центрах.

В Софии в первые годы народной власти (1945—1948 гг.) основной проблемой было срочное увеличение недостаточного и разрушенного во время войны жилого фонда. Восстанавливались старые жилища и строились небольшие новые комплексы на прежде неблагоустроенных окраинах города («Лагера», «Булина Левада»). Их отличала простота и лаконичность планировочного и архитектурно-художественного решения. Подобные жилые кварталы возводились в Пловдиве, Бургасе, Сливене, в новом городе Димитровграде. Они явились началом комплексного жилищного строительства. В эти же годы началась разработка типовых проектов домов и секций для массового строительства.

Наиболее удачными примерами 1945— 1948 гг. можно считать жилые дома в Софии на бульваре генерала Игнатьева, отличавшиеся рациональной планировкой квартир и ясно выраженной функциональностью внешнего облика.

Начиная с 1948 г. объем жилищного строительства значительно увеличился (с 1948 по 1955 г. в городах было построено около 2 млн. м2 жилой площади), главным образом за счет новых городов и поселков. Если выстроенные до начала 50-х гг. жилые кварталы Софии и новых городов («Толбухин» и «Вулкан» в Димитровграде и др.) располагались с учетом наилучшей ориентации и для них были найдены удачные пространственные композиционные решения, то с начала 50-х гг. распространилась замкнутая периметральная система планировки жилых кварталов с расположением жилых блоков по линии улиц без учета оптимальных условий ориентации квартир. Этажность зданий поднялась с 3—4 до 5—6 этажей и более. Таковы кварталы, построенные после 1950 г. в Димитровграде, Рудоземе и большинстве крупных городов. В Софии особенно интенсивно жилищное строительство развивается в связи с принятым в 1949 г. пятилетним планом застройки столицы. Жилая застройка концентрируется преимущественно на свободных или малозастроенных участках центральной части города и подчиняется общим принципам создания парадного лица города (жилые здания на бульваре генерала Дондукова, ул. Раковского, ул. Софийской коммуны и др.). Архитектурный облик большинства жилых зданий этого периода характерен обилием классицистических деталей, искажающих масштаб жилого дома, и формальным применением элементов староболгарского зодчества.

Новый этап в жилищном строительстве Болгарии начался с 1955 г. Он ознаменовался переходом к созданию крупных жилых комплексов, благоустроенных и озелененных, в которых предусматривалось комплексное культурно-бытовое обслуживание населения. Это начатые строительством в 1956—1958 гг. жилые комплексы в Софии — «9 сентября» (архит. А. Стоичков и др.), им. Владимира Заимова, «Западный парк», им. Ленина (Софпроект, руководитель — архит. В. Вылчанов и др.). Комплексы решены как микрорайоны, в которых застройка велась в основном по типовым проектам с выборочным размещением отдельных зданий, выполненных по индивидуальным проектам. Для комплексов были разработаны специальные серии типовых секций, из которых составлялись жилые дома различной этажности. При строительстве комплекса им. Ленина впервые в стране были применены полусекции (обладающие общими параметрами и единым модулем), в основу которых положены типизированные элементы. Такой прием дал возможность варьировать плановые и объемные решения отдельных зданий при единстве композиции жилого района в целом.

В условиях Болгарии, особенно в ее исторических городах, широко распространено индивидуальное проектирование отдельных жилых зданий, включаемых в историческую застройку. Различны пути достижения взаимосвязи новой и старой архитектуры. Для небольших старых городов это, чаще всего, применение отдельных элементов и деталей (балконы, эркеры, крупные карнизы) и местных материалов, прямое использование традиционных форм народного жилища, сохранение масштаба застройки.

София. Жилой комплекс «Гипподром». Жилой дом. Архит. З. Колев, Л. Матев, И. Татаров. 1957 г.
15. София. Жилой комплекс «Гипподром». Жилой дом. Архит. З. Колев, Л. Матев, И. Татаров. 1957 г.
Тырново. Жилой комплекс «Треугольник». Архит. Д. Кынев, П. Маанов. Середина 70-х гг. План секции Тырново. Жилой комплекс «Треугольник». Архит. Д. Кынев, П. Маанов. Середина 70-х гг. Фрагмент застройки
Тырново. Жилой комплекс «Треугольник». Архит. Д. Кынев, П. Маанов. Середина 70-х гг. Генплан квартала
16. Тырново. Жилой комплекс «Треугольник». Архит. Д. Кынев, П. Маанов. Середина 70-х гг. План секции, фрагмент застройки, генплан квартала

Удачным примером массового жилищного строительства в условиях исторического города может служить жилой комплекс «Треугольник» в Велико-Тырново, сооруженный вне старого города (руководитель авторского колл, архит. П. Матанов). На основе нескольких жилых секций созданы разнообразные и сильно расчлененные объемы, соответствующие масштабам городской застройки. Пространственное, пластическое и колористическое решение комплекса гармонирует с характером тырновской архитектуры (рис. 16).

Темпы развития жилищного строительства вызвали к жизни индустриальное домостроение. Заводское производство готовых строительных конструкций и элементов началось в 1949 г., а в 1950 г. готовые элементы (сборные железобетонные перекрытия) впервые были использованы при строительстве 4- и 8-этажных жилых домов на проспекте Александра Стамболийского в Софии (архитекторы К. Босев, Г. Попов и др.).

С 1959 г. началось массовое крупнопанельное жилищное строительство. Были выстроены многоэтажные жилые дома в комплексе им. Алексея Толстого (архит.— проф. Г. Бранков) в Софии и жилой комплекс «Здравец» в Русе (архит. Ц. Чонев, инж. С. Косев). Архитектурно-планировочное решение их предусматривало две, три и четыре секции. В дальнейшем выявилась необходимость в уменьшении типоразмеров и марок готовых элементов.

В 1963—1964 гг. Институт типового проектирования и индустриализация строительства, Софпроект и проектная организация в г. Русе разработали номенклатуру готовых железобетонных элементов для 4-, 5- и 6-этажных крупнопанельных жилых зданий, предназначенных для строительства в несейсмических районах. Комбинирование нескольких серий жилых секций и блоков дало большой ассортимент крупнопанельных жилых зданий с различной ориентацией, разнообразными плановыми и объемными решениями. Однако построенные по этой номенклатуре здания с поперечными несущими стенами имели небольшой шаг, что не давало возможностей гибкой планировки. Поэтому был разработан тип здания с большим продольным шагом (6—7,2 м) и большими вариантными возможностями.

В 60-е гг. развитие типового крупнопанельного домостроения сосредоточено главным образом в Софии. Здесь последовательно возведены комплексы — «Момкова махала», «Бородинский бой», им. Алексея Толстого и «Надежда», застроенный многосекционными 6-этажными домами.

В последние годы в жилищном строительстве нашел широкое применение болгарский принцип каркасно-панельной безбалочной конструкции. Он позволяет осуществить свободную планировку квартиры не только горизонтально, но и вертикально, по этажам. А это в свою очередь дает возможность разнообразного членения фасадов, обогащает их пластически (8-этажный каркасный безбалочный дом в Софии в квартале «Гипподром», рис. 15). Монтаж зданий подобного типа осуществляется без башенных кранов. Наконец, эта система дает большие градостроительные возможности: из сборных элементов, включенных в номенклатуру, можно компоновать разнообразные по плану и объему здания.

Широко применяется в жилищном строительстве и другой метод — непрерывного бетонирования в «скользящей опалубке».

Архитектурная выразительность жилого дома 60—70-х гг. достигается за счет богатой пластики фасадов (оправданное климатическими условиями активное применение лоджий, балконов, эркеров), обилия стекла, зрительно облегчающего сооружение, использования цветных пластических материалов для ограждений лоджий и балконов, крытых галерей по периметру верхних этажей, а, главное, благодаря удачно найденным пропорциям и масштабам.

Значительные изменения претерпевает планировочная структура квартиры. Исторически сложившаяся в народном жилище, традиционная для Болгарии планировка квартиры, при которой все помещения группировались вокруг «дневны» (общей комнаты для всех членов семьи), сменяется в начале 50-х гг. «коридорной». Комнаты стали изолированными, появилась возможность покомнатного заселения квартир (распространение получили секции с тремя двухкомнатными квартирами), что оправдывалось необходимостью удовлетворить острую нужду в жилье. Но этот планировочный прием оказался чуждым образу жизни болгарской семьи и национальным традициям. К тому же индивидуальное и кооперативное строительство, занимающее большое место в общем объеме жилищного строительства в стране, требовало более удобных и рациональных для застройки планировочных схем квартиры.

Уже с 1955 г. произошел возврат к традиционной для страны схемы, где центр композиции — «дневна» (первые жилые комплексы в Софии, жилые дома в Бургасе, Варне, Русе и других городах). Если вначале «дневна» была проходной и служила связующим звеном для остальных помещений, чем и определялись ее небольшие размеры, то в жилых комплексах 60-х гг. («Гипподром» в Софии, им. Владимира Заимова, им. Ленина, жилые дома в Стара-Загоре) возрастает ее самостоятельное значение как помещения для отдыха и развлечений членов семьи. Ее площадь увеличивается до 26 м2 и она обособляется. Одновременно развивается дифференциация остальных помещений квартиры.

София. Гостиница «Плиска». Архитекторы Л. Лозанов, Хр. Цветков. 1960 г. Пловдив. Гостиница «Марица». Архитекторы В. Рангелов, Кр. Антонова. 1970 г.
17. София. Гостиница «Плиска». Архитекторы Л. Лозанов, Хр. Цветков. 1960 г. 18. Пловдив. Гостиница «Марица». Архитекторы В. Рангелов, Кр. Антонова. 1970 г.

Развитие внутреннего и главным образом международного туризма вызвало с конца 50-х гг. массовое строительство гостиниц в городах и населенных пунктах, а также кемпингов, мотелей, ресторанов и пунктов различного обслуживания на магистралях. Среди наиболее интересных гостиничных зданий — гостиница в Тырново (архитекторы Е. Димчев, Ц. Коланджиев), гостиничный комплекс «Счастливец» на Витоше (архит. П. Икономов), гостиницы «Плиска» в Софии (архитекторы Л. Лозанов и Хр. Цветков), «Марица» в Пловдиве (архитекторы В. Рангелов, Кр. Антонова) (рис. 17, 18).

В архитектуре городских и курортных гостиниц в значительной степени проявилось умение болгарских архитекторов использовать синтез архитектуры с различными видами пластических искусств. В ансамбль интерьеров общественных помещений гостиниц обычно включены произведения монументально-декоративного искусства. Решая вопросы синтеза, в поисках выразительных средств архитекторы и художники осуществляют своеобразное возрождение многих видов традиционного монументально-декоративного искусства — деревянной резьбы, керамики, металлической и каменной пластики, которые долгое время не находили своего места в современной болгарской архитектуре. Пластические искусства играют все большую роль в формировании новых жилых комплексов и целых ансамблей, оформлении парков, магистралей, промышленных объектов.

***

Развитие новых форм политической и социальной жизни в стране обусловило появление новых типов административных и общественных сооружений. Это здания окружных и городских комитетов БКП, городских народных Советов, Дворцов культуры и спортивных комплексов, крупных учебных и научных учреждений. В годы народной власти формируются и массовые типы общественных зданий — школ, детских учреждений, больниц, сооружений культурно-просветительного назначения, которые приобрели новое содержание, новые функции или вообще получили право на существование после 9 сентября 1944 г. Даже традиционный для страны тип «читалищ» (клубов-читален), игравших роль национальных культурных центров еще в годы турецкого владычества, наполняется новым, многосторонним содержанием и превращается в Дом культуры.

В формировании типов общественных зданий и поисках их образной выразительности можно наметить несколько этапов, соответствующих общему процессу развития архитектуры в стране.

В первые годы после победы народно-демократического строя в архитектуре крупных общественных зданий сохраняются стилистические особенности довоенного зодчества. В одном случае это сдержанное увлечение неоклассическими формами (в творчестве архитекторов Г. Овчарова, Д. Цолова, И. Василёва), в другом — стилизация архитектурных форм эпохи болгарского Возрождения. Группа зодчих (С. Белковски, И. Данчов, А. Попов, А. Дамянов и др.) продолжала традиции рационализма 30-х гг.

София. Государственная библиотека. Архит. И. Василёв, Д. Цолов. Окончена в 1953 г. Общий вид
София. Государственная библиотека. Архит. И. Василёв, Д. Цолов. Окончена в 1953 г. План 1-го этажа
21. София. Государственная библиотека. Архит. И. Василёв, Д. Цолов. Окончена в 1953 г. Общий вид. План 1-го этажа
София. Мавзолей Георгия Димитрова. Архитекторы Г. Овчаров, Р. Рибаров. 1949 г. План
София. Мавзолей Георгия Димитрова. Архитекторы Г. Овчаров, Р. Рибаров. 1949 г. Общий вид
22. София. Мавзолей Георгия Димитрова. Архитекторы Г. Овчаров, Р. Рибаров. 1949 г. План. Общий вид
София. Памятник Советской Армии. Архитекторы Д. Митов, И. Василёв, Л. Нейков, скульпторы И. Фунев, И. Лазарев, В. Емануилова, М. Георгиева и др.
23. София. Памятник Советской Армии. Архитекторы Д. Митов, И. Василёв, Л. Нейков, скульпторы И. Фунев, И. Лазарев, В. Емануилова, М. Георгиева и др.

Преемственность традиций во многом объясняется тем, что в это время осуществлялись главным образом восстановление и реконструкция разрушенных за годы войны зданий и заканчивалось строительство начатых в предвоенные годы крупных общественных сооружений. Среди них выделяются здания Государственной библиотеки имени Кирилла и Мефодия в Софии (архитекторы И. Василёв, Д. Цолов, 1939—1953 гг.) (рис. 21) и библиотеки-музея в г. Тырново (архитекторы А. Дамянов, В. Хашнов, 1939—1952 гг.).

Сооружения различны: Государственная библиотека в Софии решена в классических формах, библиотека-музей в г. Тырново — с использованием элементов национальной архитектуры, однако для обеих характерны рациональные и компактные плановые решения, сдержанные и лаконичные формы, благодаря чему оба здания удачно вписываются в окружающую застройку.

Среди уникальных сооружений этого периода своей идейной значимостью и образной выразительностью выделяется Мавзолей Георгия Димитрова в Софии (архитекторы Г. Овчаров и Р. Рибаров, 1949 г.). Это не только памятник-усыпальница вождя, но и трибуна в дни всенародных торжеств. Расположенный на фоне деревьев городского сада, благодаря своему лаконичному, пропорциональному объему и правильно выбранному масштабу он стал не только смысловым, но и композиционным центром ансамбля площади. Четкие, строгие формы Мавзолея, сдержанное оформление (белый русенский камень) придают ему торжественно-монументальный облик (рис. 22).

В первой половине 50-х гг. в стране были созданы архитектурно-скульптурные комплексы — мемориальные ансамбли и памятники. Наиболее значительные из них — памятник Советской Армии [архитекторы Д. Митов (руководитель), И. Василёв, Л. Нейков, скульпторы И. Фунев, И. Лазаров, В. Емануилова, М. Георгиева и др.] (рис. 23) и памятник на братской могиле в парке Свободы в Софии (скульпторы Ю. Крычмаров, А. Атанасова-Милкова, архитекторы Е. Зидаров, М. Милков и др.), а также памятник воинам Советской Армии в Пловдиве («Алеша») — скульпторы В. Радославов, Ал. Занков, архитекторы Б. Марков, И. Цветанов. Их отличают не только монументальность, героика образов, но и излишняя иллюстративность, классический принцип построения композиции, симметрия и уравновешенность, граничащие со схематизмом.

София. Детский сад в жилом квартале «Лозенец». Архитектор Л. Босева. 1953 г. Общий вид
София. Детский сад в жилом квартале «Лозенец». Архитектор Л. Босева. 1953 г. План
19. София. Детский сад в жилом квартале «Лозенец». Архитектор Л. Босева. 1953 г. Общий вид. План
София. Школа на бульваре «Черный верх». Архитектор В. Роменски, 1962 г.
20. София. Школа на бульваре «Черный верх». Архитектор В. Роменски, 1962 г.

Стремление к простым и сдержанным формам проявилось в архитектуре массовых типов общественных сооружений — больниц, школ, детских садов. Появившиеся в первые годы после освобождения удачные функциональные решения типов детских дошкольных учреждений со свободными пространственными композициями получают дальнейшее развитие в начале 50-х гг. Это прежде всего детские сады в столичных кварталах «Лозенец» и «Лагера» (Софпроект, архит. Л. Босева, 1953 г.) (рис. 19). Стремление к дифференциации различных возрастных групп привело к функционально оправданным планам и развитой объемно-пространственной структуре. Необходимая для детских учреждений непосредственная связь с природным окружением достигалась путем использования традиционных элементов народного зодчества: большие открытые террасы, перголы, многочастные окна.

Четкие и ясные планировочные решения характерны для школьного строительства конца 40-х — начала 50-х гг.(школы имени И. Вазова в Софии, архит. М. Захариева, 1949 г. и в Стара-Загоре, архитекторы А. Попов, Б. Капитанов, 1950 г.), а также ряда лечебных учреждений этих лет (больницы в Димитровграде, Горна-Оряховице, Трявне).

Поиски образной выразительности архитектуры в условиях решительных социальных преобразований и утверждения нового общественного строя приводят в первой половине 50-х гг. к увлечению формами и элементами классического и национального наследия, что придает построенным в эти годы административным и общественным сооружениям триумфально-торжественный и подчас излишне монументальный облик. Современные по назначению типы общественных зданий облекаются в архаизированные формы. В первую очередь это относилось к крупным общественным и административным сооружениям, оформляющим центры городов.

Этими стилевыми признаками характерен архитектурный ансамбль центра Софии. Внешняя помпезность и репрезентативность, достигнутые с помощью симметричных фасадов и крупных ордерных форм, отличают здание ЦК БКП (архит. П. Златев и др.), гостиницу «Балкан» (архит. Д. Цолов и др.), здания ряда министерств (архит. И. Данчев и др.), Совета Министров и ЦУМа (авт. колл, под рук. К. Николова). Однако нельзя отрицать роль этих сооружений в формировании нового центра столицы, его пространственной организации, в установлении масштаба застройки центра реконструируемой Софии (см. рис. 3).

Изменение творческой направленности болгарской архитектуры, происшедшее во второй половине 50-х гг., определило пути дальнейшего развития архитектуры общественных зданий. Вопросы экономики, индустриализации и типизации строительства, четкой функциональной организации выдвигаются на первый план. Пересмотр эстетических представлений привел к отказу от псевдоклассических приемов. Значительную роль при этом сыграли открытые конкурсы на проекты общественных зданий в Софии (в частности, на Дом городского Совета, 1957 г.).

В начале 50-х гг. начинает формироваться тип Дома культуры как здания универсального назначения, совмещающего функции библиотеки-читальни, концертного зала и зала собраний, помещений для кружковой работы, кинозала и т. п. Универсальный характер здания потребовал развитого объемно-пространственного построения и ясного архитектурного облика, а его значение в городе — четкого градостроительного решения. Однако большинство разработанных в эти годы типовых схем Домов культуры несут еще элементы ненужной монументальности и плохо связаны с окружающей застройкой и пейзажем.

Развитию и совершенствованию типов Домов культуры в городах и сельских местностях способствовало постановление ЦК БКП и Совета Министров 1955 г. об усилении культурно-воспитательной работы. Резко увеличился объем строительства — от 25 Домов культуры в 1955 г. до 600 в 1956—1957 гг. Типовые проекты Домов культуры для сельской местности, разработанные в 1956 г. Главпроектом и пришедшие на смену псевдомонументальным проектам, создали угрозу упрощенчества и обезличивания. Поэтому уже в 1958 г. был объявлен конкурс на проекты Домов культуры, давший интересные результаты в плановом, объемно-пространственном и архитектурно-художественном отношении.

Село Кричим Пловдивского округа. Дом культуры («читалище»). Архитекторы К. Колев, П. Белев. 1966 г.
24. Село Кричим Пловдивского округа. Дом культуры («читалище»). Архитекторы К. Колев, П. Белев. 1966 г.
Стара-Загора.Театр. Архитекторы М. Соколовский, Б. Камиларов, Ц. Хаджистойчев. 1971 г. Общий вид
Стара-Загора.Театр. Архитекторы М. Соколовский, Б. Камиларов, Ц. Хаджистойчев. 1971 г. Интерьер
25. Стара-Загора.Театр. Архитекторы М. Соколовский, Б. Камиларов, Ц. Хаджистойчев. 1971 г. Общий вид, интерьер
Лом. Спортивный зал. Архит. В. Лазаров и др. 1963 г.
26. Лом. Спортивный зал. Архит. В. Лазаров и др. 1963 г.
София. Спортивный зал «Универсиада». Архитекторы А. Баров, И. Иванчев, И. Татаров, Д. Владишки. 1961 г.
27. София. Спортивный зал «Универсиада». Архитекторы А. Баров, И. Иванчев, И. Татаров, Д. Владишки. 1961 г.

Дома культуры в малых городах и селах обычно организуют ансамбль центральной площади и в большинстве случаев имеют свой индивидуальный архитектурно-художественный образ, в создании которого участвуют пейзаж и историческая застройка. Так, Дом культуры г. Карлово (архитекторы В. Лазаров, И. Татаров, И. Иванчев, 1964 г.), обладающий развитой пространственной композицией (в составе помещений — театр, музей, библиотека и летний кинозал), благодаря невысоким распластанным объемам не доминирует над исторической застройкой и не диссонирует с природным окружением и в то же время служит смысловым и композиционным центром главной площади, тесно связанным с ней системой пологих лестниц, площадок, подпорных стенок. Трехчастное здание Дома культуры в с. Долна Баня (архитекторы С. Атанасов и И. Николов, 1962 г.) совмещает зрительный зал, клубные помещения, читальню, кафе. Асимметричный объем удачно вписан в гористый пейзаж и благодаря высокой башне с часами организует ансамбль сельского центра. Подобную роль в сельском центре выполняет «читалище» с. Кричим Пловдивского округа (архитекторы К. Колев, П. Белев, 1966 г.) (рис. 24), объединяющее обособленные в функциональном и плановом отношении три группы помещений: входную часть, вестибюль и салон, обслуживающие помещения, сценическую часть со зрительным залом и библиотеку с кружковыми помещениями. Простое компактное здание отличается хорошими пропорциями, фасады его пластически выразительны.

Для строительства Домов культуры, как, впрочем, и для большинства общественных зданий массовых типов в Болгарии, характерно применение типизированных элементов. В применении же типовых проектов особое внимание при индивидуальной привязке уделяется использованию местных материалов.

Значение градостроительного фактора отчетливо проявилось во второй половине 60-х — начале 70-х гг. при проектировании театральных зданий. Театры в Тырново, Стара-Загоре, Тырговище, Благоевграде организуют центральные площади и выделяются укрупненными формами и четким силуэтом, задавая масштаб центральному ансамблю города. Художественный образ театра в Стара-Загоре (архитекторы М. Соколовски, Б. Камиларов, Ц. Хаджистойчев) строится на контрастном сопоставлении: лаконизм и четкость объемов, форм и деталей экстерьера и пространственное богатство и декоративное оформление интерьера. Насыщенная цветовая палитра фойе (темно-синий потолок, белый парапет лестничных галерей, теплый тон мрамора колонн, цветные гобелены) и оригинально решенные светильники (шарообразные люстры) создают эффект театральности и праздничности (рис. 25). Тенденция к кооперированию, универсальности зданий культурно-массового назначения коснулась и кинотеатров (двухзальный широкоэкранный кинотеатр в г. Толбухине, один из залов которого может быть использован как концертный, архитекторы К. Кристов, П. Никифоров, 1962 г.; двухзальный кинотеатр в Михайловграде), а также зданий спортивного назначения, в особенности в малых городах. Это, например, спортивные залы в Ломе (рис. 26), Хаскове и Ямболе, выполняющие также функции залов для концертов и собраний.

Крупнейшим сооружением универсального назначения является спортивный зал «Универсиада» в Софии (архитекторы А. Баров, И. Иванчев, И. Татаров, Д. Владишки, 1961 г.) (рис. 27), построенный для международных, студенческих встреч. Это крупнейший зал Софии, он вмещает 4800 чел. Возможность трансформации трибун и центральной арены позволяет использовать зал для концертных выступлений, митингов и выставок. Своеобразие облика зала «Универсиада» достигается контрастным сочетанием сплошного остекления главного фасада с облицованными местным камнем боковыми плоскостями, а также выявлением железобетонных конструктивных опор, поставленных наклонно и пронизывающих все здание.

Варна. Дворец культуры и спорта. Архит. Ст. Колчев и др. 1968 г. План
Варна. Дворец культуры и спорта. Архит. Ст. Колчев и др. 1968 г. Общий вид
Варна. Дворец культуры и спорта. Архит. Ст. Колчев и др. 1968 г. Разрезы
28. Варна. Дворец культуры и спорта. Архит. Ст. Колчев и др. 1968 г. План. Общий вид. Разрезы
Пловдив. Павильон на Международной ярмарке. Архит. М. Матеев. Общий вид
Пловдив. Павильон на Международной ярмарке. Архит. М. Матеев. Разрезы
29. Пловдив. Павильон на Международной ярмарке. Архит. М. Матеев. Общий вид. Разрезы
Пловдив. Дом молодоженов. Архитекторы М. Матеев, Д. Танева, В. Вылчанов. 1962 г.
30. Пловдив. Дом молодоженов. Архитекторы М. Матеев, Д. Танева, В. Вылчанов. 1962 г.
 

Для болгарской архитектуры конца 60-х — начала 70-х гг. характерны поиски развитых пространственных композиций путем освоения пространственных конструкций и различных систем покрытий. Перекрытие крупного зала Дворца культуры и спорта в Варне (архит. Ст. Колчев и др., 1968 г.) — максимальная вместимость до 5000 человек — впервые в стране осуществлено с помощью вантовых конструкций (рис. 28). Объемно-пространственная композиция Дворца решается постановкой здания на своеобразный подиум, преодолевающий сложный рельеф территории. Универсальность зала достигается возможностью его трансформации. Смелость конструктивного решения, разнообразие и скульптурная моделировка архитектурного объема свидетельствуют о высоком мастерстве зодчих.

Выставочный павильон ГДР на Международной выставке в Пловдиве (архитекторы М. Матеев, Д. Танева и др.) (рис. 29) отличается функциональной ясностью облика. Свободное пространственное решение достигнуто благодаря применению облегченных металлических конструкций, несущих перекрытие зала и освобождающих экспозиционную площадь павильона от затесняющих опор. Акцентируя возможности современных материалов (стекло, алюминий) и конструкций (стальные колонны и тросы), архитектор добивается хорошего эстетического эффекта.

Тенденции к укрупнению масштабов, нарочито огрубленным формам и выявлению пластических свойств бетона отличают построенные в Софии «Фестиваль-68» (архитекторы И. Татаров и Д. Владишки) и крытый теннисный корт (архит. С. Георгиева).

Среди общественных зданий, вызванных к жизни новыми формами социальной жизни,— Дом молодоженов в Пловдиве (архитекторы М. Матеев, Д. Танева, В. Вылчанов, 1962 г.) (рис. 30). Сооружение выразительно своей открытостью в город, достигнутой благодаря сплошному остеклению главного фасада. Четкий ритм вертикальных членений, объединяющий два этажа здания, монументализирует его облик. В оформлении интерьеров все средства художественной . выразительности — цвет и свет, кованые рельефы, стеклографика — подчинены идее создания торжественной и праздничной атмосферы обряда.

Строительство административно-общественных зданий в стране связано с развитием и укреплением народной власти и роли общественных организаций. В 1958 г. было создано в качестве новых административно-хозяйственных единиц 30 округов (вместо 13). Небольшие в прошлом населенные пункты превратились в окружные центры. Возводимые в них административно-общественные здания приобретают не только важное идейно-смысловое, но и художественное значение при формировании центральных ансамблей. Часто здания городского Совета, Дома партии, Дома профсоюзов составляют единый административный ансамбль центра города (Михайловград, Тырговище). Наиболее развитой пространственной композицией выделяется комплекс Дома партии с палатой Профсоюзов в Михайловграде (архитекторы Д. Аврамов, А. Горанов, 1961 г.). Он состоит из четырех объемов, разнообразных по трактовке, но выдержанных в одном масштабе, задающем тон окружающей застройке.

Стремление создать выразительный силуэт города вызвало в первой половине 60-х гг. появление многоэтажных объемов с однообразной сеткой фасадных членений и обилием стеклянных плоскостей. Их отличали компактный план, четкий объем, высокий конструктивный и технический уровень (Институт электропромышленности, архитекторы П. Стефанов, М. Писарски; здание Машиноэкспорта, архит. Кр. Цветков — в Софии; здание городского народного Совета в Димитровграде, архитекторы И. Татаров, М. Милева, Д. Владишки и др.). Однако многократное повторение почти одинаковых стеклянных объемов несло городу угрозу стандартности, безликости и схематизма.

Плевен. Дом Окружного комитета БКП. Архитектор Хр. Ковачев. 1973 г.
31. Плевен. Дом Окружного комитета БКП. Архитектор Хр. Ковачев. 1973 г.

На рубеже 60—70-х гг. появляется тенденция к большему разнообразию объемно-пространственных решений, идут поиски индивидуализации облика сооружения, его связи с особенностями городской среды. Особенно заметна эта тенденция в окружных центрах, где проектирование и строительство ведут местные проектные организации, что свидетельствует, с одной стороны, о возросшем уровне их профессионального мастерства, а с другой — о значительной творческой самостоятельности. Богатой пластикой фасадов, использованием материалов различных цветовых сочетаний, гармонией с окружающим городским ансамблем отличаются здания Окружных комитетов БКП в Сливене (архитекторы Н. Паскалев, Д. Мушев) и Ямболе (архит. А. Атанасов), Дома партии в Плевене (руководитель — архит. Хр. Ковачев, 1973 г.) (рис. 31).

В развитии массовых типов учебных заведений — школ, техникумов большую роль сыграло постановление о политехнизации обучения (1957 г.), а позже — введение 12-летнего курса (неполное среднее обучение 8 лет). Потребовались более развитые в плане объемно-пространственные композиции, открывшие большие возможности для разнообразных архитектурно-художественных решений. Появляется блочно-павильонная система с односторонней застройкой коридора. Так, школа имени Христо Кырпачева на бульваре «Черный верх» в Софии (архит. В. Роменски, 1962 г.) (рис. 20) состоит из свободно соединенных трех блоков, в которых выделены группы помещений различного назначения, в том числе мастерские и кабинеты. Блоки замыкают внутренний двор, расположенный в разных уровнях. Односторонняя коридорная система дает возможность оптимального освещения классных комнат. Благодаря обилию стекла, открытым террасам, перголам, площадкам, наружным лестницам внутреннее пространство школы органично связано с природным окружением. Галереи, дворики и площадки используются для рекреаций и обогащают пластическую выразительность архитектурного облика здания. Умение зодчих правильно согласовать функциональные требования, плановую схему и композиционное построение школьного комплекса с рельефом, характером окружающей местности придает болгарским школам индивидуальный архитектурный облик.

Основные направления школьного строительства 70-х гг. связаны с государственной политикой подготовки к введению всеобщего обязательного среднего образования и слияния общеобразовательного и профессионального обучения. Основные тенденции — создание систем учебных комплексов, укрупнение и специализация учебных заведений, централизация хозяйственного обслуживания, расширение сферы использования залов, библиотек, учебно-спортивных помещений путем включения учебных комплексов в общественные центры жилых районов.

Те же поиски оптимальных плановых и объемных решений идут и в области строительства детских учреждений. Характерна тенденция к объединению в одном комплексе нескольких возрастных групп (детсад-ясли) с их дифференциацией в разных объемах (детский комбинат имени Хо Ши Мина в Софии на 205 детей, архит. Д. Станчева, 1969 г.).

***

Творческие поиски болгарских архитекторов наиболее отчетливо проявились в деятельности по организации мест отдыха и туризма. Интенсивное развитие, форм массового отдыха болгарских трудящихся, с одной стороны, и стремление превратить Болгарию благодаря наличию благоприятных природно-географических, экономических и историко-культурных факторов в страну международного туризма, с другой, обусловливают масштабы курортного строительства. Международный туризм, имеющий большое политическое значение, немаловажен для страны и как одна из существенных статей национального дохода. Результаты анализа природных и экономических ресурсов, изучение исторического и культурного наследия легли в основу территориальной схемы районирования курортных и туристических объектов в масштабе всей страны. Кроме территориальной схемы общегосударственного масштаба подробно и комплексно разработаны проблемы организации отдыха в отдельных районах, в частности пригородной зоне Софии и Черноморского побережья (рис. 32). Болгарское Черноморье обладает исключительно благоприятными природными и климатическими условиями для отдыха: длительный курортный сезон, умеренная жара, смягченная легкими бризами, ровная температура морской воды, а главное — широкая полоса мягких песчаных пляжей общей площадью 7 млн. м2. Богато побережье и культурно-историческими достопримечательностями. Памятники античности, средневековья и болгарского Возрождения разбросаны по всей территории страны. Среди них большой интерес представляют бывшие греческие колонии — Аполлония (Созополь), Одессос (Варна) и Месемврия (Несебр) с античными и византийскими памятниками.

Одной из основных проблем, определявших формирование всей прибрежной зоны и отдельных курортных ансамблей, оказалась необходимость освоения не использовавшейся ранее приморской территории и ее природных ресурсов. С одной стороны, это усложняло задачу, а с другой, открывало возможности свободного творческого решения самых разнообразных задач. В качестве основного принципа была избрана комплексность, предусматривающая создание целостных ансамблей путем рационального решения вопросов планировки, функционального зонирования, объемно-пространственной композиции, а также инженерного оборудования и благоустройства.

Фактором, определившим специфику функциональной и композиционной организации черноморских курортов, стала их целевая направленность, обусловленная природными и климатическими условиями морского побережья. Курорты «Дружба», «Золотые пески», «Солнечный берег», «Албена» — это зоны массового отдыха и туризма с развитой системой обслуживания.

Профиль определил такое построение курортных комплексов, когда весь ансамбль рассматривается как единое целое и формируется исходя из стремления обеспечить максимальное разнообразие и доступность всех форм обслуживания. В основе планировки курортов лежит принцип централизованного обслуживания отдыхающих, когда при группах гостиниц предусмотрены отдельные здания ресторанов, кафе и т. п., а крупные общественные сооружения — кинотеатры, летние театры, казино, варьете обслуживают весь комплекс. Такой принцип и формирует архитектурные ансамбли, составляющие градостроительную основу курортных комплексов.

Типы жилых зданий курортов достаточно разнообразны — от легких одноэтажных домиков-«бунгало» вместимостью от 2 до 4 человек до 12—14-этажных зданий и гостиничных комплексов на 350—400 отдыхающих. В основе планировочного и объемно-пространственного построения гостиниц любого типа — жилая ячейка — номер. Наиболее распространена одно- и двухместная однокомнатная ячейка, состоящая из небольшой жилой комнаты, оборудованной встроенной мебелью, и санузла с душем.

В качестве конструктивных систем для крупных гостиниц приняты в основном две системы: с несущими поперечными стенами и монолитный железобетонный каркас с кирпичным или панельным заполнением.

На рубеже 60—70-х гг. все большее распространение получает сборное строительство.

Главный принцип формирования архитектурно-художественного облика курортов — органическая связь архитектуры с природной средой, ландшафтом. Разработка этого принципа стала значительным достижением современной болгарской архитектуры и в то же время творческим развитием традиций национального зодчества, основной чертой которого было слияние природы И архитектуры. Архитектура каждого комплекса в целом и его отдельных зданий дополняет и развивает эстетические возможности природной среды, подчеркивая и выявляя ее специфику, благодаря чему каждый курортный комплекс имеет своеобразный неповторимый облик.

Первый курорт, строительством которого началось комплексное освоение Черноморского побережья, был комплекс «Дружба» (архит. К. Николов и др.), расположенный к северу от крупнейшего города-порта Варны. Начало было положено в конце 1955 г. сооружением отдельных гостиничных зданий, а к 1968 г. комплекс в целом был завершен. В его состав входят 20 гостиниц, деревянные сборные домики-«бунгало» на 2000 мест, два кемпинга, пять ресторанов, театр, спортплощадки и открытый плавательный бассейн с подогревающейся минеральной водой. Общая вместимость комплекса — около 3000 коек — сравнительно небольшая, что связано с ограниченными размерами пляжной полосы.

Курорт расположен на территории прекрасного лесопарка, на высоком морском берегу — «естественном балконе». Идее сохранения и выявления ландшафтных особенностей подчинено плановое и композиционное решение курорта. Здания свободно расставлены среди парковой зелени. Основной принцип композиции — асимметрия, не нарушающая естественный пейзаж. Преобладает 3—4-этажная застройка, сомасштабная окружающей среде. Лишь две высотные гостиницы формируют силуэт курорта с моря.

На примере застройки курорта «Дружба» прослеживается формирование облика современного курортного здания в Болгарии. Для гостиниц, сооруженных на первом этапе строительства: «Роза», «Черноморец», «Одессос»,— характерны суровые плоскости стен из грубо обработанного камня, небольшие окна, отсутствие балконов и лоджий при жилых комнатах. Их тяжелые объемы напоминают старые монастырские здания, расположенные неподалеку.

В архитектуре зданий второго этапа застройки (1956—1960 гг.) оформляются совершенно иные пространственные решения, основанные на связи с природой (гостиницы «Бор», «Лебедь»). Лоджия жилой ячейки приобретает значение выхода в парк. Необходимая для гостиницы в условиях южного климата лоджия становится главным элементом пластической выразительности фасада.

Районная территориальная схема Черноморского побережья Курорт «Дружба». Международный Дом ученых. Архит. Г. Ганев. Конец 60-х гг.
32. Районная территориальная схема Черноморского побережья 33. Курорт «Дружба». Международный Дом ученых. Архит. Г. Ганев. Конец 60-х гг.
Курорт «Золотые пески». Архит. Г. Ганев и др. Генеральный план
Курорт «Золотые пески». Архит. Г. Ганев и др. Вид прибрежной полосы
Курорт «Золотые пески». Архит. Г. Ганев и др. Гостиница «Интернационал» (архит. Г. Стоилов)
Курорт «Золотые пески». Архит. Г. Ганев и др. Бар «Кукеры» (архит. М. Маринов) Курорт «Золотые пески». Архит. Г. Ганев и др. Гостиница «Плиска» (архит. Д. Джумаков)
34. Курорт «Золотые пески». Архит. Г. Ганев и др. Генеральный план, вид прибрежной полосы, гостиница «Интернационал» (архит. Г. Стоилов), бар «Кукеры» (архит. М. Маринов), гостиница «Плиска» (архит. Д. Джумаков)
Народная Республика Болгария. Курорт «Албена». Фрагмент гостиницы
Народная Республика Болгария. Курорт «Албена». Фрагмент гостиницы

Планировочная структура гостиницы третьего периода (1964—1967 гг.) отличается сильно развитым вестибюлем-холлом первого этажа — общественным центром жилого курортного здания. Благодаря применению опоясывающих гостиницы по периметру лоджий-балконов с прозрачным ограждением здания стали легкими и прозрачными, пронизанными воздухом и светом (гостиницы «Глория», «Рубин», «Международный дом ученых») (рис. 33).

Принципы, положенные в основу создания курорта «Дружба», получили развитие в комплексе «Золотые пески» (архит. Г. Ганев и др.) в 7 км северо-восточнее «Дружбы», расположенном на поросших лесом холмах, террасами спускающихся к морю. Нижняя его часть — ровная прибрежная полоса переходит в пляж шириной до 100 м и протяженностью около 3 км. Размеры пляжа и определили вместимость курорта — 16 тыс. человек. Планировка и объемно-пространственная композиция комплекса претерпели ряд изменений, связанных с отсутствием первоначального генплана (рис. 34). Застройка 1956—1958 гг. (2—4-этажные гостиницы) составила лишь узкую полосу вдоль пляжа и отличалась фронтальным характером и однообразием. Освоение территории в глубину началось с 1959 г. за счет массового строительства деревянных бунгало, а позже (60-е гг.) — различных типов гостиниц и общественных зданий. Наконец, строительство 12 — 14-этажных гостиниц («Москва», «Астория», «Берлин», «Гавана», «Варшава» и др.) и 18-этажного корпуса «Интернационала» (рис. 34) значительно обогатило силуэт комплекса с моря.

Пространственная организация курорта строится на ритме высотных объемов и контрасте их с невысокими протяженными отелями, живописно и свободно расставленными среди пышной зелени террасных склонов.

Характер территории — широкая прибрежная полоса — определил плановое решение курорта. Основная артерия комплекса — широкая прогулочная аллея, отделяющая пляжную зону от застройки.

В развитой сети общественного обслуживания значительное место занимают аттракционы, бары, кафе-кондитерские и рестораны, составляющие характерную достопримечательность курорта. Элемент рекламности сосуществует в них с романтикой, тактично и умело использованными предметами народного быта (рестораны «Кошара», «Цыганский табор», «Водяная мельница», бар «Кукеры» и др.) (рис. 34).

Если в «Дружбе» преобладает спокойный отдых в природной среде локального курорта, то комплекс «Золотые пески» по своим размерам и структуре выполняет роль курортного центра побережья.

Курорт «Солнечный берег». Архит. Н. Николов и др. Гостиница «Кубань» (архит. Д. Салабашев)
Курорт «Солнечный берег». Архит. Н. Николов и др. Генеральный план курорта
35. Курорт «Солнечный берег». Архит. Н. Николов и др. Гостиница «Кубань» (архит. Д. Салабашев). Генеральный план курорта
Курорт «Солнечный берег». Гостиничный комплекс «Несебр — Созополь»
Курорт «Солнечный берег». Гостиничный комплекс «Континенталь»
Курорт «Солнечный берег». Гостиничный комплекс «Континенталь», план
36. Курорт «Солнечный берег». Гостиничные комплексы «Несебр — Созополь», «Континенталь» (общий вид, план)
 
 

Третий крупнейший курортный комплекс Болгарии — «Солнечный берег» (архит. Н. Николов и др., строительство начато в 1958 г.) расположен в 36 км севернее Бургаса (рис. 35). С севера территорию замыкает мягкий силуэт склонов Стара-Планина, а на юге она завершается постройками Несебра. Курорт занимает прибрежную равнинную полосу, не богатую растительностью. Основная достопримечательность пейзажа — ряды невысоких песчаных дюн, переходящих в великолепный пляж. Солнце, песок и море определяют специфику курорта. Стремление создать среду для пребывания, резко контрастную привычной, городской, составляет основное содержание комплекса. Для первой очереди строительства принята относительно невысокая плотность застройки, состоящей из одно- и двухэтажных отелей, группирующихся вокруг небольших открытых двориков. Элементы пейзажа (деревья, дюны) наряду с малыми формами включены в композицию отдельных зданий.

В архитектуре курорта использованы мотивы и приемы национального зодчества: от конкретных форм (волнообразные черепичные покрытия, солнцезащитные решетки, галереи-аркады, дворики) до общих принципов национального наследия (развитая пространственная композиция, светотеневые контрасты, сочетание различных строительных материалов, горизонтальные членения).

Своеобразной чертой курорта является групповая застройка, где каждая группа имеет определенный образ (высотная группа гостиниц «Янтра», «Марица», «Арда», «Дунав»; гостиничные комплексы «Несебр», «Созополь» и «Континенталь» с использо¬ванием оригинальных композиционных приемов староболгарского зодчества, рис. 36; крупнопанельные гостиницы «Байкал», «Балатон», «Балкан» и др.).

Курортный поселок «Русалка». Архит. М. Маринов и др. 1968—1969 гг. Генеральный план
Курортный поселок «Русалка». Архит. М. Маринов и др. 1968—1969 гг. Жилая зона
37. Курортный поселок «Русалка». Архит. М. Маринов и др. 1968—1969 гг. Генеральный план. Жилая зона

Своеобразен облик курортного поселка «Русалка» (архит. М. Маринов и др., 1968—1969 гг.) (рис. 37). Холмистый и скалистый рельеф территории определил характер комплекса, напоминающего староболгарские села в Родопах — горах юго-западной Болгарии. Гостиничные здания — домики-«бунгало», соединенные в различных сочетаниях, нависая друг над другом и отступая, составляют террасную застройку. Опорные площадки, тропинки, лестницы связывают ярусы «бунгало». При этом сохраняется и включается в композицию каждый обломок скалы, каждая складка поверхности. Пространственная композиция необычайно динамична, асимметрична и живописна при редком стилевом единстве, достигнутом благодаря применению одного и того же архитектурного мотива в различных сочетаниях — домика-«бунгало» с типовыми одно- или двухкомнатными жилыми ячейками.

В архитектуре «Русалки» решаются две взаимосвязанные проблемы — создание наилучших условий для отдыха и гармоничное сочетание архитектуры и природы. Действительно, маленькие, уютные бунгало, изолированные от общественного центра, лучше отвечают задачам индивидуального отдыха в условиях массового курорта. Оригинальные сочетания, которые образуют эти небольшие объемы, разбросанные на зелени холмов или карабкающиеся по уступам скал, ничем не напоминают повседневное городское жилище.

На первой стадии работы по организации среды для отдыха поиски контрастов с городской, обычной обстановкой привели болгарских зодчих к созданию небольших локальных курортных поселений, где отдыхающему обеспечивался тесный и непосредственный контакт с природой при определенном уровне комфорта и ограниченном общественном обслуживании (первый этап малоэтажной застройки «Солнечного берега»). С усложнением понятия «отдых», когда пассивные формы его все больше уступают место активным и возникает свобода выбора, появляется необходимость в организации многофункциональной среды, что связано с возникновением более или менее крупных общественных пространств, с концентрацией застройки, созданием сложной градостроительной структуры.

Курорт «Албена». Архит. Н. Ненов и др. Начало строительства — 1969 г. Генеральный план
38. Курорт «Албена». Архит. Н. Ненов и др. Начало строительства — 1969 г. Генеральный план
Курорт «Албена». Панорама комплекса
Курорт «Албена». Планировочная схема гостиничного корпуса типа «елочка»
Курорт «Албена». Фрагмент фасада гостиницы
39. Курорт «Албена». Панорама комплекса, планировочная схема гостиничного корпуса типа «елочка», фрагмент фасада гостиницы

Так, в 1969—1970 гг. в северной части побережья появился курорт «Албена» на 10 тыс. отдыхающих (архит. Н. Ненов и др.) (рис. 38). В составе комплекса 10 гостиничных групп, 20 ресторанов, 16 сооружений типа кафе и баров, торговые центры, детские площадки, комплекс медицинского обслуживания. «Албена» — качественно новый этап в курортном строительстве Болгарии; здесь индустриальными методами возводятся не отдельные здания или группы зданий, а весь комплекс в целом. При этом закономерности индустриального строительства, его специфика используются для создания ансамбля большой художественной выразительности. Объемно-пространственная структура «Албены» разнообразна и живописна благодаря различным композиционным сочетаниям контрастных по высоте и трактовке объемов гостиничных корпусов и ресторанов (рис. 39). Обладая сложным композиционным построением, ансамбль отличается гармонической целостностью, имея в основе как отдельного здания, так и всего комплекса единый модуль — размеры жилой ячейки (гостиничного номера). Своеобразие архитектурного облика «Албены» и в решениях фасадов, обильно снабженных солнцезащитными устройствами. Сильно выступающие балконы, ажурные, изящного орнамента солнцезащитные панели-решетки, различные по рисункам и очертаниям парапеты галерей и лоджий создают неожиданные светотеневые эффекты и пластически обогащают фасады гостиниц.

Концентрация застройки, высотные объемы гостиничных зданий придают курорту облик городского поселения. Однако зодчие сделали все, чтобы подчеркнуть курортную специфику комплекса «Албена», выявить его связь с природой. Ступенчатые, расчлененные объемы большинства гостиничных корпусов ориентированы к морю, при этом на каждом этаже-ступеньке образуются солярий и одновременно видовая площадка. Полуоткрытые пространства между корпусами также ориентированы к морю, давая доступ свету и морскому воздуху в галереи и лоджии жилых ячеек.

Проектирование и строительство черноморских курортов явилось для болгарских архитекторов своего рода экспериментальной площадкой, где ведется неустанный творческий поиск, разрабатываются и проверяются различные методы, решаются вопросы, значение которых зачастую выходит за пределы собственно курортного строительства или даже формирования среды для отдыха в целом. Это вопросы взаимоотношения архитектуры и природы, освоения национального наследия и традиций, художественной выразительности ансамбля в целом и отдельного здания, развития методов индустриального строительства и его эстетических возможностей.

Со второй половины 60-х гг. наряду с приморскими строятся и горные курорты — базы зимнего спорта и туризма. Это прежде всего курорт «Пампорово» в Родопах и обновляющийся «Боровец» в Рильских горах.

***

Одна из первостепенных задач развития народного хозяйства Болгарии — создание современной промышленности, и в первую очередь отсутствовавших ранее отраслей национальной индустрии — металлургической, горнодобывающей, химической, строительных материалов, а также освоение энергетических ресурсов страны. Будучи аграрной страной со слаборазвитой промышленностью, главным образом легкой и пищевой, Болгария к моменту освобождения фактически не имела архитектуры промышленных зданий и опыта проектирования и строительства этих сооружений.

В первые годы народной власти после национализации промышленности (1947 г.) в основном велась реконструкция существовавших фабрик и заводов, хотя одновременно начиналось проектирование и строительство новых предприятий, прежде всего для важнейших отраслей промышленности. В годы выполнения первого пятилетнего плана (1949—1953 гг.) было реконструировано и сдано в эксплуатацию более 700 промышленных предприятий, среди которых химические комбинаты в Софии, Димитровграде, завод сельскохозяйственного машиностроения «Георгий Димитров» в Русе и др. Развитие промышленности в эти годы происходит главным образом в крупных городах или вокруг них, вызывая увеличение городского населения. Отсутствие опыта, неразработанность функционально-технологических схем производственных процессов и отсутствие индустриальной строительной базы затрудняли первые шаги промышленного строительства. Зачастую в архитектуре промышленных зданий использовались масштабы и формы гражданского строительства (машиностроительный завод в Видине, административное здание машиностроительного завода в Ямболе и др.). Постепенно складываются национальные кадры проектировщиков. При Министерстве индустрии создается организация по промышленному проектированию — Индпроект. В 1959 г. Индпроект расширяется и переименовывается в Промпроект при Министерстве промышленности.

С 50-х гг. особое внимание уделяется развитию металлургической промышленности и освоению горнорудных богатств страны. Происходит процесс децентрализации промышленности и приближения промышленных предприятий к источникам сырья. Значительные работы развертываются в Родопском горнорудном бассейне. В 1953—1954 гг. завершается строительство крупнейшего свинцово-цинкового комбината в г. Кырджали и металлургического завода имени Ленина около г. Димитрово. Увеличение объема промышленного строительства потребовало применения сборных элементов. Однако увлечение в начале 50-х гг. классицистическими тенденциями привело к тому, что элементы ордерного и староболгарского зодчества, украшающие стену, скрыли логическую конструкцию. Эта смесь национальных и псевдоклассических форм составляла «архитектурную выразительность», идущую вразрез с функциональным содержанием и конструктивной схемой промышленного здания (производственный корпус машиностроительного завода в Коларовграде, корпуса заводов антибиотиков в Разграде и металлургического в Пернике и др.).

Река Девня. Цементный завод. 1959 г. Общий вид
40. Река Девня. Цементный завод. 1959 г. Общий вид
Ботевград. Завод полупроводников. Архитекторы Т. Карастоянов, Г. Междуречки, Ц. Братанов. 60-е гг. Фрагмент общего вида
41. Ботевград. Завод полупроводников. Архитекторы Т. Карастоянов, Г. Междуречки, Ц. Братанов. 60-е гг. Фрагмент общего вида
Плотина водохранилища им. Александра Стамболийского
42. Плотина водохранилища им. Александра Стамболийского

Выстроенные во второй половине 50-х гг. промышленные предприятия и комплексы характерны рациональностью конструктивных и плановых решений, соответствующих функциональным и технологическим требованиям производственных процессов. Эстетическая выразительность этих сооружений — в четкости и определенности силуэтов основных производственных объектов комплекса. Таковы металлургический комбинат в Кремиковцах близ Софии, первая очередь которого вступила в строй в 1950 г., предприятия строительной индустрии — цементный завод в с. Река Девня Варненского округа, 1959 г. (рис. 40) и завод асбоцементных труб у с. Бели-Извор Врачанского округа, 1960 г. Построенный из сборных конструкций и элементов асбоцементный завод в с. Бели-Извор отличается рациональным генпланом, отвечающим нуждам и особенностям производства, и гибкостью архитектурно-планировочного решения, необходимого при непрестанном совершенствовании технологических процессов.

В 60-х гг. одной из важнейших задач оказалась организация промышленных узлов, где группируются родственные предприятия на основе одного вида сырья. В архитектуре появляются новые планировочные решения, рациональное зонирование территории, удачные пространственные композиции (промышленный узел в Видине, нефтехимический комбинат в Бургасе и др.).

В конце 60-х гг. наибольшее распространение в промышленном строительстве получил тип одноэтажного промышленного здания с большими производственными залами. Эти здания включаются в промышленный комплекс в виде соединенных между собой блоков. Помимо экономического эффекта (они возводятся из сборных элементов и удобны в технологическом отношении) легкие объемы этих блоков можно приспособить к сложному рельефу и вписать в окружающий пейзаж (завод полупроводников в Ботевграде).

Широкая индустриализация вызвала унификацию основных параметров зданий, на основе которой разрабатывается и применяется объединенная номенклатура сборных железобетонных элементов.

Начиная с 60-х гг. глубокую теоретическую разработку получили проблемы организации оптимальной трудовой среды, многие из них нашли практическое воплощение.

Яркие примеры промышленной архитектуры 60-х гг.— комбинат искусственных волокон в Ямболе (архит. Е. Цанова) и завод полупроводников в Ботевграде (архитекторы Т. Карастоянов, Г. Междуречки, Ц. Братанов). Развитие приборостроения так же, как и промышленности транспортного оборудования,— следствие специализации Болгарии в рамках СЭВ. Технологический процесс завода полупроводников (рис. 41) осуществляется в четырех одноэтажных блоках-корпусах, соединенных переходами и расположенных на живописном горном склоне. Стеклянные стены и перегородки, объединяя производственные помещения, раздвигают их границы и открывают доступ потокам света; внутреннее озеленение цехов оживляет интерьер, смягчает рабочую обстановку. Южная часть каждого корпуса оканчивается коридором, не только связывающим цехи, но и предохраняющим рабочие помещения от прямых солнечных лучей. Административное здание — главный акцент ансамбля — состоит из двух объемов. В низком двухэтажном, вынесенном вперед,— залы для собраний; центральная высокая четырехэтажная часть с четкими архитектурными членениями — административные помещения. Как и в производственных зданиях, здесь ясно стремление связать интерьер с окружающей природой. Пространство между корпусами, открытое к востоку и западу, и хорошо озелененный вестибюль создают постепенный переход от внешней к внутренней среде. В архитектурном оформлении заводского комплекса активно участвуют малые формы.

О больших успехах болгарской архитектуры промышленных зданий свидетельствуют многочисленные объекты, выстроенные за рубежом (мясокомбинат в Улан-Баторе, деревообрабатывающий и керамический заводы во Вьетнаме, завод карбида на Кубе, ряд промышленных объектов в Сирии, Турции, Алжире, Индонезии и Индии).

Значительное место в ряду промышленных сооружений Болгарии занимают гидротехнические объекты и теплоэлектростанции, составляющие энергетическую систему страны.

За годы народной власти построено много водохранилищ и гидроузлов, среди которых крупнейшие Искырский комплекс близ Софии, Белый Искыр в Рильских горах и Батакский гидроэнергетический комплекс, в составе которого три крупных электростанции и гидроэнергетический каскад на р. Арде, состоящий из пяти гидроузлов.

В развитии архитектуры гидроузлов можно проследить несколько этапов, в процессе которых вырабатывался тип современного гидротехнического сооружения, обладающего высокими техническими и эстетическими достижениями. Плотины первых гидросооружений возводились из камня (водохранилища имени Александра Стамболийского, «Георгий Димитров») или облицовывались им. Однако стремление к большему экономическому эффекту, а также к выявлению пластических свойств материала заставило перейти к созданию монолитных бетонных массивов, соответствующих масштабам современных гидросооружений. Таковы плотины гидроузлов «Студен Кладенец» и «Ивайловград» в каскаде на р. Арде. Плавные очертания плотины «Ивайловград», образованные сильно вынесенными вперед подпорными стенками и контрфорсами водосливов, как бы повторяют направление потока струящейся воды и органично вписываются в окружающий пейзаж. Архитектурное единство ансамбля гидроузла «Ивайловград» достигается удачной композиционной связью плотины и гидростанции, расположенной под плотиной, между ее устоями.

Наряду с гидросооружениями в стране ведется большое строительство теплоэлектростанций, составляющих основной источник электроэнергии. Наиболее мощные из них — ТЭЦ «Марица — Восток», ТЭЦ «Русе» и «Трайчо Костов» в Софии.

В соответствии с общим направлением индустриализации и типизации строительства в области энергетических сооружений ведутся работы по унификации объемно-планировочных и конструктивных элементов с учетом модульной системы, а также по типизации отдельных элементов, секций и целых объектов.

К началу 70-х гг. панорамы городов и населенных пунктов Болгарии, пейзаж страны, всего три десятилетия назад не имевшей архитектуры промышленных зданий, обогатился силуэтами многочисленных производственных и энергетических сооружений и комплексов.

***

Социалистическое преобразование болгарского села, начавшееся после 1944 г. путем организации трудовых кооперированных земледельческих хозяйств (ТКЗХ), государственных земледельческих хозяйств (ГЗХ), введения новых агротехнических методов обработки земли, привело к подъему экономики в селах, повышению благосостояния крестьян. Вопросы планировки и застройки сел решаются в социальных условиях, создающих реальные возможности постепенного уменьшения существующих различий между городом и деревней как в экономическом и культурно-бытовом отношении, так и в области архитектуры и благоустройства.

Массовое вступление крестьян в ТКЗХ (уже к 1952 г. более 50% всех крестьянских хозяйств вступило в кооперативы, а к концу 50-х гг. страна завершила процесс коллективизации) изменило характер болгарского села: появляются новые типы сельских производственных и культурно-бытовых зданий, меняется облик крестьянского дома. Экономические и хозяйственные функции жилища и приусадебного участка, присущие единоличному хозяйству, переходят к кооперативным постройкам. Личные участки уменьшаются и получают возможности большего благоустройства, а жилища, лишенные производственных функций (ткацких, прядильных, красильных, сушильных и прочих мастерских), утрачивают необходимость в ряде хозяйственных помещений и приближаются по типу и планировке к городской квартире.

Проблемам планировки села уделялось значительное внимание уже в «Законе о плановой застройке населенных мест» (1949—1950 гг.). В дальнейшем в связи с начавшимися в 1957—1958 гг. массовым укрупнением ТКЗХ и организацией специализированных отраслевых хозяйств, с развитием хозяйственного ядра и административно-общественного центра появляется необходимость решения вопросов структуры, функционального зонирования и благоустройства, составления генеральных планов реконструкции сельских населенных мест. Научные исследования Института градостроительства и архитектуры при Болгарской академии наук подготовили создание новых планировочных решений. Большую роль во всестороннем изучении архитектуры села сыграло участие Болгарии как ведущей страны в разработке темы «Планировка сел» в рамках СЭВ в 1962—1963 гг.

Село Трояново. Центр. 60-е гг. Сельский жилой дом
43. Село Трояново. Центр. 60-е гг. 45. Сельский жилой дом
Село Певците. Генеральный план
44. Село Певците. Генеральный план

Основные тенденции реконструкции и планировки сельских населенных мест 60-х гг. — концентрация застройки и повышение ее плотности за счет уменьшения участков личного пользования и рационального распределения территории жилого фонда, производственных построек и общественного центра (рис. 43, 44, 45). Тенденция к концентрации застройки отвечает наиболее распространенной в стране компактной композиционной форме сел. Особое внимание уделяется архитектурно-художественному образу села, его благоустройству, озеленению, а главное, выявлению и сохранению индивидуального и самобытного облика сел, расположенных в различных природных условиях. Так, при реконструкции с. Куклен Пловдивского округа живописный пейзаж стал неотъемлемым элементом архитектурной панорамы, использованы традиции застройки, сложившейся в течение многих веков, умело введены озелененные участки, объединяющие общественно-административные здания, сохранены уютные старинные улочки. При этом Куклен — в значительной степени обновленное село: 72% жилых домов построены заново так же, как и административное здание, магазин, кафе-ресторан, читальня и др. Свыше 1/3 улиц села асфальтировано.

Одновременно с ростом жилищного строительства (в селах социалистической Болгарии обновлено 80% жилого фонда) изменился и характер жилого дома. Проблемам организации сельского жилища уделялось внимание еще в 1948 г. (начало работ по типовому проектированию), а в 1951 г. объявляется открытый конкурс на типовой проект сельского жилого дома. На основе исследований Института градостроительства и архитектуры при БАН сектор типового проектирования Главпроекта в 1954 г. разработал серию из 10 типовых проектов сельских домов для различных районов страны. Для большинства проектов характерна компактная бескоридорная планировка с выделением в составе помещений дома кухни-столовой, выполняющей функции традиционной «дневны». Дальнейшее развитие плановой схемы идет по пути выделения кухни и сохранения «дневны» только как общей комнаты-гостиной, тем самым проявляется тенденция к большей дифференциации помещений соответственно их назначению. Преобладает тип полутора- и двухэтажного сельского дома из кирпича или местных строительных материалов. Ведется разработка типовых проектов блокированных домов. Помимо экономических преимуществ подобный прием дает плановые решения, не только соответствующие современным условиям, но и продолжающие традиции народного сельского жилища горных районов Болгарии. Помимо застройки по типовым и повторно применяемым проектам используются и индивидуальные проекты, разрабатываемые в проектных организациях каждого округа с учетом местных традиций и особенностей.

Архитектурно-художественная выразительность сельского жилого дома, несколько утерянная в предыдущие годы, с 60-х гг. начинает восстанавливаться, прежде всего, за счет приемов объемно-пространственной композиции. Используются традиционные элементы (лоджии, веранды, крупные детали), увеличивающие пластическую выразительность фасадов, расширяется применение местных естественных материалов, разнообразится традиционный для страны прием композиционной связи внутренних помещений с садом.

Архитектурный облик общественного центра болгарского села конца 60-х гг. напоминает центр небольшого города. Отдельные сооружения, формирующие центр (здания сельсовета, правления, Дома культуры, торгового центра), как правило, подчинены единому архитектурно-композиционному замыслу. Значительную роль в оформлении центра села играют малые формы (фонтанчики, архитектурно оформленные источники, чешмы) и мемориальные сооружения, выполненные из местных материалов.

Хозяйственные и производственные постройки государственных и кооперативных хозяйств составляют большие самостоятельные комплексы и выделяются из общей застройки села. Их первоначальные ситуационные планы, концентрация различных по назначению построек на одном сельскохозяйственном дворе не давали возможности четкой организации хозяйственной деятельности. Поэтому в 50-х гг. была разработана новая схема — отраслевая группировка хозяйственных и производственных сооружений по секторам. На протяжении всего рассматриваемого периода разрабатывались и применялись типовые проекты и типовые секции хозяйственных построек.

Появление специализированных производств привело к образованию межколхозных кооперативных хозяйств, по существу заводов и фабрик. Это позволило применять в строительстве элементы и конструкции заводского изготовления, большую стандартизацию. Архитектурный облик таких сооружений носит ярко выраженный индустриальный характер и коренным образом меняет окружающий ландшафт. Таков животноводческий комплекс близ Преслава. Блочная система застройки производственной территории отвечает технологическим условиям и дает компактное плановое решение. Высокие силосные башни в сочетании с протяженным одноэтажным объемом производственных помещений составляет целостную композицию с характерным и выразительным силуэтом.

Проблемы сельского строительства 70-х гг. тесно связаны с дальнейшим укрупнением, концентрацией и специализацией сельскохозяйственных производств, с созданием своего рода сельских агломераций на базе аграрно-промышленных комплексов, которые постепенно становятся основной формой экономических отношений в сельском хозяйстве (к началу 70-х гг. в Болгарии насчитывалось свыше 150 АПК). АПК, специализированное хозяйство которого в 6—10 раз больше укрупненных ТКЗХ, занимает территорию с обрабатываемой площадью 20—30 тыс. га и объединяет до 40— 50 сел. Аграрно-промышленный комплекс — это не только производство, но и своеобразный и сложный селитебный район, состоящий из жилых групп — сел, которые классифицируются по величине, хозяйственным функциям, транспортным связям, степени обслуживания и т. п. Поэтому дальнейшая работа над генпланом и застройкой каждого села составляет только часть деятельности по архитектурно-планировочной организации всей территориальной единицы комплекса, которая в свою очередь составляет одну из ячеек структуры, охватывающей всю страну. Создание АПК сопровождается поисками решения проблем: районной планировки всей территории страны и каждого аграрно-промышленного комплекса, организации центральных агропоселков и больших сел, вопросов обслуживания и транспортной связи, охраны природной среды и сохранения типичного облика и своего масштаба для каждого сельского населенного пункта.

Для Болгарии характерны практика сохранения сельских населенных мест, утрачивающих производственно-экономическое значение, и использование их в качестве дачных поселков, мест отдыха и туризма.

Дальнейшее углубление получает возникшая в 60-х гг. тенденция к развитию комплексных систем обслуживания. Сеть торгово-бытовых и общественно-культурных учреждений решается в виде межсельских систем, при этом в малых селах предусмотрены только учреждения повседневного обслуживания, а в центральных — развитая сеть административных и общественно-культурных учреждений, удовлетворяющая потребности населения целого комплекса (подобная система осуществлена в ряде сел Варненского, Пловдивского и Стара-Загорского округов).

***

Современный этап развития болгарской архитектуры и задачи, которые ставят перед собой архитекторы Болгарии, свидетельствуют о плодотворности их поисков и значительных творческих достижениях. Многие из них вошли слагаемыми в ту сумму ценного и значительного, что определяет черты социалистического зодчества Болгарии и составляет его вклад в современную мировую архитектуру.

Это прежде всего достижения в области организации среды отдыха. Здесь ясно выявляются тенденции к углублению и развитию принципов создания среды, способствующей восстановлению физических и духовных сил человека, в первую очередь путем устранения напряженной атмосферы больших урбанизированных пространств. Выделяются интересные находки в области новых пространственно-пластических решений крупных ансамблей, опирающихся на развитие принципов национального наследия и на достижения современного зодчества.

Значительный интерес представляет опыт Болгарии в области районной планировки, в котором одновременно с социальными и промышленно-экономическими факторами серьезное внимание уделяется сохранению и вовлечению в сферу активного использования памятников историко-культурного наследия и природных достопримечательностей, что особенно отвечает интересам страны, богатой туристскими и рекреационными возможностями. На современном этапе, опираясь на приобретенный опыт, болгарские архитекторы приступили к работе над схемой единой районной планировки в масштабе всей страны, что, в конечном счете, предусматривает создание целостной пространственно-организованной материальной среды для обитания, труда и отдыха в условиях развитого социалистического общества.

Значение работы над современным этапом генерального плана Софии — в обширном и глубоком изучении многочисленных проблем, связанных со сложением новой градостроительной структуры, а также в определении принципиальных положений методики современного болгарского градостроительства.

Практически не имевшая до установления народной власти собственной национальной школы и следовавшая в арьергарде европейской архитектуры Болгария в наши дни обладает значительным и сильным отрядом зодчих. Большое значение в формировании творческой индивидуальности архитекторов имеет принятая в стране система проектирования, при которой проектным организациям представляется значительная самостоятельность в работе и широко применяется система конкурсов — от студенческих до международных. Показателем зрелости болгарских архитекторов служат их победы в ряде крупнейших международных конкурсов на проектирование градостроительных, курортных и промышленных комплексов и отдельных сооружений в Европе (ГДР — центр Берлина, ФРГ — центр г. Карлсруэ), в странах Азии, Африки и Америки (благоустройство городов Сирии, реконструкция городов Республики Мали, реконструкция г. Туниса, организация зоны отдыха г. Аккры в Республике Гана, центральная площадь г. Сан-Франциско в США и т. п.). Среди ведущих мастеров современной болгарской архитектуры — Н. Николов, Г. Ганев, П. Ташев, Н. Ненов, Г. Стоилов, Б. Томалевский, Л. Лозанов, А. Баров, М. Маринов, И. Татаров, В. Роменски, В. Вылчанов, М. Писарски и др. Сплочению национальных архитектурных кадров способствует созданный в 1966 г. Союз архитекторов, который играет ведущую роль в определении творческих позиций современной архитектуры Болгарии.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации