Архитектура Монгольской Народной Республики. 1940-е - 60-е гг.

Монгольская Народная Республика

Глава «Архитектура Монгольской Народной Республики». «Всеобщая история архитектуры. Том 12. Книга вторая. Архитектура зарубежных социалистических стран» под редакцией Н.В. Баранова. Авторы: Т.Г. Малинина, консультант Д. Майдар (МНР) (Москва, Стройиздат, 1977)


Монгольская Народная Республика образовалась в 1921 г. Победа народной революции произвела коренной перелом в истории страны. Минуя стадию капиталистического развития, монгольский народ совершил резкий переход от распадающихся феодальных отношений к строительству социализма. В стране отсталого кочевого скотоводства, где не существовало современных видов транспорта, средств механизации, средств связи, переход к новым общественным отношениям был чрезвычайно сложен. Неграмотность, суеверия, почти полное отсутствие медицинских и культурно-просветительных учреждений создавали препятствия на пути к построению социалистического общества. Сразу же после победы народной революции воспитание народа, обучение его, организация хотя бы элементарного медицинского и культурно-бытового обслуживания стали делом неотложным и первостепенным.

К моменту образования республики населенные пункты страны представляли собой крепости, монастыри и сложившиеся вокруг них жилые поселки, состоящие почти из одних юрт. Самым характерным для наиболее значительных населенных пунктов было сочетание храмов, дворцов и неблагоустроенных жилых кварталов с недопустимо высокой плотностью застройки, засыпанной лессовой пылью, лишенной даже сточных канав.

После победы революции органы местного управления, клубы, амбулатории, службы телеграфа, склады, магазины и другие государственные учреждения долгое время размещались в юртах.

Процесс становления социалистической архитектуры Монголии теснейшим образом связан с социально-экономическими преобразованиями страны. В нем можно выделить два периода: первый — с 1921 по 1945 г. и второй — с 1945 г. до настоящего времени.

Первый период (1921—1945 гг.) совпал с демократическим этапом революции, с годами огромной работы по преобразованию страны. Молодое государство проводит первые важные преобразования: благодаря значительной помощи СССР вытесняется западный и китайский торговый капитал, укрепляются основы социалистического сектора в народном хозяйстве.

Первые послереволюционные годы капитальное строительство велось преимущественно в Урге главным образом китайскими частными фирмами.

Первая государственная организация по строительству — «Строительная кооперация» начала свою деятельность в 1926 г.

К середине 40-х гг. МНР добилась значительных успехов в развитии строительного дела. Укрепилась его организационная структура: сформировались три государственные строительные организации (по общественным, транспортным и хозяйственным сооружениям), которые работали под руководством строительного управления МНР. Быстрый рост отдельных отраслей экономики потребовал создания специализированных промышленных и сельскохозяйственных строительных предприятий.

В республике были построены первые больницы, учебные заведения, здания культурно-бытового назначения, Дома культуры, библиотеки, кинотеатры и другие объекты *. Начав государственное строительство с деревянных построек, монгольские строители в середине 40-х гг. уже сооружали значительные промышленные предприятия и теплоэлектростанции, прокладывали асфальтированные дороги, возводили мосты.

* Если к 1921 г. в Монголии существовала лишь одна сельская школа, то к 1947 г. было построено уже 359 общеобразовательных школ, 12 средних и 3 высших учебных заведения. В 1935 г. количество грамотных составляло 7%, в 1940 г. — 24,2, в 1947 г. — 59,6%. В 1925 г. открыта первая больница, а в 1940 г. уже работали 20 больниц и 346 медицинских пунктов.

В решении ряда проблем большую помощь Монголии оказал Советский Союз. Республика, не имевшая своей учебной базы, готовила квалифицированных строителей с помощью СССР. В 1931 г. страна отправила в высшие учебные заведения Советского Союза большую группу учащихся.

Второй период развития архитектуры МНР, начавшийся с 1945 г., совпал с годами формирования и укрепления социалистических производственных отношений в стране.

С увеличением объема строительства происходит дальнейшее развитие строительного дела. Значительно выросло число подрядных строительных организаций. За годы первой пятилетки подрядным способом выполнено 70% всего объема строительно-монтажных работ, а за годы третьей пятилетки — 90%. В третьей пятилетке был построен новый домостроительный комбинат в Улан-Баторе, который освоил выпуск крупнопанельных домов. Тонценгельский завод наладил производство типовых деревянных домов. Были введены в эксплуатацию завод железобетонных изделий, цементный завод и завод силикатного кирпича в Дархане. Возросло количество предприятий по производству стройматериалов в аймаках.

Экономические успехи молодого социалистического государства сопровождались глубокими культурными преобразованиями. В республике появились свои ученые, писатели, художники, артисты. Возник национальный театр. Первые шаги сделала, кинематография. Архитектура явилась, одним из основных видов развивающейся монгольской культуры. Послевоенный период знаменует собой начало становления социалистической архитектуры МНР. В нем четко прослеживаются два этапа. Первый этап (с 1945 г. до середины 50-х гг.) связан с дальнейшим развитием новых для Монголии типов общественных, сооружений, с которыми в жизнь монгольского народа входили новые представления, о социалистическом обществе, о развитой демократической государственности, о профессиональном искусстве.

На современном этапе развития монгольской архитектуры (с середины 50-х гг. до настоящего времени) основными задачами архитекторов и строителей стали реконструкция существующих и строительство новых городов.

В первые десятилетия существования республики крупные объекты строятся по проектам, разработанным в СССР.

Для 40—50-х гг. — периода освоения новых в условиях Монголии типов общественных сооружений (театров, Дворцов культуры, музеев, вокзалов, административных зданий) — характерно стремление овладеть образным языком архитектуры. Однако к решению художественных проблем монгольские архитекторы обратились только в последние годы.

Такие крупные здания, как здание Центрального телеграфа на пл. Сухэ-Батора в Улан-Баторе (не сохранилось) — спроектированы и построены с помощью советских, архитекторов и строителей.

***

Первые опыты градостроительства в МНР связаны с созданием областных и районных (аймачных и самонных) центров. Не имея возможности осуществлять коренную реконструкцию существовавших населенных пунктов, молодая республика на первых порах ограничивалась профилактическими мерами. Широко развернулись работы по благоустройству: ликвидировалась скученность застройки, сносились ветхие строения, прокладывались городские улицы, сооружались в минимально необходимых размерах водопроводная сеть и канализация. Отдельные промышленные предприятия, капитальные, жилые и общественные здания возводились, как правило, в тех районах, которые со временем должны были стать основой будущих городов.

К концу 40-х гг. Улан-Батор, Чойбалсан (центр Чойбалсанского аймака), Цэцэрлег (центр Архангельского аймака), Улангом (центр Убсунуроского аймака), Ундэр-Хан (центр Хэнтэйского аймака), Кобдо, Улясутай и некоторые другие населенные пункты Монголии из небольших поселков превратились в города с капитальной застройкой в центре и в районах крупных предприятий, с удовлетворительными санитарно-гигиеническими условиями.

Развернувшееся в стране сооружение промышленных и транспортных объектов, шахт и рудников привело к возникновению десятков новых фабричных, заводских, шахтерских и железнодорожных поселков, многие из которых быстро перерастали в современные благоустроенные города. Среди них Сухэ-Батор, Хара, Мандал, Чойрэн, Хара-Айраг, Сайн-Шанд и др.

Улан-Батор. Генплан. 1960-1961 гг.
1. Улан-Батор. Генплан. 1960-1961 гг.
Улан-Батор. Площадь Сухэ-Батора. Конец 40-х — середина 50-х гг.
Улан-Батор. Схема центральной части города Улан-Батор. Памятник Сухэ-Батору на центральной площади
2. Улан-Батор. Площадь Сухэ-Батора. Конец 40-х — середина 50-х гг. Схема центральной части города. Памятник Сухэ-Батору на центральной площади
Улан-Батор. Застройка жилого района «Сорокатысячный». 50-е гг.
3. Улан-Батор. Застройка жилого района «Сорокатысячный». 50-е гг.
Улан-Батор. Общественно-торговый центр. Универмаг Улсынын-их-Дэлгур. 1961 г.
4. Улан-Батор. Общественно-торговый центр. Универмаг Улсынын-их-Дэлгур. 1961 г.
Улан-Батор. Проспект Мира
5. Улан-Батор. Проспект Мира

В Улан-Баторе, ставшем политическим, промышленным и культурным центром — столицей республики, так же, как и в других городах Монголии, к началу 50-х гг. уже сложилась планировочная основа. В процессе развития города уцелели лишь отдельные участки старой Урги: пригород Маймачен (примыкает с востока к Улан-Батору), по мере роста столицы постепенно утративший значение торгового центра, северо-западный (Гандан) и южный (на берегу р. Толы) районы города, где сохранились древние ансамбли дворцов и монастырей (рис. 1).

Ограниченный с севера и юга горными хребтами Чингилту и Богдо-Улы, Улан-Батор расположился в живописной долине р. Толы, в основном на правом и частично на левом ее берегах. Территориальные возможности развития предопределили вытянутую конфигурацию плана Улан-Батора.

Дорога, проходящая через весь город с востока на запад, стала главной магистралью столицы. Здесь были возведены первые фундаментальные постройки: общественные и административные здания, каменные жилые дома.

Ядро города образовала его центральная площадь (рис. 2), носящая имя Сухэ-Батора. Здания, образующие площадь, возведены в 1947—1953 гг. Положение и размеры площади сделали ее центральным узлом Улан-Батора. Ее планировка имеет регулярный характер.

В северной части площади перед зданием Малого Хурала и Совета Министров расположились трибуны. В центре трибун сооружен мавзолей вождей монгольского народа Сухэ-Батора и маршала Чойбалсана (архитекторы Б. Мезенцев, Б. Чимэд, 1954—1955 гг.). На восточной стороне площади построен Государственный музыкально-драматический театр (архит. Козель). Напротив театра на западной стороне возведена трехэтажная гостиница. Между гостиницей и почтой — здание самого крупного в столице кинотеатра. В центре площади — конный монумент Сухэ-Батору (скульптор С. Чоймбол). Постаментом для скульптуры служит большая каменная глыба с рельефными изображениями и надписями, повествующими о событиях революции в Монголии. Интересно отметить, что монгольские скульпторы обращаются к этой форме, восходящей к древним субурганам, и в других мемориальных сооружениях.

До середины 50-х гг. монгольские города развивались, подчиняясь текущим нуждам, связанным с их основными жизненными функциями. В результате развития экономики, увеличения процента оседлости возникает потребность в плановом развитии городов с определением перспектив их роста и территориального расширения.

Первый генеральный план был создан в 1952—1954 гг. для Улан-Батора. Проект предусматривал рост численности населения до 120 тыс. жителей.

Архитектурно-планировочная композиция в значительной степени предопределялась уже сложившимся расположением промышленных и жилых районов, основных магистралей города (проспектов Ленина и Мира), а также местоположением и размерами главной площади.

Реализация генерального плана началась с районов, непосредственно примыкающих к центру. Новые 3—4-этажные дома располагались по периметру квартала, как правило, симметрично оси какого-либо общественного здания (рис. 3, 4). Культурно-бытовые учреждения размещались в первых этажах жилых домов.

Важное значение для коренного преобразования столицы имели предусмотренные первым генеральным планом работы по благоустройству. Суровый климат, глубоко промерзающий грунт, недостаточное количество воды очень затрудняют озеленение городов Монголии. Однако тщательный подбор декоративных пород позволил добиться некоторых успехов в озеленении Улан-Батора. Кроме обширного парка «Дружба», находящегося с севера от Дома правительства, и большого сквера, расположенного южнее площади Сухэ-Батора, в столице разбиты новые парки и скверы.

Работы по осуществлению первого генерального плана имели большое значение для дальнейшего развития монгольской архитектуры. За это время монгольские архитекторы приобрели значительный опыт в проектировании и строительстве. В 60-е гг. они уже смогли перейти к осуществлению широкой градостроительной программы, включавшей вопросы районной планировки и строительства новых городов.

В это время был разработан второй генеральный план развития Улан-Батора на перспективный срок до 1980 г.

Планировочная структура города по генеральному плану определяется четким функциональным зонированием территории. Промышленность города формируется в основном вдоль линии железной дороги. Наиболее значительные предприятия образуют два промышленных района: юго-западный (район промкомбината), отделенный от основного массива селитебной территории линией железной дороги, и западный — в районе железнодорожной станции Толгойто.

В генеральном плане города намечено дальнейшее развитие юго-западного промышленного района, где найдены пути обеспечения более четкого функционального зонирования территории по отраслям промышленности и рациональной организации транспортного обслуживания существующих и будущих предприятий, а также развитие западного промрайона.

В Улан-Баторе создано три крупных жилых района: центральный, восточный (центр района находится на проспекте Мира) (рис. 5) и западный (с центром, расположенным западнее Гандана). Каждый жилой район разбит на микрорайоны с первичной системой культурно-бытового обслуживания, имеет общественно-торговый центр, комплекс спортивных сооружений и большой парк.

Город имеет прямолинейную планировку, в центре которой лежит площадь Сухэ-Батора. В дальнейшем по генеральному плану предполагается реконструкция центральной части города. В основу композиции центра города положен принцип раскрытия его на юг, в сторону горы-заповедника Богдо-Улы. Центр будет развиваться с севера на юг от Дома правительства, площади Сухэ-Батора (первоначально замкнутая, площадь теперь раскрывается в южную сторону), детского и центрального парков с выходом к мемориальному комплексу, который сооружен на горе Зайсан (архитекторы А. Хишигт, Т. Мишиг, Д. Олзийхишиг, Т. Уртнасан, 1971 г.). Центр города, таким образом, приобретает новый архитектурно-пространственный облик и идейное содержание.

Проектом предусмотрено развитие в столице четырех основных магистралей: проспекта Мира, Малого кольца, Большого кольца и центральной улицы, соединяющей восточный и западный районы. В Улан-Баторе ведется строительство ряда новых микрорайонов. Учитывая террасообразный рельеф местности, архитекторы предложили интересные и разнообразные варианты архитектурно-пространственной композиции отдельных комплексов, которые оживят панораму города и позволят избежать впечатления монотонности.

Сохраняемые и реставрируемые памятники архитектуры при умелом сочетании их с новой застройкой также придадут своеобразие архитектурному облику города.

Проекты второго, третьего (Гандан) и четвертого (промкомбинат) микрорайонов выполнены ГПИ Монголии с помощью специалистов ПНР во главе с архит. И. Луцким. Здесь установлена новая для Монголии пространственная организация жилой территории. Планировка живописна. Здания жилых групп расположены таким образом, что между ними создаются пространственные «ниши», защищенные от сильных ветров, представляющие собой зоны отдыха. Замкнутость перспектив создает ощущение уюта и покоя (архит. Т. Мишиг).

В южной части Улан-Батора на берегу р. Толы построен жилой комплекс, где блокированные дома ограждают внутриквартальное пространство и детские учреждения.

Улан-Батор. Жилые дома в 5-м микрорайоне. 1960-е гг.
6. Улан-Батор. Жилые дома в 5-м микрорайоне. 1960-е гг.
Налайха. Поселок шахтеров. Конец 50-х гг.
7. Налайха. Поселок шахтеров. Конец 50-х гг.
Дархан. Застройка 1969 г.
Дархан. 1969 г. Схема планировки
8. Дархан. Застройка 1969 г. Схема планировки

Монгольские проектировщики стремятся усилить выразительность наиболее ответственных жилых образований, примыкающих к центру и оформляющих подъезды к городу, сделать их важными градостроительными акцентами. Восточнее р. Сельбы, по обеим сторонам второй по величине магистрали, соединяющей Гандан с восточными районами и проходящей через центр города, поднялись многоэтажные жилые здания, создав живописную панораму новой части города (рис. 6).

Интересен опыт строителей пятого микрорайона, где красный и белый цвета 13-этажных башен хорошо сочетаются со светлыми тонами 5-этажных зданий. Благодаря достигнутому цветовому единству архитектурный комплекс обретает цельность. В декоративном убранстве находящегося вблизи древнего архитектурного памятника (ныне музей Чойчжин-ломайн-сумэ) преобладает тот же киноварно-красный цвет, который способствует сочетанию новой и старой застройки.

Опыт реконструкции Улан-Батора и использование достижений СССР и других стран социализма в проектировании и строительстве городов, находящихся в близких к монгольским природных условиях, помогли монгольским архитекторам в короткий срок, к 1965 г., разработать генеральные планы самых значительных экономических центров республики: Чойбалсана, Дархана, Цецэрлэга, Сайн-Шанда, Кобдо и др.

Структура селитебной территории в монгольских городах подчиняется единому принципу. Жилые массивы делятся на микрорайоны в среднем по 6 тыс. жителей каждый, что обеспечивает удобные радиусы доступности к зданиям культурно-бытового назначения. Основная застройка 4—5-этажная, и только некоторые здания имеют 8—9 этажей (рис. 7).

Там, где это возможно, территории, отведенные под жилую застройку, максимально приближены к промышленной зоне. В проектах предусматривается дальнейшее благоустройство городов и строительство всех необходимых инженерно-коммунальных сетей.

Стремление планомерно освоить территорию страны сделало необходимым создание новых промышленных центров. Дар- хан — один из самых молодых городов Монголии — возник как центр Дархано-Селенгийской экономической зоны. Генеральный план Дархана, утвержденный в 1963 г., предусматривает развитие города на ближайшие 25 лет. Расчетная численность населения 60 тыс. человек. Проектом планировки предполагается формирование двух промышленных районов города — северного и южного. Вредные в санитарном отношении предприятия южного района расположены с подветренной стороны по отношению к жилым районам города и отделены от них санитарно-защитной зоной (рис. 8).

Для застройки города приняты в основном дома в 4—5 этажей.

Центр Дархана создается в виде развитой архитектурно-пространственной системы площадей. Учитывая особенности ландшафта, архитекторы стремились к тому, чтобы создать выразительный силуэт города, для которого фоном станут холмы, окаймляющие долину.

В строительстве Дархана, начавшемся в 1966 г., принимают участие советские, польские, чешские и болгарские специалисты. Построенная в конце 60-х гг. городская магистраль протяженностью 6 км связывает южный, самый удаленный городской промышленный район с другими районами города. Создаются обширные лесопарковые зоны в пойме р. Хары и на северном склоне сопки, отделяющей южную промышленную зону от селитебной территории. Хотя строительство города начато сравнительно недавно, он уже приобретает свой архитектурный облик.

***

Массовое капитальное жилищное строительство в МНР началось в 40-е гг., до этого единственным видом жилища монголов оставалась юрта. Первые жилые массивы создавались вблизи промышленных комбинатов (рис. 9) и других объектов производственного и транспортного назначения. Они состояли из кирпичных 2—3-этажных жилых домов с квартирами для покомнатного заселения.

Строительство первых крупных городских кварталов относится к 50-м гг., когда началось осуществление генерального плана Улан-Батора. В центре столицы и на ее магистралях были возведены секционные 4-этажные кирпичные дома, имеющие необходимое санитарно-техническое оборудование (рис. 10). 

* За первые десять лет осуществления генерального плана (1954—1964 гг.) было сдано в эксплуатацию более 100 тыс. м2 жилой площади.

Стремясь придать парадность городскому центру, архитекторы декорировали фасады жилых зданий массивными карнизами, широкими лентами фризов с лепным или инкрустированным орнаментом, тяжелыми решетками балконов. В орнаментальных композициях и элементах архитектурного декора широко интерпретировались национальные мотивы.

Улан-Батор. Жилые дома в районе Промкомбината. Начало 60-х гг.
9. Улан-Батор. Жилые дома в районе Промкомбината. Начало 60-х гг.
МНР. Вариант планировки квартир
МНР. Вариант планировки квартир
10. МНР. Варианты планировки квартир
Улан-Батор. Жилые дома в 19-м микрорайоне. 1960-е гг.
11. Улан-Батор. Жилые дома в 19-м микрорайоне. 1960-е гг.
Улан-Батор. Жилые дома. Конец 1960-х гг. Улан-Батор. Жилой дом. Конец 1960-х гг.
12. Улан-Батор. Жилые дома. Конец 1960-х гг. 13. Улан-Батор. Жилой дом. Конец 1960-х гг.
 

XIV съезд МНРП отметил, что основным направлением в развитии народного хозяйства являются расширение топливно-энергетической и строительной базы и на ее основе быстрый подъем наиболее эффективных отраслей легкой и пищевой промышленности, что потребовало дальнейшего роста городов и в то же время создало условия для совершенствования строительного производства и строительных работ. В начале 60-х гг. быстро набирает темпы производство строительных материалов. Уже в 1965 г. оно возросло в 1,5 раза. За это время введены в строй новые кирпичные, известковые и алебастровые заводы. В Дархане были сооружены цементный завод, завод силикатного кирпича и ряд предприятий по изготовлению железобетонных конструкций. В Улан-Баторе начал действовать домостроительный комбинат мощностью 70 тыс. м2 жилой площади в год. Широко внедряются индустриальные методы строительства.

Ускорению темпов и увеличению объема жилищного строительства во многом способствовал переход к типовому проектированию. Первоначально работы по составлению проектно-сметной документации велись на основе типовых серий, разработанных в СССР и скорректированных с учетом местных условий.

Номенклатура типовых проектов жилых домов включает типы домов различной протяженности, обычно в 3—6—9 секций с разным набором жилых квартир, чтобы обеспечить расселение семей различного состава. Наиболее распространенным типом квартир являются однокомнатные с полезной площадью 30—32 м2, двухкомнатные в 43—45 м2, трехкомнатные в 53— 58 м2 и четырехкомнатные в 72—74 м2.

Одной из наиболее рациональных и простых в производстве конструктивных схем 4—5-этажных жилых домов в МНР принята схема с продольными несущими стенами и перекрытиями из длинномерных железобетонных панелей, чем обеспечиваются большая степень унификации сборных железобетонных перекрытий и простота строительного производства. Лестничные марши, площадки, фундаменты и другие конструкции выполняются в виде крупных железобетонных элементов. Строительство крупнопанельных домов осуществляется с поперечными несущими стенами, расставленными через 3,6 и 2,6 м.

Последние годы жилищное и культурно-бытовое строительство характеризуется не только быстрыми темпами роста объема капиталовложений, но и повышением капитальности возводимых зданий, развитием индустриальных методов строительства.

Значительно повысился и уровень благоустройства жилых домов, построенных за счет государственных средств. Многие города Монголии, где раньше совсем отсутствовали какие-либо коммунальные услуги, получили водоснабжение, канализацию и теплофикацию.

Архитектурный облик современного монгольского жилого здания отличается сдержанностью и простотой. Его пространственно-пластическое решение тесно связано с функцией и конструкцией. Глубокие лоджии, своеобразные системы балконов и козырьки над входами, далеко отбрасывающие тень,— таковы средства пластической выразительности фасадов жилых зданий, построенных в последние годы (рис. 11—13).

ГПИ МНР и проектные институты социалистических стран, оказывающих техническое содействие Монголии в области строительства, работают над совершенствованием типов жилых и общественных зданий для строительства в условиях МНР.

Дальнейшее расширение жилищного строительства в крупных городах идет по пути развития крупнопанельного, каркасно-панельного домостроения в основном 4—5-этажных и увеличивающегося числа 9-этажных зданий, а в аймачных центрах — 3—4-этажпых зданий с кирпичными стенами.

***

Большие социальные преобразования, происходившие в Монголии после образования Народной Республики, способствовали возникновению совершенно новых для этой страны типов общественных сооружений административного, культурного, лечебно-оздоровительного, торгового и транспортного назначения (рис. 14—16). С первых лет существования Республики особое внимание уделялось строительству школ и объектов здравоохранения. Первоначально они представляли собой небольшие одноэтажные строения. Однако к середине 40-х гг. в Улан-Баторе, Чойбалсане и других городах уже были построены капитальные здания школ, больниц, а также сооружений культурно-бытового обслуживания. В 50-е годы были разработаны первые варианты типовых проектов. В 1967 г. строительство школ, детских садов, яслей, объектов культуры и здравоохранения осуществлялось уже на 90% по типовым проектам.

Улан-Батор. Здание средней школы 50-х гг.
14. Улан-Батор. Здание средней школы 50-х гг.
Улан-Батор. Детский сад в 19-м микрорайоне. Общий вид
15. Улан-Батор. Детский сад в 19-м микрорайоне. Общий вид
Шарын-Гол. Клуб шахтеров. 60-е гг. Общий вид Улан-Батор. Государственный университет. Архит. Н. Щепетильников. 1953 г. Архитектор А. Хишигт. 60-е гг.
16. Шарын-Гол. Клуб шахтеров. 60-е гг. Общий вид 17. Улан-Батор. Государственный университет. Архит. Н. Щепетильников. 1953 г. Архитектор А. Хишигт. 60-е гг.
Монгольская Народная Республика. Улан-Батор. Дом монгольских профсоюзов
Монгольская Народная Республика. Улан-Батор. Дом монгольских профсоюзов
Улан-Батор. Дом правительства. 1947—1962 гг. Мавзолей Сухэ-Батора и Чойбалсана. 1954—1955 гг.
18. Улан-Батор. Дом правительства. 1947—1962 гг. Мавзолей Сухэ-Батора и Чойбалсана. 1954—1955 гг.
Улан-Батор. Здание телецентра. 1969 г. Общий вид
19. Улан-Батор. Здание телецентра. 1969 г. Общий вид
Улан-Батор. Выставочный павильон «Шилэн-байшин» 1961 г. Общий вид
20. Улан-Батор. Выставочный павильон «Шилэн-байшин» 1961 г. Общий вид
Улан-Батор. Универмаг в 19-м микрорайоне. 1966 г. Общий вид
Улан-Батор. Универмаг в 19-м микрорайоне. 1966 г. План
Улан-Батор. Универмаг в 19-м микрорайоне. 1966 г. Разрез
21. Улан-Батор. Универмаг в 19-м микрорайоне. 1966 г. Общий вид. План. Разрез
Улан-Батор. Торговый комплекс. Начало 60-х гг. Архит. Б. Дамбийням
22. Улан-Батор. Торговый комплекс. Начало 60-х гг. Архит. Б. Дамбийням

Строительство первых крупных общественных сооружений относится к концу 30 — середине 40-х гг. В 1937 г. при первом монгольском строительном тресте создается проектный отдел, силами которого были разработаны проекты зданий ЦК МНРП, центральной поликлиники, гостиницы «Алтай», Комитета государственной безопасности, телеграфа и др.

С 1945 г. проектное бюро под руководством первого монгольского инженера-строителя Мотоо работает над созданием проектов новых общественных сооружений главным образом для столицы республики, которые были возведены в последующее десятилетие. Среди наиболее значительных — здания Государственного музыкально-драматического театра, Дома профсоюзов, кинотеатра «Эльдэв-Очир», Дворца молодежи, Комитета наук МНР, Государственного университета (рис. 17).

Значение созданных в первые десятилетия общественных сооружений для социальных и культурных преобразований республики, для совершенствования профессионального мастерства монгольских архитекторов трудно переоценить. Однако именно в общественных сооружениях наиболее ярко выявились противоречия архитектуры тех лет. Понимая, что архитектура должна действенно формировать сознание народа, утверждать пафос новой эпохи, монгольские архитекторы стремились найти соответствующие художественные средства выражения. В связи с этим усилились стилизаторские тенденции. За 20 лет в архитектуре общественных зданий от сдержанной стилизации [мавзолей Сухэ-Батора и Чойбалсана, здание Малого Хурала (рис. 18), здание центральной поликлиники в Улан-Баторе] перешли к причудливому смешиванию элементов европейской классики и форм средневековой монгольской архитектуры.

К концу 50-х гг. меняется творческая направленность монгольской архитектуры. В 60-е гг. по проектам монгольских архитекторов в столице МНР были построены здания гостиницы «Улан-Батор» (архит. Б. Чимэд. инж. А. Будажан), II корпус Государственного университета и здание Госстройсовета (архит. А. Хишигт), Дворец медицинских работников и торговый комплекс (архит. Б. Дамбийням), здания Комитета защиты мира (архитекторы Я. Шархиу, Г. Лувсандорж), Музея революции (архит. Г. Лувсандорж) и целый ряд других общественных сооружений, в архитектуре которых уже проявились черты нового.

Здание Госстройсовета МНР имеет светлые удобные помещения и лаборатории. Его планировка целесообразна и экономична. Трактовка фасадов сдержанна, лишь тонкие гладкие пилястры, создавая легкую игру светотени, обогащают их пластику.

Здание торгового комплекса, включающее предприятия торговли и комбинат бытового обслуживания, представляет собой двухэтажное значительной протяженности сооружение, состоящее из отдельных блоков, соединенных переходами. Автор здесь делает попытку сочетать традиционные формы с современной архитектурой. Массивные объемы блоков завершаются прозрачными «фонариками», которые увенчаны легкими навесами, стилизованными под национальную кровлю (рис. 22).

Улан-Батор. Гостиница «Улан-Батор». Начало 60-х гг. Архит. Б. Чимэд, инж. А. Будажан. Общий вид
Улан-Батор. Гостиница «Улан-Батор». Начало 60-х гг. Архит. Б. Чимэд, инж. А. Будажан. Фрагмент фасада «Их-Тенгер». Гостиничный комплекс. Середина 60-х гг.
23. Улан-Батор. Гостиница «Улан-Батор». Начало 60-х гг. Архит. Б. Чимэд, инж. А. Будажан. Общий вид. Фрагмент фасада 24. «Их-Тенгер». Гостиничный комплекс. Середина 60-х гг.
Алтан-Булак. Музей Революции. 1969 г. Архит. А. Сычева, инженеры А. Баданов, О. Кондратьев
25. Алтан-Булак. Музей Революции. 1969 г. Архит. А. Сычева, инженеры А. Баданов, О. Кондратьев
Улан-Батор. Кинотеатр «Ард». 1968 г.
26. Улан-Батор. Кинотеатр «Ард». 1968 г.

Гостиница «Улан-Батор» (рис. 23) представляет собой 7-этажное, П-образное в плане здание с четким членением фасадов, продуманным расположением номеров и обслуживающих помещений. Однако в строгой симметричной композиции плана сооружения автор еще отдает дань архитектуре предшествующего периода.

Среди общественных сооружений, построенных с помощью стран социалистического содружества, наиболее значительными являются здания выставочного, павильона «Шилэн-байшин», телецентра, центрального универмага в Улан-Баторе, музея революции в Алтан-Булаке и гостиничный комплекс в Их-Тэнгэре.

Здание центрального универмага (Улсын-их-Дэлгур), сооруженное на проспекте Мира, замыкает перспективу вливающейся в проспект магистрали. Благодаря строгому, выразительному объему, хорошо найденным соотношениям здания и его окружения, универмаг стал важным композиционным звеном городского центра.

Попыткой обогатить современную архитектуру формами близкими к национальным объясняется и появление в Улан-Баторе такого сооружения, как универмаг в 19-м микрорайоне (рис. 21). Круглое в плане одноэтажное здание, каркас которого состоит из жестких бетонных рам, сходящихся к центру, не только формой, но и конструктивным решением очень близко монгольским юртам. Несколько распластанное здание универмага удачно сочетается с соседним объемом 13-этажной башни гостиницы «Баянгол».

Ансамбль гостиничного комплекса «Их-Тэнгэр» живописно расположился в отрогах горной пади Богло-Ул, в 7 км южнее столицы Монголии (рис. 24). Умелое использование горного ландшафта сказалось в свободном расположении четырех гостиничных корпусов, в устройстве видовых площадок, террас, лестниц, связавших отдельные части комплекса в одно целое.

Здание Музея революции в Алтан-Булаке (рис. 25) построено по проекту советского архит. А. Сычевой и др. Прообразом здания музея послужила монгольская юрта. Круглый план, верхний свет основных экспозиционных залов, цветовое решение, национальная орнаментика — все эти элементы архитектурного облика предложены с учетом национальной специфики.

Интерьер музея решен как единое пространство. Экспозиционные залы первого и второго этажей объединены вокруг центрального вводного зала, имеющего высоту 15 м, стены которого украшены мозаикой, выложенной из гобийского камня, по эскизам монгольских художников.

Монгольские архитекторы и художники проявляют большой интерес к монументальному искусству. Росписи интерьеров кинотеатра «Ард» (рис. 26), орнаментальные декоративные композиции в гостинице «Баянгол» и ряда детских учреждений, скульптурные рельефы Музея революции в Улан-Баторе являются первыми опытами синтеза монументального искусства и современной архитектуры в МНР.

В соответствии с проектом реконструкции центральной части Улан-Батора ведется проектирование административно-культурного центра, включающего административный и театральный комплексы. В состав театрального комплекса войдут Театр оперы и балета, малый универсальный зал, который может использоваться как филармонический зал, зал существующего Музыкально-драматического театра.

Зрительный зал нового Театра оперы и балета рассчитан на 1100 мест. Во время проведения сессий и съездов число мест в зале можно увеличить до 1500 с помощью трансформируемого оркестрового подиума. Фойе зала и фойе существующего театра будут использоваться для проведения больших приемов, торжественных и официальных встреч.

Административный центр объединит десять различных министерств и ведомств. В подиумной части здания расположатся операционный и выставочный залы, конференц-зал. В высотной части разместятся отдельные ведомства, для которых предусмотрены все необходимые обслуживающие помещения.

Проблема образного содержания архитектуры остается одной из основных проблем, стоящих перед монгольскими архитекторами. Их сегодняшние поиски отмечены самостоятельностью, стремлением по-новому и глубже осмыслить национальные традиции в архитектуре, не заимствовать старые формы, а путем их изучения и учета местных природных условий, использования местных материалов, приемов их обработки — создать новые архитектурные формы. Современные монгольские архитекторы внимательно изучают памятники архитектуры. «Такое изучение,— пишет монгольский архитектор А. Драги,— дает возможность вскрыть самобытные архитектурные и строительные приемы, способы обработки и изготовления материалов для конструкций и отделки, разобраться в секретах орнамента и окраски зданий» [«Архитектура СССР», 1971, № 8, с. 37-38.].

***

В развернувшемся после революции строительстве промышленных объектов и транспортных сооружений большую помощь Монголии оказал Советский Союз. При техническом содействии СССР строится промкомбинат имени Чойбалсана в Улан-Баторе (1934 г.) [В пусковой комплекс первой очереди комбината входили заводы по выработке крупных и мелких кож, обувная, шерстомойная, валяльно-войлочная фабрики, тепловая электростанция, ремонтно-механическая мастерская, жилые дома для рабочих и объекты культурно-бытового обслуживания населения.], кожевенный завод в Алтан-Булаке (1929 г.), лесозавод на р. Иро (1929 г.) шерстомойная фабрика в Хатгале (1933 г.). В Улан-Баторе, ставшем крупным промышленным центром республики, и в аймачных центрах сооружаются электростанции, многочисленные предприятия легкой и пищевой промышленности.

Дархан. ТЭЦ
27. Дархан. ТЭЦ
Улан-Батор. Промкомбинат имени Чойбалсана после реконструкции (новые корпуса шеврового, шевретового заводов и камвольно-суконной фабрики)
28. Улан-Батор. Промкомбинат имени Чойбалсана после реконструкции (новые корпуса шеврового, шевретового заводов и камвольно-суконной фабрики)
Сухэ-Батор. Мелькомбинат. 1964 г.
29. Сухэ-Батор. Мелькомбинат. 1964 г.
Дархан. Цементный завод (построен с помощью ЧССР). 1969 г.
30. Дархан. Цементный завод (построен с помощью ЧССР). 1969 г.

Первые промышленные сооружения представляли собой единичные здания, архитектурный облик которых заимствовался из гражданского строительства [Исключение составляли крупные промышленные объекты, построенные с помощью СССР] так как технические возможности строительного производства в то время были очень ограничены (рис. 27).

До народной революции автомобильных дорог в Монголии не существовало. Основным способом перевозки грузов оставался гужевой транспорт. Первая автомобильная дорога, строительство которой началось в 1926 г., соединила Улан-Батор с Алтан-Булаком. В конце 30-х гг. были построены автодороги от государственной границы до оз. Хувсгул, от Чойбалсана до советско-монгольской границы (Ундурхан). К этому же времени относится строительство первых железнодорожных линий Наушки — Эрлян и Борзя — Чойбалсан.

После второй мировой войны объем промышленного строительства возрос. Появилась необходимость в расширении целого ряда производств. Поэтому в первые послевоенные годы в общем объеме промышленного строительства преобладают работы по расширению и реконструкции ранее существовавших промышленных объектов. Так, например, в начале 60-х тт. значительно расширяется и модернизируется самое крупное промышленное предприятие в МНР промкомбинат имени Чойбалсана в Улан-Баторе (рис. 28).

* Расширенный и модернизированный в послевоенные годы, он объединяет шерстомойную, камвольно-суконную, валяльно-войлочную, обувную и кожгалантерейную. фабрики, завод по обработке крупных кож, шевровый и шевретовый заводы, которые выпускают товары 300 видов.

В 40-е гг. архитектура промышленных зданий в небольшой степени испытала на себе влияние архитектуры общественных сооружений, что выразилось в привнесении элементов архитектурного декора, стилизованного под национальный орнамент в административные здания промышленных комплексов (здание заводоуправления в Толгойте).

Развитие хозяйства после войны шло быстрыми темпами. Создавались новые отрасли промышленности, развивались современные средства транспорта и связи. Большого размаха достигло промышленное строительство Монголии в течение последнего десятилетия. МНР, располагающая поддержкой Советского Союза и других братских стран, широко использовала возможности социалистической интеграции. Республика сосредоточила силы и средства для создания промышленного комплекса, который оттирался бы на собственную сырьевую базу и был экономически более эффективен. Такой базой для Монголии явилось животноводство [МНР — сельскохозяйственная животноводческая страна. Животноводство дает 2/3 товарной продукции].

В годы третьей пятилетки (1961—1966 гг.) построено 90 новых промышленных объектов. Среди них завод по ремонту грузовых машин и двигателей, обувная и текстильная фабрики, завод по выработке кож, комбинат крупнопанельного домостроения, две тепловые электростанции в Улан-Баторе, два мельничных комбината с элеваторами емкостью 33 тыс. т зерна каждый в Улан-Баторе и Сухэ-Баторе (рис. 29, 30), зерновой элеватор, блок специализированных строительных предприятий и ТЭЦ в Дархане. В эти же годы созданы новые отрасли производства — нефтяная (Дзюн-баин) и горная (добыча и обогащение руд цветных металлов), сооружена новая каменноугольная шахта Налайха-капитальная и освоен Шарынгольский угольный бассейн. Больших успехов добилась Монгольская Республика и в транспортном строительстве. Уже к концу третьей пятилетки общая протяженность железных дорог в МНР составила 1465 км Железнодорожные линии соединили Шарынгольский угольный бассейн с Дарханом, Налайхинский угольный бассейн с Улан-Батором. В последние годы сооружены десятки новых мостов, три из них — самые большие в Монголии — через реки Тархангол (255 м), Туингол (215 м) и Сельбу (400 м).

Подъем промышленного строительства способствовал укреплению и росту экономического потенциала молодого социалистического государства. Из страны экстенсивного животноводства Монголия превращалась в развитое аграрно-индустриальное государство. Эти достижения позволили XIV съезду МНРП принять историческое решение о дальнейшем развитии экономики МНР и о превращении ее в индустриально-аграрное государство. Для архитектурной практики это означало переход к проектированию в широких градостроительных масштабах.

К этому времени монгольские архитекторы приобрели уже значительный опыт в самостоятельном проектировании и строительстве промышленных сооружений. 1953 г. ознаменовал для монгольской архитектуры начало самостоятельной деятельности. С этого года проектирование промышленных предприятий велось уже силами Проектного института МНР при участии проектных организаций СССР, ГДР, Польши, Чехословакии, Венгрии и Болгарии.

Для такой страны, как Монголия, где строительство ведется в сложных климатических условиях, очень важной явилась проблема «экономии коммуникаций». Поэтому в годы третьей пятилетки монгольские архитекторы уделили большое внимание проектированию промышленных узлов. За счет организации общеузловых объектов (котельных, ремонтных цехов, электростанций, водоснабжения, бытового обслуживания) появилась возможность значительно сократить число промышленных сооружений, рациональней использовать территории строительных площадок, снизить эксплуатационные расходы на обслуживание вспомогательных производств, инженерных сетей и сооружений системы обслуживания.

Проекты промышленного узла в Чойбалсане, отдельных предприятий и городских индустриальных комплексов в аймачных центрах (60-е гг.) выполнены с учетом требований, предъявляемых в настоящее время к промышленным объектам. 

Промышленный узел Чойбалсана запроектирован с восточной стороны города в районе существующего мелькомбината. Предприятия промузла формируются по принципу отраслей кооперации. Каждая отраслевая группа имеет резервные территории, которые могут быть использованы для расширения производства. Вдоль магистралей промышленного комплекса пройдут зеленые защитные полосы. Все без исключения предприятия будут иметь зеленые участки для отдыха трудящихся. Проектом предусмотрены различные сооружения культурно-бытового назначения: фабрика-кухня, кафе, магазины и др.

Принципы, положенные в основу проектирования промышленного узла Чойбалсана, являются характерными для современного промышленного строительства МНР.

***

Сельское строительство Монголии ведется в основном хозяйственным способом. Лишь наиболее крупные объекты — водохранилища, ветеринарные лечебницы, производственные помещения, жилые здания и постройки государственных хозяйств — выполняются подрядными строительными организациями.

Наряду с традиционными животноводческими загонами-хашанами в Монголии возводятся и крытые современные сельскохозяйственные помещения, строительство которых ведется в образцово-показательных производственных объединениях «Хэрлэн-баин», «Заамар», «Мандал Самон» и др.

Ихульская машинно-животноводческая станция. 1964 г.
31. Ихульская машинно-животноводческая станция. 1964 г. 
Объединение «Заамар». Генплан
32. Объединение «Заамар». Генплан

В центральном поселке хозяйства «Хэрлен-баин» (рис. 31) по проектам монгольских архитекторов построены капитальные жилые дома и здания культурно-бытового назначения. Производственный комплекс поселка включает базу материально-технического снабжения, автогаражное хозяйство, зернохранилище, овощехранилище и удобные утепленные постройки для содержания животных.

На землях объединения «Заамар» (рис. 32) осуществлено строительство центрального поселка с двумя специализированными животноводческими бригадами. При центральном поселке построены хлебопекарня, комбинат бытового обслуживания, школа-интернат, клуб, спортивный комплекс. Производственный комплекс поселка состоит из ремонтных мастерских, зернохранилищ и других хозяйственных построек.

Количество строящихся сельскохозяйственных объектов МНР с каждым годом увеличивается.

Важное значение для развития животноводчества МНР будет иметь строительство проектируемых в настоящее время крупных сельскохозяйственных предприятий: Сонтинсного биокомбината в Ховд, комбикормовых заводов и машиноремонтных мастерских.

***

В наши дни, когда мировая социалистическая система расширилась и включает в себя новые страны, находящиеся на разных ступенях общественного развития, когда на историческую арену выступают огромные массы народов развивающихся стран, опыт социалистического строительства МНР приобретает особую ценность.

Эксперименты и поиски, проводимые в МНР с помощью стран социалистического содружества, участие в реализации больших градостроительных замыслов — все это создает условия для самостоятельного творческого развития монгольской архитектуры.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации