Яков Чернихов: Архитектурные фантазии. 101 архитектурная миниатюра. 1933

Яков Чернихов: Архитектурные фантазии. 101 архитектурная миниатюра. 1933

Архитектурные фантазии. 101 архитектурная миниатюра. Яков Чернихов. Международная книга, Ленинград, 1933 г.


В разные периоды существования зодчества появлялась потребность отображать некоторые его замыслы в виде архитектурных фантазий. Эти фантазии, некоторым образом, отличались от обычных архитектурных приемов своими отступлениями принятых выражений как композиционного, так и технического свойства. При фиксировании своих архитектурных фантазий зодчий позволял себе вводить некоторые новшества и композиционные вольности. Не стесняя себя никакими предшествовавшими условностями, архитектор при графировании имел возможность показать новые, более совершенные средства, помощью которых можно полнее и пространнее выявить богатство наших представлений и замыслов.

Путем исканий и ряда экспериментов мы получаем все данные для подхода вплотную к разрешению вопросов, занимающих мозг архитектора. Весьма вероятно, что часть исполненных архитектурных композиций из цикла фантастики не будет воспринята некоторыми зодчими в силу их непонятных, на первый взгляд, особенностей. Это ни в коем случае не может служить причиной изъятия из опыта того или иного случая уже зафиксированных архитектурных фантазий.

Вся проделанная работа по „архитектурным фантазиям“ распределяется на ряд обособленных этапов: а) от чисто-линеарных построений до объемно-монолитных; б) от простейших фасадных перспектив до объемно-плановых аксонометрий; в) от наиупрощеннейших форм до самых сложных — витиеватых; г) цветовая иллюминовка, как и техническое воспроизведение в каждом, примерно, случае преследовала какую-нибудь новую задачу или дополнение к последней; д) композиционные приемы варьировались по мере возможности внедрения новых комбинаций; е) тональность композиций, фоновая обработка, выразительность переднего или заднего плана были использованы для достижения искомых результатов; ж) в некоторых архитектурных фантазиях введены явно-надуманные комбинации составляющих, композиционные измышления и иллюзорные построения с целью наибольшего обогащения проделываемой работы. Все вместе взятое позволило представить решение организации пространства в некотором более рельефном и наглядном виде.

* * *

Первоосновой создания архитектурных фантазий являлось желание представить, путем различных изобразительных композиционных и технических средств, все те представления, которые могут зародиться в голове зодчего. То обстоятельство, что некоторые фантазии не имеют никакой, так называемой, материальной оправданности, говорит за то, что в процессе исканий и исследований появлялась настоятельная потребность выявить их лишь указанным выше путем. Ценность композиций этого порядка измеряется теми „внутренними“ качествами и особенностями архитектурного построения, которыми каждое из них обладает. Вследствие новизны полученного отображения и стремления к полному анализу вновь вырешенного произведения — можно допустить появление указанных композиций. Их следует выполнять хотя бы с целью показа совершенства некоторых явлений в новых этапах архитектуры. Кроме того, эти явления заключают в себе передачу величественности сооружения, ритм масс и ее обработки, монолитность, динамику, гармонию форм и краски, конструктивную спаянность и другие архитектурные свойства.

Второй основой создания архитектурных фантазий послужило желание передать наши представления вне зависимости от всех существующих установок, приемов и подходов, то есть создать такие построения, которые говорили бы в полной мощи о поставленной проблеме, но не были бы связаны требованием их обязательной непосредственной утилитарной пригодности. Невольно возникал общий вопрос: неужели нельзя попытаться отобразить такие замыслы своего воображения, которые были бы интересны сами по себе и не были бы связаны какими-то жесткими условиями? Разве не следует попытаться показать все то, что зарождается в мозгу зодчего, и вообще выявить сокровенные желания этого зодчего? Пусть подобная работа ограничится только изобразительным путем и не будет иметь дальнейшего своего непосредственного приложения и утилизации, — разве само появление ее на бумаге не вызовет каких-то новых переживаний не только у самого композитора, но и у всякого созерцающего подобное произведение. Разве можно допустить, чтобы изобретательская творческая деятельность зодчего не была бы показана своеобразным путем, а ограничивала бы свой путь лишь головной работой? Все указанные моменты говорят за то, что желание архитектора как-то показать в том или ином своем изъяснении архитектурные фантазии должно иметь место в практике зодчего. Это слишком интересный и ценный этап работы архитектора, — он должен найти себе полное сочувствие в рядах всех тех, кому близки интересы зодчества.

* * *

Третьей основой архитектурных фантазий следует признать их несомненную полезность как для самого зодчего, создающего таковые, так и для всех тех, кто пользуется ими. Не может быть, чтобы представленный материал не имел своих положительных сторон. Архитектурные фантазии показывают новые композиционные процессы, новые приемы отображений, воспитывают чувство формы и цвета, тренируют воображение, возбуждают творческие импульсы, влекут к новым творениям и представлениям, помогают найти решение новых замыслов и т. д.

* * *

Помощью средств образного выражения, представленных в архитектурных фантазиях, мы имеем возможность приложить таковые к непосредственному использованию их в нашу утилитарную практику и, тем самым, совершенствовать последнюю. Кроме того, как один из методических приемов, архитектурные фантазии следует использовать в учебной практике начинающих зодчих. Таким образом все изложенное убеждает в том, что положительная сторона архитектурных фантазий полезна, многоразлична и велика, и это обстоятельство позволяет говорить о внимательнейшем и осторожном отношении к подобному этапу творчества зодчего.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации