ІІ. Технические процессы

Глава «Технические процессы». Архитектурные фантазии. 101 архитектурная миниатюра. Яков Чернихов. Международная книга, Ленинград, 1933 г.


Технические процессы, применяемые тем или другим зодчим, до известной степени характеризуют мастера, накладывая особый отпечаток на его работу. Не исключаются такие случаи, когда один и тот же автор применяет различные технические способы отображения. Из 9 способов технических процессов, как то: а) линеарные, б) штриховые, в) отмывочные, г) сплошные, д) растушевки, е) прозрачные плоскости и объемы, ж) офорты, з) смешанные, и) живописные — некоторые, по сути своей, во всех почти случаях выявления дают нам сухие графические образы, в то время как другие процессы могут быть представлены в более живописных формах. Предрешать вопрос, какой способ более совершенен, или более желателен, никак нельзя, так как ценность произведения измеряется наличием особенностей, заключающихся в нем. Кроме того, играет роль и то обстоятельство, для какой цели предназначено произведение. В одном случае нам необходимо представить его для чисто утилитарного применения, в другом — для демонстрации в ударном виде рассматриваемого архитектурного вопроса, в третьем, как живописно-пространственную задачу и т. д. Нам известны многочисленные факты, когда удачно разрешенная задача технического оформления дополняла и ясно представляла сущность замысла зодчего. В то же время мы являемся свидетелями таких явлений, когда хорошо и хлестко выполненная архитектурная задача затемняла суть и давала ложные зрительные впечатления. Также бывают случаи плохой, или неудачной расшифровки представлений зодчего графическим путем, между тем как реальные пространственные формы данного творения обладают богатством сочетаний, наличием особых комбинаций и прелестью ритмических и динамических явлений.

Следует особо подчеркнуть одно существенное обстоятельство, дающее действительную пользу — это то великое воспитательное воздействие, которое оказывает всякое своеобразно технически разрешенное архитектурное произведение на тех, кто таковое изучает или кто им пользуется.

Роль архитектурного произведения не исчерпывается только выявлением архитектурного замысла, но имеет продолжение в дальнейшем: воспринимая его, зритель может развить в своем сознании затронутые зодчим проблемы и, в свою очередь, их дополнить. Так как всякое архитектурное сооружение должно представлять собою некоторую художественную ценность, помимо своих непосредственных утилитарных функций, то несомненным является правильность изысканий в архитектурных фантазиях, допускающих наибольшую свободу действий. Технические процессы, являясь могучим вспомогательным средством для показа замыслов зодчего в различных этапах его творчества, приобретают своеобразные свои виды и, тем самым, привлекают внимание зрителя. Особенность исполнения характеризует не только манеру и способ графического изображения, но и те специальные чисто технические приемы, которые показывают лицо зодчего. Благодаря внедрению новых — современных — принципов в жизнь и практику зодчего, мы имеем возможность наблюдать более упрощенные процессы технического воспроизведения, но без наличия уменьшения аффектации построения. Это есть желание применить более простой способ технического воспроизведения наших архитектурных замыслов и имеет целью добиться наибольшей выпуклости изображения путем любых процессов и способов — вплоть до чисто условных. Все то многообразие, которое охватывается архитектурой, получает предварительное завершение в архитектурных фантазиях, почему на технике воспроизведения следует в этом периоде работы заострить внимание, Чем больше мы изучаем зодчество, чем глубже вникаем во все этапы его существа в практических конкретных задачах, тем шире и про страннее, и всестороннее зарождаются и выявляются наши фантазии. Если только мы сумеем так усовершенствовать и одновременно облегчить способы технического воспроизведения наших архитектурных замыслов, если только мы сумеем приблизить массы вплотную к архитектуре и если только мы добьемся какими-то новыми методическими путями возможности наилучшей эффективности изучения, построения, оформления, понимания и идеологической оправданности самой архитектуры, то разворот творческой фантазии даст поразительный расцвет зодчества строящегося социализма. Необходимо при этом упомянуть о тех технических процессах, которые бывают по существу крайне интересными, но в силу своей сложности и замысловатости не могут претендовать на общедоступность. Часто такие приемы приближаются к живописно-техническим задачам, что, конечно, суживает и ограничивает масштаб их применяемости. Создание архитектурных фантазий зависит от способности данного человека представлять себе различные формы во всех их возможных соотношениях и комбинациях. Тут, конечно, большую роль играют технические приемы наглядного и убеди тельного фиксирования представлений. Люди, обладающие слабой фантазией, никогда не в состоянии придать возникающим у них образам отчетливый, конкретный и своеобразный характер. Есть ряд зодчих, воспроизводящих свободно свои представления в очень интересной форме, но без достаточно убеждающих объяснений и почему отображаются тем или иным путем представления и для какой цели выявляются их архитектурные фантазии — неизвестно. Девять приведенных выше приемов технического воспроизведения наших архитектурных представлений следует распределить, собственно, на три категории по своей сложности и характеру: а) графические, б) живописные, и в) условные. Первые привлекают наше внимание тем, что передают пространство и объемы с достаточной выразительностью помощью сочетания „сухих линий“. Это один из желательных процессов, но в то же время очень трудный, так как для того, чтобы добиться наиболее совершенного результата, следует очень тщательно проверить аналитически и графически некоторые условия формообразования методом чистого графирования. Второй вид замечателен тем, что требует навыков и технических приемов другого порядка, но облегчает возможность передачи как самой формы, так и пространства. Это происходит в силу того, что средства, коими располагают технические процессы живописного порядка, более доступны пониманию всякого человека и привлекают глаз зрителя приближением к натуре, некоторой законченностью своих форм, а также известной „картинностью“ изображения. Разнообразие приемов построения, обилие способов расцветки, а также применение тональности — все вместе дает возможность этот вид технических приемов обособить в некоторую самостоятельную группу.

Третья категория знаменует собою объединение всех технических достижений современных процессов, помощью которых мы отчасти построили ряд изображений данной книги. Растушевки „на нет“, „от угла“, фональные удары, прозрачные плоскости и прозрачные объемы, недоговоренности исполнения, надуманные цветовые иллюминовки и прочие технические приемы в общей своей сложности создают возможность, при их использовании, дать отображению тот или иной характер. Следует еще упомянуть и о том, что обогащение вариациями создает необычайный простор каждому композитору-зодчему. Всех этапов, со всеми их многоразличными оттенениями невозможно передать аналитическим путем, можно только сказать, что технические процессы претерпевают различные стадии своего существования путем ввода в работу архитектора изобретательских творческих выдумок.

Все рассмотренные выше установки имеют целью сосредоточить внимание каждого архитектора, творца пространственных форм, на том, что роль технических приемов в зодчестве не есть только чистое оформление всех наших архитектурных представлений, фантазий и замыслов, а неотъемлемая часть всей нашей творческо-созидательной деятельности. Прилагая тот или иной технический прием, создавая „целый процесс“ при воспроизведении архитектурных фантазий, мы помогаем себе наивернейшим и наикратчайшим путем. Самый процесс технического воспроизведения архитектурных представлений идет у каждого зодчего различным образом. В одном случае мы наблюдаем, что зодчий путем много численных исканий решает свою задачу эскизными одноцветными или многоцветными набросками, а потом уже завершает свою работу построением законченного и оформленного построения, т. е. конечный результат получается как следствие некоторых разнопостроенных изображений. Иногда же своего решения архитектор добивается тщательнейшей проработкой и совершенствованием одного и того же построения. В этом случае многоразличные изменения, видоизменяясь по ходу работы на одном и том же пятне изображения, исчезают после замены их новым графированием.

Приступая непосредственно к воспроизведению той или иной идеи, архитектор развертывает как самый прием, так и его осуществление по ходу работы, а другой зодчий, прежде чем приступить к окончательной расшифровке задуманной идеи, основательно решает свою задачу как в части ее общего облика, так и в части тех процессов расцветки, тональности и графирования, которые, по его убеждению и чувству, следует приме нить в различных этапах работы. К числу технических процессов необходимо присоединить материал, с помощью коего осуществляется наша работа. Будет ли применена акварель, гуашь, тушь, анилин и т. д. — все это, несомненно, сыграет свою большую роль и даст соответствующее лицо изображению. Сочетание материала с его специфическими особенностями, совместно с техническими композиционными процессами, является специальной задачей зодчего.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации