Дом Совета народных комиссаров СССР в Москве

Дом Совета народных комиссаров СССР в Москве

Архитектура и строительство дома СНК СССР в Москве. Серия: Новые сооружения советской архитектуры (вып. №5). Лангман А.Я. Государственное архитектурное издательство Академии архитектуры СССР. Москва. 1940


Жителям Москвы памятно это место в Охотном ряду. Еще до августа 1933 г. здесь стоял ряд невзрачных домов и домишек, в которых некогда помещались облезлые магазины, где шла бойкая «охотнорядская» торговля пером и пухом, битой птицей, копченой рыбой, соленьями и маринадами. На углу б. Тверской улицы уныло высилось ветхое здание гостиницы с громким названием «Международная». 2 августа 1933 г. участь этого типичного уголка старой купеческой Москвы была решена: правительство поручило строительной организации НКВД построить Дом СНК СССР. И уже в декабре 1935 г. первенец сталинского плана реконструкции столицы был освобожден от лесов.

В основу строительства был положен эскизный проект, представленный автором на закрытый конкурс, состоявшийся в 1933 г. В процессе составления окончательного проекта первоначальный эскиз претерпел некоторые изменения. Товарищи В.М. Молотов и Л.М. Каганович, принимавшие активное участие в обсуждении проекта, дали ряд важных указаний, способствовавших созданию и улучшению образа советского административного здания.

Задание на проектирование предусматривало в здании около 500 рабочих комнат, 5 зал, несколько вестибюлей и прочие подсобные помещения. Весь этот комплекс был размещен в здании, двенадцатиэтажном центре и десятиэтажном по бокам, длиною по фасаду в 159,5 м, глубиною от 18,06 м до 24,98 м. Высота средней части здания — 64,02 м, боковых частей 51,2 м. Объем всего здания 200 732,6 м3. Здание включает 670 помещений, в том числе 5 зал и 3 вестибюля: два малых по 275 м2 и один большой при главном входе в 500 м2. Основные размеры рабочих комнат 16,2 м2, 33,0 м2 и 54 м2.

На долю архитектора выпала сложная задача: надо было во внешнем выражении здания добиться характерных черт, присущих нашей действительности — величественной простоты и монументальности; необходимо было найти путь к социалистическому реализму. Автор пытался разрешить эту задачу скупыми средствами, без декоративных излишеств, лишь путем комбинирования масс и крупного рельефа. Величавая простота, торжественный ритм ряда пилонов и светлый тон фасадов — вот те основные композиционные элементы, которые должны были придать этому зданию административный характер.

Рельефный фасад, с отступами и выделяющейся центральной частью, с вертикальным членением пилястров, должен был создавать впечатление мощи, уверенности и бодрости. Стремясь к единству формы и содержания, автор добивался придать тот же характер простоты и монументальности и всем элементам внутреннего объема здания: и главному вестибюлю, и лестницам, и залам; впечатление простоты и добротности не должно было покидать посетителя и при обходе всех рабочих помещений.

В решении ансамбля пришлось руководствоваться тем соображением, что по генплану реконструкции Москвы от Охотного ряда начинается аллея Ильича, идущая к Дворцу Советов; Дом Совнаркома был призван наряду с гостиницей «Москва» акцентировать начало этого нового проекта; он должен был быть поэтому трактован как высотная композиция, фланкирующая устье аллеи Ильича.

Это соображение так же, как и наличие ряда зданий, образующих фронт магистрали и имеющих подчеркнутые вертикальные членения (Дом союзов, дом Американского посольства, два здания университета), диктовало необходимость применения в композиции вертикального мотива. Ансамблевая увязка Дома СНК с названными зданиями, в сочетании с характером его назначения требовала именно такого композиционного приема, вместе со строгой силуэтностью наиболее ярко выражающего образ правительственного здания.

Горизонтальные членения гостиницы Моссовета, расположенной на противоположной стороне Охотного ряда, не противоречат ансамблю, так как подчеркнутая основная ось продольного фасада гостиницы корреспондирует с центральной осью Дома СНК и объемы обоих зданий по массам и силуэтности достаточно уравновешены. Что касается некоторой разномасштабности архитектурных форм противостоящих друг другу зданий, то она также не нарушает ансамбля, так как совершенно различные по характеру, назначения здания требуют различных средств выразительности и разной трактовки.

В решении интерьера пришлось исходить из дифференциации помещений по их функциональному признаку. Большое внимание надо было уделить композиции помещений общественного назначения: вестибюлей, лестниц, холлов и коридоров. Эти помещения необходимо было расположить с учетом максимальных удобств в обслуживании посетителей и сотрудников, снабдив помещения в достаточной мере естественным светом и воздухом, придав им нарядный и торжественно-деловой вид без элемента сухости и казенщины. Из просторного, высокого, полного воздуха и света вестибюля, отделанного мрамором», ведет нарядная, широкая трехмаршевая мраморная лестница к трем залам, расположенным друг над другом в полукруглом) выступе дворового фасада. В непосредственной связи с вестибюлем) находятся 6 лифтов, обслуживающих подъем посетителей и сотрудников. Два боковых малых вестибюля удобно связаны с лестницами и лифтами. Широкие коридоры соединяют вестибюли, лестницы, холлы, залы, рабочие и подсобные помещения между собой. Имеющиеся в здании залы заседаний получили круглую в плане форму, способствующую наибольшему приближению аудитории к президиуму и гарантирующую хорошие условия зрительного и слухового восприятия. Залы оборудованы удобными креслами-пюпитрами.

Рабочим комнатам как в отношении объемного решения и пропорций, так и в отношении отделки и обстановки их необходимо было уделить максимальное внимание, добиваясь впечатления спокойствия, уюта и приветливости в сочетании с деловым характером.

Большое значение придавалось выбору цветов окраски стен помещений с целью получения достаточно спокойных, мягких, не утомляющих зрение тонов.

В августе 1933 г. было приступлено к рытью котлованов и закладке фундаментов здания. Автор был назначен главным архитекторам; начальником работ по сооружению Дома СНК CCСР был назначен инженер И.А. Фур; непосредственными помощниками по проектированию и осуществлению здания в натуре были архитекторы С.В. Сергиевскии и A.В. Мезьер. Все без исключения работы — строительные, отделочные, облицовочные, специальные, вплоть до устройства подъемников — были выполнены одной организацией [бывшим инженерно-строительным отделом НКВД] без субподрядчиков. Это содействовало увязке и согласованности всех строительных процессов производства, создавало оперативность в работе, давая возможность переброски рабсилы с участка на участок, где в ней в данный момент ощущалась наибольшая потребность.

В распоряжении инженерно-строительного отдела имелись деревообделочный и слесарно-механический заводы, где были изготовлены все столярные изделия, металлические конструкции, парапеты, балясины, осветительная электроарматура, подъемники, вешалки и т. д.

Для выполнения облицовочных работ из естественного камня был построен и оборудован камнеобрабатывающий завод, где были установлены четыре распиловочные рамы, пятнадцать полировальных станков и четыре фрезерных, особый станок для фигурной отделки мрамора и др. Постройка этого завода была вызвана необходимостью, в короткий срок обработать и подготовить к установке около 2000 м2 полированного гранита для цоколя, главного и двух боковых порталов; около 8000 м2 плит из плотных известняков протопоповских карьеров для облицовки наружных стен; около 2500 м2 естественного мрамора коелгинских, уфалейских, газганских и других Карьеров для внутренней облицовки стен, колонн, лестниц и устройства полов.

Для более удобного руководства работами строительство было разбито на три участка, аппарат которых состоял из начальника, помощника начальника, техника и 2—3 десятников.

Общее руководство всеми работами осуществлялось начальником работ, аппарат которого состоял из пом. начальника по технической части и пом. начальника по административно-хозяйственной части. Кроме того, имелись прорабы по следующим специальностям: по санитарно-техническим работам, по электроработам, по облицовочным работам и по механизации. В распоряжении начальника работ находились: тех-бюро, состоявшее из одного инженера и двух техников-нормировщиков; бухгалтерия в составе 7—8 чел.; аппарат снабжения и хранения материалов в количестве 5 чел.; пожарная и сторожевая охрана. Максимальное количество рабочих по всем видам работ составляло 1800 чел.; среднее количество — 1400 чел.

Работы были начаты в августе 1933 г. и закончены полностью в декабре 1935 г. Работа велась в три смены, из которых две смены выполняли основные работы, а третья занималась подготовкой и подачей материалов к рабочему месту. Производство работ сильно осложнялось очень маленькой строительной площадкой, частично еще занятой шахтой Метростроя № 11, ее бункерами для породы и подъездными путями, вследствие чего нельзя было иметь почти никаких запасов стройматериалов. Работа транспорта таким образом получила доминирующее значение.

Исходя из этого и был составлен проект организации работ с учетом краткосрочности выполнения, особенностей участка и прочих условий. Основной рабочей площадкой служил небольшой участок шириной около 6—7 м вдоль всего переднего фасада здания со стороны Охотного ряда, где были сосредоточены подъемные сооружения и строймеханизмы, штабели кирпича и инертных для раствора и бетона, небольшие склады для цемента (примерно на суточный запас). Кирпич, «бут, песок и гравий подвозились непрерывно в течение круглых суток. Имелась также небольшая площадка вдоль дворового фасада здания, на которой складывались лесные материалы, балки, трубы, известь, были устроены известковые ямы и кладовые мелких материалов. Кроме того, сюда были направлены мусоропроводы, передававшие со всех участков мусор, увозившийся затем с территории стройплощадки. Все материалы подвозились с прирельсовых базисных складов инженерно-строительного отдела.

Все виды работ велись параллельно, а не последовательно и выполнялись следующим образом. После выемки котлована на первом участке сразу же повели закладку фундаментов, а на втором участке производились земляные работы; после подготовки котлована на втором участка начали закладку фундаментов, а на первом участке уже вели в это время кладку цоколя, затем стен и установку каркасов и т. д. После того как заканчивалась кладка трех этажей, производились железобетонные работы по дополнительному усилению клепаных колонн, металлических прогонов и устройству железобетонных перекрытий; после этого было приступлено к сантехническим работам, установке косоуров и укладке лестничных ступеней. Таким образом, когда на первом участке велась кладка верхних этажей, нижние этажи уже были оштукатурены и имели постоянно работающую систему центрального отопления.

Это возможно было осуществить, так как система имеет нижнюю разводку. Таким же образом велись работы по водопроводу, канализации, газу и электроосвещению. Такая система дала возможность ускорить производство работ без большого количества рабочих одной квалификации и иметь на строительстве постоянные кадры, хорошо знакомые с отдельными конструкциями здания, неоднократно ими выполнявшимися; все это благоприятно влияло на качестве работ и положительным образом отражалось на технике безопасности.

Особо следует отметить некоторые способы выполнения работ, примененные на этой постройке (частично впервые в СССР) по предложению руководства строительством (нач. работ — инж. И.А. Фур).

1. Оригинальный способ укрепления грунтов на отдельных участках, сильно насыщенных водой, песчаными сваями при помощи обсадных труб диаметром 15 см, доведенных до юрской глины, с заменой при подъеме труб слабого грунта плотно утрамбованным крупнозернистым речным песком. Песчаные сваи, помимо уплотнения грунта, послужили вертикальным дренажем, осушили почву и опустили уровень грунтовых вод на этих участках до юрской глины. Забитые пробные свай на этих участках дали лучшие показатели, чем на участках с естественным основанием с допускаемой нагрузкой в 2,5 кг на 1 см2.

2. Устройство глубоких опор для левой части здания (на глубине 18-21 м), сосредоточенных главным образом в старом русле реки с наносными водонасыщенными породами, по предложению технического совещания решено было выполнить при помощи опускных колодцев с превращением их на уровне водоносных слоев (плывунов на глубине 9—10 м) в кессоны. По подсчету руководства строительством на устройство 32 опор по этому способу необходимо было затратить 1,5—2 года, т. е. срок, назначенный для окончания  всего строительства. Это заставило отказаться от предложенного способа, и решено было сделать проходку колодцев-шахт обыкновенными горизонтальными распорами до плывунов, а в плывунах применить вертикальные распоры: предварительно забивать пояса-шпунты длиной в 1,5 метра по периметру колодца, вынимать в этом поясе грунт с откачкой воды на глубину 1—1,2 м, а затем забивать следующий пояс-шпунт. Таким способом проходились плывуны глубиной в 7—8 м до юрской глины. В юрской глине до известняков проходка производилась уже без всяких распоров. В отдельных шахтах пришлось забить по 7—8 заходящих один за другой надежно распертых шпунтовых поясов.

Благодаря применению указанного способа все 32 глубокие опоры были сделаны за время декабрь 1933 т. — апрель 1934 т., т. е. за 5 месяцев, что дало возможность закончить в назначенный срок строительство и сэкономить свыше миллиона рублей.

3. Необходимость производить работу по облицовке части фасадов протопоповским камнем в зимний период вызвала применение металлических подвесных люлек-тепляков необычной длины в 25 м. Они были утеплены, щели между тепляками и кирпичными стенами конопатились, и из окон здания, находящихся на уровне тепляков, в последние подавался нагретый агрегатами Юнкерса воздух, создавая необходимый температурный режим (15—20°С). Высота подвесного тепляка была рассчитана таким образом, чтобы можно было прогреть часть подлежащей облицовке стен над рабочим местом и согревать законченную облицовку под ним в течение шестидневки для окончательного твердения цементного раствора. Материалы подавались в тепляки через окна соответствующих облицовке этажей: для подъема материалов на перекрытия пользовались существовавшими подъемниками.

Перемещение люлек по вертикали производилось один раз в шестидневку. Применение подвесных тепляков дало возможность закончить зимой всю наружную облицовку здания. Описываемый способ впервые был применен в СССР. На строительстве были использованы все виды механизации, которые могли быть в те годы в распоряжении строителей. Был механизирован горизонтальный и вертикальный транспорт, для чего на строительной площадке были уложены узкоколейные пути с поворотными кругами, связывавшие все штабели и склады материалов, растворомешалки, бетономешалки, гравиемойки и камнедробилки. На время кладки стен и бетонирования перекрытий по этажам здания были также уложены узкоколейные пути. Для подъема материалов по фасаду здания и со стороны Охотного ряда, были устроены четыре сдвоенные подъёмные шахты высотой в 68 м, для вертикальной транспортировки длинномерных материалов (лес, балки) к шахтам были прикреплены краны-укосины. Кроме того, со стороны дворового фасада были Установлены три крана-укосины, а в лестничных клетках оборудованы Две одинарные подъемные шахты. Таким образом, всего работало десять подъемных шахт и семь кранов-укосин. Вагонетки с грузом вкатывались по рельсам в шахту, поднимались на требуемый этаж и подавались к рабочему месту также по рельсовым путям.

Для бетонирования применялись вибраторы разных систем. Зимой, при бетонировании последнего железобетонного перекрытия, захваченного наступившими морозами, был применен электропрогрев, давший хорошие результаты.

Прогрев материалов в зимних условиях работы производился паром, подававшимся от котлов системы Яхимовича по шлангам в шпильки и змеевики. Эти же котлы питали паром и агрегаты Юнкерса для прогрева железобетонных перекрытий и согревания воздуха в люльках-тепляках.

Для резки и гнутья арматуры на строительстве был оборудован арматурный двор с приводными станками.

Резка, гнутье и нарезка труб производились в мастерских сантехнических работ, оборудованных специальными станками, в том числе станком для снятия заусениц, получаемых при разрезке труб.

Работали мелкие электромеханизмы по остружке и фуговке, ручные и обыкновенные циркулярные пилы, станки для шлифовки и полировки мозаики, краскопульты и ряд других мелких машин.

При выполнении земляных работ широко применялись транспортеры.

Для разработки тяжелых грунтов (известняки, карбонная глина) при прохождении шахт, для забивки шпунтов и других работ был установлен компрессор, дававший сжатый воздух также и для пневматических молотков, зубил и др.

Фундаменты северо-восточной и центральной частей здания, протяжением около 90 м, покоятся на естественном основании и выполнены в виде четырех продольных лент из бутовой кладки на железобетонной подушке; бутовая кладка усилена была арматурой на случай возможных местных отсосов грунта в связи с одновременно выполнившимися рядом работами по постройке метрополитена; глубина заложения этой части фундаментов 5—7 м.

Фундаменты юго-западной части, протяжением около 70 м, имеют своим основанием железобетонный ростверк на столбах из бутовой кладки с железобетонными прокладками через каждые 2 м по высоте; столбы эти заложены на глубине 18 21 м на известняке или карбонной глине Необходимость глубокого заложения юго-западной части здания была вызвана близостью трассы метро (на расстоянии 1—2 м от здания), прохождением под этой частью здания рабочего штрека шахты № 11 метро и прилеганием рабочей шахты вплотную к дворовой стене здания.

Закладка фундаментов здания производилась одновременно с работами по сооружению метро в этом месте трассы, связанными с усиленной откачкой грунтовых вод и частичным перемещением грунтов. Бурением под этой частью здания обнаружен подземный проток (бывшая река Синичка), размывший основные породы (юрскую глину), не доходя на 1 м до известняков, и заполнивший русло наносными породами.

Между частями здания с глубоким и мелким заложением, поперек всего здания, забит шпунтовый ряд из металлических свай, врезавшийся в юрскую глину на глубину около 1 м. Наружные стены сложены из кирпича на цементном растворе.

Перекрытия поддерживаются внутренним каркасом, образованным двумя рядами клепаных колони Из швеллеров, рассчитанных на производственную нагрузку от четырех этажей, с поперечными металлическими прогонами, заделанными в наружные кирпичные стены; колонны и прогоны усиливались в процессе роста (здания дополнительным армированием и обетонированием. Эта конструкция давала возможность быстрого выполнения кладки, так как отпадала необходимость выжидать окончания процесса твердения бетона для допуска производственной нагрузки при кладке стен.

Следующие цифровые данные могут послужить для характеристики объема строительства.

Выполнено основных работ по постройке Дома СНК СССР

Выемка и вывозка земли ... 45 000 м3
Бутовая кладка фундаментов и глубоких оснований ... 12 000 м3
Кирпичная кладка ... 8 100 тыс. шт.
Железобетон и бетон ... 10679 м3
Опалубка жолезобетонных конструкций ... 54 025 м2
Железные конструкции    598,0 т
Перегородки ... 26 149 м2
Устройство черных полов ... 26 850 м2
Настилка паркета ... 26 850 м2
Внутренняя штукатурка ... 132 616 м2
Штукатурка фасада мраморной крошкой ... 18 491 м2
Облицовка стен протопоповским камнем ... 6 882 м2
То же гранитом и лабрадором ... 1 700 м2
То же уральским, мрамором ... 2 000 м2
То же искусственным мрамором ... 800 м2
Проемы, окна, двери, тамбуры и пр. ... 12 200 м2

На всю постройку затрачено 902 287 человеко-дней.

Все перекрытия выполнены из железобетона в виде плит, опертых по контуру. Перегородки — деревянные, беспустотные, обшивные с двух сторон, с заполнением фибролитом, с обивкой слоем толя с одной стороны и оштукатуркой. Нижний обвязочный брус перегородки уложен на кирпичном цоколе высотой в три ряда.

Полы во всех рабочих комнатах и коридорах — из дубового паркета «специал» на рейку, по черному полу с прокладкой картона, с устройством междуэтажной звукоизоляции и вентиляции подполья. В уборных и кубовых полы плиточные, в боковых вестибюлях — мозаичные, монолитные с медными прокладками, в главном вестибюле — из плит естественного мрамора в шашку из серого и белого уральского мрамора. Плинтусы по паркету и мозаике дубовые, по мрамору бронзовые и мраморные. Лестницы, за исключением главной в центре здания, по металлическим косоурам из мозаичных ступеней с покрытием площадок монолитной мозаикой с медными прокладками; центральная лестница — железобетонной конструкции с облицовкой ступеней, площадок и ограждения естественным мрамором.

Колонны центрального вестибюля облицованы серо голубым газганским мрамором; колонны в залах круглой части здания и стены центрального вестибюля облицованы искусственным мрамором. Кровля железная по деревянным наслонным стропилам, над залом заседания в круглой части здания - по металлическим фермам.

Внутренняя штукатурка по маякам: по деревянным конструкциям известково-алебастровым раствором и по бетону — цементным. Стены зал окрашены мастичными красками под карниз; потолки лепные. Все прочие помещения имеют панель высотою в 2,4 м, окрашенную мастичными красками различных тонов поверх которой разложен дубовый карниз. Профиль последнего имеет сверху горизонтальную выемку для вкладывания металлического прута, к которому могут подвешиваться портреты, плакаты, карты и пр. во избежание порчи стен гвоздями и костылями. Фризы и потолки окрашены в белый цвет клеевыми красками. В комнатах размером 33—54 м2, в залах и вестибюлях карнизы — лепные. Подсобные помещения — кубовые и уборные — имеют панели высотою 2,2 м из глазурованной плитки, фризы и потолки белые. Оконные переплеты до третьего этажа включительно — дубовые, с четвертого этажа и выше — сосновые, окрашенные под дуб. Все двери — дубовые. Входные тамбуры — дубовые, отделанные бронзовой и листовок латунью. Приборы к окнам и дверям — бронзовые. Лестничные клетки отделены от коридоров столярными дубовыми перегородками со стеклом «мороз».

Для освещения здания применены плафоны, люстры, шары молочного стекла и бра по особым рисункам.

Главный фасад и торцевые части здания облицованы, начиная с первого этажа, белым известняком, так называемым протопоповским камнем (от названия карьеров на р. Оке). Цоколь, главный и боковые входы облицованы красным карельским полированным гранитом, добытым на трассе Беломорско-Балтийского канала.

Дворовый фасад оштукатурен мраморной крошкой в тон главного фасада.

Насосно-водяная система отопления здания присоединена к городской теплосети, но обеспечена, кроме того, собственной аварийной котельной на случай прекращения действия теплофикации.

Приточно-вытяжная вентиляция с искусственной циркуляцией устроена во всех помещениях здания с применением необходимых мероприятий по борьбе с шумом.

Здание оборудовано пожарным и хозяйственным) водопроводом, газопроводом и канализацией, а также водостоками.

Три наружные пожарные лестницы выполнены из труб, по которым в момент пожара может быть подана вода в верхние этажи. Вся проводка труб и вентиляционных каналов скрыта в стенах.

Здание питается электроэнергией от Мосэнерго через два специально оборудованных трансформаторных помещения. Вся электропроводка — скрытая.

Вертикальный транспорт осуществляется десятью подъемниками, каждый из которых рассчитан на подъем шести человек. Кабинки подъёмников отделаны ценными породами дерева, бронзой, зеркалами и резьбой.

Здание имеет собственную автоматическую телефонную станцию.

Строители Дома СНК представляли собой хорошо сработавшийся, достаточно вооруженный техническими знаниями и строительным опытом коллектив, смело решавший и выполнявший сложные технические задачи, встречавшиеся в процессе строительства; это дало возможность в сравнительно короткий срок выполнить поставленное перед коллективом правительственное задание. Широко проводившаяся на стройке общественно-массовая работа, социалистическое соревнование и ударничество были могучими факторами, способствовавшими выполнению плана и высокому качеству работ, создавшими на стройке кадры подлинных энтузиастов своего дела.

Такая работа, как устройство глубокого заложения (32 шахты), могла быть выполнена в сравнительно короткий срок на неудобном участке лишь только потому, что бригады землекопов-проходчиков, бывшие чернорабочие, получившие свою квалификацию здесь же на стройке, с необычайной настойчивостью и напористостью, зачастую с большим риском для себя вели проходку в плывунах, не останавливаясь ни перед какими трудностями и препятствиями, проявляя полную самоотверженность в выполнении поставленной перед ними задачи. Особенно следует отметить работу бригад проходчиков тт. Шишина и Берникова. Такие же примеры высокой производительности труда и хорошего качества работы давали бригады каменщиков тт. Седлярова и Мурашкина, бригады камнетесов тт. Высочина и Шатрова, плотников тт. Гришкина и Гуськова, штукатуров тт. Казаринова и Борисова, слесарей-механизаторов т. Гаврилова, маляров т. Привезенцева и ряд других бригад. Правильное руководство партийной группы и активная работа построечного комитета способствовали вовлечению в общественную работу всего административно-технического персонала, создали сильный рабочий актив, дававший ускорение выполнения плана работ и улучшение их качества.

Из прекрасно работавшего инженерно-технического коллектива на постройке особенно выделились следующие товарищи: начальник 1-го, а затем 3-го участка инж. А.Н. Нестеров, пом. нач. участка инженер Э.И. Соколова, техники И.А. Прудников, Ф.И. Хоршке, А.К. Константинов и В.С. Косогоров; десятники тт. Гусаков, Малов, Казаринов; прораб специальных работ Н.А. Акимов и прораб по облицовочным работам С.Д. Роганов. Из числа инженеров-проектировщиков следует отметить П.А. Лолейта (по конструкциям), А.Г. Зелинского и Р. Басиса (по отоплению и вентиляции), П.П. Бычковского (по водопроводу и канализации) и В.С. Потапова (по электрике).

Начавшее развиваться с середины 1935 г. стахановское движение захватило и строителей Дома СНК, хотя работы на стройке подходили уже к концу (осталась часть малярных, облицовочных и других отделочных работ), но лучшие ударники постройки, ознакомившись с стахановскими методами, стали их применять на своей стройке. Маляр т. Елизаров, применив особые шпатли, увеличил в пять раз норму выработки по шпаклевке; механик т. Михалев, приладив к райсмусовке специальную карборундовую деталь, заменил ручную обработку мрамора механической и многократно увеличил скорость его обработки; мозаичник т. Кошелев применил к шлифовочным станкам шарошку вместо карборунда, что значительно ускорило шлифовку; высокие производственные показатели давали мраморщики, облицовщики, столяры и др.

Постройка была подлинно советской. Коллектив строителей, вполне овладев техникой производства, работал по-стахановски; это обеспечило высококачественное выполнение правительственного задания в короткий срок.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации