Возникновение и развитие архитектурного замысла (Из творческого опыта). Александр Гегелло

«Из творческого опыта. Возникновение и развитие архитектурного замысла». А.И. Гегелло, 1962 / Эскиз виллы на берегу моря. 1918 г.

«Из творческого опыта. Возникновение и развитие архитектурного замысла». А.И. Гегелло. Институт теории и истории архитектуры АСиА СССР. Государственное издательство литературы по строительству, архитектуре и строительным материалам, Ленинград, 1962


С середины 1950-х годов в советской архитектуре произошли важные события, оказавшие огромное влияние на ее дальнейшее развитие и творческую направленность. XX и XXI съезды КПСС, специальные решения партии и правительства о всестороннем улучшении проектно-строительного дела, в особенности постановления Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР от 4 ноября 1955 г. «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» и от 31 августа 1957 г. «О развитии жилищного строительства в СССР», наметили конкретную программу деятельности советских архитекторов и строителей.

Большое значение для коренной перестройки всего архитектурно-строительного дела имели всесоюзные совещания по строительству, Второй и Третий всесоюзные съезды советских архитекторов (1956 и 1961 гг.).

* Нельзя также не упомянуть о положительной роли ряда проведенных за последние годы архитектурных конкурсов на типовые проекты жилых зданий, объектов культурно-бытового строительства, на проекты памятника В. И. Ленину, Дворца Советов СССР в Москве и других. Но еще большее значение для коренной перестройки творческой направленности советской архитектуры имела обширная архитектурно-строительная практика, которая позволяет проверять наши проектные решения, осуществлять важные эксперименты и дает нам богатейший материал для теоретических обобщений (Прим. автора).

Новым мощным стимулом дальнейшего подъема творческой деятельности архитекторов является Программа КПСС, принятая XXII съездом КПСС, программа строительства коммунизма в нашей стране, проект которой был поставлен на всенародное обсуждение и единодушно одобрен всем советским народом.

«Большое значение, — говорится в Программе, — приобретает градостроительство, архитектура и планировка для создания благоустроенных, удобных, экономичных в строительстве и эксплуатации городов и других населенных мест, производственных, жилых и общественных зданий».

Советские архитекторы, строители — все, кто связан со строительством в нашей стране, стремились глубоко осознать выдвинутые самой жизнью социалистического общества и поставленные партией и правительством задачи, найти прямые и верные пути их решения.

В свете этих задач начала перестраиваться архитектурная наука; развернулась работа по исследованию слабо разработанных вопросов теории архитектуры, в частности проблем архитектурной композиции.

Не приходится доказывать значения марксистско-ленинской теории для правильного, материалистического понимания природы и специфики архитектуры и для успешного решения как теоретических, так и практических проблем проектирования и строительства. Не требует доказательства и необходимость серьезной научной разработки марксистско-ленинской теории архитектуры. Но участие в этой работе одних только научных работников было бы недостаточным. Есть ряд теоретических проблем, решению которых могут в очень большой мере помочь архитекторы-практики, которые в своей повседневной творческой работе непосредственно сталкиваются с этими вопросами и так или иначе решают их, нередко чисто эмпирически или на основе своей интуиции. К числу таких важных проблем теории архитектуры относится раскрытие творческого процесса создания архитектурного произведения, начиная с его замысла и до осуществления проекта в натуре.

В предлагаемой вниманию читателя книге делается попытка на основе анализа созданных автором архитектурных произведений, разнообразных по своему назначению, характеру и условиям проектирования и строительства, раскрыть этот процесс и показать его различные стороны.

Прежде чем перейти к анализу процесса создания рассматриваемых в книге проектов и сооружений, достаточно характерных и представляющих интерес как материал для раскрытия и выяснения общих проблем творческой работы архитектора, необходимо остановиться на некоторых основных вопросах теории архитектуры и на том понимании их, которое сложилось у меня в результате более чем сорокалетней проектно-строительной деятельности.

В настоящее время в Научно-исследовательском институте теории и истории архитектуры и строительной техники Академии строительства и архитектуры СССР ведется при моем участии разработка темы «Основы теории советской архитектуры». В 1959 г. основные положения этой научно-исследовательской работы были подвергнуты широкому обсуждению, которое помогло дальнейшему их развитию и углублению.

Как уже было сказано выше, научная теория архитектуры еще находится в стадии разработки и, хотя ряд важнейших ее проблем в основном уже выяснен, все же пока не по всем вопросам, особенно в деталях, выработалась окончательная или, по крайней мере, единая точка зрения. Поэтому я не могу претендовать на бесспорность излагаемых в книге теоретических положений и выводов, сделанных из архитектурно-строительной практики, хотя я и старался исходить из правильного понимания существа, особенностей и задач советской архитектуры.

Следует принять во внимание еще одно обстоятельство. Анализируемые примеры относятся к разному времени, начиная с середины 1920-х годов. Однако к их оценке я подходил, естественно, с современных позиций, опираясь не только на свой многолетний опыт, но и на опыт других мастеров советской архитектуры.

Многое в творческом процессе создания произведений архитектуры, приведенных здесь в качестве примеров для анализа, в свое время решалось мной интуитивно, а не на серьезной научной основе. Отсюда, естественно, проистекали те или иные ошибки и недостатки в построенных зданиях. Как известно, не ошибается только тот, кто ничего не делает. Но глубокая любовь к архитектуре, постепенно накапливаемый профессиональный и жизненный опыт, совершенствование своего мастерства, а в особенности более углубленное изучение марксистско-ленинской теории, помогали мне осознавать ошибки и в дальнейшем, по возможности, избегать их.

Изучать архитектуру я начал еще до Великой Октябрьской социалистической революции, в 1911 г. В тот же период я приступил и к практической проектной и строительной деятельности. Однако архитектурное образование мне удалось завершить только в 1923 г. Я окончил два архитектурных учебных заведения: Ленинградский институт гражданских инженеров и архитектурный факультет Академии художеств. И это не случайно. С юношеских лет, как это было тогда широко распространено, я считал архитектуру только искусством, стоящим в одном ряду с живописью и ваянием. Поэтому, чтобы стать архитектором, мне казалось необходимым получить архитектурную подготовку обязательно в Академии художеств. Однако по окончании среднего образования мне удалось поступить не в Академию, а в Институт гражданских инженеров.

В институте, как и в Академии художеств, архитектуру тоже считали одним из видов искусства. Но в архитектурной школе и в среде архитекторов преобладало в основе здоровое, реалистическое понимание архитектуры и ее задач, которое с древних времен выражалось классической формулой — «польза, прочность и красота».

В результате длительного и противоречивого процесса развития архитектуры СССР за истекшие годы советские архитекторы, следуя указаниям Коммунистической партии, при ее постоянной поддержке и помощи преодолели получившее одно время широкое распространение одностороннее понимание архитектуры преимущественно как искусства и связанные с ним ошибки в проектно-строительной практике.

Одной из причин, имевших место в архитектуре формалистических извращений, украшательства и архитектурно-строительных излишеств, было отставание архитектурной науки, которое и в настоящее время дает еще себя знать.

Коллективная работа ученых и архитекторов-практиков должна способствовать созданию научной марксистско-ленинской теории архитектуры — постоянного и надежного оружия в руках каждого архитектора. Анализ конкретных примеров из творческой практики возможно большего числа опытных архитекторов позволил бы получить богатый материал для теоретических обобщений и выводов.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации