Экономические предпосылки коллективизации быта

Глава «Экономические предпосылки коллективизации быта» по изданию «Строительство социализма и коллективизация быта». Ларин Ю.З. Прибой. Ленинград. 1930


Коллективизация быта всегда была целью нашей партии, но в прежние годы необходимость ее скорейшего осуществления не подчеркивалась так сильно, как теперь. Если ограничиться только важнейшим, то можно установить несколько причин, которые выдвинули этот вопрос именно теперь.

Первая причина — это рост наших возможностей, общий переход от восстановительного периода к «преобразовательному» — реконструктивному. Успехи социалистического строительства, рост сознательности трудящихся и накопление материальных возможностей в руках государства позволяют теперь строительство социализма перекинуть и в область быта. Естественно является желание этой возможностью воспользоваться, расширить строительство социализма, которое ограничивалось до сих пор общественной жизнью, хозяйственной жизнью, распространить его также на область переустройства быта.

Вторая причина — это самый размах нашего хозяйственного роста, который далеко превзошел все наметки пятилетки и который, для возможности продолжения взятых темпов, требует коллективизации быта. В самом деле, если взять ведущую отрасль хозяйства — промышленность, то по пятилетке предполагался годовой рост производства приблизительно на 22%. В прошлом 1928/29 г. мы действительно имели рост около 22%, а в текущем 1929/30 г. имеем уже около 30%. Сейчас ВСНХ разработал и опубликовал уже контрольные цифры на будущий 1930/31 г., третий год пятилетки, и подвел, таким образом, предварительные итоги размеров производства в 1930/31 г. Эти выводы основаны на данных о тех вложениях в промышленность, которые осуществлены в прошлом и нынешнем годах, на учете того, какие новые предприятия войдут в работу, начиная с будущего года, насколько производство обеспечено сырьем и т. д. Подсчет ВСНХ всех этих данных показал, что промышленное производство будущего года увеличится не на 21,8%, а на 49,3%. Если теперь, при первоначальной разработке контрольных цифр будущего года, ВСНХ имеет возможность установить, что рост продукции будет не меньше 50% за 1 год, то можно ожидать, что фактический рост окажется еще большим. Растут весьма сильно те отрасли, которые отличаются большой емкостью рабочей силы. Если взять тяжелую индустрию, то по пятилетке в 1930/31 г. тяжелая индустрия должна была вырасти на 26% (без дробей), а по нынешнему варианту ВСНХ в 1930/31 г. обеспечен рост тяжелой индустрии на деле почти на 60% против запроектированного по пятилетке прироста.

Что означает рост продукции промышленности за 1 год на 50%? Он означает, во-первых, чрезвычайное увеличение числа рабочих, и, во-вторых, рост вложений в дальнейшее развитие промышленности. Потому что рост продукции означает вместе с тем громадный рост абсолютной суммы прибыли, которую дает промышленность, и абсолютной величины амортизационных отчислений. Все это делает возможным в 1930/31 г. вложить в дальнейшее развитие промышленности гораздо больше суммы, чем намечалось по пятилетке. Вся продукция промышленности в прошлом 1928/29 году составляла около 13,5 млрд. руб. В нынешнем 1929/30 г. она составит почти 18 млрд., а на будущий 1930/31 г. по пятилетке она должна дать 18,5 млрд., фактически же достигнет 27 млрд. руб. Это дает возможность для следующего 1931/32 г. предвидеть рост производства уже не на 50%, как для третьего, а значительно больше: не меньше, чем на 70% за год. Из такого гигантского прироста продукции вытекает необходимость огромного увеличения численности рабочей силы сверх ожидавшихся по пятилетке размеров.

Размах роста производства настолько перерос все наметки пятилетки, что делает невозможным обслужить его рабочей силой, если не выдвинуть какие-то меры для удовлетворения создающихся запросов сверх тех мер, которые были предусмотрены пятилеткой. В самом деле, сколько рабочих потребуется добавить хотя бы за те ближайшие 2 года, о действительном росте продукции в течение которых мы уже знаем. Сейчас во всей промышленности союзной, республиканской и местной, подчиненной как ВСНХ, так и другим ведомствам (мельницы, консервные заводы и т. д.), имеется около 3,5 млн. рабочих и служащих. Предполагалось по пятилетке, что в ее третьем году, т. е. в 1930/31 г., количество рабочих вырастет, примерно, на 6%. Эго ожидалось, когда ожидался рост продукции на 22%. Так как теперь рост продукции продвинется на 50%, то хотя ВСНХ намечает гораздо более значительный подъем производительности труда, чем предвиделось пятилеткой (в 2 раза больше), тем не менее количество рабочих для того, чтобы достигнуть увеличения производства на 50%, придется увеличить уже не на 6%, а на 16%, т. е. на 1/6 в течение 1 года.

Это означает, что промышленность потребует еще 1/2 млн. рабочих только в третьем году пятилетки, и число рабочих в промышленности, следовательно, дойдет уже до 4 млн. При условии роста производства на 70% в четвертом году пятилетки нам придется увеличить количество рабочих в промышленности еще на 1 млн. чел., доведя его до 5 млн.

Итак, за 2 предстоящих года, за третий и четвертый годы пятилетки, придется увеличить количество одних только промышленных рабочих на 1,5 млн. человек, притом учитывая уже поднятие производительности труда.

Но ведь, кроме этого, еще гораздо более значительное количество рабочих придется вовлечь в строительство. Намечено вложить в строительство значительно большие суммы, чем было предусмотрено пятилеткой. Поэтому и количество рабочих, занятых в строительстве, должно быть гораздо больше, чем ожидалось по пятилетке. Тов. Сабсович сообщил недавно результаты подсчета, сделанного применительно к увеличению размаха строительства, установленному контрольными цифрами ВСНХ. Превышение их над пятилеткой в ближайшие 2 года должно потребовать увеличения количества добавочных строительных рабочих. Оказывается, что на третий год пятилетки, т.-е. на будущий 1930/31 г., понадобится еще 1 млн. чел., а на следующий 1931/32 г. т. е. на четвертый год пятилетки, приблизительно еще до 1,5 млн. человек.

Таким образом, только для промышленности и строительства за одни только 2 предстоящих года надо будет увеличить количество рабочих на 4 млн. человек. Это — при тех темпах хозяйственного развития, которые в настоящее время уже обеспечены.

Но ведь увеличение количества трудящихся на 4 млн. вызовет неизбежно известный рост количества работников в учреждениях, которые их обслуживают, — на транспорте, в торговле, в культурно-бытовых учреждениях и т. д.

Так что следует считать, что по всем отраслям народного хозяйства, кроме сельского хозяйства, за ближайшие 2 года будет иметь место увеличение числа наемных рабочих и служащие никак не менее, чем на 4,5 млн. человек. 

По последней переписи на одного рабочего и на одного служащего, кроме него самого, приходится еще около 1,5 чел., состоящих на его иждивении. Следовательно, 4,5 млн. новых трудящихся означает увеличение населения городов и рабочих поселков, примерно, на 11—12 млн. чел., тогда как во всех городах и рабочих поселках СССР, считая все дачные места, все железнодорожные станции, все поселки при фабриках и заводах, рассеянных в сельских местах и т. д., во всех этих местах в настоящее время насчитывается около 30 млн. жителей.

Для новых 12 млн. жителей понадобится расширение наших городов и рабочих поселков за 2 года на 40%. Эта задача стояла бы как обязательная, если бы увеличение количества трудящихся в промышленности и строительстве шло преимущественно за счет привлечения новых добавочных рабочих рук из деревни. Потребовались бы такие крупные расходы для обеспечения жилищной площадью и элементарными удобствами 12 млн. добавочного населения, что эта задача никоим образом в ближайшие 2 года не могла бы быть решена безболезненно. Она могла бы быть разрешена только за счет существенного сокращения роста промышленности, за счет отвлечения средств и материалов от строительства промышленности на строительство жилищное и коммунальное.

Отсюда возникает задача промышленности, строительства, учреждений, транспорта и т. д.— получить 4—5 млн. работников не путем увеличения городского населения на 12 млн. чел., а прежде всего путем отыскания их внутри самого городского населения. Коллективизация быта разрешает этот вопрос.

В городах у нас есть большой запас рабочей силы, взрослых людей — работоспособных, но неиспользованных в настоящее время для производства. Это прежде всего несколько миллионов женщин, жен рабочих, жен служащих, из которых меньше половины заняты работой. Последняя перепись показала, что из взрослого работоспособного женского населения в наших городах больше половины занято домашним хозяйством. Если бы мы могли освободить их от хозяйственных забот, перевести на производство, мы получили бы резерв в несколько миллионов человек, который дал бы нам возможность выйти из того положения, которое охарактеризовано выше. Но для того, чтобы втянуть женщину в производство, нужно освободить ее от основных забот по дому — приготовления пищи, ухода за детьми, стирки.

В связи с этим встает задача коллективизации быта р городах и поселках, как средства для освобождения миллионов рабочих рук, которые могут быть использованы в производственной и учрежденской работе.

Известны подсчеты, которые делались тов. Струмилиным и другими: замена индивидуальных кухонь коллективными освобождает не менее 2 млн. взрослых рабочих. Если перевести на коллективные начала стирку, то это освободило бы по крайней мере 1/2 млн. рабочих. Если организовать коллективный уход за детьми, это даст еще несколько миллионов свободных рабочих рук. Таким образом, проведение в жизнь коллективного обслуживания даже только трех основных бытовых потребностей дало бы возможность освободить несколько миллионов женщин от домашней работы и пополнить ими ряды рабочих.

Разумеется, это было бы связано с передвижкой также внутри производства и учреждений. Например, мужчин пришлось бы передвинуть, скажем, на строительство, заменяя их женщинами. Женщин пришлось бы передвинуть на некоторые мужские занятия, которые с успехом могут выполняться ими не только в учреждениях, но и в промышленности. Вообще большая задача, задача по планировке и упорядочению распределения рабочей силы только теперь по-настоящему встает во весь рост.

Вот почему задача коллективизации быта существенно изменяется теперь в самой своей основе.

Раньше она ставилась отвлеченно: произносили иногда речи о коллективизации быта, раз в год — 8 марта — проводили соответствующие митинги, открывали ясли и т. п. — и только. Кстати сказать, по Московской области на каждую тысячу работниц, занятых на фабриках и заводах, приходится всего 18 мест в яслях, а если взять специально текстильную промышленность, там на каждую тысячу работниц приходится только 12 мест в яслях. По этим фактам можно судить о жалком состоянии коллективного обслуживания быта еще и в настоящее время. Теперь мы пришли к такому положению вещей, когда коллективизация быта превращается в предпосылку нашего производственного развития. Индивидуальный, неорганизованный быт является тормозом, который, не будучи своевременно устраненным, может задержать дальнейший рост промышленности в нашей стране.

Следующая существенная причина, почему именно для ближайших лет коллективизация быта особенно выдвигается на первый план — это влияние на город и рабочий поселок процесса коллективизации хозяйства, происходящего в деревне. Деревня была основным источником пополнения городской рабочей силы. Из деревни шел и сезонный приток свободных рабочих рук, искавших в городе заработка. Коллективизация деревни должна в корне изменить это положение. Сейчас сплошная коллективизация сельского хозяйства охватила уже более половины СССР. Сплошная коллективизация сельского хозяйства означает значительное улучшение положения деревенской бедноты на месте, в самой деревне и уменьшает для нее необходимость итти на сторону, искать дополнительного заработка в городе. Кроме того, организация хозяйства в крупных колхозах требует большого количества рабочих рук в самой деревне. Поэтому на ближайшие годы предстоит считаться: 1) с уменьшением притока деревенской бедноты в город на поиски заработка; 2) с тем, что само сельское хозяйство потребует большого количества дополнительных рабочих рук.

Это влияние коллективизации сельского хозяйства на положение с рабочей силой в промышленности, в строительстве, на транспорте и т. д. также должно быть заблаговременно учтено. Необходимо ускорить меры по развитию коллективного обслуживания быта в городе, чтобы не попасть иначе через некоторое время в затруднительное положение.

Следующая существенная сторона вопроса заключается в том, что для обеспечения намеченного роста продукции промышленности необходимо поднятие культурности, технической подготовленности рабочего класса. Если взять пятилетку, то там предполагалось, что прирост производительности труда будет около 13—14% в год. А оказывается, что мы идем темпом более чем в два раза высоким. Так, на нынешний 1929/30 г. прирост производительности труда намечен в 25%; на будущий 1930/31 г., по последним контрольным цифрам ВСНХ, он должен достигнуть 28%, на следующий 1931/32 г. он будет не менее 30%. Для того, чтобы рабочий был в силах справиться с новой техникой, необходимо поднять на соответствующую высоту его культурно-технический уровень, поднять интенсивность его работы. Для этого необходимы две предпосылки: во-первых, лучшие физические условия для существования рабочего, во-вторых, возможность поднять уровень его культурно-технического развития. Так как фактический рост производительности труда должен быть гораздо выше, чем он был намечен пятилеткой, то и рост материального благосостояния рабочих и рост их культурно-технического развития тоже необходимо поднять на более высокий уровень, чем это было предусмотрено в пятилетке.

Улучшить положение рабочего класса сверх намеченного пятилеткой при тех средствах, которые у нас имеются, можно легче всего именно путем коллективизации быта. Потому что это есть тот способ, который позволяет при помощи тех же затрат достичь гораздо больших результатов, материально лучше и с большими удобствами обставить трудящихся. Этот способ вместе с тем предоставляет широким слоям рабочего класса гораздо больше времени и возможности для культурно-технического развития и образования. Это обстоятельство — необходимость большего повышения материального и культурного уровня рабочего класса сравнительно с наметками пятилетки при тех же, примерно, в основном средствах на эту цель — также требует форсирования вопроса о коллективизации быта.

поддержать Totalarch

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для предотвращения попыток автоматической регистрации