Архитектура Республики Куба. 1959 - 60-е гг.

Республика Куба

Глава «Архитектура Республики Куба». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга вторая. Архитектура зарубежных социалистических стран» под редакцией Н.В. Баранова. Авторы: Н.М. Филиповская, К.Н. Красильникова (Москва, Стройиздат, 1977)


1 января 1959 г. кубинский народ сверг диктаторский режим ставленника североамериканских монополий и пошел затем по пути социалистического развития. Героические усилия народа, помощь стран социалистического лагеря позволили республике преодолеть трудности первых лет самостоятельного развития, протекавших в условиях экономической блокады и империалистической агрессии со стороны США. За короткий срок Куба из полуколонии превратилась в независимое государство, провела коренные социальные преобразования — аграрную реформу, национализацию банков, промышленных предприятий и доходных домов — и начала успешно строить социалистическую экономику и культуру.

Стремительность захвата народом власти спасла страну от разрушения. Помимо перераспределения оставшихся от буржуазии жилых и общественных фондов, желание как можно быстрее уничтожить трущобные районы городов, снести сельские лачуги — боио, детям дать школы, больным — больницы, всем трудящимся — ранее недоступные места отдыха — на первых же порах вызвало активную строительную деятельность.

Небывалому размаху жилищно-гражданского строительства первых лет способствовала необходимость экстренными мерами и в самые кратчайшие сроки дать работу огромной армии безработных. В условиях экономической отсталости страны с достаточно узкой в ту пору базой для развития промышленности и сельского хозяйства только сфера строительства оказалась способной занять значительное количество свободных рабочих рук.

Чрезвычайно расширилась деятельность Министерства общественных работ (в дальнейшем Министерства строительства). Кроме сооружения жилых районов, поселков, школ, больниц, спортивных и курортных комплексов министерство вело работы по возведению инженерных сооружений, прокладке дорог, строительству мостов и эстакад, особенно в районах, ранее труднодоступных и отрезанных от центральных областей.

К 1962—1963 гг. национально-освободительная революция переросла в социалистическую. Период выполнения общедемократических задач сменился решением задач социалистического строительства, планированием социально-экономических основ жизни страны. В области строительства он характеризовался началом работ по районной планировке, значительными градостроительными разработками и решительным поворотом к индустриализации в массовом строительстве.

Если цели, идеологические основы и типологические направления нового строительства на Кубе были такими же, как и в других странах социализма, то в области пластических форм, систем построения пространства, композиции, цвета и света архитектура Кубы демонстрирует яркие особенности: решающее слово в создание образа вносит яркая, экспрессивная тропическая природа. Национально-демократическая культура, до революции пробивавшая себе путь в острой борьбе с идеологической экспансией североамериканского империализма и отмеченная стремлением к национальной самобытности и независимости, получила, наконец, простор для своего свободного роста.

Используя все положительное, что было выработано национальной архитектурой на предыдущих этапах развития, кубинские архитекторы как на практике, так и в теоретических высказываниях смело пошли по пути поисков новаторских приемов и методов. В условиях значительного расширения объема строительства рядом с кубинскими архитекторами начали работать их коллеги из многих стран мира.

Новая архитектура революционной Кубы явила собой широкий диапазон творческих исканий, эмоционально насыщенных и очень разных. Спектр направлений был настолько сложен и разнообразен, что в это время, пожалуй, трудно найти подобный в других странах мира.

Наряду с положительными направлениями в поисках выразительных форм на путях индустриализации строительных процессов появлялись отдельные постройки, отмечавшиеся архаической пластикой, традиционными и даже древними методами строительства. Революционный пафос выражался иногда в переносе на массовые сооружения качественных критериев «богатого» строительства (что было связано с навыками предреволюционной практики). Здесь были и поиски необыкновенного, чрезвычайного: использование открывшейся свободы творчества для создания уникальных художественных произведений, и излишний утилитаризм, особенно в первое время и в новых для страны областях — в градостроительстве и промышленном зодчестве. Рационализм терпеливого поиска высоких эстетических качеств массовых зданий сочетался с тщательной отработкой типологически-функциональных сторон с кропотливой разработкой национальных, отвечающих условиям Кубы методов индустриализации строительства.

Кубинские зодчие в большинстве случаев выбирают такие комбинации архитектурных форм и цветовых сочетаний, которые, по .их мнению, лучше всего выражают жизнерадостный, темпераментный характер народа. Придавая особое значение связи сооружений с окружающей тропической природой, защите интерьеров от жары, в построении объемов они отдают предпочтение динамическим, экспрессивным композициям, пронизанным заостренной ритмичностью. Большое внимание уделяется силуэту построек, необычайно развитой пластичности, выявлению тектоники сооружений, подчеркиванию несущих структур, ясной дифференциации отдельных частей и элементов построек, сочности деталей, яркости красок.

***

Первые годы развития современной кубинской архитектуры характерны началом работ по районной планировке, которые до революции практически не велись. Необходимо было ликвидировать стихийность и диспропорцию в развитии городов, определить места размещения нового промышленного и сельского производства.

Разработку проектов районной планировки сельской местности сразу же после победы революции, в начале 1959 г., принял на себя Национальный институт аграрной реформы (INRA). Этим институтом был запроектирован и целый ряд сельских поселков для всех провинций страны.

В 1960 г. при Министерстве строительства в Гаване был создан специальный Отдел районной планировки, который в дальнейшем превратился в Национальный институт районной планировки. Он занялся определением перспективных территорий для размещения новых сельских и промышленных зон. Эта работа привела к предложениям по новому административно-политическому делению Кубы, где за основу были взяты экономические связи территорий. Были выявлены наиболее перспективные сельские районы, требующие первоочередного развития. Среди них — районы Гуано-Мантуа в провинции Пинар-дель-Рио, остров Пинос, «Зеленый кордон Гаваны», юг провинции Матансае, Эскамбрай и Банао в провинции Лас-Вильяс, Сьерра-Маэстра в провинции Орьенте и т. д. В дальнейшем работа по районной планировке охватила всю территорию страны.

Послереволюционный период на Кубе характерен также развитием градостроительства. Были созданы генеральные планы многих городов и поселков, жилых районов и микрорайонов, разработаны генеральные планы для основных, наиболее крупных городов — центров провинций (Санта-Клара, Камагуэй и др.). Были созданы также генеральные планы новых городов, развивающихся, как правило, на базе существовавших ранее небольших городков и поселков.

Примером последних может служить г. Нуэвитас (провинция Камагуэй), который по перспективному плану развития страны должен стать крупным промышленным центром и одним из самых значительных портов Кубы. Анализ экономических возможностей страны и предполагаемое увеличение работающих в связи с развитием промышленности позволили предусмотреть рост населения города с 16 тыс. до 70 тыс. жителей.

Другим примером почти заново построенного города может служить Гуинес — новый центр одной из наиболее богатых плантациями сахарного тростника зон страны. Генеральным планом предусматривается создание на основе старого города двух крупных жилых зон общей численностью 50 тыс. жителей. При этом предполагается сохранение части старой застройки и старого центра, который станет центром одной из жилых зон. Во вновь создаваемой жилой зоне будет построен новый центр, который пешеходной улицей будет связан со старым и станет обслуживать, помимо прилегающей новой жилой зоны, весь город.

В соответствии с программой, предложенной Национальным институтом районной планировки, по всей стране развернулось строительство сельских поселков со всеми видами обслуживания и благоустройства городского типа. Они возводятся либо как расширение существующих, либо на новых необжитых территориях. В поселках предусматривается строительство общественных и торговых центров, детских учреждений и школ. Новые и реконструируемые поселки производят исключительно целостное впечатление. Их территории хорошо благоустроены и озеленены. Стилевому единству застройки поселков способствует единовременность возведения и однородность применяемых строительных материалов, единое колористическое решение.

Интересным экспериментом в сельском строительстве является сооружение поселка Сандино на 15 тыс. жителей, начатое в 1964 г. в провинции Пинар-дель-Рио (архит. X. Гутьеррес и др.). Проектным работам предшествовало изучение природных условий и трудовых ресурсов. Была принята установка на коллективизацию бытовых процессов. В связи с этим значительно сокращены приусадебные участки, но развиты обслуживающие учреждения общественного пользования и коллективные участки. Социологи разработали систему заселения, определили половозрастной состав населения.

Генплан поселка предусматривает производственную и жилую зоны, состоящие из пяти микрорайонов по 3 тыс. жителей, разделенных пешеходными дорогами и зелеными насаждениями на группы жилых домов различной этажности. Каждый микрорайон имеет небольшой общественно-торговый центр (столовая, магазин с предметами первой необходимости, приемный пункт комбината бытового обслуживания), детские учреждения и начальную школу. Жилые дома одно- и двухэтажные, сблокированные по 2, 4, 6 и 8 квартир, рассчитаны на крупные семьи и имеют небольшие приквартирные участки. 4-этажные многоквартирные жилые дома, предназначенные для небольших семей и одиночек, тяготеют к общественным центрам, где расположены коллективные столовые. Кухня как самостоятельное помещение в квартирах этих домов отсутствует.

Общественная зона, размещенная на пересечении основных магистралей поселка, включает административно-политический, культурный и торговый центры, поликлинику, спортивные сооружения и другие здания общегородского значения. В промышленной зоне размещаются предприятия для переработки сельскохозяйственной продукции, а также здания коммунально-бытового назначения.

Жилые и общественные здания в Сандино построены из сборных железобетонных элементов заводского изготовления. Кровли жилых домов плоские, выполнены из сборных складчатых бетонных плит. Объемы общественных сооружений с более сложными конструкциями перекрытий разнообразят рядовую застройку. В целях ориентации основных жилых и рабочих комнат на север, что в кубинском климате является наиболее благоприятным, все здания поселка поставлены под углом примерно в 30° к сетке его основных улиц.

В городах широко развернулось строительство жилых районов и микрорайонов. Для послереволюционного периода характерно комплексное решение системы жилищ, общественных, торговых и детских учреждений, благоустройства и озеленения. Новые озелененные районы резко противостоят старым скученным городским кварталам. Большой размах и быстрые темпы строительства потребовали создания типовых проектов жилых домов с унификацией изделий и элементов. Строительство жилых домов, а также детских учреждений и школ, общественных центров и других массовых зданий стали вестись в основном по типовым проектам. Для крупных общественных объектов городского и районного значения — театров, кино, универмагов разрабатываются индивидуальные проекты.

В первые годы возникновения Республики Куба большое развитие получило строительство типовых одноэтажных блокированных домов с полным инженерным благоустройством для семей, переселяемых из ликвидируемых антисанитарных районов городов, так называемых «кварталов нищих». Строительство под названием «Собственные усилия и взаимопомощь» было рассчитано на использование труда безработных жителей трущоб — будущих жителей новых поселков. Государство предоставляло им подготовленные для строительства территории, материалы, необходимую техническую помощь и профессиональное руководство.

Ввиду почти полного отсутствия техники и неквалифицированности рабочей силы в проектах была принята простейшая конструктивная схема. Впервые в практике строительства Кубы при проектировании квартир исходили из демографического состава семей: для малосемейных и бездетных были запроектированы двухкомнатные квартиры упрощенного типа (совмещены гостиная со столовой и кухней), для семей с большим числом детей проектировались квартиры до 5 комнат. Квартиры передавались жильцам полностью меблированными. Разнообразие в застройку из типовых домов вносилось деталировкой входов и веранд, чередованием плоских и сводчатых плит перекрытия. Таковы, например, поселки Америка-Латина в Санта-Кларе и Нуэва-Виста-Алегре в Сантьяго-де-Куба.

Гавана. Жилой район Гавана-дель-Эсте
Гавана. Генплан микрорайона № 1
1. Гавана. Жилой район Гавана-дель-Эсте. Генплан микрорайона № 1
Гавана. Жилой район Гавана-дель-Эсте. Жилой 11-этажный галерейный дом. Тип I. Архитекторы Р. Каррасана, Р. Эстевес, Э. Родригес, У. Д'Акоста и др. 1962 г.
Гавана. Жилой район Гавана-дель-Эсте. Жилой 11-этажный галерейный дом. Тип I. Архитекторы Р. Каррасана, Р. Эстевес, Э. Родригес, У. Д'Акоста и др. 1962 г.
2. Гавана. Жилой район Гавана-дель-Эсте. Жилой 11-этажный галерейный дом. Тип I. Архитекторы Р. Каррасана, Р. Эстевес, Э. Родригес, У. Д'Акоста и др. 1962 г.
Гавана. Жилой район Гавана-дель-Эсте. Жилой 11-этажный галерейный дом. Тип III. Архитекторы Р. Каррасана, Р. Эстевес, Э. Родригес, У. Д'Акоста и др. 1962 г.
Гавана. Жилой 11-этажный галерейный дом. Тип II. Архитекторы Р. Каррасана, Р. Эстевес, Э. Родригес, У. Д'Акоста и др. 1962 г. Общий вид
Гавана. Жилой 11-этажный галерейный дом. Тип II. Архитекторы Р. Каррасана, Р. Эстевес, Э. Родригес, У. Д'Акоста и др. 1962 г. План
3. Гавана. Жилой район Гавана-дель-Эсте. Жилой 11-этажный галерейный дом. Тип III. Архитекторы Р. Каррасана, Р. Эстевес, Э. Родригес, У. Д'Акоста и др. 1962 г. Жилой 11-этажный галерейный дом. Тип II. Архитекторы Р. Каррасана, Р. Эстевес, Э. Родригес, У. Д'Акоста и др. 1962 г. Общий вид. План

Первой комплексной жилой многоэтажной застройкой был район Гавана-дель-Эсте, расположенный на восточной стороне бухты Гаваны (архитекторы Р. Каррасана, Р. Эстевес, Э. Родригес, У. Д’Акоста, М. Гонсалес, М. Альварес, Ф. Салинас. Р. Ромеро). Его проектирование было начато в 1959 г. Район длинной лентой (12 км) шириной 3 км протянулся по берегу океана. С центром города район связан скоростной автострадой Гавана — Матансас. Участок, выбранный для застройки, имеет исключительно благоприятные условия ввиду его близости к океану, плоскому рельефу, а также направлению господствующих ветров, избавляющих район от вредных влияний порта (рис. 1—3).

Жилой район включает три различающиеся системой застройки микрорайона общественно-административный и культурный центры. Микрорайон № 1 имеет территорию 28 га, население около 7800 человек.

Микрорайон включает семь жилых групп, приблизительно по 200 квартир, состоящих из 4- и 11-этажных зданий. Каждая группа объединена вокруг одноэтажного детского сада и озелененного участка общего пользования. Жилые дома с трех сторон окружают центральное открытое пространство микрорайона со спортивными площадками, бассейнами для детей и взрослых.

Свободное размещение домов в застройке рассчитано на создание различно воспринимаемых перспектив — открытых или почти закрытых двориков с замкнутыми или раскрывающимися пространствами. Одно- двухэтажные здания школ и общественно-торгового центра с богатым объемно-пространственным и цветовым решением контрастируют с жилой застройкой. Внешнее полукольцо 11-этажных домов создает выразительный силуэт района.

Ввиду многоэтажной застройки района особое значение уделяется решению кровель более низких зданий. Крыши одноэтажных детских садов устроены в форме плоских ванн, куда в целях защиты помещений от перегрева насыпана земля и посажены растения. Зелень на крышах входит в общее озеленение района. Кровли 4-этажных жилых домов сделаны плоскими и используются, в частности, для устройства площадок для сушки белья. Жилые дома имеют всего 3—4 варианта планировочных и объемно-пространственных решений секций, но различные комбинации элементов фасадов и различная окраска создают впечатление большого разнообразия.

Однако отсутствие индустриальных методов возведения сооружений привели к высокой стоимости строительства и в дальнейшем строились жилища более простого типа средней этажности (3—4 этажа). Для большей экономичности застройки в этот период выбирались по возможности участки в старых районах городов с ветхим жилым фондом, чтобы использовать существующие инженерные коммуникации.

Примером комплексной жилой застройки этого периода могут служить жилые районы Альтабана (42,5 тыс. жителей) и на площади Революции им. X. Марти на 22 тыс. жителей (архит. Р. Ромеро) в Гаване. Оба района расположены вдоль центральной магистрали города в непосредственной близости к городским общественным и административным учреждениям. Здесь уже предусматривается строительство многоквартирных домов по новым типовым проектам, а также частичная реконструкция существующих жилых зданий. Оба жилые района, как и Гавана-дель-Эсте, расчленены на микрорайоны и жилые группы со своими общественными и торговыми центрами, детскими учреждениями и школами.

В последующие годы массовое жилищное строительство идет по пути индустриализации. К этому времени уже была подготовлена индустриальная база для сборного домостроения и разработаны типовые проекты, использующие сборные элементы. В эти годы строительство разворачивалось в основном в провинциях. Примером крупной комплексной застройки с использованием индустриальных методов строительства является жилой район им. X. Марти в Сантьяго-де-Куба, в проектировании которого, наряду с кубинскими, принимали участие и советские специалисты (архитекторы Э. Лосе, X. Деан, Т. Баэса, Э. Родригес, М. Лопес, О. Карденас, инж. Э. Гонсалас, советские архитекторы Е. Зильберт, Н. Розанов и др.). Его проектирование было начато в 1963 г. сразу же после урагана «Флора», который разрушил в этой зоне значительное число жилых домов, а строительство — с 1965 г. после пуска советского домостроительного комбината.

Для строительства была выбрана территория на северо-западе города, где раньше находился район трущоб Сан-Педрито. Новый жилой район был рассчитан на 50 тыс. жителей. Магистраль Кромбе пересекает центральную площадь с монументом Хосе Марти. Вокруг площади размещены общественный и административный центры района и мемориальный парк, примыкающий к спортивному центру и районному парку. Жилой район построен по принципу зонирования территории, с трехступенчатой системой обслуживания. Решение жилых и общественных зданий в значительной степени обусловлено индустриальными методами строительства и технологией панельного производства. Тем не менее большое число хозяйственных балконов с солнцезащитными бетонными перфорированными стенками и лоджией, выступающих из плоскости зданий, обогащает пластику объемов.

Другим примером крупной комплексной застройки, осуществленной индустриальными методами, может служить микрорайон Сан-Рафаэль в Мантансасе. Поскольку территория ограничена скалистым обрывом, микрорайон запроектирован как единое целое, без членения на жилые группы. Общественный и торговый центры, школа, центральная площадь и небольшой парк составляют его композиционное ядро, которое выходит к основной транспортной магистрали, соединяющей микрорайон с центром города и промышленными зонами. Основное строительство велось из сборных элементов по типовым проектам, при этом 3/4 жилых домов выполнено из крупных панелей, для изготовления которых в Матансасе построен завод.

***

Жилищное строительство на Кубе прошло сложный эволюционный путь. Уже с первых дней существования республики был взят курс на типовое проектирование. Начало создания типовых проектов 3— 4-этажных домов относится к 1959 г. Первые проекты ориентировались на существовавшую ранее строительную индустрию и методы строительства из монолитного железобетона. Дома отличались сложностью конфигурации, большими размерами квартир (иногда с двумя санузлами), сложностью санитарно-технического оборудования. Унификация изделий отсутствовала. Основные конструктивные элементы — колонны, ригели, плиты перекрытий и лестничные марши — изготовлялись из монолитного бетона.

Гавана. Типовой 3-этажный жилой дом. Общий вид
Гавана. Типовой 3-этажный жилой дом. План
4. Гавана. Типовой 3-этажный жилой дом. Общий вид. План
Типовой 4-этажный жилой дом в сельской местности
5. Типовой 4-этажный жилой дом в сельской местности

Однако уже в 60-х гг. начались поиски индустриальных методов строительства. В типовых проектах идут по пути упрощения конфигурации зданий и решения планировки квартир (рис. 4). Разрабатываются каталоги. На полигонах начинают выпускать сборные элементы железобетонного каркаса и деталей перекрытий, которые активно внедряются в строительство, часто в сочетании с монолитом. В дальнейшем работа ведется над созданием еще более крупных сборных элементов зданий: плит перекрытий, перегородок, лестничных маршей и наружных панелей крупногабаритных размеров.

Одним из первых опытов по применению крупных панелей, производство которых осуществлялось непосредственно на стройплощадке, было строительство жилых домов в поселке Кампане близ Маникарагуа. Следующим этапом стала разработка крупных панелей «Гран-панель-IV», изготовление которых ознаменовало первую на Кубе массовую систему полносборного заводского изготовления жилых домов. С 1965 г. на базе советского домостроительного комбината началось производство крупных панелей — так называемых «Гран-панель-совьетико».

Параллельно шли поиски формирования зданий из типовых элементов каталога с добавлением индивидуальных деталей, изготовляемых на полигоне или непосредственно на месте. По этому методу создается панельная система «Гран-панель-70» и система ИМС, разработанная на основе югославского опыта. Для домов повышенной этажности разрабатывают метод скользящей опалубки.

В сельской местности уже с 1961 г. началось возведение жилых домов из малогабаритных сборных железобетонных элементов стоечно-плиточной конструкции. Эти элементы могут быть изготовлены на месте на временно смонтированном полигоне с использованием небольших строительных машин. Такая система обеспечивает монтаж сельских зданий от одноэтажного одноквартирного дома до четырехэтажного многоквартирного (рис. 5).

Планировка квартир массового кубинского жилища очень специфична. Благодаря многочисленности кубинской семьи с большим числом детей (до 5—6 человек) основным типом являются трех-, четырех- и пятикомнатные квартиры. В состав квартиры входят столовая-гостиная с балконом или лоджией, примыкающая к столовой кухня, спальные комнаты и санитарные узлы. Ввиду жаркого климата прихожая здесь отсутствует: дверь из лестничной клетки или веранды ведет прямо в гостиную. Характерно традиционное для кубинского жилища четкое зонирование квартиры на спальную и гостиную группы. Закрытая хозяйственная лоджия при кухне ограждена стенками из кирпича или бетона с отверстиями, так называемой «селосией».

Она служит для стирки и сушки белья и оборудована специальной мойкой. Эта лоджия является рудиментом традиционного кубинского хозяйственного дворика, перенесенным в многоквартирный дом. Планировка сельского жилого дома повторяет в основном планировку городских домов.

В целях улучшения естественной вентиляции помещений в домах массового строительства не предусматривается остекление окон. Вместо стекол применяются поворачивающиеся жалюзи. С целью защиты от солнечных лучей окна располагаются в глубине лоджий, под навесами галерей и балконов или под специально устраиваемыми козырьками. Окна делают небольшими по величине.

***

Большое значение в формировании облика городов и сельских поселков Кубы имеют новые общественные здания, массовое возведение которых является еще одной из характерных особенностей послереволюционного периода. Являясь центрами притяжения людей, общественные здания служат и композиционными акцентами в объемно-пространственной структуре застройки. На них сосредоточиваются главные средства художественной выразительности, начиная от богатства пластических форм и интенсивности цвета.

Гавана. Магазин жилого района. 1961 г.
6. Гавана. Магазин жилого района. 1961 г.
Гавана. Ресторан в зоологическом саду. 1961 г.
7. Гавана. Ресторан в зоологическом саду. 1961 г.
Санта-Клара. Кафе-мороженое. Архит. X. Кортиньяс. 1967 г.
8. Санта-Клара. Кафе-мороженое. Архит. X. Кортиньяс. 1967 г.
Гавана. Кафе-мороженое «Коппелия». Архит. М. Хирона, инж. М. Исоба. 1966 г.
9. Гавана. Кафе-мороженое «Коппелия». Архит. М. Хирона, инж. М. Исоба. 1966 г.
Бехукаль. Рабочий клуб. 1962 г. Главное здание Бехукаль. Рабочий клуб. 1962 г. Павильон
10. Бехукаль. Рабочий клуб. 1962 г. Главное здание. Павильон
Гавана. Национальный выставочный павильон «Куба». Архит. X. Кампос. 1963 г. Фрагмент фасада
Гавана. Национальный выставочный павильон «Куба». Архит. X. Кампос. 1963 г. План
11. Гавана. Национальный выставочный павильон «Куба». Архит. X. Кампос. 1963 г. Фрагмент фасада. План

Многие из новых общественных зданий возникают в центрах старых городов. Театры, кинозалы, выставочные павильоны, библиотеки, кафе, рестораны, стадионы, спортивные комплексы, городские скверы и общественные площади преобразуют облик сложившейся городской среды: в Санта-Кларе — это ряд крупных ресторанов и кафе, выполненных по проектам коллектива авторов во главе с Р. Чаэль-Ламом (1965 г.) и архит. X. Кортиньяс (1967 г.); в Нуэва-Хероне (о. Пинос) — сооружение большого кафе-пиццерии (архит. М. Фраде, 1967 г.); в Эль-Кобре — создание общественной площади-сквера, примыкающей к главной улице (1967 г.), с выразительным объемом кинотеатра «Туркино» в глубине (архит. Г. Корредера) (рис. 6—8).

В новых жилых массивах и больших поселках схема размещения общественных зданий подчинена ступенчатой системе обслуживания населения. Отсюда и формирование типов общественных зданий, схожих с теми, что приняты во всех социалистических странах. Для Кубы наряду с традиционными объектами (магазины, кафе, столовые) часть учреждений — детские сады, школы-интернаты, рабочие клубы, массовые зоны отдыха — возникли как совершенно новые типы зданий и комплексов (рис. 6—9).

Так, например, важнейшую организующую роль в жилой застройке занял общественно-культурный центр — рабочий клуб. Небольшой клуб состоит из зала собраний, одной-двух комнат, стойки-буфета. Более развитый комплекс оборудован киноустановкой, имеет библиотеку, кафе, ряд клубных комнат. Вокруг здания клуба формируются зоны отдыха, игровые площадки, спортивные сооружения, иногда крытый гимнастический зал и бассейн (рис. 10). В небольших поселках роль организующего центра иногда играют и более скромные общественные здания — магазины, кафе, школы.

К числу крупных сооружений относится национальный выставочный павильон «Куба» в Гаване (архит. X. Кампос, 1963 г.). Сложная конфигурация участка, расчлененного на две части многоэтажным зданием другого назначения, искусно преодолена сквозным проходом между опорами этого здания. Особенно интересно решен угловой павильон. Отсутствие наружных стен дает возможность хорошо видеть его интерьер с примыкающих улиц. Сильный рельеф участка использован для создания сложного внутреннего пространства, в которое включены водоемы, озеленение и висячие лестницы, соединяющие выставочные площадки, расположенные на разных уровнях (рис. 11).

Рядом с павильоном «Куба» на той же улице Рампа в 1964 г. выстроен комплекс помещений «Салон-23», куда вошли выставочные залы, библиотека, музыкальные аудитории, дискотека, кафетерий. Ограничения в компоновке пространства интерьеров (комплекс размещен в ранее построенном здании) возмещены продуманным колористическим решением.

В 1966 г. эту любимую гаванцами улицу удачно завершило крупное здание кафе-мороженого «Коппелия» на 1000 мест. Архитектор М. Хирона и инженер М. Исоба создали центрическое в плане сооружение, которое своими необычными формами напоминает распустившийся цветок (рис. 9).

***

Особое место среди общественных зданий и по значению, и по размаху — по доминирующему положению во всем послереволюционном строительстве — занимают учреждения воспитания и образования, начиная с детских дошкольных учреждений, одноклассных сельских школ и кончая университетскими комплексами. Острая потребность страны в квалифицированных специалистах самых различных профилей объясняет разнообразие вновь возводимых учебных заведений. Многие из них строятся с общежитиями.

Марианао. Детский сад им. Героев Чапультепека. Типовой проект. Архит. С. Ферро. 1963 г.
12. Марианао. Детский сад им. Героев Чапультепека. Типовой проект. Архит. С. Ферро. 1963 г.
Гавана. Детский сад им. М. Грахалес. Типовой проект. Архит. С. Ферро. 1961 г. Игровая площадка
13. Гавана. Детский сад им. М. Грахалес. Типовой проект. Архит. С. Ферро. 1961 г. Игровая площадка
Сантьяго-де-Куба. Школа первой ступени в жилом районе Нуэва-Виста-Алегре. Архит. Г. Кесада, 1960 г. Общий вид
Сантьяго-де-Куба. Школа первой ступени в жилом районе Нуэва-Виста-Алегре. Архит. Г. Кесада, 1960 г. Интерьер
Сантьяго-де-Куба. Школа первой ступени в жилом районе Нуэва-Виста-Алегре. Архит. Г. Кесада, 1960 г. План
14. Сантьяго-де-Куба. Школа первой ступени в жилом районе Нуэва-Виста-Алегре. Архит. Г. Кесада, 1960 г. Общий вид. Интерьер. План
Морон. Школа второй ступени. Архит. М. Хирона. 1962 г. Внутренний дворик
15. Морон. Школа второй ступени. Архит. М. Хирона. 1962 г. Внутренний дворик

Для вновь возводимых зданий детских садов были созданы типовые проекты. В развитии типа детского учреждения большая заслуга принадлежит архитекторам X. Ребельон, С. Ферро, С. Саад. Выбранная в типовых проектах система одноэтажных павильонов создает нужную изоляцию отдельных групп и оптимальную в условиях кубинского климата систему чередования помещений и открытых двориков (рис. 12, 13).

Реформы образования 1959 и 1961 гг. установили три единых для всей страны этапа обучения: начальное, среднее и высшее. Только за 1959—1960 гг. было построено 10 тыс. классных помещений, главным образом для начальных школ и сельской местности. Отдых, занятия спортом, собрания и остальная школьная жизнь в маленьких школах протекают на открытом воздухе. Крупные школы второй ступени включают лаборатории, мастерские, столовые, залы и другие помещения (рис. 14,15).

При разработке школ, особенно маленьких сельских в 1—2 класса, было достигнуто многообразие решений. Строились школы с прямоугольными, круглыми и шестиугольными классами; соединенными павильонно, вытянутыми цепочкой, составленными в карре; из традиционных материалов, из бетонных блоков, на основе каркаса.

Около 200 одноклассных школ построено в форме трех шестиугольных объемов, составленных в плане трилистником. Два из них занимают класс и мастерская, в третьем — квартира учителя. Наружные стены, выполненные из кирпича, покрыты шатрами под черепицу. Свесы шатров, поддержанные столбами, перекрывают галерею, обегающую по периметру весь объем сооружения. Формы этих зданий хорошо вписываются в сельский пейзаж.

Значительная группа архитекторов (X. Ребельон, Э. Эссенаро, С. Саад, Б. Фишман, М. Хирона и др.) с первых же лет начали работать над индустриальными системами конструкций типовых школ. Двухклассная прямоугольная в плане типовая школа архит. Э. Эссенаро была построена более чем в 300 селениях страны. Выносы кровли хорошо затеняют обходные галереи. Треть здания занята квартирой учителя, остальная часть — двумя классами, раздвижная перегородка между которыми позволяет объединять их в один зал.

Гавана. Школа предуниверситетской подготовки в Сьудад-Либертад. Архит. X. Ребельон, 1961 г. Генплан
Гавана. Школа предуниверситетской подготовки в Сьудад-Либертад. Архит. X. Ребельон, 1961 г. Общий вид
16. Гавана. Школа предуниверситетской подготовки в Сьудад-Либертад. Архит. X. Ребельон, 1961 г. Генплан. Общий вид
Провинция Орьенте. Учебный городок им. Камило Сьенфуэгоса в горах Сьерра-Маэстры. Начало строительства 1959 г. Архитекторы А. Поведа, Э. Эскобар, К. Гутьеррес, Р. Паредес, М. Бермудес и др. Спальный корпус
Провинция Орьенте. Учебный городок им. Камило Сьенфуэгоса в горах Сьерра-Маэстры. Начало строительства 1959 г. Архитекторы А. Поведа, Э. Эскобар, К. Гутьеррес, Р. Паредес, М. Бермудес и др. Генплан блока-«единицы»
17. Провинция Орьенте. Учебный городок им. Камило Сьенфуэгоса в горах Сьерра-Маэстры. Начало строительства 1959 г. Архитекторы А. Поведа, Э. Эскобар, К. Гутьеррес, Р. Паредес, М. Бермудес и др. Спальный корпус. Генплан блока-«единицы»: 1 — классные помещения; 2 — общежития; 3 — коттеджи преподавателей; 4 — рекреационный центр; 5 — спортивные площадки

Среди школ завершения среднего образования интересен комплекс, построенный в 1961 г. в учебном городке Либертад в Гаване. Особенности рисунка линий перепада рельефа подсказали автору проекта архит. X. Ребельон остроумное решение. Главный двухэтажный корпус на 26 классов вытянулся в форме буквы S. Эту форму подчеркивают выступающие наружу толщины перекрытий и широкая белая лента глухого бетонного парапета на галерее второго этажа. Белая полоса парапета в свободном ритме прерывается красными пятнами солнцезащитных решеток высотой в этаж, выполненных из лекальной керамики. Игра сверкающей белой ленты и красных пятен, выступающих на бархатно-черном фоне затененной глубины галерей, — основной мотив композиции. Два объема приставных лестниц, лишенных боковых ограждающих стен, ажурными вертикалями перебивают горизонтали длинного здания. Впереди и позади корпуса классов, в фокусных центрах обоих полукружий его плана, разместились одноэтажные круглые лабораторное и административное здания школы (рис. 16).

Со второй половины 60-х гг. преимущественное распространение получили школы, предусматривающие, как и дошкольные учреждения, возможность сборного строительства и носящие такой же павильонный характер, но уже из блоков не только в один, но в два и более этажей. Этот эффективный в тропиках прием для создания комфортной среды давал и большие композиционные возможности для вариантности решений. Плоские или сводчатые перекрытия, выносы водометов, теневые навесы, решетчатые солнцезащитные стенки — основные элементы деталировки объемов школ этого периода — сочетаются с яркой многодетностью.

Среди комплексов специального среднего образования — педагогических, технологических, политехнических училищ, школ медсестер, рыбаков и других — выделяется крупнейший комплекс-интернат в горах Сьерра-Маэстры на 20 тыс. учащихся.

Учебный городок им. Камило Сьенфуэгоса начал строиться сразу же после революции и по частям вступает в строй. В его проектировании участвовала большая группа архитекторов — А. Поведа, Э. Эскобар, К. Гутьеррес, Р. Паредес, М. Бермудес, А. Колас, Г. Кесада, М. Койюла и др. Комплексные блоки-«единицы» для школ различной специализации, рассчитанные на 400—500 учащихся каждый, состоят из учебных зданий, спальных корпусов для учащихся и коттеджей для преподавателей. Все учебные комплексы группируются вокруг единого для всего городка центра. Отдельно расположены коммунальная и производственные зоны со службами быта, инженерного обслуживания, подсобными мастерскими, фермами и производственными постройками, а также обрабатываемые учащимися сельскохозяйственные земли. Территория городка хорошо озеленена и благоустроена (рис, 17).

Нужда в специалистах-мелиораторах для освоения обширных заболоченных земель острова вызвала к жизни строительство в 1964 г. Училища удобрений, почв и мелиорации (архитекторы В. Гаратти, X. Фернандес, Э. Эссенаро и др.).

Композиция школы, по мнению авторов, «была попыткой немонотонно решить архитектуру при индустриальном исполнении» (на базе выполняемых на месте сборных элементов) и создать такой архитектурный организм, который при своей целостности на каждом этапе допускал бы дальнейшее развитие.

В комплексе училища овощеводства в Пинарес-де-Майари (1965 г.) архитекторы X. Сотолонго и М. Бермудес, следуя смыслу названия местности — «Хвойные леса Майари»,— применили деревянные конструкции, создав подобные высоким шалашам строения, хорошо вписавшиеся в горный ландшафт. Особенность технологической школы им. В.И. Ленина в Орьенте, готовящей специалистов для горнорудной промышленности,— в интересно задуманном колористическом решении, построенном на комбинации белых, голубых и синих тонов. Рыболовецкое училище в Плайя-Хироне на побережье Карибского моря сочетается с курортным характером нового поселка (архит. Г. Сентурион).

Новый метод воспитания юношества, основанный на сочетании учебных занятий с трудовой деятельностью, вызвал размещение большинства учебных комплексов в малонаселенных ранее местах (Сьерра-Маэстра, Гуинес, Пинарес-де-Майари, Плайя-Хирон и т. п.). Это является крупным социальным экспериментом и не только помогает становлению новой трудовой интеллигенции, но и способствует освоению ранее наиболее отсталых краев и районов, созданию в сельской местности учебно-жилых образований с городским уровнем благоустройства.

Гавана. Медицинская школа Гаванского университета. Архитекторы X. Виванко, X. Ребельон, С. Саад. 1964 г. Фрагмент фасада
Сантьяго-де-Куба. Медицинская школа Университета Орьенте. Архит. Р. Таскон. 1964 г. Фрагмент фасада
Сантьяго-де-Куба. Медицинская школа Университета Орьенте. Архит. Р. Таскон. 1964 г. Схема планировки
18. Гавана. Медицинская школа Гаванского университета. Архитекторы X. Виванко, X. Ребельон, С. Саад. 1964 г. Фрагмент фасада. Сантьяго-де-Куба. Медицинская школа Университета Орьенте. Архит. Р. Таскон. 1964 г. Фрагмент фасада. Схема планировки
Гавана. Национальные школы искусств в Кубанакане. Начало строительства 1961 г. Архитекторы Р. Порро, В. Гаратти, Р. Готтарди. Фрагмент застройки
Гавана. Школа изобразительных искусств. Архит. Р. Порро. 1965 г. План
19. Гавана. Национальные школы искусств в Кубанакане. Начало строительства 1961 г. Архитекторы Р. Порро, В. Гаратти, Р. Готтарди. Фрагмент застройки. Школа изобразительных искусств. Архит. Р. Порро. 1965 г. План

Медицинский факультет университета Орьенте в Сантьяго (архит. Р. Таскон), открытый в 1964 г., расположен в городе и отличается от многих учебных построек особой компактностью. Все его залы, аудитории, лаборатории и прочие учебные помещения собраны в плотный прямоугольник, перекрытый единым тонким листом из монолитного железобетона. Перекрытие создано слиянием в одно целое грибовидных конструкций, каждая из которых состоит из колонны и квадратного в плане зонта сложной поверхности гиперболического парабаллоида. Принятая система разрешает свободно компоновать планировку помещений и в нужных местах разрывать перекрытие для образования внутренних световых двориков или самостоятельных покрытий над высокими залами, сводчатые и пирамидальные формы которых возвышаются над общей волнистой кровлей здания. Утоняющийся консольный край перекрытия образует козырек, сильно вынесенный во все четыре стороны сооружения. Защищая от солнца широкую обходную террасу, козырек образует вокруг здания насыщенную рефлексами тень, в глубине которой видны наружные стены факультета, имеющие кирпичные и бетонные участки со сложным рисунком окон, дверей, балконов и лоджий. Мозаичные полы обходной террасы прерываются лестницами и водоемами. К сожалению, излишняя компактность сооружения и тонкость бетонного листа перекрытия приводят к перегреву помещений в особенно жаркие дни (рис. 18).

Интереснейшим, но наиболее спорным экспериментом явилось строительство комплекса национальных школ искусств (архитекторы Р. Порро, В. Гаратти, Р. Готтарди). Пять отдельно стоящих сооружений разместились на полянах старинного парка в Кубанакане — бывшем аристократическом пригороде Гаваны. Каждая постройка имеет независимое композиционное построение, но все вместе они составляют целостный ансамбль (рис. 19).

Ставя себе сложнейшую задачу создания уникальных, исключительных в эстетическом аспекте сооружений, как единственно возможное решение архитектурной среды для воспитания будущих творцов, авторы школ стремились при этом придать постройкам яркую национальную окраску.

Первой была открыта Школа изобразительных искусств (архит. Р. Порро, 1965 г.). Овальные в плане, перекрытые крутыми куполами, различные по размерам художественные студии школы гроздьями лепятся снаружи к длинным галереям. Вычурными кривыми брошенные на землю, галереи образуют в центре маленький внутренний дворик, а собранный пучок торцов галерей открывается наружу сооружения большими арками входа, оформленного тремя воронкообразными сводами.

Гавана. Школа современного танца в Кубанакане. Архитектор Р. Порро, 1965 г. Купола сводов
Гавана. Школа современного танца в Кубанакане. Архитектор Р. Порро, 1965 г. Сводчатый портик входа
Гавана. Школа современного танца в Кубанакане. Архитектор Р. Порро, 1965 г. План
20. Гавана. Школа современного танца в Кубанакане. Архитектор Р. Порро, 1965 г. Купола сводов. Сводчатый портик входа. План
Гавана. Школа классического балета в Кубанакане. Начало строительства 1961 г. Архит. В. Гаратти. Фрагмент застройки
21. Гавана. Школа классического балета в Кубанакане. Начало строительства 1961 г. Архит. В. Гаратти. Фрагмент застройки

В основу композиционного построения школы современного танца (архит. Р. Порро, 1965 г.) также положена идея традиционного внутреннего дворика, не прямоугольной, а рваной треугольной формы, образованной ломанными в плане очертаниями галерей. Снаружи к галереям примыкают многоугольные в плане залы-классы. Вход в школу также образован в конце сходящихся галерей, но повернут под острым углом к их пучку. Этими приемами автор стремился создать символ, выражающий изломанность фигур современного танца (рис. 20).

Школу классического балета (архит. В. Гаратти) создают круглые в плане танцевальные залы, перекрытые пологими куполами. Залы здесь также примыкают к анфиладам галерей, но этот комплекс имеет не внутренний дворик, а только небольшие световые колодцы. Растекаясь по земле, распрямляясь в направлении к окружающему парку, галереи спирально свиваются к центру, обнимая круглые залы. Округлость форм объемов школы, по мнению автора, должна выражать плавность рисунка классического балета (рис. 21).

Формы школы музыки (архит. В. Гаратти) тоже используют мягкие округлые линии. Главный объем представляет собой длинную изогнутую ленту классных комнат. Он следует за изгибами протекающей по парку речушки и как бы охватывает символически школу балета, расположенную на противоположном берегу. В вогнутом изгибе главного корпуса проектом предусмотрены два театральных зала.

Школа драматического искусства (архит. Р. Готтарди) — наименее завершенный комплекс. Она задумана в виде плотного клубка перекрытых коробовыми сводами помещений студий, соединительные пути между которыми не имеют кровли. Подобно узеньким улочкам-ущельям средневекового города, они протискиваются, петляя, между глухими объемами студий. Над плотным клубком построек перед маленьким амфитеатром под открытым небом возвышается громада главной сценической коробки. Сцена открывается в сторону как амфитеатра, так и большого зрительного зала, примыкающего к ней с противоположной стороны. Весь массив вместе с фланкирующими цепочками административных помещений, в свою очередь, охватывает широкое, террасами спускающееся к речке пространство, которое образует огромный амфитеатр для массы зрителей со сценической площадкой у берега. Таким построением объемов автор хотел выразить идею народного театра, зародившегося в средневековых городах, где действие развертывалось на крохотных площадях перед громадами соборов.

Гавана. Комплекс университетского городка им. Хосе Антонио Эчеверриа. Группа архитекторов под руководством Ф. Салинаса и X. Фернандеса. 1964 г. Аксонометрический план 1-й очереди строительства
Гавана. Комплекс университетского городка им. Хосе Антонио Эчеверриа. Группа архитекторов под руководством Ф. Салинаса и X. Фернандеса. 1964 г. Фрагмент комплекса
Гавана. Комплекс университетского городка им. Хосе Антонио Эчеверриа. Группа архитекторов под руководством Ф. Салинаса и X. Фернандеса. 1964 г. Фрагмент комплекса
22. Гавана. Комплекс университетского городка им. Хосе Антонио Эчеверриа. Группа архитекторов под руководством Ф. Салинаса и X. Фернандеса. 1964 г. Аксонометрический план 1-й очереди строительства. Фрагменты комплекса 

Своеобразной антитезой национальным школам искусств по образу и методам возведения стал комплекс университетского городка им. Хосе Антонио Эчеверриа. Городок начал строиться в 1961 г. в пригороде столицы для размещения технологического факультета Гаванского университета (в том числе Архитектурной школы и Школы инженеров-строителей). В разработке проекта принимали участие архитекторы Ф. Салинас, X. Фернандес, X. Монтальван и др. Первых студентов комплекс принял в декабре 1964 г. В 1968/69 учебном году в нем училось уже около 5 тыс. студентов. Проект предусматривает возможность дальнейшего увеличения факультета.

Многоэтажные корпуса общежитий монтировались из элементов рамно-панельной конструкции. Корпуса учебной части возводились методом подъема перекрытий вдоль сборных колонн, расставленных широким шагом. Простор и чистота получаемого на этаже пространства с точно фиксированными параметрами дала необходимую свободу в планировке и перепланировке помещений при помощи стандартных, изготовленных на заводе фасадных панелей и внутренних перегородок.

Учебные корпуса отдельных школ размещены параллельно друг другу и объединяются двухэтажным объемом ректората. Все здания на колоннах подняты на уровень второго этажа, что обеспечивает под ними вентиляцию, дает хорошую тень и охлаждает здания снизу, проветривает световые дворики. Части комплекса связаны между собой системой висячих галерей и переходов, в том числе по плоским кровлям-террасам низких объемов.

Междуэтажные связи в учебных корпусах решены парадными одномаршевыми лестницами, по диагонали расходящимися от низкого центрального объема ректората на всю высоту зданий. Эти диагональные перспективы играют ключевую роль как в зрительном объединении этажей во внутренних пространствах зданий, так и в построении фасадной композиции корпусов. Богатая моделировка пластики фасадов разыграна использованием различных панелей — глухих, с оконными или дверными проемами, с солнцезащитными решетками, а также постановкой этих панелей на различную глубину от кромки перекрытий. Сдержанно даны цветовые сочетания. Декоративные формы кустов и деревьев, алые цветы фламбойяна вплетаются в рисунок озеленения территории (рис. 22).

На рубеже 70-х гг. был разработан типовой проект общеобразовательной школы-интерната второй ступени с тем, чтобы и в этой области получение образования и физическое развитие сочеталось бы с общественно-полезным трудом подростков. Проект школы (архитекторы X. Ребельон, Л. Абраантес, инж. А. Родригес и др.) предусматривает полносборность строительства зданий из железобетонных элементов стоечно-балочной конструкции с навесными панелями стен и лотковыми плитами перекрытий. Такие школы-интернаты строятся, как правило, вдали от населенных мест, в районах освоения земель под плантации кофе, цитрусовых, бананов и других тропических фруктов и вмещают 500 учащихся. В этих случаях комплекс состоит из нескольких зданий, поставленных параллельно, но со сдвижкой в разные стороны от оси: 4-этажного учебного корпуса с классными комнатами, лабораториями, кабинетами и библиотекой, одноэтажного блока столовой и кухни и двух 3-этажных спальных корпусов (раздельно для мальчиков и девочек), в которые вкомпонованы зрительный зал и медицинский пункт.

Павильонная система позволяет составлять самые различные комплексы из корпусов необходимой протяженности и этажности.

Республика Куба. Школа имени В.И. Ленина в пригороде Гаваны
Республика Куба. Школа имени В.И. Ленина в пригороде Гаваны
Пригород Гаваны. Школа-интернат 2-й ступени промышленно-научного профиля им. В.И. Ленина. Архит. А. Гаррудо и др. 1974 г.
23. Пригород Гаваны. Школа-интернат 2-й ступени промышленно-научного профиля им. В.И. Ленина. Архит. А. Гаррудо и др. 1974 г.

В начале 70-х гг. был создан проект — школы-интерната со специализацией промышленно-научного профиля на 4500 учащихся (архит. А. Гаррудо). Школа-интернат имени В.И. Ленина в пригороде Гаваны была открыта в 1974 г. Разнообразие расстановки многочисленных корпусов и деталировка их фасадов сочетаются с продуманной системой соотношений высот зданий и размеров внутренних двориков между ними, пространства которых по мере движения зрителя раскрываются одно за другим в определенной закономерности чередования крупных и малых величин, завязки все новых интриг в перспективе. Характерной особенностью ансамбля школы им. В.И. Ленина является система связей между зданиями, решенная висячими мостиками и переходами по плоским кровлям, начало которым было положено в университетском городке им. X.А. Эчеверриа. Другое своеобразие — в исключительной даже для Кубы яркости цветовой палитры. Желтые, оранжевые, красные цвета, разыгранные гаммой тональностей в одном дворике, сменяются синими и голубыми в другом, фиолетовыми оттенками в третьем. В сочетании с белыми участками покраски яркие цвета школы усиливают впечатление праздничности сооружения (рис. 23). В 1974—1975 гг. были открыты еще шесть крупных средних школ-интернатов с промышленным уклоном.

Развивающееся в стране внимание к монументальной пропаганде в школе им. В.И. Ленина нашло выражение в больших настенных панно, выполненных крупнейшими художниками страны — Р. Портокарреро, Мариано Р. и др. Знаменательно, что средства монументальной пропаганды, которые в первые годы после революции выступали в форме временных сооружений — на выставках, на улицах и площадях городов и сел, на дорогах, в местах памятных событий (высокого уровня достигло также искусство кубинского плаката),— в подлинно монументальном исполнении начали появляться именно в постройках воспитательного и образовательного назначения.

К 1974 г. в республике было построено уже более 100 школ-интернатов второй ступени, и темп роста их строительства продолжает расти. На основе сборных конструкций школ начали строиться детские сады, начальные школы и десятки различных специализированных учебных заведений. Училища электроники в провинции Гавана, лесоводства в провинции Пинар-дель-Рио, холодильных установок в провинции Лас-Вильяс, животноводства в провинции Камагуэй — крупнейшие, из открытых в начале 70-х гг. Производство бетонных элементов налажено на десятках полигонов, а достоинства системы позволяют создавать из ее деталей и многие другие общественные здания.

***

Большое значение было дано объектам здравоохранения, спорта и отдыха.

За 10 послереволюционных лет на Кубе в 5 раз возросло число больничных учреждений и более чем утроилось число больничных коек.

Был разработан единый для всей территории страны проект сети медицинского обслуживания населения, по которому строятся больницы, поликлиники, диспансеры.

Проект типовой сельской больницы был создан в первые же годы после революции. Он предусматривал возможность строительства как традиционными методами, так и из сборных железобетонных элементов. Типовая больница состоит из двух одноэтажных прямоугольных блоков. В первом блоке размещены врачебные кабинеты, лаборатория, аптека, рентгеновский кабинет, столовая и кухня, во втором — палаты для больных и операционная. Выносы кровли дают тень на обходные галереи, защищают от прямых лучей солнца высоко расположенные окна. Все помещения обеспечены сквозным проветриванием. Четкий рисунок несущих конструкций, тонкая моделировка элементов фасадных плоскостей, цветовое богатство их окраски составляют главные достоинства этих скромных сельских больниц, возникших во многих местах острова.

Ольгин. Детская больница. Архит. Р. Моро. 1971 г. Общий вид. Больница им. В.И. Ленина. Архитекторы М. Меса, А. Менендес, Г. Варгас, А. Салас, Ф. Пина и др. 1965 г. Общий вид
Ольгин. Детская больница. Архит. Р. Моро. 1971 г. Общий вид. Больница им. В.И. Ленина. Архитекторы М. Меса, А. Менендес, Г. Варгас, А. Салас, Ф. Пина и др. 1965 г. Общий вид
Ольгин. Детская больница. Архит. Р. Моро. 1971 г. Общий вид. Больница им. В.И. Ленина. Архитекторы М. Меса, А. Менендес, Г. Варгас, А. Салас, Ф. Пина и др. 1965 г. Аксонометрический план
24. Ольгин. Детская больница. Архит. Р. Моро. 1971 г. Общий вид. Больница им. В.И. Ленина. Архитекторы М. Меса, А. Менендес, Г. Варгас, А. Салас, Ф. Пина и др. 1965 г. Общий вид. Аксонометрический план

Комплекс крупнейшей на Кубе больницы им. В.И. Ленина в Ольгине, открытой в 1965 г. (архитекторы М. Меса, А. Менендес, Л. Уркиола, Г. Варгас, Ф. Пина, Р. Тальеда, А. Салас и др.)» имеет четкую технологическую схему, учитывающую современные методы лечения и новейшее оборудование. Основное Т-образное в плане 6-этажное здание и ряд низких корпусов решены в спокойных формах и мягких тонах, чередующихся с белым цветом. Первый этаж одет серым гранитом (рис. 24).

Больницы в Колоне на 300 коек (архит. Ф. Пина, 1962 г.), в Виктории-де-лас-Тунас (1959 г.), в Сагуа-ла-Гранде на 340 коек и с поликлиникой (архитекторы Н. де ла Торре, Ф. Пина, 1965 г.), поликлиника в Гаване на просп. Сальвадора Альенде (архитекторы X. Ребельон, Б. Саад и др., 1965 г.), как и больница в Ольгине, имеют функциональные планы. Пластика их фасадов подчинена той же структуре нюансной моделировки несущих выступающих частей и заглубленных несомых участков, подчеркнутой цветовым решением. С 1973 г. начали строиться больницы из сборных конструкций: больница им. Рафаэля Фрейра в Санта-Лусии и др.

В городах и поселках, в учебных центрах и зонах отдыха сооружено большое число спортивных объектов.

Гавана. Спортивный комплекс им. Хосе Марти. 1962 г. Бассейн и гимнастический зал
Гавана. Спортивный комплекс им. Хосе Марти. 1962 г. Трибуны стадиона
Гавана. Спортивный комплекс им. Хосе Марти. 1962 г. Генплан комплекса
25. Гавана. Спортивный комплекс им. Хосе Марти. 1962 г. Бассейн и гимнастический зал. Трибуны стадиона. Генплан комплекса
Камагуэй. Бейсбольный стадион. Типовой проект. Архит. Э. Кастро. 1966 г.
26. Камагуэй. Бейсбольный стадион. Типовой проект. Архит. Э. Кастро. 1966 г.
Гавана. Спортивный городок. Стадион «Марипоса»
27. Гавана. Спортивный городок. Стадион «Марипоса»

Примером интересного комплекса первых лет может служить стадион им. X. Марти в Гаване (1962 г.). Выполненные в монолитном бетоне вспарушенные перекрытия физкультурных залов, волнистые скорлупы козырьков трибун для зрителей, изогнутые линии вышек для прыжков в бассейны, зеркальные поверхности террацовых полов — все здесь удачно соединено в единое целое (рис. 25).

Стадион «Сандино» для игры в бейсбол с трибунами на 10 тыс. зрителей (архит. Э. Кастро), открытый в Санта-Кларе в 1966 г., знаменует уже переход к индустриальным методам строительства.

Мощный ритм несущих сборных элементов — главный мотив композиции стадиона. В наружной окраске стадиона преобладают яркие красные и коричневые цвета, и только входы отмечены голубоватым тоном. Аналогичные стадионы были построены в городах Камагуэй, Сантьяго, Пинар-дель-Рио, Гуантанамо (рис. 26, 27).

Разнообразны сооружения для отдыха. Курортные гостиницы на Кубе строятся не только в виде обычных многоэтажных зданий, но и в виде многоквартирных домов и отдельных домиков — дач, которые сдаются отдыхающим семьям. После 1959 г. в стране возникло более 70 туристских комплексов массового отдыха для трудящихся около пляжей и в горах.

Варадеро. Новые гостиничные корпуса. Архитекторы М. Хирона, А. Кинтана, Х. Тоска и др. 1960 г.
28. Варадеро. Новые гостиничные корпуса. Архитекторы М. Хирона, А. Кинтана, Х. Тоска и др. 1960 г.
Провинция Пинар-дель-Рио. Туристский центр Сороа. 1960 г. Генплан
Провинция Пинар-дель-Рио. Туристский центр Сороа. 1960 г. Общий вид
Провинция Пинар-дель-Рио. Туристский центр Сороа. 1960 г. Фрагмент застройки
29. Провинция Пинар-дель-Рио. Туристский центр Сороа. 1960 г. Генплан. Общий вид. Фрагмент застройки: 1 — административное здание; 2 — ресторан; 3 — спортплощадки; 4 — бассейн; 5 — кафе; 6 — коттеджи
Провинция Гавана. Курортной комплекс Эль-Саладо. Архитекторы А. Салас, А. Гонсалес и др. 1959 г. Генплан
Провинция Гавана. Курортной комплекс Эль-Саладо. Архитекторы А. Салас, А. Гонсалес и др. 1959 г. План ресторана
Провинция Гавана. Курортной комплекс Эль-Саладо. Архитекторы А. Салас, А. Гонсалес и др. 1959 г. Главный корпус
Провинция Гавана. Курортной комплекс Эль-Саладо. Архитекторы А. Салас, А. Гонсалес и др. 1959 г. Ресторан
30. Провинция Гавана. Курортной комплекс Эль-Саладо. Архитекторы А. Салас, А. Гонсалес и др. 1959 г. Генплан. План ресторана. Главный корпус. Ресторан
Провинция Матансас. Курорт Плайя-Ларга. 1961 г.
31. Провинция Матансас. Курорт Плайя-Ларга. 1961 г.
Провинция Гавана. Курорт Эль-Мегано. 1959 г. Коттеджи для отдыхающих
32. Провинция Гавана. Курорт Эль-Мегано. 1959 г. Коттеджи для отдыхающих
Провинция Матансас. Туристский центр Гуама. Архитекторы М. Хирона, Д. Герра, А. Масиас и др. 1960 г.
33. Провинция Матансас. Туристский центр Гуама. Архитекторы М. Хирона, Д. Герра, А. Масиас и др. 1960 г.

Большие работы были проведены по расширению курорта Варадеро, превращению его в зону массового отдыха трудящихся (архитекторы А. Кинтана, М. Хирона, X. Тоска и др.). В добавление к ранее существовавшим гостиницам и дачам здесь построены новые гостиницы, рестораны, магазины, кино, спортивные площадки, детские городки (рис. 28). Одним из первых здесь возник комплекс пляжа на 8 тыс. отдыхающих. Сооружение имеет два уровня. Нижний, состоящий из залов для переодевания купальщиков, системой внутренних двориков, включающих существовавшие здесь ранее крупные деревья, раскрыт в сторону пляжа и океана. Перекрытия нижнего яруса использованы как террасы для верхнего, который небольшими лестницами связан с примыкающей с внешней стороны улицей. Здесь под сенью огромных деревьев размещены площадки для отдыха и танцев, устроена сцена для оркестра и артистов. Живописную композицию венчает объем кафетерия. В 1967 г. в Варадеро архит. Р. Готтарди перестроено бывшее кино-поле для авто-зрителей в открытый амфитеатр «Кавама» на 7 тыс. мест.

Возникший в 1960 г. туристский центр Сороа в горах Эль-Росарио решен террасами, спускающимися к большому плавательному бассейну. Стены коттеджей окрашены интенсивными тонами голубого, малинового, желтого, оранжевого цветов. Домики накрыты белоснежными бетонными кровлями причудливой сложной формы. В тени их козырьков прячутся глубокие веранды. Блестящие малиновые плитки полов террас едва выступают над зеленью окружающих газонов (рис. 29).

Построенный в 1959 г. к западу от Гаваны курортный комплекс Эль-Саладо отличается острыми формами кровель (архитекторы А. Салас, А. Гонсалес и др.) (рис. 30). В силуэтах построек курорта Эль-Мегано (1959 г.) (рис. 32) и Хибакоа (архит. А. Кинтана, 1961 г.) к востоку от столицы, наоборот, преобладают плавные кривые линии. Плайя-Хирон (1960 г.) отмечен вспарушенными сводами клубного комплекса, Плайя-Ларга (1960 г.) — тонкими складчатыми треугольными покрытиями клуба моряков (рис. 31). В архитектуре курортов нашла себе место и прямая стилизация под формы построек прошлых веков. Туристский центр Гуама (архитекторы М. Хирона, Д. Герра, А. Масиас и др., 1960 г.) (рис. 33) и мотель Лос-Kaнейес (архит. X. Кортиньяс, 1965 г.) подражают облику доколумбовых древнеиндейских деревень. Курорт Виньялес (1960 г.) напоминает поместья в стиле колониальной архитектуры XVIII в.

***

В осуществлении экономических планов промышленного развития страны во многих городах начинают строиться промышленные предприятия, что знаменует решительный отход от характерного для капиталистической полуколониальной Кубы размещения промышленности только в Гаване. Начинают реконструироваться и расширяться ранее существовавшие заводы и сентрали. Среди важнейших примеров реконструкции, помимо модернизации сахарной промышленности,— объединение нескольких мелких металлообрабатывающих предприятий около Гаваны в крупный металлургический комбинат, возрождение и усовершенствование никелевых заводов Моа и Никаро в Орьенте, расширение цементного завода в Сантьяго.

Сантьяго-де-Куба. Домостроительный комбинат. 1965 г.
34. Сантьяго-де-Куба. Домостроительный комбинат. 1965 г.
Гавана. Рыбный порт. Архитектор М. Хирона, 1966 г. Главное административное здание
Гавана. Рыбный порт. Архитектор М. Хирона, 1966 г. Планировка Гавана. Рыбный порт. Архитектор М. Хирона, 1966 г. Холодильник
35. Гавана. Рыбный порт. Архитектор М. Хирона, 1966 г. Главное административное здание. Планировка. Холодильник
Санта-Клара. Комбинат санитарно-технических и бытовых изделий ИНПУД. Архитекторы Б. Масо, А. Менендес, X. Форнее и др. 1965. Выставочный зал и административный корпус
36. Санта-Клара. Комбинат санитарно-технических и бытовых изделий ИНПУД. Архитекторы Б. Масо, А. Менендес, X. Форнее и др. 1965. Выставочный зал и административный корпус
Сантьяго-де-Куба. Головное водоочистительное сооружение. Инж. X. Эрнандес. 1960 г.
37. Сантьяго-де-Куба. Головное водоочистительное сооружение. Инж. X. Эрнандес. 1960 г.
Провинция Камагуэй. Район Триангуло. Молочная ферма № 41. Архитекторы X. Ипаррагирре, Р. Витьер, А. Фернандес. 1973 г. Общий вид
Провинция Камагуэй. Район Триангуло. Молочная ферма № 41. Архитекторы X. Ипаррагирре, Р. Витьер, А. Фернандес. 1973 г. Фрагмент
38. Провинция Камагуэй. Район Триангуло. Молочная ферма № 41. Архитекторы X. Ипаррагирре, Р. Витьер, А. Фернандес. 1973 г. Общий вид. Фрагмент

Общее увеличение масштабов строительства потребовало развития прежде всего строительной индустрии. Строятся и входят в строй новые цементные заводы в Нуэвитасе (архит. Э. Р. де ла Вега, первая линия 1968 г.), в Сигуанэйе (архит. А. Менендес, первая очередь 1972 г.). Построены и продолжают строиться заводы и механизированные полигоны по изготовлению бетонных изделий по каталогам промышленного, жилищного, учебного и сельского строительства, плиток для полов, асбестоцементных листов и труб, асфальтовые заводы в Санта-Рите, Нуэва-Хероне, Гуантанамо, завод коалина на о. Пинос (архит. X. Пелаэс, 1968 г.) и многие другие. В 1965 г. в Сантьяго начал работать домостроительный комбинат производительностью 1700 квартир в год, переданный Кубе в дар Советским Союзом (рис. 34).

Промышленное проектирование как новое направление в национальной архитектуре характеризовалось стремлением начать его на уровне последних технических достижений мировой практики при высоком эстетическом качестве. Существенным препятствием для этого было то, что технологическую часть проектов, как правило, разрабатывали в странах — поставщиках оборудования. Для промышленного строительства был выработан самый первый каталог унифицированных изделий, включивший набор колонн, ригелей, балок, ферм. Архитектурно-строительные разделы проекта кубинские архитекторы с середины 60-х гг. разрабатывают уже совместно с проектировщиками технологической части. Постепенно накопился опыт и выработались приемы и принципы объемно-пластических композиций крупных промышленных объемов, навыки по техническому оборудованию многопролетных цехов. По своему внешнему виду промышленные предприятия встали в один ряд с крупными общественными зданиями, служат украшением городов.

Как положительный пример промышленных объектов первых послереволюционных лет можно назвать небольшие хлопкоочистительные фабрики, построенные в 1960—1961 гг. в Колоне, Виктории-де-лас-Тунас, Вариасе. Типовой проект фабрики разработал архит. X. Форнее. Доминирующими объемами комплекса фабрики являются треугольные призмы главных корпусов. Их острые силуэты хорошо организуют пространство, объединяют вокруг себя остальные сооружения фабрики.

Предприятие по бестарной приемке, хранению и погрузке сахара емкостью 90 тыс. т единовременного хранения может служить примером последующего периода.

Проект склада, являющегося составной частью специализированного порта в Сьенфуэгосе, разработан инж. М. Исоба. Проект был повторно применен в ряде других портов и сентралей.

Авторы проекта завода дизельных моторов в Сьенфуэгосе (1964 г.) Р. Пахони и Э. Мендоса, подобрав для кровли главного корпуса острую форму складчатой балки-плиты, уложенной по фермам внутреннего каркаса, создали запоминающийся образ. Бегущие остроугольные зубцы венчают кирпичные стены. На боковых фасадах абрис зубцов подчеркнут светлой контурной лентой бетона. Перейдя в нижнюю зону стен, светлые линии 'вновь появляются в виде широких горизонтальных полос вентиляционно-световых поясов.

В комбинате санитарно-технических и бытовых изделий ИНПУД (архитекторы Б. Масо, А. Менендес, X. Форнее, М. Пулидо, Г. Караль, Э. Мендоса, 1965 г.) для перекрытия применены седловидные скорлупы 12-метрового пролета, (рис. 36). Выразительность комплекса рыбного порта в Гаване (архит. М. Хирона, 1966 г.) достигнута сочетанием низких корпусов, перекрытых балками — плитами асимметричного сечения, и высокого объема административного корпуса (рис. 35).

Во многих промышленных объектах монотонность протяженных корпусов преодолена при помощи пластически-живописных форм вспомогательных построек, выполненных, как правило, в монолитном бетоне: столовые, кафе, залы собраний, вестибюльные строения, а часто и водонапорные баки, градирни и прочие инженерно-технические сооружения. Такова, например, роль выставочного зала в комбинате ИНПУД. Его скорлупное перекрытие, выкроенное в форме ромба из поверхности гиперболического параболоида, контрастирует с длинными лентами фасадов цехов, нарушает их покой (рис. 36).

Из примеров более позднего строительства необходимо назвать стекольный комбинат в провинции Гавана, построенный в 1971 г. (архит. И. Кастильо). Выразительные остроугольные высокие объемы зданий обжиговых печей объединяют пространство всего комплекса. Как и в заводе дизельных моторов, цветовое решение строится на сочетании красного кирпича и белых бетонных деталей.

В последнее время намечается переход к проектированию целых промышленных зон (Санта-Клара, Нуэвитас, Сьенфуэгос, Сантьяго). Работа над генеральным планом и промышленным узлом Нуэвитаса помимо оптимального решения вопроса «труд — быт — отдых» внутри города дала пример рационального размещения самих промышленных производств, их взаимной увязки, кооперирования вспомогательных объектов.

Эстетическим качеством отмечены и возводимые на Кубе инженерные сооружения. Изящны линии моста через р. Саса в провинции Лас-Вильяс (инж. М. Суарес, 1960 г.). Изысканностью рисунка конструкций отличаются мосты инж. М. Исобы через реки Севилья и Гуаниникум (1962 г.), водонапорный бак, выполненный в 1960 г. инж. X. Эрнандесом в Сантьяго (рис. 37), карнизно-висящие над пропастью конструкции дороги Гуантанамо-Баракоа, тонкая кружевная вязь которых опоясывает откосы вершины Ла-Фарола (инж. М. Исоба, 1965 г.). Красиво нарисованы контуры и детали плотины Гильберт в Орьенте (инж. X. Фернандес, 1965 г.).

***

Важным направлением сельского производственного строительства на рубеже 70-х гг. стали мясомолочные фермы. В начале 1970 г. был разработан типовой проект молочной фермы на 288 голов крупного рогатого скота (архитекторы X. Ипаррагирре, Р. Витьер, А. Фернандес).

Единый каталог, созданный на базе этого проекта, позволяет строить из элементов каталога фермы для всех домашних животных и птиц и многие иные сооружения. По проекту уже построено и продолжают строиться сотни молочных ферм, центры генетики, свино- и птицефермы и другие постройки. Новые молочные фермы украсили сельский пейзаж острова. Ослепительно белые постройки сверкают на бархатистом фоне яркой зелени полей. Изящная вертикаль водонапорного бака играет объединяющую роль для построек-навесов с красиво нарисованными железобетонными элементами (рис. 38). Нарядны комплексы строений, перекрытых красной черепицей.

Как правило, фермы размещаются в стороне от населенных пунктов, а обслуживающий персонал приезжает на работу из соседних городов или сельских поселков, которые строятся с городским уровнем благоустройства.

***

Расширение объемов строительства, укрепление проектных и строительных организаций, развитие научно-исследовательских лабораторий и полигонов сопровождается количественным и качественным ростом национальной архитектурной школы.

Архитектура революционной Кубы — самая молодая среди социалистических стран. За необыкновенно короткий срок сделано очень много. Созданы основы районной планировки и социалистического градостроительства. Комплексно размещаются промышленные и сельскохозяйственные объекты, жилищное и общественное строительство. Удачно решается связь новой застройки с природой, озеленение и благоустройство территорий. Заложена база индустриализации строительных процессов на основе открытой типизации. Созданы образцы интересных архитектурно-художественных решений, отвечающие специфическим условиям тропической страны. Разработаны самобытные и оригинальные архитектурные формы с интенсивным введением в композицию цвета.

Все это создает уверенность в успешном будущем кубинской архитектуры — целостной, яркой и жизнеутверждающей.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации